Академия Антимагии: 35-й учебный взвод / Академия Антимагии: 35-й учебный взвод 7. Ответный удар Багровой принцессы
Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 5. Багровое наследие

Транспортное устройство «Лагеря чистокровных» располагалось в туннеле, который проложили во время прошлой войны.

Поскольку припасы с другой стороны не поставляли уже давно, людей вокруг не было. Практически все солдаты отправились в последний бой на поверхность, чтобы отвоевать территорию ведьмам, так что вход охраняло лишь пятеро колдунов.

Невысокий солдат в шлеме зевнул и принялся крутить посох как ручку. Остальные оставались серьёзны.

Зевавший солдат закрыл рот точно в тот миг, когда заработало транспортное устройство.

В его центре возникла и ослепительно засияла магическая диаграмма.

Свечение образовало сферу, которая зависла немного выше устройства и постепенно увеличивалась в размерах.

Затем в центре сферы что-то появилось. Начиная со ступней по клеткам материализовывался человек, словно внутри света рождалась новая жизнь. Когда все клетки подобно мозаике встали на свои места, из сферы выпрыгнул юноша.

Он вонзил обнажённый меч в землю и приземлился.

Пот ручьем стекал по лицу, сердце бешено колотилось.

Юноша застонал, потом ошарашенно заозирался, остерегаясь незнакомого места. Убедившись, что врагов рядом нет, парень посмотрел на свою ладонь.

Конечности на месте. Сердце бьётся. Парень удостоверился, что жив, и поднял голову.

— Я вернулся.

Такеру Кусанаги вернулся из внутреннего мира, где в Академии Магии нашел способ спасти Кисеки.

Такеру вернулся, чтобы сделать то, что должен.

Он познал мир магии, который не мог даже представить, познакомился с множеством людей и вновь встретил своего мастера.

На другой стороне он мог жить в мире, забыть обо всём и жить обычной жизнью, но отказался от этой возможности, потому что во внешнем мире осталось много незавершённых дел.

Обещание, которое нужно выполнить. Человек, которого нужно спасти. И товарищи, вместе с которыми предстоит сражаться.

Такеру просто не мог бросить всё и забыться в спокойной жизни.

Такеру Кусанаги вернулся, чтобы спасти всё, что ему дорого.

Парень начал подниматься, опираясь на меч, как на трость.

— Я иду, Кисеки!

— А-а-а-а-а!

Но стоило ему слегка привстать, как сверху послышался вопль, и нечто вдавило его обратно в землю.

Такеру не успел даже пискнуть, как распластался на щебне.

— Ай! Кана-тян! Ты не говорила, что так будет! Почему нас швырнуло в воздух?!

— Кх, не ругайся! Координаты сбились, я не виновата!

Свалившиеся сверху Мари с Канарией принялись спорить, сидя на парне.

Первая попой сидела у него на затылке, вторая прижималась грудью к спине.

Но Такеру не было до этого дела. Потому что Мари впечатала его носом в крупный камень, а Канария заехала коленом промеж ног.

— Может, слезете уже? — выдавил парень, ощущая себя лягушкой, которую переехала машина.

Мари, когда до неё дошло, на чём она сидит, покраснела как рак и вскочила, прижимая юбку. Следом за неё неуклюже поднялась и Канария и начала приводить в порядок растрепавшиеся волосы.

Такеру удостоверился, что нос и промежность в порядке, и тоже поднялся.

— Извращенец! — воскликнула Мари.

— Я-то тут вообще причём… — пробурчал Такеру и огляделся. — На перемещение же ушло время, так?

— Для нас прошла секунда, а на самом деле — половина дня. Здесь подозрительно тихо… Неужели война уже закончилась? — озвучила свои подозрения Мари.

Канария взялась за рукоять меча.

— Мы в лагере врага. Не расслабляйтесь.

— Да здесь же тьма непроглядная. Вообще, на войне припасы же должны хорошо охранять, нет? Странно, что здесь никого нет, — огляделась в поисках врага Мари, приподняв пальцем край шляпки.

Только Такеру уже ощутил чьё-то присутствие.

— Нет, есть. Эй, вы пятеро, выходите. Я не стану вас убивать, если сдадитесь, — обнажив меч, приказал Такеру солдатам у входа.

Он ожидал сопротивления, но те неожиданно подняли руки и пошли вперёд.

Такое послушание сбило парня с толку.

— Ого, это что, форма Академии Магии? Хе-е, голубенькая.

Беззаботный голос главного привёл Такеру в ещё большее замешательство. Солдаты были облачены в алую военную форму «Лагеря чистокровных», однако скрывали лица за шлемами.

— Смотрю, вы сдаётесь. Но мне придётся вас связать. Простите уж.

— Не-ет. Так будет только хлопотнее, так что не надо. Для тебя хлопотнее, Кусанаги-кун.

Такеру удивился тому, что незнакомый солдат знает его имя, и присмотрелся к нему внимательнее.

Небольшой рост. Знакомый по-детски беззаботный голос. И выбивающиеся из-под шлема огненно-рыжие волосы.

— Давненько не виделись, Кусанаги-кун, Мари-тян. Я вас заждалась.

Это оказалась Нагарэ Хосидзиро, президент ученического совета Академии Антимагии.

— П-президент? Почему ты здесь… — поразился юноша.

Нагарэ скинула шлем и с распростёртыми объятиями понеслась к нему.

— С возвращением, дора-а-аго-ой! Поужинаешь? Примешь ванну? Или!.. Кьяха! ☆

Когда девушка с улыбкой собралась уже броситься ему на грудь, Такеру с каменным лицом схватил её за голову и поднял в воздух.

— Ты что творишь?

— Э, э, шею, шею свернёшь. Я до земли не достаю. Не достаю.

— Что ты здесь делаешь? — крайне спокойно спросил Такеру, выпуская Нагарэ. Он пока не мог сообразить, что вообще творится во внешнем мире.

— У-у, вредина. А я та-а-ак сильно тебя ждала, — насупилась девушка, потирая шею.

— Ждала?.. Это же территория чистокровок. И вообще, почему ты в их форме? — прямо спросил Такеру.

Не переметнулась же Нагарэ к чистокровкам. Хотя она пригласила его присоединиться к оппозиции, так что это невозможно.

Должно быть невозможно. По крайней мере, он так считал.

«Она же не могла, верно?»

— Ну-у, понимаешь, я решила сражаться с Инквизицией вместе с чистокровками, — смущённо улыбнулась Нагарэ.

Такеру молча приставил клинок к её шее.

— Да шучу я, шучу. Прости за несмешную шутку.

— Давай серьёзнее.

— Девушки не любят парней, которые не понимают шуток… Понимаешь ли, мне рассказали, что ты возвращаешься, вот я и влилась к чистокровкам, чтобы встретить тебя здесь.

— Как ты узнала?

Нагарэ выпятила плоскую грудь.

— Видишь ли, твой мастер Ороти-кун кое в чём нам помогает. Ну, полностью склонить его на нашу сторону не получилось, как мы ни старались, но о твоём возвращении он нам сообщил.

— Так вы знакомы?..

В таком случае он всё знал и позволил Такеру действовать по своему усмотрению.

И про обещание Нагарэ он тоже был в курсе и решил, что ей можно доверить своего ученика.

— Он вкратце рассказал, что случилось на той стороне.

— Вот как…

— Ага. Ты всё же вернулся… Вернулся, чтобы исполнить обещание, да? Спасибки, — открыто поблагодарила его Нагарэ и лучезарно улыбнулась.

Такеру хоть и считал эту девушку махинатором, но её улыбке всё же мысленно умилился.

Мари, видимо, что-то заподозрив, ткнула его локтем в бок и пристально посмотрела на Нагарэ.

— Я всё понимаю, но… проникнуть в ряды чистокровок — затея безумная и по идее невозможная. Ты явно не всё рассказала.

Нагарэ натянуто улыбнулась.

— По правде говоря, Инквизиция разыскивает меня. Они узнали, что это я тогда выпустила из камеры Кусанаги-куна и Оку-тян, а поскольку попадаться мне никак нельзя, я решила укрыться среди чистокровок, которые как раз воюют с ними.

— Ты так толком и не ответила…

Мари впилась изучающим взглядом в Нагарэ, но вскоре перевела его на четырёх людей позади неё.

Когда она собралась взглядом спросить у президента, кто это такие, солдаты сняли шлемы и показали свои лица.

— Мы — солдаты из восьмого отряда Западного крыла в европейском убежище, — с серьёзным видом заявил один из них — по всей видимости, командир.

Поскольку незнакомцы назвались чистокровками, Такеру с Канарией потянулись к мечам.

— А-а, стойте, стойте! Они на нашей стороне!

— С чего бы чистокровки стали сотрудничать?! На той стороне они на нас напали, знаешь ли! — крикнула Мари.

Нагарэ хлопнула в ладоши и попыталась успокоить насторожившихся Такеру, Мари и Канарию.

— Не все чистокровки придерживаются одного мнения. Мы уже давно поддерживали связь, и сейчас они под шумок решили перейти к нам.

Судя по всему, Нагарэ добилась сотрудничества и укрытия от Инквизиции.

— Трудновато было добиться того, чтобы нас поставили охранять транспортное устройство, — преувеличенно развела руками девушка.

Для Такеру с Мари это прозвучало не очень убедительно. Канария же вообще стояла с таким видом, будто прямо сейчас обнажит меч.

Командир, должно быть, догадался об их сомнениях и подошел к Такеру.

— Ваше недоверие естественно. В конце концов, до этой минуты мы были врагами.

— Угу. Трудно поверить, что вы поддерживаете оппозиционеров Инквизиции. Значит, мнение некоторых теперь склоняется к Восточному крылу? — задал уместный вопрос юноша.

Командир спокойно закрыл глаза.

— Не пойми неправильно. Мы не уходим из «Лагеря чистокровных». Мы не согласны с мнением Восточного крыла и считаем, что править внутренним миром, строить общество должны чистокровные колдуны.

— То есть вы такие же, как чистокровки внутри, ненавидите нас и полукровок…

— Мы их не ненавидим. Просто их история не столь совершенна, как наша. История накапливается и передается через кровь. То же самое и с магией. Превосходство чистокровных колдунов над полукровками очевидно. Прогресс должны двигать умелые люди.

Такеру не нравилось, что на них смотрят свысока, но гордыни в словах собеседника он не ощущал. Тот просто оглашал факты.

После этих слов на лицо командира легла тень.

— Но Западное крыло сбилось с пути. Мы не стремимся искоренить, вырезать, уничтожить полукровок и людей без магической силы. Это отвратительная и безнравственная цель. Нынешнее Западное крыло забыло, что наша обязанность как носителей чистой крови — направлять и защищать слабых. Это вторжение — обычная демонстрация силы… и его нужно остановить как можно скорее.

— Поэтому вы присоединились к оппозиционерам?

— Эту войну нужно останавливать снаружи, а не внутри. Вступив в союз с Хосидзиро-доно, мы поддерживаем только общие интересы, но мы клянёмся гордостью чистокровных колдунов, что не станем каким бы то ни было образом препятствовать вам, — заверил командир, глядя Такеру в глаза.

Такеру был не согласен с чуждым для него мнением, но и полностью отвергнуть его не мог. И пусть происхождение и история юноши ему были не известны, он чувствовал, что колдун похож на него. Лица солдат позади тоже говорили о крепко связывающем их убеждении.

Они все делали всё возможное, чтобы изменить текущее положение.

— Прекрасно, теперь мы заодно. Давайте пожмём в честь этого руки. — Нагарэ насильно сцепила их руки в рукопожатии и захихикала. Эта девушка поражала обширностью своих связей, пусть и разговаривала и вела себя беззаботно. — А теперь давайте на время отложим такие трудные разговоры. Самое главное сейчас — сорвать операцию. Нужно любой ценой помешать чистокровкам создать во внешнем мире территорию ведьм, иначе у Инквизиции появится повод бросить в бой все силы. Тогда громадные потери среди гражданских будут неизбежны. Обострение конфликта нужно предотвратить. Остановить вторжение мы не успели, но стоит не горевать, а подумать о будущем. И ещё кое-что, — добавила Нагарэ, — тебе, Кусанаги-кун, это сейчас важнее всего.

— М?

— Спокойно выслушай меня.

Дурное предчувствие заставило Такеру напрячься.

— Твои товарищи на этом поле боя. Все… Ока-тян в опасности. Когда я всё объясню, поторопись им на помощь.

Всё оказалось куда хуже, чем предполагал Такеру.

***

Следов трагедии, что открылись их взору, оказалось более чем достаточно, чтобы лишить Оку и остальных надежды.

По возвращении в лагерь их ждало громадное потрясение.

Лагерь оказался разрушен вражеским набегом.

Отовсюду поднимались столбы дыма, в воздухе стоял отчётливый запах палёной плоти.

На сваленных в кучу палатках и оружии возвышалась пылающая гора трупов, из которой бежала кипящая кровь, окрашивая землю в чёрный цвет.

При виде тел товарищей, горящих зловещим ультрамариновым пламенем, у двух спригганов подкосились колени.

— Сугинами-и-и! — бросилась к палатке 35-го взвода Усаги.

Ока сумела лишь проводить её ошеломлённым взглядом.

— Тц… Они бросили сюда всех эйнхериев… Нерон, можешь определить атрибут пламени? — спросил Кёя, обводя лагерь раздражённым взглядом.

«И так ясно. Только у магической силы «Дракона» такой разрушительный эффект».

— Снова механические драконы? Чёрт, — выругался Кёя и искоса взглянул на Оку.

Бледная как мел девушка стояла на месте, свесив голову.

— Всё из-за меня…

Ей оставалось только винить себя.

Когда связь с Икаругой прервалась, ей стоило догадаться о чрезвычайной ситуации и вернуться. Если бы она прервала операцию, подобного можно было бы избежать…

Жажда мести помутила её разум, что привело к наихудшему результату.

Она заявляла, что товарищи превыше всего, а сама…

Этот кошмар — её вина.

— Не виновата ты. Нечего себя бессмысленной ответственностью грузить. Ты же сама видела, они пытались отравить нас вместе со своими же. Они выставили их как приманку, а сами атаковали лагерь.

«Точно, точно. Ты теперь такая же дура, как и мой хозяин, раз попалась в их ловушку, вот и всё. Выгоду получают только выжившие».

— Захлопнись.

Ока не отреагировала даже на утешающие слова Кёи.

— Если бы я только вернулась…

— Они сюда и целились, судя по разрухе. Крайне сомневаюсь, что мы с тобой отразили бы атаку, — приглушённо произнес парень.

Однако винить себя Ока не перестала.

— Какая угрюмая… Раз они убили наших, надо просто пойти и перебить их. Что я и собираюсь сделать.

«Точно, точно. Отправляемся мстить, хозяин?! Отомстим же за друзей! Понаделаем во враге дырок!» — воскликнула Нерон.

Кёя же неотрывно смотрел на Оку и не обратил на неё внимания.

«Хозяин, ты сейчас себя с ней сравниваешь? Нет-нет-нет, не надо! Нерон это не нужно!»

— Заткнись… Бесишь.

Кёя не мог подобрать слов для Оки. Он действительно сравнивал её и с прежним собой.

Какое-то время спустя девушка неровной походкой направилась к палатке 35-го взвода.

***

Палатка взвода мелких сошек оказалась пустынна, как и все остальные.

Выброшенные наружу вещи теперь горели вместе с самим тентом.

Икаруги нигде не было.

Усаги подавила подступающие к горлу слёзы и принялась искать подругу.

— Сугинами! Если ты жива, отзовись! — закричала девушка, даже не подумав о том, что враг ещё может быть рядом.

Ответа не последовало. Вокруг звучал лишь треск искр от горящих трупов и остовов.

— У-у…

Усаги смахнула слёзы и, пачкаясь в саже, полезла в остатки палатки.

Но нашла там только обгоревший труп да расплавленные жаром пистолеты.

— У-у-а-а…

Поток слёз уже было не остановить. Усаги уже хотела рухнуть на колени и зарыдать в голос, как вдруг… услышала что-то вроде звоночка. Сначала она решила, что ей послышалось, но затем из остатков палатки отчётливо прозвенел ещё один звонок.

— Хм?

Усаги взялась за уцелевшую деревяшку и принялась разгребать пепел.

И тут же нашла источник звуков. Это оказался большой прямоугольный ящик с покрытием из антимагического материала. Икаруга привезла его для хранения оружия. Усаги знала, что внутри — новейшее оружие, над которым та работала каждый вечер.

Девушка округлила глаз и поспешно попыталась открыть ящик.

— Ай!

Тот оказался невероятно горячим.

Усаги со слезами на глазах отдёрнула руку.

А затем…

«Распознано ДНК Усаги Сайондзи. Hello, my master», — раздался из ящика механический голос, после чего тот открылся.

Изнутри тут же выдвинулась снайперская винтовка весьма футуристического вида, совершенно не похожая на полуавтоматические и крупнокалиберные винтовки, из которых приходилось стрелять Усаги. Она отдалённо напоминала рельсотроны, которыми вооружены эйнхерии.

Помимо неё на подставке лежали магазины с патронами, три пули с переливающимися цветами радуги головками и ещё одна такого же вида, только сияющая ослепительно серым.

Усаги в молчании провела рукой по пулям, затем взяла винтовку.

В то же мгновение сквозь неё как будто пробежал электрический заряд.

«… , …ги, Усаги, слышишь меня?»

Когда легкая боль утихла, в голове Усаги зазвучал голос Икаруги.

Глаза девушки распахнулись от удивления.

— Сугинами?! Ты цела?!

«Прекрасно… Ты нашла её. Как и ожидалось от моей милой Усаги-тян».

— Г-где ты сейчас? Хватит прятаться, покажись.

Усаги обрадовалась, что Икаруга жива, и вернулась к своему обычному тону.

«А вот это не так просто… Мой голос ты слышишь благодаря винтовке, через которую я посылаю электрические сигналы прямо тебе в мозг. В этой винтовке содержатся частицы наномашины. Ну, можешь считать её частью меня».

Усаги взглянула на винтовку в руках.

— Т-ты же сама не умерла, да?! — невольно вырвалось у неё.

«С чего ты взяла? Жива я, не волнуйся. Просто в плену вместе со спригганами».

— Где?!

«В подвале Пятой лаборатории, скорее всего. Стены знакомые. Как иронично… снова оказалась тут в плену», — приглушённо произнесла Икаруга.

Пятая лаборатория. Именно там несколько месяцев назад 35-му учебному взводу пришлось сражаться, чтобы помешать проведению эксперимента по возрождению эльфов.

— Мы сейчас же выдвинемся на помощь!

«Конечно, только давай сначала расскажу всё подробно. Противник собирается перебить как можно больше инквизиторов в округе и создать барьер. Его невозможно будет пробить снаружи, он исчезнет только если уничтожить устройство внутри. Если его не уничтожить до запуска, подкрепления можно не ждать».

— Поняла. Передам Отори, — воодушевлённо воскликнула Усаги.

«Скажи ей… что мне жаль, что не смогла сразиться вместе с ней», — легонько вздохнула Икаруга.

— Э? Ты же поддерживаешь нас в роли связиста, разве нет?

«Стыдно признаваться, так что я тебе не скажу».

Неожиданно было услышать от Икаруги слово «стыдно», однако Усаги больше расстроилась от того, что ей ничего не рассказали.

«Поторопись. Похоже, использовать нас не собираются, так что после допроса сразу убивают. Только что слышала вопль сприггана».

Хоть положение и было критичным, Усаги уже увидела слабый лучик надежды и перестала плакать.

Усаги Сайондзи будет сильной, пока есть надежда. Какой бы слабой та ни была.

— Не волнуйся! Мы обязательно спасём вас!

«Давай научу пользоваться винтовкой. Если вдруг перестанешь меня слышать, можешь считать, что меня либо убили, либо превратили в их игрушку», — мрачно пошутила Икаруга.

— Не говори так! — сердито прикрикнула на неё Усаги.

После этого подруга научила её пользоваться оружием.

Возможности винтовки оказались куда обширнее, чем Усаги могла себе представить.

***

По пути к своей палатке Ока обо что-то запнулась и упала. Девушка приподнялась, взглянула себе под ноги и увидела обгоревший труп сприггана. Подняв испачканное грязью лицо, она осознала, что в горячем воздухе стоит плотный смрад горящей плоти.

Вокруг царила смерть. У девушки сдавило горло от ощущения ада наяву.

— Простите… — дрожащим шепотом извинилась Ока, сжимаясь в комок. — Простите… меня…

Она и не представляла, что осознание вины за чью-то гибель настолько мучительно.

Девушка проклинала себя за то, что предпочла мщение, хоть и понимала, что поступает неправильно, поэтому продолжала искренне извиняться перед погибшими. Только это ей теперь и оставалось.

Иначе бы она не выдержала.

— Перед кем ты извиняешься? — вдруг спросил её кто-то.

Ока приподняла голову. На неё с рассерженным видом смотрела Усаги.

Девушка не выдержала взгляда подруги и отвернулась.

— Ты не виновата. Мы просто делали то, что должны были. К тому же мы просто не успели бы вернуться в лагерь, даже если раскусили бы ловушку.

— Но я ведь… поддалась собственному эгоизму. Пока ты страдала… пока гибли наши товарищи, я… я позабыла обо всём, кроме мести...

— И пусть.

— Нет… Я предала всё, в чем вас уверяла. Я направила свою силу на месть… хотя должна была защищать товарищей! — продолжала винить себя Ока.

Взгляд Усаги похолодел.

Видимо, она разозлилась на Оку за то, что та взвалила всю вину на себя.

— Хорошо. Допустим, всё случившееся — твоя вина. Ты собираешься сидеть здесь и ныть, что виновата? Больше ты ни на что не способна? — спросила Усаги.

Ответить сразу же Ока не смогла.

Она пыталась себя подбодрить, но тело не слушалось.

Потому что она ненавидела себя.

— Ока Отори! — Усаги вдруг схватила девушку за ворот и притянула к себе. В глазах её стояли слёзы, однако во взгляде читалась уверенность. — В бою ты сильна, но неужели твоя решимость слабее моей? Это же не так, да? Ты куда сильнее меня! Сколь бы сильное отчаяние тебя ни одолевало, ты стиснешь зубы и будешь бороться!

— Сайондзи…

— Ты не привыкла ошибаться и сожалеть. Что с того, что ты один раз ошиблась? Что с того, что ты пожалела о содеянном? Ты должна вставать, снова и снова!

Усаги сама много раз ошибалась, поэтому знала, о чём говорит.

Она знала, что была обузой для взвода. Это сейчас она нормально исполняет свою роль в команде, раньше же иногда по ошибке даже попадала по своим. Даже сейчас она не могла похвалиться своими успехами. Когда они только оказались на этом поле боя, она, став свидетелем гибели товарищей, не могла унять дрожь.

И всё же она поднялась. Не осталась стоять на коленях.

И теперь с суровым видом отчитывала Оку.

— Я понимаю твои чувства. Одна я бы ни за что снова не поднялась. Без Кусанаги, Сугинами, Никайдо и тебя я… так бы и осталась стоять на коленях. Благодаря всем вам я и стою сейчас здесь, — осыпала Оку благодарностями Усаги. Затем выпустила её ворот и мягко коснулась щёк. — Отори… прошу, хватит стоять на коленях. Кусанаги, Сугинами и Никайдо здесь нет… но есть я. Я, может, и не самый надёжный человек, но даже мне не хочется всё время прятаться за другими. — Девушка мягко подтолкнула подругу в спину. — Сугинами ещё жива. Вместе со спригганами попала в плен к врагу. Нужно торопиться ей на помощь. Тебе решать, как будем действовать.

— …

— Ты забыла? Сейчас ты — наш командир!

Эти слова глухим стуком отдались в груди Оки.

Их оказалось достаточно, чтобы она опомнилась.

Перед глазами девушки встало лицо Такеру. Она вспомнила, что поклялась защищать взвод до его возвращения.

Имеет ли она, предав, право защищать кого-то? Нет, она должна защищать именно потому, что предала.

Сугинами жива. Инквизиторы тоже.

Нужно спасти их. И не важно, насколько это будет трудно, и сколько ошибок она допустит.

Нужно встать. Нужно решать. Нужно действовать.

Для того командир и нужен.

Нужно смыть позор. Сейчас самое время.

— Она права… Отори-кун, — неожиданно раздалось со стороны обломков.

Ока с Усаги повернулись и увидели командира роты с тяжелой раной в живот.

Девушки тут же кинулись к нему и, поддерживая, уложили на обломок.

— Командир!

— Не вини себя… Это я виноват, что не усомнился в приказе сверху.

— Не говорите… Я сейчас остановлю кровь!..

Ока зажала рану одной рукой, а другой потянулась к аптечке, но командир остановил её и покачал головой.

— Мне уже не помочь. Оставь это для выживших. Мне нужно… кое-что рассказать тебе, — подхлёстывая дрожащее тело, командир положил руку на плечо Оки. И посмотрел на неё, как на собственную дочь. — Раньше я служил с твоим отцом… с Кадзумой Минэсиро. Я участвовал в операции по уничтожению «Клетки».

Отец. Кадзума Минэсиро. Командир говорил о том же, о чём говорила Хохотунья.

— Влад… Багровый блик правда мой отец? Хохотунья говорила правду? — спросила Ока, слегка опустив голову.

«Засекреченная информация. Не могу ответить».

Ока не понимала, почему информация о Багровом блике засекречена, но одно знала точно: Согэцу Отори пытается что-то скрыть.

— Инквизиция действительно… пытается скрыть данные о нём. Вероятно он… узнал то, что не должен был. Не верь Инквизиции. Согэцу Отори… всех вас… — произнес командир сквозь болезненные вдохи.

Ока вспомнила доброе лицо своего отца. Он хоть и не умел общаться с людьми, не производил впечатление человека, который прошёл через множество сражений. Она не могла представить своего отца инквизитором.

— Времени… мало… Хочу у тебя.. кое-что попросить… Спаси моих подчинённых, которые из-за меня попали в плен…

Командир собрал последние силы и сжал руку Оки, передавая своё желание.

Ока сжала его руку в ответ и подняла голову.

— Мы соберём снаряжение, свяжемся с другими линиями обороны и вторгнемся в лагерь врага. Мы обязательно спасём наших товарищей.

— Прости… Просить тебя сражаться — значит, предавать Минэсиро-сана. Прости меня за трусость… — тихо извинился командир.

Сила покинула его руку, и та упала на землю.

— Сила… твоего Пожирателя реликтов… Влада… ещё не проявилась полностью… — поведал мужчина, глаза которого уже начали тускнеть. — Используй… нашу кровь… Не дай… чувствам погибших товарищей… пропасть зря.

После этих слов мужчина испустил дух.

Ока несколько секунд неотрывно смотрела на него, затем поднялась и отсалютовала. После чего опустила руку и посмотрела на небо.

— Влад, мой отец… Кадзума Минэсиро был сильным?

«Я не знаю твоего отца. Однако Багровый блик был совсем не таким, каким ты его представляешь».

— …

«Он был очень слабым. Переживал о мелочах, сожалел о содеянном, часто без сил падал на землю. Снова и снова твердил, что больше не хочет этим заниматься».

— Вот как…

Ока не могла представить своего отца с багровыми пистолетами.

Они совсем не сочетались с её добрым отцом.

«Однако, Ока. Благородство — это не то слово, которым описывают силу. Благородство — это то, что превращает слабость в силу. — Влад серьёзно и веско описал Багрового блика. — Потому — я не знаю, насколько он был благороден».

После этих слов перед глазами Оки всего на мгновение всплыла фигура отца, спиной к ней и с двумя пистолетами в руках.

Оке уже приходилось видеть такую спину. Спину человека, над которым смеялись за старомодность, единственным достоинством которого был его меч, но которой отчаянно сражался за товарищей, за младшую сестру и за себя.

Широкую спину человека, который поднимался, сколько бы раз его ни сбивали с ног, и снова вёл товарищей в бой.

Ока отпечатала в своём сердце фигуры двух людей, которые спасли её.

— Влад… Твоя сила возрастёт, если ты выпьешь кровь?

«С кровью контрактора — ограниченно, однако с кровью извне можно высвободить изначальную силу», — поведал самое нужное Влад и замолчал.

Ока закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Прежде она считала, что похищать кровь других людей ради силы — это злой, грешный поступок.

Однако Влад сказал, что ищет благородной крови.

Все здесь сражались до самого конца и умерли благородной смертью.

Позволить пропасть их благородной крови даром… не грех ли это?

— Как будто я позволю.

Ока открыла глаза и вытянула вперед руку.

— Влад.

«…»

— Выпей всё. Ни единой капли не оставь.

Ока решила наследовать сожаление и предсмертные желания всех, кто спал в этой земле.

«Выполняю».

Когда Влад приступил к выполнению приказа, под ногами Оки возникла гигантская магическая диаграмма и в мгновение ока расширилась до размеров лагеря.

А затем вся текущая в этом месте кровь впиталась в диаграмму и потекла к Оке.

Кровь товарищей спиралью кружилась вокруг девушки.

«Кровь — это доказательство жизни человека… Сама его история. И ты унаследуешь её всю».

— Как унаследовала тебя, оружие моего отца?

«Именно. Но помни — благородная кровь тяжела», — предупредил Влад.

Мгновением позже на Оку накатила волна жуткой боли. Это кровь других людей начала вливаться в её тело. Девушка скорчилась от боли и от того, что её тело перестраивалось в нечто иное.

Через чужую кровь Ока вбирала воспоминания всех погибших.

— Да, они определённо… тяжелы!.. — Ока скривилась от боли и стиснула зубы. — Но я взвалю это на себя! Если сдамся сейчас, всё будет впустую!

«Верно. Пока ты держишься, они будут рядом. Теперь вперед, уничтожь врагов силой благородной крови!»

Огромная масса крови слилась с Окой и покрыла её подобно броне.

Когда боль достигла пика, и девушка обрела силу…

В её голову хлынули воспоминания погибших людей.

У всех были дорогие их сердцу люди.

Семьи. Любимые. Друзья. Товарищи, которым они могли довериться.

В Оку текли их счастливые времена и чувства.

Когда воспоминания подобно вспышке пронеслись у неё перед глазами, Влад завершил усиление.

Кровь товарищей влилась в девушку и стала её силой.

Ока ощутила во рту что-то постороннее, проверила языком и поняла, что часть зубов заострилась.

Её зрение обострилось, теперь она с первого взгляда видела кровеносный ток и биение сердца других людей.

Одета она была в тонкую, совершенно не похожую на её облик охотника на ведьм броню не из металла или плоти. Плащ за спиной полностью превратился в крылья.

Выглядела Ока теперь как демон, однако вместо нечестивости от неё исходило несравненное благородство.

Багровые крылья из крови сияли в ночи благородным светом.

Это было одно из уникальных заклинаний Влада, «Дракула».

Еретическое заклинание, которое превращало кровь других людей в магическую силу, меняло тело контрактора и наделяло того невероятной силой. Оно в самом буквальном смысле превращало контрактора в вампира.

«Сейчас ты обладаешь силой, равной истинному предку вампиров. О заклинаниях можешь больше не волноваться, тело твоё тоже больше не человеческое. Сила благородной крови… распоряжайся ей на своё усмотрение».

Ока хоть и превратилась в еретическое существо, отвращения не испытывала.

Наоборот, ощущения были весьма приятные. Эта сила — сила всех, кто погиб здесь.

Ока скрестила руки перед грудью.

— Одолеем врага, Сайондзи! Спасем товарищей!

— Есть! — тут же ответила Усаги.

Ока резко развела руки.

Из отсеков под колья и крыльев брызнул кроваво-красная магическая сила.

Рыжие волосы девушки всколыхнулись под напор и величаво засияли в свете магической силы.

В тот миг Ока действительно выглядела подобающе прозвищу Багровой принцессы.

— Мы с Киригаей будем впереди! Вы езжайте за нами!

— Есть!

Ока расправила багровые крылья и полетела вдоль дороги к Пятой лаборатории.

Во время полета девушка внимательно следила за бегущим рядом Кёей и мчащимся позади джипом.

После превращения в вампира Ока по рации связалась с Хаято Курогане и доложила, что несколько отрядов продолжают сражаться, а выжившие из разбитых групп объединились вместе.

Объединить силы им бы не дали, да и времени на это не было, так что все выдвинулись к лаборатории со своих мест.

— Ока Отори, — связался с ней Хаято.

Девушка сосредоточилась на разговоре.

— У противника эйнхерии и механические драконы. Избегайте столкновения с ними. Только время потратите.

— Есть.

— Вы ближе всех к лаборатории. Противник пока не догадался, что мы собираемся уничтожить устройство возведения барьера, так что особого сопротивления вы не встретите. Когда прибудете на место, обеспечьте проход для союзников и дожидайтесь меня.

— Прошу прощения, командир Курогане, но времени мало. Нельзя ли нам ворваться внутрь первыми? — предложила Ока.

Хаято замолчал.

Девушка отчего-то напряглась, когда предлагала свой план. Должно быть, вспомнила времена своей службы в «Экс».

— Считаешь, справитесь? — резко спросил Хаято.

Нужно прорваться сквозь оборону врага, уничтожить устройство возведения барьера и спасти пленных.

— Справимся. Сейчас — справимся, — уверенно ответила Ока.

— Ясно. Тогда я разберусь с противниками здесь и направлюсь к вам. Вы идите вперёд. — Эмоций Хаято было не разобрать, но на предложения подчинённых он соглашался крайне редко. — Ока Отори.

— Да?

— Не умри, — коротко выказал он свою заботу.

Мотивация Оки достигла своего пика. Хаято Курогане уже давно служил командиром «Экс». Он производил впечатление строгого и расчетливого начальника, однако на самом деле больше прочих беспокоился о своих подчинённых.

Его не назовёшь холодным или дружелюбным человеком, однако своим подчинённым он не врёт, и ко всем относится одинаково.

Поэтому его слова всегда мотивируют остальных.

— Есть! — решительно ответила Ока и прервала соединение.

Заложив крутой вираж, она разведала дорогу впереди.

— Стоп!

По её команде Кёя и джип остановились.

На пассажирском сиденье джипа показалась Усаги с биноклем.

— Десять солдат, пять эйнхериев и… одна механическая виверна. Плохи дела.

— Не хочу ввязываться в бессмысленный бой. Давайте обойдём их, — предложила Ока.

— Пойдём в обход — потеряем десять минут… Я отвлеку их. Идите без меня, — неожиданно вышел вперёд Кёя.

Усаги ошарашенно уставилась на него.

Ока на мгновение растерялась. Оставлять Кёю здесь было не лучшей идей.

— Я тебе всё равно не подчинюсь. Они моя добыча. — Парень закинул Нерон на плечо и впился взглядом во врага. — Видно же… это они напали на наш лагерь. А теперь спокойненько возвращаются к себе.

— …

— Я-то контроль над собой не потеряю и раздавлю их. В отместку за наших.

В его взгляде почти не осталось здравомыслия.

У Оки защемило сердце от того, что она как будто смотрела на прежнюю себя.

— Двигайте. Времени нет, — поторопил их Кёя и двинулся вперёд.

— Киригая, помнишь моё предложение? — спросила ему в спину Ока.

— …

— Я не врала. Если захочешь, мы приложим все силы, чтобы помочь Ёсимидзу. Ты не спасёшь её, если останешься на стороне директора… Он никогда ничего не делает, чтобы помочь кому-то.

Кёя на мгновение остановился и глубоко вздохнул.

— И так знаю. Но иначе Акире не выжить. Мне остаётся только сражаться… Даже если придётся стать его пешкой, — непреклонно ответил он.

— Вечно у него на побегушках будешь?! Нет иного выхода?! А ты искал?! — нетерпеливо выпалила Ока.

— …

— Пошли с нами! Для тебя ещё не всё кончено!

Кёя сухо улыбнулся через плечо.

— То есть предлагаешь мне сражаться с Кусанаги плечом к плечу? Не по мне это, он тоже откажется. И, кстати, я ни капли не жалею, что пытался убить его сестру. Не убивать этого монстра тогда было бы наихудшим решением… А для неё смерть — это вообще счастье. — Кёя самоуничижительно фыркнул и помотал головой. — Хотя это всё оправдания. Врать не стану. Я просто пытался убить её из-за своей жажды мести ко всякой ереси… — Кёя закончил свой монолог и тяжёлой походкой направился к противнику. — Иди. Если не хочешь терять товарищей, как я, то лучше быстрее спаси их.

Ока не считала, что Кёей движет только жажда мести.

Но времени спорить нет. Это кратчайший путь к лаборатории. Нет причин отказываться от предложения Кёи.

Ока подала сигнал Усаги, взмахнула крыльями и пронеслась мимо Кёи на большой скорости.

— Я отвлеку противника! Вы прорывайтесь после выстрела Киригаи!

Девушка подлетела к противнику, едва не задевая землю, и взмыла в небо, когда эйнхерии повернулись к ней.

Джип рванул с места. В тот же миг…

— Тройной ствол, мощный выстрел!

Кёя превратил дробовик в трехствольную пушку и начал как из пулемёта поливать врага сверхплотными магическими пулями.

Ока с остальными прорвались через вражеский строй и по кратчайшему маршруту устремились к лаборатории.

***

Кёя вернул дуло оружия в изначальную форму, закрыл глаза и выдохнул.

Пролетая мимо, Ока кое-что прошептала ему.

«Не сдавайся».

— …

Парень устало посмотрел на звёздное небо, которое уже начало светлеть у горизонта.

Может быть…

«Может быть, и такое будущее существовало», — подумал он.

Будущее, в котором он не принял «помощь» Согэцу и вместе с Такеру Кусанаги и Окой Отори искал способ спасти Акиру Ёсимидзу. Не ступил на путь зла и сражался достойно, чтобы помочь ей.

Но он уже принял помощь. Заключив контракт с Нерон ради поддержания жизни Акиры, взамен он получил лишь жизнь, полную нескончаемого мщения. Как только его жажда мести угаснет, жизнь Акиры, скорее всего, тут же оборвётся.

А если он предаст Согэцу, контракт с Нерон будет разорван.

Сделав выбор, назад уже не повернуть.

Ему остаётся лишь избавиться от всего остального и посвятить себя мести.

На мгновение…

Всего на мгновение от мысли о потерянном будущем у Кёи защемило в груди.

— Ита-а-ак!

Дым от обстрела рассеялся, и юноша сосчитал оставшихся в живых противников.

Три эйнхерия. Пять солдат. Один механический дракон.

— Круто. Прекрасный набор нам достался. Да, дробовик ты дерьмовый?!

«Ага, ага. Только выживешь ли без лечения, хозяин? Не будешь плакаться мне, если попадёшь под драконье дыхание?»

— Закройся. Не попадаться под него и всё. Дел-то.

Кёя изогнул уголки губ и, скапливая магическую силу в дуле пушки, которая слилась с рукой, бросился на противника.

Увернулся от яростного обстрела и прыгнул в горло механического дракона, как волк на свою жертву.

— Сгиньте, еретики!

После выстрела тёмно-зелёная магическая сила поглотила всё вокруг.

Мститель не остановится. Он будет идти своим путём.

Даже если впереди его ждёт лишь отчаяние.

Ока и остальные мчались к Пятой лаборатории.

Вдалеке гремели взрывы и выстрелы. Благодаря Хаято и Кёе противников им по дороге не попадалось.

И они этим пользовались.

— Вижу лабораторию!

Ока посмотрела туда, куда указывала Усаги, и увидела центральную башню, уничтоженную во время эксперимента.

— Сугинами в порядке?

— Да… Но ведьма выбивает информацию из пленников. Если настанет очередь Сугинами, наш план раскроют.

Ведьма… Это определённо Хохотунья.

С её магией очень легко добывать информацию.

— Быстрее!

Ока влила магическую силу в крылья и ускорилась. Спригган за рулём джипа тоже добавил газу.

Число противников неизвестно, остаётся только прорываться. Они промчались по извилистому переулку индустриального района и выскочили на главную дорогу. Вскоре показался и вход в лабораторию. Внешняя стена с их прошлого визита так и осталась частично разрушенной. Инквизиция опечатывала лабораторию до окончания расследования, но противник захватил её во время вторжения.

Разрушенные рабочие здания выглядели ещё унылее, чем в Сером городе.

А в центре руин сидел гигантский дракон.

— Дракон!.. Огромный!

Гигантская, метров тридцать длиной туша казалась огромной даже с того места, где находилась Ока.

Вблизи чудище напоминало небольшой холм.

Его змееподобное тело по толщине могло посоперничать с китом.

«Вирм? Крыльев нет, но противник всё равно неприятный. Кроме дыхания ещё и магией владеют».

До нынешних дней сохранились записи о драконах, которые понимали человеческую речь и владели магией. Они атаковали дыханием и поддерживали себя магией. К тому же даже с помощью новейшего оружия пробить драконью чешую было крайне трудно.

Однако сейчас перед ними механизм. Чешуи у него нет.

«Хо, атакуем?»

— Естественно. Он нам не противник, если защищается только магией.

Драконы владеют лишь одним защитным заклинанием: «Древняя сфера».

Применять его могут только носители атрибута магической силы «Дракон» — иначе говоря, ведьмам оно не доступно. Драконье заклинание, которое создаёт из магической силы широкую защитную сферу, по прочности сравнимую с чешуей дракона.

Однако обычным заклинанием оно от этого быть не перестаёт.

Если известна магическая формула, Влад пронзит даже самую прочную защиту.

— Некогда останавливаться! Пронзаем!

«Принято!»

Ока призвала на правой руке отсек под кол и создала за спиной огромную магическую диаграмму, после чего по тому же шаблону насоздавала вокруг неё множество диаграмм поменьше.

Все это время она неслась вперед, не снижая скорости.

Дракон вскинул голову, разинул пасть и дыхнул в неё магической силой.

В свете алой вспышке Ока подлетела к нему и…

— «Владислав Дракула»!

Взмахнула рукой, запуская все диаграммы.

Те ярко засияли, и пространство над и под механическим драконом исказилось.

Острейшие колья, что посыпались с неба и выдвинулись из земли, с легкостью пронзили защитное заклинание и пригвоздили огромного дракона к месту, после чего в него устремились колья из бесчисленных маленьких диаграмм.

Шансов увернуться — особенно с таким огромным телом — у дракона просто не было.

Ока хотела подлететь к его животу, но дракон, не отменяя защитную сферу, снова дыхнул в неё магической силой.

— Ха-а-а-а-а-а!

Девушка выстрелила багровый кол прямо в эту струю.

Магическая сила дракона столкнулась с магической силой Влада и… тут же проиграла. Кол без всяких проблем пролетел сквозь волну чужеродной силы и вонзился дракону в пасть.

«Отведай мой укус!» — взревел Влад одновременно с тем, как Ока влетела в пасть дракона, чтобы через мгновение вылететь наружу, пронзив голову монстра.

Прогремел оглушительный взрыв, и дракон замер на месте. Взмахом крыльев сбив приставшую к телу чужую магическую силу, Ока медленно опустилась на землю.

Дракон беззвучно пошатнулся, поднял голову к небу и с грохотом завалился на бок.

С чудищем она покончила, но расслабляться пока было рано. У ворот резко дал по тормозам джип, из которого торопливо выскочили два сприггана и Усаги.

— Мы будем обороняться! Отори, спаси пленных и уничтожь устройство! — возложила на неё свои надежды Усаги, готовя своё новое оружие. — Со мной всё будет в порядке, с винтовкой Сугинами продержусь даже против толпы врагов! — заявила девушка и отвернулась.

— Если что-нибудь случится, сразу свяжись со мной, — кивнула Ока.

— Обязательно. Удачи тебе.

— А вы прикройте Сайондзи! — крикнула рыжеволосая девушка спригганам.

Те приложили к груди кулаки.

— Положись на нас. Вы нас спасли… и мы отплатим тем же.

— Я и не мечтал, что придется защищать такую милашку. Спаси наших друзей!

Ока кивнула в ответ на их поддержку и посмотрела на дверь в лабораторию.

Цель — уничтожить генератор барьера и спасти пленных. Не убить врага.

«В этот раз я… не ошибусь!»

Девушка была благодарна товарищам, что прикрывают её спину, и радовалась, что ей есть кого защищать.

Она больше не демон, движимый одной лишь местью.

Насколько бы не был ненавистен ей враг, со своего пути она не свернет.

Подбодрив себя, Ока бросилась на собственное поле боя.

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление