1. Ранобэ
  2. Изгнанная злодейка – под наблюдением!
  3. Том 1

Глава 33: Шин Пурплетон – вне наблюдения.

3

— В-вы должно быть шутите, Леди. Я бы никогда не посмел предать...

Охваченный чувством вины, я понизил голос, чтобы Хлоя не смогла прочитать мои чувства, но она не ответила мне, а просто указала на брошь на моей груди. Хоть она в данный момент и не использовалась, я всё ещё носил её с собой, как и всегда.

— Эта брошь может записывать как звук, так и изображение, верно? Мисс Момо носила такую же... я не верю, но она приказала тебе соблазнить меня?

— Это не она!

Я всё ещё был взволнован тем, что она знала о функциях броши, но не смог сохранить самообладание, услышав имя Мисс Момо. Сорвав с себя брошь, мои руки импульсивно направились к шее Хлои.

— Мисс Момо никогда бы не прибегла к таким трусливым средствам! Не сравнивай её с такими грязными дворянами, как ты!!!

— Хн-нг.

Увидев, как Хлоя побледнела и пыталась пошевелиться, я быстро разжал руки и отпрыгнул назад. Отпустив её, она начала сильно кашлять. Мне нужно было умело обмануть её сомнения, но в итоге я проиграл своей ярости и подтвердил их. Теперь никакие слова уже не убедят её.

— *Кха* Я так и знала, ты ведь тоже любишь Мисс Момо... Тогда тем более не стоит спать с женщиной, которую ты даже не любишь. Так ты навредишь больше себе, чем мне.

— Слишком поздно для этого, моё сердце и так уже давно грязное.

Теперь, когда я показал ей свою истинную сущность, нет необходимости поддерживать вежливый тон в разговоре с ней. Как и сказал Дарк, я уже распродал свою гордость и достоинство до того, как Хлоя подобрала меня.

— Я так не думаю. Если твоё сердце испорчено, как ты утверждаешь, то ты никак не мог влюбиться в кого-то.

— Ха-ха-ха, это мне говорит та, кто была одержима Его Высочеством Леддорио.

— Да, ты прав. Но, возможно, мои чувства к Его Высочеству были просто восхищением.

Я высмеял её, подразумевая, что её сердце столь же грязное, ожидая, что она рассердится, но она просто признала это. И всё же, почему эта женщина не убегает от мужчины, который не только толкнул её, но и чуть не задушил до смерти?

— Неужели ты совсем не боишься... Я не только предал тебя и пытался запятнать твою честь, но и чуть ли не задушил.

— Разве Мисс Момо не говорила тебе раньше? Ты добрый человек, Шин.

— Как ты?!.. Там никого не должно было быть рядом, кроме нас двоих!!!

Именно эти слова спасли меня, именно эти слова заставили влюбиться в Мисс Момо. Я сначала подумал, что Хлоя спрятала тогда во мне что-то с функциями, схожими с брошью, но магические предметы такого уровня не так-то просто подготовить. Заметив моё удивление, Хлоя лишь с горькой улыбкой объяснила, откуда она про это знает.

— Она сама мне об этом рассказала, глупышка. Она сказала мне, что ты добрый человек, и чтобы я перестала заставлять тебя делать жестокие вещи. Я не из тех людей, кто наговаривает, но человек, который приказал Шину украсть мою невинность, должно быть, совсем безнадёжный человек, не так ли? В зависимости от обстоятельств, он может задеть чувства Мисс Момо.

— Угх...

— Я не осуждаю тебя за предательство, я только пожинаю того, что сама посеяла. Но Мисс Момо не настолько бессердечна, чтобы не расстроиться, узнав, что ты предал свои истинные чувства, верно?

Пока я размышлял о том, что вполне возможно, что эти двое могли встретиться без моего ведома, Хлоя, как никто другой, вдруг начала бросать в меня здравые аргументы. Я не мог не почувствовать стыд. Она права, главная цель наблюдения – всё ради Мисс Момо. Заставить Хлою влюбиться в меня и бросить её в отчаянии – это не что иное, как порождение самолюбия Принца.

Если бы Мисс Момо узнала о том, что я мог бы сделать... будет гораздо лучше, если презрительное отношение от неё получу только я. Но одна мысль о том, как она смотрит на меня со слезами на глазах, приводит меня в отчаяние. Сказать ей, что всё это было ради её, значит причинить ей ещё большую боль.

— Подними своё лицо, Шин.

Увидев меня таким, Хлоя подняла брошь и бросила её обратно в меня. Её уверенный взгляд был направлен на меня, ещё более уверенный, чем у меня. Было трудно смотреть на излучаемый ими блеск.

— Поначалу я думала, что тот, кто приказал тебе... был отцом, но теперь я примерно догадываюсь кто. Просто наблюдайте, как вы делали это до сих пор. Ах, но ты должен держать в секрете, что я знаю о вас.

— Какая наивная женщина, те, кто предал тебя, будут наблюдать, ожидая подходящего случая, чтобы погубить тебя... Или ты собираешься использовать меня в качестве двойного агента?

— Я просто не хочу, чтобы против меня возникли проблемные подозрения, поэтому не стоит. Скорее всего, одного этого будет достаточно, чтобы избежать ложных обвинений. Итак, ты удивлён?

— Я почти такой же... я такой же как Леди. Значит, я был прав, Миледи хотела именно этого, не так ли?

Поскольку Хлоя так и не указала на вульгарный тон, которым я пользовался до сих пор, я вернулся к своему обычному уважительному. Возможно потому, что она уже где-то слышала такого меня, она знала, что я не серьёзно пытаюсь соблазнить её.

Она рассмеялась, так и не ответив, и начала возиться за перегородкой в комнате, бормоча при этом о том, чтобы освободить для себя одну из комнат для клиентов.

Понятно, получается я больше не смогу спать в одной комнате с Хлоей...

Почему-то от одной мысли об этом у меня сжалась в груди. И как итог я не смог воспользоваться возможностью заманить её в ловушку или отомстить ей. Хоть я и почувствовал облегчение от того, что мне не пришлось причинять боль Мисс Момо, я всё ещё не мог найти выход своему гневу, поэтому у меня возникло внезапное желание проверить Хлою.

— Миледи, если бы я... если бы я насильно переступил черту, я причинил бы вам боль?

— ...Интересно? У тебя такое же красивое лицо, так что это не меняет моего отношения к тебе. К счастью, хотя это довольно странно говорить, я сейчас свободна. Так что, что бы ты ни решил сделать, я, возможно, уже приняла бы это.

Этот довольно расчётливый ответ был так похож на неё, от чего я даже рассмеялся.

Останься Хлоя прежней собой, она бы презирала меня и обзывала всякими словами. Но теперь, после отъезда из столицы, она совершенно изменилась, от чего я вдруг подумал, возможно ли, что она и вправду стала другим человеком...

— Тогда, если я стану лучше, есть шанс, что Миледи выберет меня в качестве своего любовника?

— Ну, сейчас это невозможно. Как ты уже сказал, я наслаждаюсь этой жизнью, и у меня нет возможности влюбиться. Наверное, изгнание задело меня больше, чем я думала, наговорила всякого, но, похоже, я действительно была серьёзно влюблена в Сэра Бенни. Вот почему новая влюблённость, которая пытается прийти в мою жизнь, просто проходит сквозь дыру, которую он оставил в моём сердце.

Когда я сказал ей это дразняще и не серьёзно, она ответила с немного обеспокоенной улыбкой на лице. Я схватился за одежду, терпя внезапный приступ боли в сердце, скрывая её за такой же улыбкой.

Поскольку я вёл себя довольно странно, Хлоя извинилась, хотя было неясно, за что она извиняется. Снова надев свой парик, она направилась к двери.

Услышав звук закрывающейся двери, я бросился на кровать и закрыл лицо рукой. Я всё ещё чувствовал тепло и аромат, который Хлоя только что оставила на кровати. Я не смог удержаться от желания рассмеяться, как дурак рассмеяться, таким образом переживая холодную засуху, которая прошла через мою грудь.