1. Ранобэ
  2. Магическая академия Атараксия: Гибрид x Сердце
  3. Masou Gakuen HxH 4

Глава 4. Айнэ

В тот миг их взгляды встретились, а губы практически соприкоснулись.

— А…

Внезапно ребята ощутили смущение и, словно сговорившись заранее, отвернулись в панике.

— Ч-что-то не так?

— Э-эм. Прости.

Несмотря на сказанное, Кидзуна чувствовал себя не в своей тарелке из-за необычайно напористой Айнэ.

«Ладно, возьми себя в руки».

Воспользовавшись консолью, парень открыл экран внутренних настроек Любовного номера.

У них осталось чуть больше часа. В любом случае, это борьба со временем. До прибытия вражеского подкрепления он должен экипировать Айнэ порочным вооружением, а затем зачистить армаду противника. И самый короткий путь к этому — создать соответствующую фетишам Айнэ ситуацию, которая возбудит её сильнее всего.

— Это… вот оно!

Кидзуна нажал на консоль, и обычная комната в одно мгновение изменила свой вид. Это выглядело словно телепортация.

— Это место?.. — удивлённо воскликнула Айнэ.

Одноклассники проходили рядом с ней. Знакомая комната. Знакомый стол. Айнэ прикоснулась к собственной парте и почувствовала под ладонью знакомую прохладу.

— Классная комната… первой группы второго года в Атараксии?

— Да, верно. Думаю, это место больше всего подходит для Гибридного сердца с Айнэ.

— Почему… классная комната…

Не скрывая растерянности, Айнэ осматривалась по сторонам. Казалось, сейчас была перемена. Тут и там общались группы друзей. Разговоры внутри комнаты достигали ушей Айнэ, сливаясь в единое гудение. Фоновый шум, который всегда раздавался в классе. Казавшийся немного прохладным воздух и вид сверкавшей под солнечными лучами пыли по какой-то причине успокаивали сердце девушки. А затем она заметила, что и сама была одета в школьную форму, как и ученики вокруг.

— Ты не снял с меня одежду, а, напротив, надел…

Сквозь шум в классной комнате слышался галдёж из коридора. И ещё слабо раздавалась игра клуба духовых инструментов. Из окна доносились звуки ударов биты по мячу. Она видела наслаждавшихся бейсболом учеников и городской пейзаж Атараксии за школьным двором.

Вдыхая воздух классной комнаты, Айнэ постепенно забывала где находится. Внезапно в её разуме возникла мысль, что она все ещё не закончила домашнюю работу по математике.

— Так Кидзуна… да что мы собираемся здесь делать?

— Естественно Кульминационный гибрид. Здесь.

— Ха-а?! Ч-что ты сказал? Нельзя делать такое в классной комнате!

Голос Айнэ задрожал.

— Айнэ, мы сейчас в Любовном номере.

— …А.

Словно испытывая головную боль, Айнэ приложила руку к голове. От слишком реального вида девушка не понимала, что настоящее, а что нет. То, что сейчас она находилась в центре сражения в Токио, казалось ложью.

— В таком случае… почему в классе? Как бы сказать… это… это должно быть более тихим местом… м-местом, где мы будем только вдвоём… эмм, например, отель?

Выглядя смущённой, Айнэ суетилась и жаловалась.

— Я думал также, но, как и ожидалось, это больше всего соответствует твоим вкусам.

Кидзуна занял своё место и улыбнулся девушке. Тем не менее, Айнэ с полным недовольства лицом неприступно возвышалась перед ним.

— Я решительно отрицаю такие предпочтения у великой себя. Мне не успокоиться в таком месте, поэтому быстро… а-ах!

Кидзуна снизу приподнял грудь Айнэ, лаская её.

— А-а…ч-ч-ч-ч-что ты делаешь?!

Девушка развернулась к нему спиной, обняв свою грудь.

— Ну… раз твои груди настолько огромны, то я подумал, что они затекли.

Взгляды одноклассников собрались на парочке, и бормотания распространились по всей комнате.

От этой реакции взор Айнэ заметался повсюду.

— Э… э-э-э?!

Одноклассники должны быть просто данными. Тем не менее, они отреагировали как живые люди.

— М-моя грудь не затекла. Устали мои плечи… ребята, это правда-а-а-а!

Рука Кидзуны коснулась беззащитной спины, и его указательный палец скользнул вдоль позвоночника Айнэ.

— ?! …Ах, а-а-а-а-ах… у.

Тело девушки задрожало, и она внезапно выпустила сладостный голос. В панике сомкнув уста, Айнэ уставилась на Кидзуну с пылающим лицом.

Тогда же в класс вошла Сакисака-сэнсэй в своём обычном красном джерси.

— Что ж… начнём занятие… займите свои места…

Поведение и внешний вид Сакисаки-сэнсэя выглядели так же, как и всегда. Айнэ казалось, что это настоящая Сакисака-сэнсэй или, по крайней мере, управляемая реальным человеком.

Но в миг, когда Сакисака-сэнсэй вошла, смотревшие на Айнэ ученики быстро потеряли интерес и заняли свои места, словно их программа переключилась.

— Эй, Кидзуна… все… в самом деле… просто данные?

— Да. Не стоит волноваться. Это всё персонажи, управляемые программой. Тебя не будут считать извращенкой, когда мы вернёмся в реальность.

— Тогда хорошо, но… погоди, это совсем не хорошо. Да что ты имел в виду под «считать извращенкой»?

Айнэ с беспокойством уставилась на Кидзуну.

— Вещи, которые Айнэ будет делать позже, оказались бы крупной проблемой, если бы все узнали о них.

— Это уже не просто плохое предчувствие, а уверенность.

— Ну что ж, можешь сначала задрать юбку?

На мгновение Айнэ потеряла дар речи. Однако вскоре с возмущением ответила:

— Отказываюсь. Не думаю, что такие действия связаны с Кульминационным гибридом.

Тем не менее, Кидзуна с серьёзным выражением лица покачал головой.

— Ты не права. Для нынешней Айнэ это самое разумное действие, которое возбудит тебя сильнее всего. Более того, оно может осуществить могущественный Кульминационный гибрид за короткий промежуток времени.

Айнэ хмыкнула, словно показывая, что даже слушать такое — глупость.

— Меня? Невозможно, чтобы я возбудилась от такой ситуации, верно? Мне даже не успокоиться.

— Просто доверься мне и попробуй. К тому же, когда мы только познакомились, ты сама задрала юбку и показала мне, не так ли?

— В-в то время… это.

Щёки Айнэ покраснели, и она схватилась за подол юбки.

— Даже если они персонажи из данных, это естественно обращать внимание на такие действия. Но если ты повернёшься к ним спиной, то всё будет в порядке. Из такого положения ни сэнсэй, ни одноклассники тебя не увидят.

— В-в самом деле?

Место Кидзуны находилось у окна. Более того, оно являлось вторым с конца, а Юрисиа, сидевшая за ним, отсутствовала. Безусловно, если она повернётся к Кидзуне, то, кроме него, её никто не увидит.

Одноклассники здесь — не реальны. Головой она понимала это, но всё равно слышала издаваемые ими звуки и даже их дыхание. Если бы Айнэ обернулась, то они бы отреагировали на её движение и посмотрели бы на девушку взглядами, спрашивающими «что-то не так?».

«Да чем это место отличается от реальности?»

Тем не менее, в текущем положении выбора не оставалось. Решившись, Айнэ медленно задрала подол юбки.

— В… вот так… нормально?

Смущение окрасило её щёки. Не в силах смотреть на парня, Айнэ отвела взгляд.

Из-под чёрной юбки показалось ослепительно белое нижнее бельё. Линию пояса украшали скромные кружева с рюшками, и по центру располагалась маленькая очаровательная ленточка. Аккуратные и приличные, но их милый дизайн выглядел действительно девчачьим. Ноги, которые тянулись из них, нервно дрожали.

— Да… милые трусики.

— Э? Кья-я-я!

Айнэ энергично опустила юбку и прижала её к себе.

— Э-это не пилотный костюм?..

— Неинтересно же, если всё будет так, как и прежде. В этом случае, они были выбраны из твоего гардероба. В конце концов, данные основаны на истории покупок Айнэ в Атараксии.

— И-извращенец!

— Это сделал не я, а Сикина-сан… тогда… теперь повернись лицом к остальным, задери юбку сзади и покажи мне свою попу.

— З-знай меру…

Начав говорить такое, она вспомнила, что это тоже ради Кульминационного гибрида. Выглядя недовольной, Айнэ повернулась к одноклассникам. Тем не менее, как и ожидалось, девушка противилась задирать юбку.

— Айнэ, можешь немного нагнуться вперёд?

Девушка наклонила верхнюю половину тела и выставила свой зад перед Кидзуной. Белые трусики показались из-под юбки.

— Эй, да что ты собираешься заставить меня сде… а?!

Лишь тогда поняв, что её трусики стали видны, Айнэ выпрямилась и прижала к себе юбку.

— Я уже всё увидел, нет никакого смысла делать это так поздно, верно? На этот раз покажи мне как следует.

Айнэ раздражённо прикусила губу и задрала юбку, выставив перед Кидзуной свою белоснежную попу. От такого стыда у девушки закружилась голова.

«Ч-что… за поза… это уже не просто стыдно. Это неприлично».

Волнуясь только о Кидзуне позади, она внезапно ощутила взгляды на себе и посмотрела вперёд.

— !..

Взгляды одноклассников собрались на ней.

«Нет… хватит… не смотрите».

А затем она услышала перешептывающиеся голоса одноклассников.

— П-погоди, Кидзуна! Что это… все… смотрят сюда и разговаривают.

— А-а, данные и алгоритмы Любовного номера обновили. Им добавили функцию, которая оценивает ситуацию в режиме реального времени и генерирует диалоги с реакциями.

— Почему бы не использовать эту технология для других вещей?!

Холодный пот стекал по Айнэ. Хотя она и понимала, что это данные, реальность с виртуальностью перепутались у неё в голове.

— Смотри, эта поза. Она обольстительно выпятила свой зад перед парнем.

— Она действительно вытворяет такие вещи в классе.

— …?!

От стыда и унижения слёзы навернулись в уголках глаз Айнэ.

— Э-эй… Кидзуна. Хватит уже… а-ах!

«Э-этот парень! Он лапает мою попу!..»

Крепко схватившись, Кидзуна мял её ягодицы. Каждый раз мурашки наслаждения пробегали от копчика до макушки девушки.

— Э-эй… м-можешь трогать меня, но… делай это в другом месте… ха-а-а.

Он развел её ягодицы и с силой потянул, из-за чего возбуждение от них побежало к низу живота. В беспамятстве она сконцентрировала свой разум не только на попе, но и на промежности.

«Ах, хватит… ведь все же смотрят. Спокойствие, я должна сохранять спокойствие».

— Что-то не так, Айнэ? Ты трёшь свои бёдра друг о друга.

— Э-э?!

Незаметно для девушки Кидзуна убрал руки от её ягодиц.

— Кажется, ты действительно в настроении, но занятия начнутся в любой момент.

— В-в настроении… это из-за Кидзуны… — пожаловалась девушка, опустив уголки плотно сжатых губ. Однако рука Кидзуны схватила её за талию и притянула к себе.

— Кья-я?!

Айнэ села на колени парня.

— П-погоди…

— Лучше веди себя тише, ведь мы на уроке. Иначе вновь привлечёшь всеобщее внимание.

Айнэ открыла рот, желая что-то сказать, но слова не выходили. Её губы лишь беззвучно открывались и закрывались.

Вскоре, словно смирившись, она уставилась на главный экран в начале класса, всё ещё сидя на коленях Кидзуны.

«…У-у-у, что ни говори, это ненормально. Такое… сидеть на коленях единственного в комнате парня, пока идёт урок. К-к тому же…»

— У-у! Кь… я-я-я-я… я-я-я…

— Эй, Айнэ. Твой голос. Знаешь, если не будешь вести себя тихо, нас раскроют.

— Т… тог… да… не-е трогай… ме…

С самого начала урока Кидзуна прикасался к её телу. Айнэ старалась не шевелиться и не издавать слишком громкие звуки, чтобы не привлекать взгляды одноклассников. В самом деле, она изогнулась и напрягла ноги. Девушка отчаянно терпела, пока её тело дрожало от наслаждения.

— Эй, Айнэ.

— Н-не… говори со мной… сейчас. У-у… у-у-у…

Если она опустит защиту, то её неподобающе сладостный голос раздастся в классе. Айнэ стиснула зубы и прижала руки ко рту, отчаянно подавляя задыхающийся голос.

— Айнэ, где тебе приятно больше всего?

— Я-я… безусловно… не скажу… у.

Несмотря на эти слова, рука Кидзуны постепенно становилась смелее. Хотя до сих пор он лишь гладил девушку через школьную форму или ласкал её бёдра, сейчас его рука проскользнула под одежду и стала массировать грудь.

— У… ку… а, а… ха-а-а.

Но хотя с её бюстом игрались, поднимали и мяли его, самого чувствительного места парень не касался.

Пальцы Кидзуны скользили по груди девушки, словно рисуя круги. Они постепенно взбирались на гору, нацелившись на её вершину. И наконец… парень убрал руку в последний момент.

— А…

Разминувшись с ожидавшим её наслаждением, Айнэ почувствовала себя так, словно её грудь собиралась взорваться от боли. Как будто желая руки Кидзуны, она качнула бюстом, но не сумела найти её.

— У… не-ет…

Кидзуна обнял Айнэ со спины и прошептал ей на ухо:

— Хочешь, чтобы я прикоснулся?

— !..

Она почувствовала, словно её мысли видят насквозь, и смущение вновь окрасило щёки девушки.

Айнэ прикусила губы и покачала головой из стороны в сторону.

А затем Кидзуна внезапно подул ей в ухо.

— У-у-у!..

Тело девушки вздрогнуло.

— Я в самом деле не знаю, где чувствительные места Айнэ… если бы меня заставили сказать, то я бы предположил, что всё твоё тело — эрогенная зона.

— Н-не говори таких глупостей… т-такие вещи, как ласки Кидзуны… я-я… со-овсем… не ощущаю их… т-ты ошибаешься.

— Вот как? Тогда, можешь снять свои трусики и показать их мне?

— Н-невозможно, чтобы я сделала такое!.. Ты в своём уме?! — воскликнула Айнэ пронзительным голосом, и взгляды со всего класса собрались на ней.

— Эй-эй, Тидоригафути-сан. Ты должна вести себя тихо… — предупредила Сакисака-сэнсэй, и смешки раздались по всему классу.

— П… прошу прощения.

Её щёки покраснели, и Айнэ уставилась на парня через плечо. Кидзуна, до лица которого оставалось лишь несколько сантиметров, улыбнулся ей.

— Ну же, предоставь доказательство того, что Айнэ ничего не чувствовала от моих касаний.

— У-у…

Айнэ неохотно приподнялась и просунула руки под юбку. А затем начала плавно опускать белые трусики. Скатавшись, они соскользнули с её ног, и девушка попыталась спрятать их в руке.

— Эй, это бессмысленно, если ты не покажешь мне.

— А!

Парень выхватил сжатую в комок одежду из руки Айнэ. Снятые трусики были теплыми. И пальцы Кидзуны стали разворачивать их.

— Нет!..

Айнэ вытянула руку, пытаясь вернуть их обратно, но Кидзуна с легкостью уклонился от неё. А затем растянул белые трусики на пальцах, словно играл в аятори*.

Влажные трусики показались перед Айнэ.

— …

Девушка молча отвернула пылающее лицо.

— Айнэ, может это лишь моё воображение, но они действительно…

— Это… это пот.

От стыда Айнэ съёжилась в объятиях Кидзуны.

— Хе-е… вот как. Так это пот…

Кидзуна бессовестно дотронулся до прикрывавшей промежность части трусиков и от нее к пальцу парня протянулась ниточка влаги.

— Н-нет! Здесь… не трогай…

Айнэ попыталась забрать трусики обратно и протянула руку. Словно отреагировав на это, Сакисака-сэнсэй указала на Айнэ:

— Дайте подумать… тогда следующую задачу… оставляю Тидоригафути-сан… можешь выйти к доске?

— Э-э?!

Вероятно, компьютер расценил её действия за желание ответить. Айнэ с беспокойством оглянулась на Кидзуну.

— Ну же, сэнсэй вызвала тебя. Иди.

— Н-но…

Айнэ поднялась с практически плачущим лицом. Она крепко прижала юбку к себе, а её колени затряслись от волнения.

— Давай… поспеши… Быстро реши задачу.

На трёхсот дюймовом главном экране с альбомной ориентацией отображалась задача по математике.

Встав на дрожащие ноги, девушка робко пошла к передней части класса. Айнэ прижимала подол юбки каждый раз, когда та покачивалась. Даже в нормальных условиях она казалась короткой, так что от небольшого импульса станет видно, что под ней.

Кое-как Айнэ достигла передней части комнаты. Но, поднимаясь на кафедру, она чувствовала себя так, словно всё под юбкой было видно.

«…Они узнают… что на мне нет нижнего белья».

Нечто вязкое стекало по внутренней стороне бёдер Айнэ.

Девушка пальцем прикоснулась к экрану, ставшему сенсорной панелью. Написав ответ, она взглянула на следующую задачу. Она располагалась достаточно высоко, но прокрутки у экрана не было. Даже вытянув руку, она не доставала, и потому девушка встала на носочки.

В тот же миг класс зашумел:

— Эй, это…

— Она действительно не носит их?

Сердце Айнэ почти остановилось. В этот момент она не могла даже пошевелиться.

Перешёптывающиеся голоса за спиной постепенно становились всё громче.

Её сердце бешено заколотилось, и холодный пот потёк по девушке.

«…Они узнали. Увидели. Что делать, что делать?»

— Ребята… успокойтесь… Эй-эй, ну хватит, невозможно, чтобы существовала такая девушка, которая пришла бы в школу без нижнего белья, не так ли?

Айнэ ответила натянутой улыбкой на попытку Сакисаки-сэнсэя защитить её. Тем не менее, перешёптывания одноклассников не прекратились, а любопытные и презрительные взгляды, направленные на девушку, лишь усилились.

— Тогда, может тебе лучше показать его? Резко. В конце концов, здесь только девушки, тебе не о чем беспокоиться, покажи нам!

— Э-эмм… эмм.

Айнэ послала взгляд Кидзуне, словно моля о помощи. Однако парень лишь пристально смотрел на неё. С любовью и предвкушением он наблюдал за дрожащей от стыда Айнэ.

— У-у… у.

Трясущимися руками девушка схватилась за подол юбки.

Глумящиеся голоса одноклассников эхом раздавались в её разуме. Её щёки покраснели, и даже голове стало жарко. Пот стекал по телу, а сердце в груди никак не могло успокоиться.

Она начала медленно поднимать юбку. Бёдра девушки обнажились, и в миг, когда её промежность практически открылась взору…

Раздался звонок, означавший конец урока.

— Ла-адно… закончим на этом... Ну что ж, все, будьте здоровы…

Словно с переключением некого тумблера Сакисака-сэнсэй вышла из класса. Ученики тоже встали и поклонились, как будто ничего не случилось.

Айнэ побежала, словно убегая от чего-то, и бросилась Кидзуне на грудь.

— Блин! Дурак! Дура-ак! Это было так стыдно!

Девушка непрерывно стучала по его груди.

Кидзуна нежно погладил находившуюся в таком состоянии Айнэ по голове. С мокрыми глазами девушка уткнулась в его грудь. А затем несколько частичек света поднялось от её тела.

«Реакция Айнэ благоприятна. Если всё будет идти так же гладко, то до завершения Гибридного сердца останется совсем чуть-чуть».

К тому же этот урок потратил не больше нескольких минут их времени. В обычной ситуации это выглядело бы странным, но для нынешней Айнэ эти пара минут могли показаться часом.

Девушка оторвалась от Кидзуны и вышла в коридор неуверенной походкой. Парень последовал за ней.

— Куда ты идёшь, Айнэ?

— В… в туалет. Не… не следуй за мной.

— Нет, ты выглядишь нехорошо. Я пойду за тобой, потому что беспокоюсь.

Айнэ посмотрела на Кидзуну затуманенными глазами.

— Вот как… спасибо.

Тем не менее, она сразу же нахмурилась.

— Но это лишнее беспокойство… в ином смысле.

Идя по коридору, девушка заметила, что здесь находилось много учеников из других классов. Когда же она подошла к лестнице, Кидзуна остановился и схватил её за плечо.

— Э? Что…

Завернув за угол, он прижал Айнэ к стене лестничного пролёта.

— Туалет дальше. Да о чём ты дума… а-ах!

Левая рука Кидзуны продвинулась к спине Айнэ и заползла ей под форму. А затем правой рукой он расстегнул пуговицы на её груди и выставил напоказ огромный бюст в белом нижнем белье. Бюстгальтер поддерживал выглядевшую тяжелой грудь Айнэ. Однако левая рука парня расстегнула крючки за её спиной, и в следующий миг бюст девушки выскочил, выглядя на порядок больше. Освободившийся от своих обязанностей бюстгальтер упал на пол.

— А… в таком месте… Н-ни за что!

Не обращая внимания на сильно паникующую Айнэ, Кидзуна стал массировать её груди снизу вверх.

— А-а-а!.. Ха-а-а-а… о-остановись, Кидзуна.

Жар, заставлявший ощущать всё так сильно, остался в ней до сих пор. Даже от небольшого касания, успокоившиеся волны наслаждения вновь захлестнули девушку.

— Ха-а-а… ах… а, у-у-у… н-нет… а!

Спускавшийся по лестнице ученик уставился на них.

— Н-не-е-е-ет! Прекрати, прекрати! Пожалуйста, не-е-е-е-е-е…

Она ударила кулаком по груди Кидзуны. Однако в её руке вообще не ощущалось силы.

— Хи-и… а-а-а-а-а-а-а-а!..

Словно действуя наперекор словам Айнэ, рука Кидзуна проскользнула ей под юбку. Девушка в панике попыталась свести ноги, но опоздала. Кидзуна беспощадно стимулировал самое чувствительное место Айнэ.

— НЕ-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-ЕТ! НЕТ, НЕТ, НЕТ… А-АХ… А-А-А-А… ХА-А-А-А!

Тело девушки затряслось, и что-то горячее закапало на ладонь Кидзуны.

Парень вытащил руку из-под юбки и показал свои пальцы Айнэ.

— Айнэ, ты уже стала вот такой.

Тем не менее, девушка с мокрыми от слёз глазами стала умолять его:

— Пожалуйста… хватит уже. Все… смотрят… я полностью видна. Это место… пожалуйста, делай такое хотя бы там, где будем лишь мы…

— В таком случае это будет бесполезно. Чтобы вывести силу Айнэ, силу Зероса на максимум… необходимо удовольствие, превосходящее воображение Айнэ.

Кидзуна обнажил грудь девушки. Проходивший рядом ученик остановился с изумлённым выражением лица и уставился на Айнэ с Кидзуной.

— Не-е-е-ет! Не смотри, не смотри-и-и-и-и… у-у-ува-а-а-а-а!

Кидзуна стал сосать вершину груди, которой не касался ранее. А затем схватился правой рукой за другую грудь.

— Так нормально, да? Теперь их никто не видит.

Кидзуна крепко сжал грудь девушки, словно пряча её. И вот так парень начал массировать мягкий бюст, как будто хотел сделать его ещё мягче.

— Н-не в этом пробле-е-е-е… ха-а-а… а-а… а-а-а-а-а…

— Тогда мне убрать руку?

Кидзуна отодвинул руку и губы от девушки. И затем белая огромная грудь затряслась, словно желе. Кончик, который находился у него во рту, набух и мокро блестел. Такой вид казался действительно непристойным, и это являлось не тем, что можно было выставлять напоказ в школе.

— Н-нет! Это тоже плохо! Ха-а-а!..

Рука и губы Кидзуны вновь накрыли розовые вершины Айнэ.

— У-у-у… ха-а… хи… а-а-а-а.

Во рту Кидзуна много раз обвёл языком форму чувствительной части груди Айнэ. Неустанно облизывая его, парень заставил кончик набухнуть даже сильнее, и тот стал болезненно твёрдым.

— Удивительно, Айнэ. Сейчас он больше, чем когда-либо прежде, верно?

Кидзуна стал сосать ещё сильнее.

— А-а-а-а-а-а-а-а!.. Не-е-е-е-е-е…

Нектар капал на пол из промежности Айнэ.

Синий свет заколыхался в её глазах. Всё тело девушки окрасило слабое сияние.

«…Отлично. Уже скоро».

— Айнэ. Давай покажем всем твою самую милую сторону.

— Э?..

Голова Айнэ кружилась из-за слишком большого наслаждения. Тем не менее, следующая волна удовольствия разнеслась по её телу, словно шок.

Парень приблизил левую и правую груди друг к другу и соединил два розовых кончика. А затем взял их оба в свой рот.

Он впился в них столь сильно и энергично, словно пытался высосать из них молоко, которое не должно выходить.

— ХА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

Айнэ вытянула носки. Её тело сильно изогнулось назад, а тонкая белая шея задрожала. Девушка содрогалась, ритмично подскакивая. Каждый раз яркий свет вырывался из Айнэ и перемешивался с сиянием, разливавшимся из тела Кидзуны.

В тот же миг раздался звонок, сигнализирующий о начале занятий. Когда Айнэ услышала этот звук, то опустилась на пол, словно её спина сломалась.

— Ки… Кидзуна…

— Айнэ, Гибридное сердце удалось. А теперь…

— …Писать.

— Что?

— Я уже на пределе… если буду двигаться… то она вытечет.

Из красных глаз, в которых плавал свет в форме сердечек, потекли слёзы.

— …Понял. Положись на меня.

Кидзуна взял Айнэ на руки и понёс её, словно принцессу. Девушка уткнулась лицом в его грудь. Отчаянно терпя, она схватилась за воротник его школьной формы и прикрыла глаза.

— Ладно, мы прибыли.

Кидзуна опустил девушку. Дрожащими ногами Айнэ коснулась пола и собралась уже понестись в туалетную кабинку, как вдруг изумилась.

— Э… это место?

Они находились в просторной и тусклой комнате. Пол под их ногами блестел. Подняв взгляд, Айнэ увидела установленные наверху прожектора, напомиинавшие сценическое оборудование. А свисающий перед ней темно-красный занавес, казалось, преграждал девушке путь.

— Эй, Кидзуна. Г-где мы? Разве ты принёс меня не в туа…

Словно подавая сигнал, Кидзуна поднял правую руку, и занавес начал медленно подниматься. Через открывшийся у пола зазор просачивался сияющий свет, и раздавались шумные голоса.

В одно мгновение лицо Айнэ побледнело.

— Не… не может быть.

Занавес постепенно поднимался. Вскоре он перестал мешать обзору Айнэ, и вид по другую сторону захлестнул девушку вместе с приступом отчаяния.

— К-кидзуна… что… это значит? — словно в бреду пробормотала Айнэ, пока её колени тряслись.

— Я собрал тут всех. Думаю, я позволю им увидеть Кульминационный гибрид Айнэ.

Девушка стояла на сцене большого зала Атараксии.

Повсюду зрительские места занимали люди, люди, люди. Вероятно, здесь находилось две или три тысячи человек. От вида такой огромной толпы казалось, что здесь собрались все ученики Атараксии.

Заметив фигуру Айнэ, зрители подняли радостные возгласы. Все как один выкрикивали имя Айнэ и хлопали ей.

Девушка ощутила гнетущее чувство, словно в зрительном зале высилась гигантская волна, собиравшаяся захлестнуть её. От этого давления Айнэ невольно отшатнулась назад.

— Эй, возьми себя в руки.

Кидзуна со спины поддержал девушку.

— Кидзуна, я… хочу… в туалет… п-пожалуйста…

— Всё хорошо. Можешь не сдерживаться здесь.

От полученного шока Айнэ задержала дыхание. Словно увидев нечто невероятное, она широко распахнула глаза и даже забыла закрыть рот.

— Нет, хватит шутить… эй… пожалуйста… я уже на пределе, — молила Айнэ, смотря на него исподлобья мокрыми глазами.

— Терпеть слишком долго плохо для здоровья.

— У… у-у, Кидзуна-а…

Вместе со слезами полный отчаяния голос вырвался из Айнэ.

— Я помогу тебе.

Кидзуна крепко обнял девушку со спины, и его рука заползла ей под юбку.

— Н-не-ет… е-если прикоснешься сейчас… я-я… не выдержу-у… а!

Игнорируя протесты, рука парня коснулась самой важной части Айнэ.

Он почувствовал волосы, отличавшиеся от тех, что росли на её голове. А затем его пальцы подкрались к влажной расщелине ниже.

— А-ау!.. Уа-а… а-а-а-а… а-а-а-а-а…

— Айнэ, тебе не нужно больше терпеть, верно?

— А-а-а… не-ет… лишь это… нехорошо.

Слёзы текли из её глаз.

— Т-так много людей… увидят… как я… делаю это…

От каждого действия Айнэ с Кидзуной зрители поднимали радостные крики и возгласы. Казалось, разум девушки отказывался осознавать эту слишком невероятную и ненормальную ситуацию.

Тем не менее, несмотря на её чувства, желание помочиться безжалостно истязало Айнэ.

Тело девушки сильно дрожало, не в силах больше терпеть.

Пальцы Кидзуны прикоснулся к чувствительному бугорку.

— !.. — беззвучно закричала Айнэ.

Дыхание девушки остановилось. Чувство, которое она никогда не испытывала прежде, пробежало по всем нервам её тела.

— Фуа-а! Ха-а-а… ха-а… ха-а… а-а-а… кья-я-я-я-я-я-я-я!

Она судорожно задышала, и её сердце яростно забилось в груди. Айнэ почувствовала, как нижняя часть тела онемела, пока что-то горячее распространялось под её животом.

— Э-это… нехорошо… оно пугает… а-а-а-а-а…

Сжав пальцы, Кидзуна стал трясти этот мягкий бугорок.

Стена внутри Айнэ рухнула.

— НЕ-Е-Е-Е-Е-Е-Е-ЕТ… УА-А-А… ХА-А-А-А… НЕ-Е-Е-Е-ЕТ…

Печаль, отчаяние, а затем и радость наполнили стенания, раздававшиеся из уст Айнэ.

А вслед за этим из её тела одновременно хлынули частички света и горячая жидкость.

После такого долгого терпения она выпустила сияющие брызги и сделала лужицу на полу сцены.

Всё тело девушки атаковало невероятное наслаждение, усталость и чувство комфорта. Она ощущала себя так, словно воспарила в воздух. А затем сознание Айнэ унеслось куда-то вдаль.

Поле зрение девушки внезапно сузилось, и её окутала тьма.

В этом мраке Айнэ продвигалась вперёд. Разноцветные звёзды появлялись и исчезали. Эта сцена казалась ей красивой и таинственной, и почему-то до боли родной.

Вскоре заметно сверкавшее скопление света появилось издалека. Оно излучало ослепительное и яркое сияние.

«Это… порочное вооружение».

Внутри этого скопления света спало порочное вооружение. Если протянуть руку, то она получит Распылитель. Другими словами, это означало, что Кульминационный гибрид удался.

Айнэ протянула руку к этому скоплению света.

Но за ним находился ещё один сияющий словно звезда объект.

«Да что… это?»

Она никогда не видела этот свет во время прежних Кульминационных гибридов.

Она миновала скопление, в котором спало порочное вооружение, и направилась к ослепительному свету за ним. Синее и красное сияние, напоминавшие фиолетовую туманность, было так прекрасно, что могло вызвать вздох восхищения.

А внутри него скрывалось нечто намного могущественнее Распылителя.

Нечто, отличавшееся от порочного вооружения. Опасное до такой степени, что его нельзя трогать, и всё же священное.

Такова истинная сущность этого света.

Причины отсутствовали, но девушка чувствовала это.

Айнэ вытянула обе руки, собираясь дотронуться до этого сияния.

А затем, в миг, когда она коснулась его, воспоминания хлынули в разум Айнэ, словно цунами.

Ночное небо, на которое она смотрела из окруженного каменной стеной водоёма.

Прекрасные горные пики за белым замком.

Огромный столп, пронзающий небеса.

Чёрный город и чёрный замок.

И живущая в замке…

Девушка со сверкающими розовыми волосами.

Эта девушка обернулась.

Её прекрасные губы открылись.

«Айнэ?»

— Не-е-е-е-е-е-е-ет!..

Айнэ убрала руки от этого сияния. А затем быстро отдалилась от него, и её сознание вновь погрузилось во тьму.

— Айнэ?!

Внезапно закричав, девушка упала на пол, отчего Кидзуна сразу же побледнел. В панике он завершил работу Любовного номера и приподнял Айнэ.

— Айнэ! Приди в себя!

Девушка чуть-чуть приоткрыла глаза. Внутри пустой и белоснежной комнаты она увидела с беспокойством уставившегося на неё Кидзуну.

— Кидзуна?

В тот же миг Айнэ ощутила странный дискомфорт в теле.

«Странно, это отличается от обычного состояния после Кульминационного гибрида. Раньше возникало ощущение, словно Кидзуна вошёл в моё тело… и в голове появлялась информация о порочном вооружении».

— Айнэ, ты в порядке? Чувствуешь себя как-то странно?

— Странно… скорее, это не похоже на обычный Кульминационный гибрид. По какой-то причине…

Когда Айнэ попыталась смахнуть волосы, лежащие на груди, её рука замерла.

«Мои волосы всё ещё серебряные?»

Мурашки поползли по спине девушки.

— Кульминационный гибрид… не удался?

С растерянным лицом Айнэ посмотрела на Кидзуну. Сжав кулаки, парень выдавил расстроенным голосом:

— Прости… это так, хотя я и думал, что он удался… почему же…

— Кидзуна… э-это…

«…Моя вина».

Хотя она обнаружила даже более невероятную способность. Однако девушка испугалась её и поэтому…

Голосовая связь вклинилась между парочкой, напугав их.

— Кидзуна! Если вы закончили, то, пожалуйста, выходите! У нас экстренная ситуация!

Они услышали отчаянный голос Юрисии.

— Да, принято. Айнэ, давай сначала выйдем наружу!

Девушка всё ещё ошеломлённо сидела на полу. Кидзуна открыл плавающее окно и проверил время.

— Айнэ, у нас есть ещё тридцать минут. Мы должны подумать о следующем шаге. Не беспокойся об этом.

Кидзуна схватил её за руку и потянул из Любовного номера.

Выйдя наружу, Кидзуна оказался шокирован сценой перед глазами.

— Это?..

Несколько десятков красных линкоров парили в небе, заполнив его.

— Вражеское… подкрепление… но ведь… у нас же оставалось время.

Кидзуна ощущал абсурдность происходящего, смотря на зависшие в небе красные корабли.

Стоявшие перед Любовным номером Химэкава с Юрисией точно так же уставились в небо.

Заметив Кидзуну, Химэкава спросила беспокойным голосом:

— Почему… враг не атакует?

— Да, это в самом деле странно. Что они намерены делать?

— Кидзуна, может нам спросить у этой женщины?

С мрачным лицом Юрисиа указала на место рядом с Любовным номером.

— Они прибыли раньше, чем я ожидала. Думаю, теперь игра недействительна, да?

Из тени Любовного номера показалась Хида Наюта. А позади неё, словно ангел-хранитель, стояла Валдэ.

— …Мама!

— Тем не менее, я сумела хорошо повеселиться. Ах…

Наюта взглянула на струящиеся серебряные волосы Айнэ и пожала плечами.

— Айнэ. Ты разочаровала меня.

— Э?

Девушка растерялась от таких внезапных слов. Невольно она вспомнила, как в детстве не сумела хорошо выполнить задание одного эксперимента с сердце-гибридным приводом.

— Как и ожидалось, мне придётся побеспокоить вас, Зэлсионэ-сама, — произнесла Наюта в сторону, где никого не было.

— Хо, так ты заметила.

Словно по водной глади, в пустом пространстве разошлась рябь. Пейзаж исказился, и появилась владелица голоса.

Ею оказалась женщина, носившая действительно красивый магический доспех.

Красавица с плавными изгибами тела. Её доспех восхитительно отливал серебром, напоминая зеркало. Крылья, словно у самолёта, находились за её спиной и излучали бирюзовый свет магической энергии. Руки и ноги женщины покрывал крупный доспех, позволяя вообразить скрытую в нём крепкую защиту и боевую силу.

И напротив, на её теле практически не было брони. Она носила лишь сексуальные фиолетовые трусики с бюстгальтером, да пояс с подвязками, от вида которых парень не знал, куда деть взгляд. Под её длинной фиолетовой чёлкой расцвела игривая улыбка, и Зэлсионэ бросила на Наюту провокационный взгляд.

— Как ты узнала?

Прежде чем ответить, Наюта слегка поклонилась.

— Хотя здесь появился флот имперской стражи, он не предпринимал никаких действий. Значит, на то есть причина. К тому же Зэлсионэ-сама не поверит ни во что, пока не увидит это собственными глазами, так вы сказали мне. Естественно, я предположила, что вы будете наблюдать за Зеросом сами.

Сладко улыбнувшись, Наюта склонила голову.

— В любом случае, это великолепное представление. Вы повлияли на наше восприятие и сделали так, чтобы мы не смогли заметить вас, верно? Как и ожидалось от командира имперской стражи.

Кидзуна изумлённо посмотрел на женщину с фиолетовыми волосами.

— Командир имперской стражи… говоришь?

— Да, это командир имперской стражи, Зэлсионэ-сама. Она занимает наивысшее положение в армии Ватлантиса.

— Эта женщина…

Не только Кидзуну, но даже Юрисию, Айнэ и Химэкаву переполнило чувство тревоги.

— Зэлсионэ-сама, это — владелица Зероса, Айнэ.

— Зерос… это ты?

Она уставилась на фигуру Айнэ, словно облизывая её взглядом с головы до пят.

— Ясно, схожесть есть. Но…

Женщина остановилась на серебряных волосах Айнэ.

— Цвет волос отличается. Безусловно, обычно они серебряные, но при экипировке магического доспеха он изменяется. Это не широко известный факт… она более или менее похожа, но не полностью.

Айнэ выглядела недовольной, однако ответила с некоторой напряженностью в голосе:

— Не знаю кто ты, но почему ищешь чьи-то недостатки сразу после столь внезапного появления? Это слишком неясно, я вообще ничего не понимаю.

Кидзуна тоже не мог скрыть напряжения. Волосы на его теле встали дыбом от того, что глава вражеской армии появилась здесь в одиночку.

— Айнэ, ребята, будьте начеку.

Рядом с лицом Кидзуны открылось плавающее окно Скарлетт.

— Кидзуна, сейчас Мастерс отступили к Токийскому заливу. Нам стоит вернуться к тебе?

Не отводя глаз от Зэлсионэ, Кидзуна ответил:

— …Нет. Ждите там. Но как только я выдам инструкции, то буду расчитывать на вас.

Скарлетт немного разволновалась, но тут же утвердительно ответила и закрыла окно.

«…Что делать? Сразу убегать или вступить в бой с этой женщиной?

Лишь победа над вражеским генералом не означает победу в войне. Я понимаю это, но, безусловно, такое будет сильным ударом по врагу».

Кидзуна громко сглотнул.

Словно лишь тогда заметив его присутствие, Зэлсионэ обратилась к Кидзуне:

— Хо, так ты мужчина, о которых ходят слухи. Я читала о них в книгах, но вживую вижу впервые. Значит доклады армии вторжения не были вздором.

Радостно произнеся это, Зэлсионэ снова уставилась на Айнэ.

— Ты расскажешь мне о том, как завладела этим ядром. К тому же, давай я «подарю» веселые грёзы остальным.

Свет побежал по магическому доспеху Зэлсионэ. Её крылья развернулись и на них появилась линза, по форме напоминавшая глаз. Магический свет, бежавший по распахнутым словно у бабочки крыльям, казался прекрасным. А затем линза пленительно засияла, как будто огромный глаз.

Магический узор возник и в глазах Зэлсионэ.

— Перестройка сердца*.

Кольцо света разошлось от Зэлсионэ. Это сияние обволокло Кидзуну, Айнэ, Химэкаву и Юрисию.

— А?.. Да… да что… это?..

Пространство вокруг Химэкавы заволокло тьмой. Она больше не видела фигуры Кидзуны и остальных, которые должны были находиться поблизости.

— Кидзуна-кун! Юрисиа-сан, Айнэ-сан, где вы?!

Хотя она закричала, ответа не последовало. Девушка не только не понимала где находится, но даже не представляла где верх, а где низ.

В этой тьме зажёгся тусклый свет, отчего Химэкава вздохнула с облегчением.

— Слава богу, вот вы где. Я здесь…

Из маленького огонька хлынул вихрь пламени.

— Э-э!..

В мгновение ока Химэкаву окружило тёмно-красное адское пламя. А с другой стороны этого огня незаметно для неё возникли улицы Токио.

Чёрные облака и силуэт города показался на фоне ярко-красного неба. А затем появилась даже более заметная тень.

— Трёхголовый!

С мрачным выражением лица Химэкава обнажила меч.

— Прежняя я была практически раздавлена прошлым, но сейчас всё иначе!

В миг, когда она собралась прыгнуть, что-то схватило её за ногу.

— …?!

Протянувшаяся из грунта рука вцепилась в неё. Словно выползая из земных недер, руки появлялись друг за другом.

— А… что… это!..

От слишком сильного отвращения волосы Химэкавы встали дыбом.

— Ты отвратительна, Онээ-тян.

— …Э?

Когда она обернулась, то увидела стоявшую перед ней девочку. С этой девочкой она говорила прямо перед самым первым нападением Трёхголового.

Холодный пот выступил по всему телу Химэкавы.

Девочка обнимала сгоревшего плюшевого мишку и рыдала.

— Хотя я не хотела умирать, хотя Онээ-тян сказала, что спасёт меня.

Глаза Химэкавы широко распахнулись от ужаса, а её взгляд в панике заметался повсюду.

— Лгунья! Верни маму!

— Хи-и!

Химэкава отшагнула назад. А затем услышала голоса позади.

— Почему… мы должны были умереть?

Они раздались от влюблённой парочки примерного того же возраста, что и Химэкава.

— Ведь оставалось так много вещей, которые я хотела попробовать вместе с ним! Так почему же… я умерла… а ты жива?!

— Не-е-е-е-е-е-е-е-ет!

Химэкава схватилась за голову и припала к земле.

— Простите меня! Прости-и-и-ите! У-у-у… ува-а-а-а-а-а-а.

А затем Химэкава разрыдалась, словно маленький ребёнок. Но даже так тени мертвецов окружили девушку и продолжили обвинять её.

«Лгунья». «Умри». «Почему ты жива?» «Помоги».

— Пожалуйста… простите меня, простите меня, наконец…

Она закрыла глаза и уши, её сильно трясло. Девушка больше не хотела никого ранить, не хотела быть раненной. Она лишь желала погрузиться в глубины мрака и жить, спрятавшись под панцирем. Там, где ей никто не помешает, где не понадобится реагировать, просто спокойно…

— Химэкава! Э-эй, в чём дело, Химэкава?!

Кидзуна с беспокойством на лице окликнул Химэкаву. Тем не менее, выронившая меч и стоявшая с пустыми глазами девушка, казалось, ничего не слышала.

Смотря на такое состояние, Зэлсионэ гордо произнесла:

— Бесполезно. Эта девушка провалилась в тьму собственного сердца. Сейчас она словно ходячий труп.

— Что ты сказа…?

— Знаешь, это случилось не только с ней.

— …А!

Айнэ упала на колени рядом с Кидзуной.

— Айнэ, что такое?!

Пот градом стекал с девушки, и её тело дрожало.

— Эта девчонка расскажет мне о том, как завладела ядром Зероса.

— У-у… я-я не знаю… этого… — выдавила Айнэ мучительным голосом.

— Я не приму такого оправдания. Если же забыла, то вернись по собственной памяти и найди это.

— …А-а-а-а-а!..

Айнэ закричала и рухнула на землю.

— Айнэ! Чёрт… ты-ы!

Кидзуна крепко сжал кулаки и помчался на Зэлсионэ. Но прямо перед тем, как достигнуть её, парень столкнулся с неожиданно вмешавшимся объектом, отчего искры разлетелись повсюду.

— Что?! Ю-Юрисиа?..

Как будто защищая Зэльсионэ, синий доспех встал на пути и остановил рывок Кидзуны. Лицо Юрисии сейчас напоминало лицо безвольной куклы.

Зэлсионэ спокойно подошла к девушке и пододвинула её лицо так близко к своему, что их губы практически касались. А затем командир армии иного мира заглянула в синие глаза блондинки. Через зрачки она проскользнула в её разум и прочитала мысли Юрисии.

— …Хо, кажется эта девушка влюблена в тебя. Не знаю о чувстве любви к мужчине, но это должно быть интересно. В таком случае будет здорово, если ты уничтожишь важного для тебя человека своими руками.

Зэлсионэ отошла от девушки.

Юрисиа повернулась к ней спиной, и её взор стал скитаться повсюду, словно что-то искал. А затем, распознав лицо Кидзуны, она напряжённо уставилась на него. Сейчас её взгляд полностью отличался от того, которым она обычно смотрела на парня.

— Э-эй… Юрисиа?

Мурашки пробежали по спине Кидзуны.

«…Плохо».

В одно мгновение парень зажёг турбины.

— Ты не уйдёшь, Кидзуна!

Пушки частиц Юрисии атаковали парня. Кидзуна развернул Лайф Сейвер и кое-как защитился от обстрела.

Его разум пришёл в смятение.

— В чём дело, Юрисиа?! Почему!..

Словно не видя смысла в диалоге, Юрисиа направила на Кидзуну Дифференциальный каркас в режиме бомбардировки.

— …Что?!

Крупнокалиберная пушка частиц разрушила его Лайф Сейвер.

— Ува-а-а-а-а-а-а-а-а!

Парень покатился по земле.

— Ух… Юрисиа…

Даже не дожидаясь её команды, несравненно точные пушки частиц попали прямо по доспеху Эроса.

— Гх! Ч-чёрт!..

От обстрела Юрисии парень кувыркался по земле, словно камушек, который бросали и смотрели как он катится.

«Твою же! Раз дошло до такого, не знаю, поможет ли это, но… будь что будет!»

— Режим Зерос!

Одновременно с криком Кидзуны розовая подсветка Эроса изменилась на синию. Оттолкнувшись от земли, парень помчался. Его фигура исчезла из поля зрения Юрисии на скорости совершенно иного уровня.

«Я сумел!»

Кульминационный гибрид провалился, но способности Зероса спасли его.

«Возможно ли, что и Кульминационный гибрид не провалился? Но в таком случае почему Айнэ… нет! Сконцентрируйся на сражение прямо перед собой! У Зероса нет дальнобойного оружия. Мне придётся сражаться голыми руками с Юрисией, специалистом по дальним атакам.

Вероятно, это безумие. Но у меня нет иного выбора!»

Кидзуна помчался к Юрисии. Дорожное покрытие крошилось от его шагов. Несясь по земле со скоростью, от которой асфальт, казалось, мог расплавиться, он приблизился к девушке.

Сильной стороной Зероса являлась его скорость и мобильность. Он не знал, что именно случилось с Юрисией, но, глядя на людей, использовавшихся для магической станции, мог понять суть.

— Приди в себя! Юрисиа!

Кидзуна выбросил сжатую в кулак правую руку в сторону Юрисии. Наклонившись в сторону, девушка избежала удара, проскользившего над плечом. А затем, словно отвечая на атаку, её левая рука, сжимавшая пушку частиц, вытянулась вперед.

— …?!

Ствол этой пушки нацелился в лоб Кидзуны, отчего сердце парня практически остановилось.

А затем Юрисиа нажала на курок.

Отчаянно мотнув головой, Кидзуна уклонился от пули.

Частицы света разрезали висок парня.

— Уа-а-а-а!..

Разлетевшаяся повсюду кровь дымилась.

Однако у него практически не было времени, чтобы почувствовать облегчение. Кидзуна отчаянно вцепился в руку Юрисии, стрелявшую из пушки.

Но девушка просто выстрелила в схватившуюся за неё кисть Кидзуны с другой руки.

— А-а… ха-а!..

Парень не сумел уклониться от выстрела в упор. Он получил пулю даже без развёрнутого Лайф Сейвера.

И более того, Юрисиа не снизила темп атак, продолжая направлять дуло на Кидзуну.

— Чёрт!..

Отчаянно махнув запястьем, он оттолкнул державшую пушку руку Юрисии. Воспользовавшись этим импульсом, Юрисиа развернулась на месте. И в то же время, пушка в другой руке направилась на Кидзуну.

— Ува-а-а!

Парень получил прямое попадание в грудь.

Устояв каким-то образом, он выбросил кулак вперёд. Однако Юрисиа уклонилась от удара превосходным движением.

Оттолкнувшись от земли, Кидзуна атаковал ногой. Удар, целившийся в бок девушки, оказался заблокирован модулем Дифференциального каркаса. А затем его ствол указал на Кидзуну.

«Это уже не шутка!»

Крупнокалиберная пушка Дифференциального каркаса, которая могла уничтожить магическое оружие одним попаданием, выстрелила. Кидзуна отпрыгнул назад и, падая, уклонился от обстрела.

Внезапно холодный пот выступил по всему телу парня.

Упав на землю, он перекатился и встал на ноги. Но Юрисиа погналась за ним.

— Твою!

«Если возьму среднюю дистанцию, то буду хорошо прожарен!»

Кидзуна крепко сжал кулаки и, собрав свою смелость, помчался вперёд. В одно мгновение он достиг Юрисии.

— Уо-о-о-о-о-о-о-о-о!

А затем отвёл кулак. Большой замах был бы опасен, потому он нанёс комбинацию коротких ударов.

Юрисиа укрепила свою защиту, терпя удары Кидзуны. Каждый раз, когда кулак попадал, доспех Кроса истончался, а искры и маленькие фрагменты брони танцевали в воздухе. Множество вспышек сверкнуло между парочкой.

«Отлично! Как и ожидалось, она не поспевает за скоростью Зероса! Если так продолжится!..»

В следующий миг Юрисиа получила удар Кидзуны и упала на спину.

— Да!

Тем не менее, девушка взглянула на него холодными глазами. А затем направила пушки частиц в обеих руках на Кидзуну.

— ?!

Парень сразу же развернул Лайф Сейвер. Всё ещё лежавшая на земле Юрисиа открыла безостановочный огонь из пушек в обеих руках. Ослепительные вспышки взорвались прямо перед Кидзуной. Он не успел развернуть щит вовремя, и пули, одна за другой, врезались в него.

— У-а-а-а-а-а! Гх!..

Боль пронзила всё его тело, практически заставляя потерять сознание.

Юрисиа вскочила на ноги и направила пушки на Кидзуну, чтобы добить его.

— Чё-ё-ё-ё-ё-ё-ё-ёрт! — закричал парень, чтобы удержать своё уносящееся вдаль сознание.

Кидзуна отчаянно взмахнул руками и оттолкнул руки Юрисии, продолжая отводить дула. Но скорость парня упала, и он не успел вовремя.

Ствол указал на его лоб.

Кидзуна развернул Лайф Сейвер и откинулся назад.

Снаряд пушки частиц пролетел в десяти сантиметрах от его глаз. Однако его живот, открывшийся для атаки, принял на себя серию безжалостных выстрелов. Доспех Эроса разбился.

Рухнув на щебень, Кидзуна в буквальном смысле скорчился от боли.

«Тво-ою ж! Да кто сказал, что Юрисиа специалист по дальнему бою?! Даже вплотную она невероятно опасна, не так ли?!»

Кидзуна приготовился стать мишенью и разорвал дистанцию, отлетев назад. Он достиг предела своей концентрации, продолжая сражение на сверхмалом расстоянии.

Наклонившись, он побежал, чтобы обойти Юрисию.

Девушка с развевающимися золотистыми волосами спокойно наблюдала за его состоянием. Кидзуна уставился на бывшего надежного союзника, ставшего теперь серьёзной угрозой.

Рефлексы, физическое состояние, тактическое суждение, храбрость, оценка ситуации — всё в ней было превосходно. Прозвище сильнейшей в мире не являлось пустыми словами. Да что он мог сделать в таком случае…

Кидзуна вспомнил прошлую битву с Гравэл.

«В тот раз мне удалось усилить способности Юрисии и Скарлетт. Я создал оружия и сумел победить Гравэл. В таком случае… однако у Зероса нет вооружения».

В груди Кидзуны зажглось пламя.

— Тогда это скорость! Дай мне скорость выше, чем у Дифференциального каркаса Юрисии!

Свет магической энергии помчался по всему приводу. Это сияние перестраивало доспех Эроса, делая его форму более острой, а турбины — более мощными.

— Я иду, Юрисиа!

Оставив за собой облако пыли, поднявшееся над землёй, фигура Кидзуны исчезла. Одним прыжком он достиг Юрисии. Девушка развернулась и зажгла Дифференциальный каркас, чтобы разорвать дистанцию. Она слегка поднялась над землёй и направила пушки частиц в обеих руках на Кидзуну, продолжая ускоряться.

Пули света попали в него. Парня отбросило, но он, кое-как выдержав это, вновь погнался за Юрисией на высокой скорости.

Девушка полностью перераспределила энергию Дифференциального каркаса на ускорение и, в конце концов, преодолела звуковой барьер. Сейчас Юрисиа стала пулей, которая, двигаясь вперёд, уничтожала все здания на своём пути. Она вылетела из города, в мгновение ока пересекла реку и понеслась по прямой.

Расстояние между ними сразу же увеличилось, и силуэт Кроса пропал из поля зрения Кидзуны. Если всё так продолжится, то его подстрелят с позиции, до которой он не сможет достать.

«Ещё! Ещё быстрее! Быстрее звука… на предельной скорости!»

Из тела Эроса хлынуло огромное количество частиц света. Земля проседала от шагов Кидзуны, и высеченный за ним след загорался. Звук разрезаемого ветра напоминал рёв, а ударная волна поднимала в воздух щебень.

— Уо-о-о-о-о-о!

Кидзуна превзошёл по скорости Дифференциальный каркас Юрисии. Он вновь увидел её спину.

Девушка навела пушки частиц в обеих руках и открыла огонь по нему.

Она целилась точно. Это будет безусловным попаданием.

«Ещё быстрее! Быстрее пули, быстрее пушки частиц!»

Форма Эроса стала ещё более острой.

Отталкиваемый в стороны воздух гремел, словно взрывы.

Трение доспеха и воздуха создавало высокую температуру.

Каждый непоколебимый шаг разрушал землю.

Он бежал, вычерчивая линию пламени и уничтожения.

Щебень разрушенного города метался в воздухе, словно при буре.

Пуля света вылетела из пушки частиц Юрисии.

Честно говоря, уклониться от неё казалось невозможным. Парень видел, как этот снаряд летел на него.

А затем Кидзуна на минимальном расстоянии увернулся от пули.

Он избежал всех снарядов, выпущенных один за другим. Однако дистанция до Юрисии возросла.

Дифференциальный каркас Кроса тоже поднял свою скорость до предела.

Огромное количество частиц света заставили всё тело девушки сиять золотым.

Превратившаяся в золотую пулю Юрисиа летела, уничтожая всё на своём пути.

Юноша вытянул руку, но по-прежнему не мог достичь этого золотого сияния.

«Ещё быстрее! Чтобы опередить свет!»

Синий свет окутал всё тело Кидзуны.

Его шаги пронзали землю, и парень несся вперёд.

Он бежал.

А скорее, летел.

Кидзуна стал синим метеором, мчащимся над землёй.

Синий метеор поймал золотую пулю.

Идеально выбрав момент, Юрисиа развернула тело и обернулась.

Пушки в обеих руках выпустили несколько десятков пуль за секунду.

Частицы света разлетелись из всего тела Кидзуны.

«Чтобы обогнать время!»

Тело Кидзуны превысило все скорости.

Движения Юрисии.

Летевшие пули.

Кружившийся щебень.

Частицы света.

Мир.

Все выглядело неподвижным.

— Юрисиа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Кулак Эроса врезался в доспех Кроса.

Дифференциальный каркас сломался и отлетел вдаль. Тело Юрисии подлетело в воздух, разбрасывая повсюду осколки Кроса.

С чудовищным импульсом она направлялась к полуразрушенному зданию. Девушка мгновенно умрёт, если столкнётся с ним.

Прямо перед тем, как Юрисиа врезалась в строение, на её пути, словно телепортировавшись, возник Кидзуна. А затем его руки обняли потерявшую сознание девушку.

— Юрисиа… прости.

Крепко прижав её к себе, парень быстро вернулся туда, где находились Айнэ с Химэкавой.

Скорость Эроса оказалась настолько большой, что глазам Зэлсионэ показалось, что Кидзуна возник из воздуха.

— Хо… так ты выжил. Неожиданный результат.

Зэлсионэ ожидала перед Айнэ с Химэкавой. Парень аккуратно опустил тело Юрисии на землю.

В тот же миг усиленные части Эроса стали частицами света и пропали.

«Значит невозможно поддерживать это долгое время».

Щёлкнув языком, Кидзуна уставился на противника перед собой.

— Ты назвалась Зэлсионэ, да? Мне отвратителен твой способ ведения дел.

Зэлсионэ хмыкнула, услышав оскорбления парня.

— Меня не волнуют твои чувства.

— Что?.. Нет.

Парень сдержал своё желание броситься вперёд. Вместо этого сейчас ему нужно вырваться отсюда.

Кидзуна попытался подбежать к упавшей Айнэ. И в тот же миг бирюзовый пояс света пронёсся перед его глазами.

— Уа-а!

Удар, словно от пинка, и оцепение, напоминавшее электрошок, пробежало по его груди. Тело Кидзуны отлетело, а затем покатилось по земле.

— Гх! Ч-что?

Он не понял, что с ним случилось. Что-то длинное, как змея, и сияющее бирюзовым светом возникло перед его глазами и ударило по телу.

— Зэлсионэ… это твоя работа, да?

Кидзуна встал, держась за грудь. А затем он уставился на металлическую плеть в руках противника. На сияющей серебром плети был выгравирован разрез, из которого просачивался свет магической энергии.

— Сейчас эта девушка занята поиском в своём прошлом. Я не позволю мешать ей.

Зэлсионэ взмахнула плетью так быстро, что даже глаз не сумел уловить её.

— Уо-о!

Оружие противника обернулось вокруг ноги парня, и от него побежала стимуляция, из-за которой онемела половина тела. А затем она потянула Кидзуну, и он рухнул на землю.

— Поймала.

Широко улыбнувшись, Зэлсионэ потянула плеть.

— Твою…

Тело Кидзуны тащили по усыпанной щебнем земле. А затем, в соответствии с движениями плети, он подлетел в воздух и врезался в землю, словно став игрушкой.

— Как бы ты не был быстр, это бесполезно, если тебя поймали. Ты просто никчёмен.

«Чёрт, если бы у меня осталась та скорость, то эта женщина… у-о-о!»

От сильного взмаха плетью Кидзуна врезался в стену рухнувшего здания. Он пробил бетон, и его брошенное тело покатилось по земле.

— Гх… кха… уо.

Хотя парень и освободился от плети, он не сумел сразу же встать. Прилагая всю силу, Кидзуна поднялся на дрожащие ноги.

При контакте эта плеть напрямую стимулировала нервы противника. И не только боль, казалось, она могла намеренно передать врагу различные ощущения.

— Действительно, женщина со скверными предпочтениями…

Кидзуна вытер кровь с губ и вновь помчался.

«Мне удастся победить её лишь скоростью. Ещё один раз я сумею разогнаться, как и прежде. Я полечу так быстро, что плеть этой женщины не догонит, и атакую!

Плеть двигается быстро, словно живое существо, у неё нет слепых пятен. Кажется, что эта женщина возвела сферообразную защитную стену с самой собой в центре. На все триста шестьдесят градусов нет ни единой возможности достать её.

Но слабое место есть!

Если только я достигну скорости, чтобы оставить позади всё!»

В тот же миг доспех Эроса трансформировался. Мощные турбины появились на каждой части привода.

— Вперё-ё-ё-ёд!

Он оттолкнулся от земли и уклонился от плети, ускоряя каждое движение турбинами. Кидзуна двигался невообразимо быстро.

Но, в конце концов, он так и не сумел достичь прежней скорости. И причина этого очевидна.

«Чёрт! Уже не хватает запасов гибрида!»

Несмотря на только что сделанный Кульминационный гибрид, его уровень гибрида уже вошёл в красную зону.

«Это мой предел. Но у меня нет выбора, кроме как справиться даже в таком состоянии!»

Он еле-как уклонился от плети, которая атаковала множеством сгибов.

«Проскользнул!»

Кидзуна преодолел стену, возведённую оружием Зэлсионэ.

Парень отвёл кулак, и частицы света хлынули из турбины на локте. Турбина запустила кулак Эроса со скоростью звука.

— Готовься-я-я-я-я-я!

Кулак Кидзуны вылетел вперёд. Прямо перед тем, как эта взрывная сила достигла Зэлсионэ, серебряная плеть мгновенно собралась в её руке. А затем она…

— Уа-а-а?!

Вонзилась в ногу Кидзуны.

— Хи-хи-хи. Ты думал это обычная плеть? К сожалению, вот его настоящая форма.

Рука Зэлсионэ сжимала серебряный меч, наполненный бирюзовым сиянием.

— Ува-а-а-а-а!

Свежая кровь хлынула из ноги Кидзуны.

— Хм, крики мужчины звучат иначе, неплохо.

Зэлсионэ с упоением слушала его крики.

А затем на лице Кидзуны тоже возникла ужасающая улыбка.

— А-ах… определённо неплохо… а?!

Парень шагнул вперёд. Меч пронзил его ногу насквозь.

— Что?

Зэлсионэ нахмурила брови.

В обмен на боль и кровь Кидзуна немного сократил расстояние. Этот единственный шаг являлся важным шагом для открытия пути к спасению.

— Теперь… ты… в моей досягаемости.

Частички света хлынули из турбины на локте.

— Уо-о-о-о-о-о-о-о-о-о!

Кулак Кидзуны вновь вылетел вперёд. Несущийся с невероятной скоростью удар разбил напоминавшую глаз линзу за спиной Зэлсионэ.

— Ты… в обмен на одну ногу… мой магический доспех, Терос…

Зэлсионэ изумлённо уставилась в лицо Кидзуны. Покрывшись липким потом, парень улыбнулся дрожащими губами.

А в следующий миг открыл окно связи.

— Я заставил тебя ждать, Скарлетт! Внушение этой женщины дожно стать неэффективным! Остальное на вас!

— Принято! Мы идём!

Мастерс одновременно утвердительно откликнулись и снова полетели в сторону Токио.

Однако, словно предупреждая их действия, несколько фигур встали на пути команды.

— Эй, вы кто такие?! — выкрикнула Скарлетт четвёрке, выстроившейся перед её глазами.

— Мы имперские стражи Империи Ватлантис, Квартум. Преданные слуги Зэлсионэ-самы, — ответила девушка с повязкой на глазу. Тем не менее, Скарлетт раздражённо воскликнула:

— Ха-а? Да кого это заботит, прочь с дороги!

Создававшая кокетливую атмосферу белокурая барышня ответила:

— Мы ни в коем случае не отойдём с пути. А препятствующие Зэлсионэ-саме…

Квартум и Мастерс одновременно выхватили свои пушки.

— Будут полностью разбиты!

— Отлично! Сокрушим их!

А затем развязался свирепый бой.

Наблюдая за этими событиями через окно связи Кидзуна стиснул зубы.

Зэлсионэ, глядя на такое выражение парня, радостно прищурилась.

— Хи-хи-хи, кажется, помощь не придёт.

Из-за падения уровня гибрида и потери крови Кидзуна почувствовал головокружение.

— Да… но исход этого боя уже предрешён. Раз ты не можешь больше использовать гипноз, то у тебя нет шанса на победу.

— Вот как? В таком случае, посмотри в мои глаза. Разве это глаза побеждённого?

Приглашённый словами Зэлсионэ, парень беспечно посмотрел в её глаза.

На мгновение их взгляды встретились.

Свобода воли покинула тело Кидзуны.

«Чёрт…?!»

В глазах женщины плавал магический узор. Когда он заметил этот свет, то всё его тело уже парализовало, и Кидзуна не мог пошевелить ни единым пальцем.

— Естественно, невозможно использовать широкомасштабную магию без Перестройки сердца Тероса. Но вторгнуться в разум одного человека… проще простого.

Зэлсионэ вытащила меч из его ноги.

— Уа-а-а… гх!

Боль пронзила разум Кидзуны. Сила покинула его ногу, и парень опустился на одно колено.

— Испортить мой Терос — это тяжёлый грех. Ты хорошо осознаешь это на собственном теле.

Зэлсионэ вновь превратила меч в плеть и ударила Кидзуну.

— А-а! Гх… у-у.

Плеть взлетала много раз. Доспех Эроса трескался, и его поверхность начала отдираться.

Каждый из этих взмахов наносил чудовищный удар по телу парня, повергая Кидзуну в оцепенение, парализующее тело. А затем его плоть стала постепенно разрушаться.

«Ч-чёрт! Не могу даже пошевелиться. Я должен сделать хоть что-нибудь!»

Чувство нетерпения переполняло разум Кидзуны. Последную его надежду, Мастерс, удерживал Квартум. Юрисиа потеряла сознание, да и Химэкава тоже.

И Айнэ…

Айнэ лежала с по-прежнему открытыми глазами. Однако в них не отражалось ничего. Этот взгляд был направлен в море подсознания, в самые глубины.

— Айнэ! Приди в себя, очнись! Айнэ!..

Девушка слышала откуда-то зовущий её голос. Чей же он? Айнэ чувствовала, что этот голос, несомненно, принадлежал важному ей человеку.

Слушая раздававшийся откуда-то зов, девушка огляделась по сторонам. Длинный коридор тянулся вперёд. Это действительно просторное и большое здание. Изумительно высокий потолок, прекрасные орнаменты, напоминавшие произведения искусства — это место походило на дворец.

Словно потерявшийся ребёнок, Айнэ с беспокойством смотрела по сторонам.

«Эмм, если правильно помню… точно. Мне сказали узнать, как я получила Зерос. Нужно рассказать об этом той женщине с фиолетовыми волосами».

Она не знала почему, но у неё возникло такое чувство долга. Айнэ пошла вперёд. Свернув за несколько углов, она продолжила идти по длинному проходу.

Вскоре огромная дверь в конце коридора попалась ей на глаза.

Вот оно. За ней находится искомый ею ответ.

— Эй, Онээ-тян. Ты собираешься открыть эту дверь?

Маленькая девочка стояла перед дверью. На вид ей было около семи лет, и с её серебряными волосами и красными глазами она казалась невероятно милой.

«Это… я?»

Это её внешность из детства. Этот ребёнок посмотрел на неё и предостерёг:

— Думаю, будет лучше не открывать её, да?

Притворившись, что не услышала, Айнэ коснулась ручки.

«За этой дверью… спит устрашающая сила».

Девушка инстинктивно поняла это, когда схватилась за ручку.

— Но если освободить эту силу, то Онээ-тян больше никогда не сможет вернуться обратно, понимаешь? — прошептала девочка.

Внезапно всё её тело сковал страх, а рука перестала двигаться.

В тот же миг плавающее окна открылись вокруг Айнэ.

«Кидзуна?!»

В них отображалась фигура избиваемого плетью Кидзуны. Доспех Эроса сломался, кожа парня была порвана, а плоть разодрана. Каждый раз, когда плеть ударяла его, кровь разлеталась повсюду. Весь покрытый грязью, пылью и кровью, Кидзуна корчился на щебне.

Она рефлекторно отвернулась. Увиденное не было слишком ужасным, но девушка не могла смотреть на это.

Айнэ уставилась на возвышавшуюся перед ней дверь.

«Если открыть эту дверь, то я сумею спасти Кидзуну».

Девушка приложила силу в ладонь, сжимавшую рукоять.

— Эй, Онээ-тян. Разве это не годится?

Рядом с девочкой парило порочное вооружение, Распылитель.

Айнэ покачала головой.

«Не годится. В данной ситуации оно бесполезно».

В окне Зэлсионэ прекратила размахивать плетью и, выглядя заскучавшей, открыла рот:

— Я скоро устану от этого… тогда давай немного изменим план.

Зэлсионэ отвернулась от Кидзуны и направилась к лежавшей Айнэ.

— С… стой, что ты собираешься делать с Айнэ?!

Зэлсионэ приподняла девушку и заглянула ей в глаза. Магический узор, плавающий в глазах женщины, отразился в зрачках Айнэ.

Нежно отодвинувшись от девушки, Зэлсионэ широко улыбнулась Кидзуне.

— Это минимальное сострадание с моей стороны. Вместо того, чтобы быть убитым той, которую ты только что встретил, думаю, тебе будет приятнее пасть от руки соратника, верно?

Зэлсионэ снова превратила плеть в меч и предложила его Айнэ. С пустыми глазами девушка взяла этот меч дрожащей рукой.

— А теперь, убей этого парня.

Шёпот Зэлсионэ отправил прямой приказ телу Айнэ. Держа в руке меч, девушка зашагала к Кидзуне.

Разум Айнэ смотрел на собственное тело, собирающееся убить Кидзуну, как на другого человека.

«Нет, стой».

Айнэ дрожала от этого зрелища.

Она чувствовала себя так, словно, находясь в кошмаре, смотрела ещё более страшный кошмар.

В плавающем окне она встала перед Кидзуной. Лежавший под её ногами парень мучительным взглядом посмотрел на неё.

Айнэ взяла меч рукоятью вверх, а остриё направила вниз, словно собиралась совершить жертвоприношение.

Зэлсионэ смотрела на это с восторгом на лице.

Остриё меча нацелилось на грудь парня.

Айнэ задержала дыхание.

«Этого… ни в коем случае нельзя делать!»

Айнэ медленно подняла меч в руках.

«Нет! Беги, Кидзуна!»

Кидзуна отчаянно пытался пошевелить своим неподвижным телом. Однако это было бессмысленно. Его вспотевшее и бездействующее тело могло лишь трястись.

Айнэ рыдала про себя.

«Кидзуна.

Кидзуна.

Кидзуна.

Я встретила тебя в Атараксии, и ты освободил меня от тревог… чем больше узнавала о тебе, тем болезненнее и стыднее мне становилось… поэтому-то… я… тебя…»

Айнэ опустила меч, поднятый обеими руками над Кидзуной.

Бесчувственный меч собрался пронзить грудь парня.

— Кидзуна-а-а-а-а!

Айнэ распахнула дверь.

Из-за двери пролился божественный свет. Это сияние очищало тело Айнэ, словно удаляя всю скверну. Чистый и прекрасный свет.

И одновременно с этим запечатанная за дверью память начала возвращаться к ней. Утраченное девушкой «я» стало восстанавливаться. Она чувствовала себя так, словно смотрела на кусочки паззла, автоматически занимающие свои места. И затем, когда Айнэ увидела картину целиком…

«Я вспомнила всё».

Сознание Айнэ вылетело из дворца в её сердце и стало быстро подниматься на поверхность. Она направилась к верхнему слою разума, и в миг, когда девушка пробилась сквозь стену пробуждения, её зрение синхронизировалось с той собой, которая опускала меч.

— Что-то не так? Почему ты остановилась?

Стоявшая поблизости Зэлсионэ с сомнением посмотрела на неё.

Айнэ остановила меч прямо перед тем, как он пронзил Кидзуну.

Зэлсионэ пристально уставилась на девушку, но, словно осознав, сразу же произнесла:

— А-а, ясно. Я бы никогда не подумала, что ты очнёшься в этот момент.

Зэлсионэ криво улыбнулась, но, взяв себя в руки, спросила Айнэ:

— Судя по твоему виду ты, кажется, выполнила своё поручение. Ну, и где же ты взяла это ядро?

Кидзуна с беспокойством взглянул на стоявшую перед ним девушку.

Айнэ остановила меч на полпути. Однако для пришёдшего в сознание она выглядела странно. Да что случилось?

Айнэ бросила меч на землю.

А затем улыбнулась Кидзуне готовым вот-вот расплакаться лицом.

«…Прощай».

Казалось, именно так двигались её блестящие губы.

Девушка закрыла глаза. И в тот же миг всё её тело замерцало синим светом.

А затем это сияние изменило цвет волос Айнэ на розовый.

Улыбка пропала с лица Зэлсионэ.

— Ты…

Слегка приоткрывшиеся глаза девушки сияли красным.

И её розовые губы холодно произнесли:

— Запретное вооружение, Разрушитель кода*.

Части спины Зероса отделились и начали трансформацию. В таком состоянии доспех создавал новые детали, и в мгновение ока позади Айнэ возникло огромное кольцо. А затем в центре это кольца появился свет, формировавший магический узор.

Спокойствие покинуло Зэлсионэ. Холодный пот стекал по женщине, а её губы дрожали.

«Абсурд. Почему под воздействием моей магии она свободно говорит? Почему свободно двигается?»

— Ты… кто ты?

Зэлсионэ вытащила новую плеть из-за спины. Она слегка взмахнула ей, и та трансформировалась в меч. Женщина направила этот клинок на Айнэ.

Одновременно с этим из магического узора, парившего за Зеросом, начертились странные символы и возник пояс света. Он стал вращаться вокруг Айнэ и возвёл купол в форме полусферы. А затем, постепенно увеличивая скорость вращения, он начал расширяться, словно увеличивая свою территорию.

— Хм, это что-то вроде барьера?

Зэлсионэ взяла меч одной рукой. Частицы света вылетели из турбин на её спине, и она помчалась на Айнэ, словно пуля. Зэлсионэ провела прямой выпад, и меч понесся на купол света.

Кончик направленного прямо на Айнэ клинка коснулся барьера.

Меч пропал.

— ?!

Оружие исчезло от острия до рукояти.

По правде, ожидалось что меч пронзит купол. Тем не менее, коснувшись барьера, он последовательно исчез от места соприкосновения и не смог достигнуть внутренней части купола.

И не только меч. Прикоснувшись к этой полосе света, пропал даже магический доспех. Оружие и доспехи возвращались в символьные выражения из света, а затем рассыпались и исчезали. Когда Зэлсионэ прошла сквозь купол света, её магический доспех обратился в ничто.

Это потрясло её.

Изумило.

Тело Зэлсионэ задрожало.

Он не просто уничтожил её. Заклинание приняло вид формулы, а затем разложилось.

«Если это та способность, то естественно, что даже моя техника завершилась. Это то, отчего любые заклинания и магические силы становятся бесполезными. Неважно насколько могущественный магический доспех носит противник. Оружие и заклинания разложаться до уровня магической формулы.

Перед этой способностью они будут бессмысленны».

Купол света продолжил расширяться. Поглощённые этим сиянием сердце-гибридные приводы пропали с тел Кидзуны, Химэкавы и Юрисии. Взамен этому, наложенная на них промывка мозгов рассеялась, и они пришли в сознание. Расширяясь всё дальше, купол уничтожил сражавшиеся на земле магические оружия и разложил парившие в небе линкоры на массу букв и формул. Точно так же, как и меч Зэлсионэ, корабли полностью исчезли от точки соприкосновения с барьером.

— Это… способность Зероса.

Зэлсионэ ошеломлённо смотрела на девушку перед собой.

— Но… эта сила… она… как у…

Зэлсионэ вспомнила фигуру маленькой девочки, которая жила в воспоминаниях далёкого прошлого. Эта фигура совпадала с фигурой носителя Зероса перед её глазами. Серебряные волосы, окрашивающиеся в прекрасный и очаровательный розовый цвет.

— Невозможно… невозможно, нет, такого не может быть! Как это случилось?!

Зэлсионэ бросилась к Айнэ. А затем позвала её дрожащим голосом:

— Вы… невозможно… вы и правда… это чудо?

С печальным взглядом Айнэ ответила Зэлсионэ, глаза которой переполнились слезами.

— Давно не виделись, Зэл.

Слёзы потекли из глаз женщины. Сдерживая просачивающиеся всхлипы, она преклонила колено перед Айнэ.

Кидзуна отчаянно пытался сдвинуть ставшее свободным тело.

— Ч-чёрт, что это? Да что происходит?

— Кидзуна!

Пришедшие в сознание Юрисиа и Химэкава подбежали к нему. Сердце-гибридные приводы обеих пропали, и они были лишь в пилотных костюмах. Девушки помогли Кидзуне подняться и спросили его с мрачными лицами.

— Кидзуна-кун… это… да что здесь творится?

— Не… не знаю. Даже я…

От переизбытка информации Кидзуна уже не понимал, что делать.

Он видел собственными глазами, как Зэлсионэ по какой-то причине преклонила колено перед Айнэ.

Айнэ же с мрачным и печальным выражением лица смотрела вниз.

Кидзуна, Химэкава и Юрисиа могли лишь с изумлением наблюдать за разворачивающимися событиями.

Зэлсионэ воскликнула смешанным со слезами голосом:

— Принцесса Империи Ватлантис, Ваше Высочество Айнэс Синклавия. Приветствую вас от всего сердца.

  1. Название игры: нитяное или верёвочное кольцо надевается на руки, продеванием пальцев делаются разные фигуры, которые снимают друг у друга с рук
  2. Реконструкция сердца и души
  3. Разложение магических формул