Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 2. Проклятые дети

Часть 1

Утро. Солнечные лучи мягко пробиваются сквозь облака, на веточках весело щебечут воробьи.

На площадке за домом, где жил Рентаро, стояло 8 детишек, мальчиков и девочек, они сияющими глазами глядели на Рентаро. Его не покидало чувство, что где-то он уже их видел, и тут его осенило: все они одноклассники Энджу.

Рентаро подавил очередной приступ зевоты; в полусонном состоянии он так и стоял, смотря куда-то вдаль — ситуация выглядела странной.

— Итак, вы хотите стать моими учениками?

— ДА!!! — заголосили детишки.

Рентаро не обратил на это внимания и искоса глянул на Энджу, которая не могла скрыть радость на лице.

— Эй, Энджу… Я хочу культурно послать их по домам. Как мне быть?

— Ну, не будь букой, — ответила она. — Просто дай им пару уроков.

Парень разочарованно вздохнул. Похоже, Энджу разнесла по школе слух, что он «мастер боевых искусств».

Из-за этого Рентаро и разбудили рано утром такого редкого и долгожданного выходного. Обычно, в такое время он ещё ворочается во сне в своём футоне.

— Мастер, а правда, что вы можете до смерти напугать медведя одним взглядом?

Так слухи доходят до такого масштаба.

— Мастер, а правда, что вы можете уничтожить батальон морской пехоты голыми руками?

Похоже, я уже успел убить группу морских котиков.

— Мастер, а правда, что вы можете поймать ядерную ракету и кинуть её обратно?

«Мастер» с упрёком посмотрел на Энджу. Да что ты им там наговорила?

Как только их взгляды пересеклись, девочка подняла большой палец вверх, а её глаза так и кричали: «Рентаро может всё!».

Он еле сдержался, чтобы не вздохнуть. У Энджу есть очень плохая привычка: она верит, что Рентаро может сделать всё, что угодно, если станет серьёзен. Парень почесал затылок. Все когда-то верили в супергероев с особым силами, даже Рентаро. Поэтому он не хотел рушить мечты невинной ребятни.

Собравшись с духом, он кивнул. Главное произвести хорошее первое впечатление.

К тому же, это всего лишь дети.

— О, так вы поэтому здесь собрались? Я и есть тот самый великий Рентаро Сатоми!

Тишина.

Теперь же он растерялся и повернулся к Энджу, моля о помощи.

Но девочка только помахала ему, не переставая улыбаться. Похоже, она совершенно не понимала намерений Рентаро.

— Что ж, внимайте. Стиль Тендо основал Сукекийо Тендо. Если коротко, боевой стиль Тендо состоит из одного типа ударов рукой и двух типов ударов ногой, всего три типа. Уж извините, если обманул ваши ожидания. Я ещё новичок, поэтому движений знаю немного, я даже не освоил все приёмы своего уровня…

— Какая разница, мастер. Научите нас какому-нибудь суперприёму.

— Эх, похоже у меня нет выбора.

Рентаро не мог противостоять такому энергичному настрою детей и подошёл к одиноко стоящему клёну.

Слегка согнув колени, он принял базовую «Безграничную стойку» и сделал глубокий вдох.

— Боевой стиль Тендо, вторая стойка, третье ката…

Послышался резкий выдох, и Рентаро стремительным движением:

— …«Рокуто Кабуто»!

С глухим звуком кулак ударил по стволу дерева, то задрожало, посыпались листья.

Парень снова выдохнул, расслабился и повернулся к детям:

— Н-ну как?

«Э-э…слишком быстро, я ничего не увидел», «Это обычный удар!», «Как-то скучно...», «И это всё?», «Почему ты не сломал дерево?», «Верните мои деньги!».

Рентаро схватился за голову: «Что делать? Уже хочется их побить!».

— Не спешите, это только разминка. У меня в запасе есть ещё одна секретная техника. Сильнейший приём боевого искусства стиля Тендо. Вторая стойка, одиннадцатое ката: «Скрытый Дзен, Текущая Вода».

«О-о-о!», «Звучит круто!», «Может, тут только название крутое?», «Откуда ты знаешь, если не видел?».

Рентаро собрал всю свою решимость и начал. Он набрал достаточную скорость, чтобы одним ударом переломить ствол дерева, и подпрыгнул.

— Боевой стиль Тендо, вторая стойка, одиннадцатое ката…

Вдруг ему вспомнился вчерашний случай на собрании в зале заседаний.

Слова Кагетане никак не выходили из головы.

«Новый этап развития человека».

Он?..

Сейтенши тогда сказала: «Как все мы знаем, Токийская Зона защищена кольцом Монолитов. Обойдёмся без подробностей, но с помощью «Наследия семи звёзд» станет возможно проделать огромную дыру в кольце, после чего смерть бурей пройдётся по Токийской Зоне. Ситуация критическая, на счету каждая минута. Пожалуйста, во что бы то ни стало, верните Наследие Семи звёзд».

Я ни за что не могу проиграть этому Кагетанэ Хируко.

Рентаро слегка прищурился.

Он напряг мышцы пресса и посмотрел прямо на дерево.

— Секретное искусство…

Краем глаза парень заметил, как мальчик, от скуки играя с мячом, неожиданно пнул его в сторону Рентаро.

— Угх!

Его удар прервал такой пустяк. Рентаро потерял равновесие и упал головой в траншею. Ребятня громко рассмеялась.

Энджу поднесла руки к вискам и стыдливо покачала головой.

— Тупая атака. Даже навозного жука не убьёшь.

Навозного жука…

— Ну и пофиг на них. Может, пойдём лучше в приставку сыграем?

— Идё-ё-ём!.

— Э-эй, ребята, стойте…

Рентаро попытался остановить их, но одноклассники Энджу уже не слушали его. Вскоре парень и рыжеволосая девочка остались одни. Она со злостью топнула ножкой.

— Эй! Вернитесь!!! Рентаро правда невероятен! И ночью тоже!

— П-просто оставь меня страдать…

Парень посмотрел на часы: ещё утро, но ложиться спать уже не хотелось.

— Энджу, может, ты хочешь куда-нибудь сходить?

Девочка тут же просветлела и запрыгала в предвкушении.

— Шоппинг!

— Ладно-ладно, так уж и быть.

Только они выбрались из душного, битком набитого вагона, как Энджу сразу же схватила Рентаро за руку и повела в магазин игрушек. Магазин выглядел довольно большим и занимал целый этаж огромного торгового центра.

В выходной день в магазине собралось много народу, некоторые гуляли здесь семьями.

Рентаро смотрел на детей, которые стояли между родителями и держали их за руки. Он часто задавался вопросом: о чём думают прохожие, когда видят его и Энджу вместе?

Парень взял упаковку с пазлами, и на него тут же нахлынули воспоминания, возвращая в памяти старые чувства.

— Давным-давно, я с Кисарой часто играл в эту игру. Хотя, не думаю, что тебе понравится.

— Вот, что я хочу! — с этими словами его подопечная указала в сторону уголка с особыми товарами.

Отдел назывался: «Уголок Девочек небесного правосудия». К слову, вроде бы, об этом аниме Энджу вчера болтала с одноклассницей.

— О чём это аниме?

На самом деле Рентаро было не очень-то и интересно, и вскоре он пожалел о своём вопросе. Глаза Энджу тут же засияли: «Хочешь узнать?».

Если вкраце передать, о чём так восторженно повествовала Энджу, то это аниме про месть девочки по имени Йошико Оишикура Раноцуке (девочка-волшебница) за убийство приёмного отца. Она собрала 46 воинов (девочек-волшебниц), чтобы ворваться во владения Киры. Видимо, популярное многосерийное аниме.

Похоже, «Моэ-воины Ако» популярны.

— То есть, это одновременно о девочках-волшебницах и о мести.

— Ха-ха, круто же?

— Р-Разве?..

Рентаро оглядел оружие в углу. Меч в японском стиле с блестящим лезвием, однако рукоять напоминает волшебную палочку. Что-то типа Волшебных Клинков. Рентаро посмотрел промо-видео аниме. С леденящим кровь криком: «УМРИИИИ!!!» главная героиня, Тенчу Ред, яростно замахнулась огромным мечом.

Непонятно на какую аудиторию рассчитано это аниме, но магии в нём точно нет.

Рентаро рассмотрел меч и костюмы девочек-волшебниц, стоявшие на самых видных местах, и ужаснулся цене.

— Так дорого...

— Дорого? Разве? Я куплю это на свои деньги, можешь не волноваться о кошельке, лады?

С этими словами Энджу начала рассматривать полки с товарами.

— Что думаешь? — вскоре она принесла браслет.

На нём красовались жёлтые рисунки, а сама безделушка весила очень мало, похоже, алюминиевая.

— Что это?

— Браслет, который носят девочки небесного правосудия. Это знак, что ты один из 47 воинов. Если одна из них соврёт своим друзьям, то он треснет.

— О, чем-то напоминает «сломанное зеркало».

— Что за «сломанное зеркало»?

Рентаро нарисовал в воздухе кандзи.

— Я слышал эту историю от учителя. Когда-то жила пара, но по воле судьбы их пути разошлись. Они сломали зеркало пополам, и каждый взял по половинке в знак будущего воссоединения. Однако жена нарушила клятву и влюбилась в другого. Зеркало тут же сломалось и превратилось в птицу. Она полетела к мужу и всё ему поведала. В итоге они разошлись. Итак, юная Айхара, вы вынесли какой-то урок из этой истории?

— Да, учитель. Если изменяешь, не попадайся.

— Э-э-э?

Энджу взялась за подбородок.

— Но и правда похоже. Это сломанное зеркало, наверное, стырило идею у девочек небесного правосудия.

— Кто у кого ещё тырит. Кстати, сколько этот браслет стоит?

— 6980 йен. Дёшево!

— Это жуть как дорого! Да мы на такие два месяца жить можем!

Но прежде, чем парень успел её остановить, девчонка уже убежала к кассе и оплатила покупку.

— Вот, надень его, Рентаро.

— Что? Я?

— Они продаются парами. Если не дам его тебе, то кому?

Рентаро посмотрел, как Энджу надевает браслет на правую руку, и сначала тоже надел его на правую, но вдруг передумал и нацепил на левую руку.

Рыжеволосая девочка посмотрела на парня и лучезарно улыбнулась.

— Ч-что такое?

— Похоже набор для парочек, и теперь Рентаро не сможет соврать мне или обмануть. И не сможет приставать к другим девушкам. Браслет треснет, если ты схватишь Кисару за грудь.

— Э-э-э… Я, Рентаро Сатоми, по уши влюблён в Энджу Айхара… не сломался.

— Ведь это правда.

— Чёрт, как так. Я о таком и не подумал.

Они гуляли, взявшись за руки, по торговому центр и болтали. В основном говорила Энджу, а Рентаро просто иногда отвечал. Однако такая болтовня каким-то образом помогала ему избавиться от неприятного осадка после вчерашнего.

Увидев лицо Сейтенши на уличном экране, Сатоми остановился.

Похоже на выпуск новостей. Только сейчас лицо Сейтенши выглядело очень серьёзным — она рассказывала о своде законопроектов по базовым правам «Проклятых детей»: горячо обсуждаемый «Новый закон о Гастрее».

Смогут ли они принять его?

Рентаро очень надеялся на успех и крепко сжал руку своей подопечной.

Ещё не так давно в порядке вещей было тайком приносить новорождённых Проклятых детей к реке и убивать их ещё до того, как они успеют открыть глаза. Или же из-за их повышенных способностей к восстановлению с ними жестоко обращались в семье.

Считается, что всему виной их красные глаза, вызывающие у людей послевоенный травматический синдром — Гастреический шок. В результате они попросту не могут смотреть в глаза своим детям.

К тому же, гены детей мутировали под действием вируса Гастреи, так что родители попросту не могут понять: их ли это ребёнок. Некоторые даже за людей их не считают.

У «Украденного поколения», прошедшего через Великую войну, существуют дискриминационные группы, которые скрытно презирают «Проклятых детей». Мало кто из них будет стоять на стороне этих детей.

Честно говоря, Рентаро не думал, что такую проблему можно решить в одиночку. Он, конечно, приветствовал порывы Высшего Руководства Токийской Зоны, которые вроде бы пытались войти в положение, или, по крайней мере, рассчитывал оставить Сейтенши решение этой проблемы…

— Мне больно, Рентаро. Пошли уже.

Парень тут же отпустил её руку. Тема новостей уже поменялась, и Энджу теперь смотрела на него с подозрением.

— …Извини, я просто задумался. Идём.

И только они хотели пойти, как Сатоми заметил толпу людей на противоположной стороне дороги. Его охватило любопытство, но вдруг оттуда донеслась сильная жажда убийства.

Не зная причины, его предчувствие подсказывало ему оставаться на месте.

Парень не обладал крепким телосложением или отличной стрельбой, и состоять в Гражданской обороне ему помогали только его инстинкты и интуиция. И сейчас они твердили ему быстро убираться отсюда.

— Энджу, давай сменим маршрут…

— …ЛОВИТЕ ЕЁ! — вдруг раздался громкий крик.

Тут же из толпы вырвалась девочка. В руках она держала корзину с логотипом крупной торговой сети полную продуктов. Рентаро несколько раз там закупался.

Столкнувшись с Сатоми и Энджу на своём пути, девочка запаниковала и застыла на месте. Рентаро всё так же стоял, не имея возможности пошевельнуться.

На ней была юбка из грубой ткани с ремнём и белая блузка. Видимо, она давно не чистила одежду, поскольку та была вся в пятнах, да и сама девочка была вся чумазая. Скорее всего, она её украла, как и эту еду.

Любой, с первого взгляда, сможет сказать, что эта оборванка живёт во Внешнем районе. К тому же, девочка смотрела на Сатоми глазами винно-красного цвета. Как и Энджу, она родилась Проклятым ребёнком.

Несколько рук схватили её сзади, прервав зрительный контакт между ними. Взрослые повалили её на землю, и Рентаро даже услышал звук ломающихся костей. Овощи и фрукты выпали из корзины и подкатились к его ногам.

— ОТПУСТИТЕ!

Воровку впечатали лицом в асфальт. Она смотрела на всех с оскалом и махала руками как дикий тигр. Однако, ни один не проявил к ней жалости.

«Мразь, мусор Токийской Зоны», «Отлично! Грёбаная Гастрея!», «Хватит орать, убийца», «Если бы не твои «красноглазые», мои родные...», «Тебе конец, «красноглазая»».

Рентаро подошёл к толпе и потрепал одного по плечу.

— Эй, что с ней…

— О чём ты? Это отродье украло продукты, а когда позвали охранника, она практически до смерти забила бедолагу!

Сатоми взглянул на Энджу. Как и ожидалось: её лицо побледнело, а сама она дрожала.

И тут эта воровка тоже посмотрела на Айхару.

Когда «Проклятые дети» скрывают свои красные глаза, их невозможно отличить от обычного ребёнка. Так что она не должна понять, кто такая Айхара Энджу. Однако, бедная девочка продолжала тянуть свободную руку в сторону Энджу, моля её о помощи.

Рентаро быстро откинул её руку и посмотрел на неё.

Остановись. Не втягивай в это Энджу.

Выражение лица Сатоми её страшно испугало.

— Что за столпотворение!? — двое полицейских начали разгонять зевак по сторонам. Один из них был в очках и очень тощим, второй лысым и крупного телосложения.

Глубоко в душе Рентаро вздохнул с облегчением — по крайней мере, теперь этот самосуд закончится.

Полицейский в очках бегло оглядел затихшую толпу, потом девочку на асфальте. Похоже, он догадался, что здесь произошло.

— А, — холодно выдал полицейский, после чего силой заставил девочку подняться и без каких-либо вопросов надел на неё наручники.

Он проигнорировал ошарашенного Рентаро, поблагодарил толпу за содействие и потащил девочку в полицейскую машину. Но ведь они даже не выяснили, какое преступление она совершила.

После того, как девочку увели, толпа потихоньку начала разбредаться.

Всё произошло очень быстро, и теперь на том месте остались только Рентаро и Энджу.

У меня не было выбора. Я бы ничего не смог сделать.

Парень чувствовал себя виноватым. Он собрался отвести свою спутницу домой, но увиденного его шокировало: крепко сжав кулаки и со злобой в глазах рыжеволосая девочка уставилась на него.

— Почему Рентаро ничего не сделал?!

Глаза Энджу горели ярко-красным, что очень поразило парня. Люди, что недавно расходились по своим делам, повернулись и скептически посмотрели на них. Рентаро уверенно ответил им: «Вас это не касается», — после чего взял девочку за руку и повёл её в переулок.

Из канализационных люков несло нечистотами.

— У меня не было выбора, Энджу. Если бы ты влезла туда, то могла пострадать.

— Но она молила нас о помощи, а ты откинул её дрожащую руку.

— Я не всемогущ! И она не святая! Не важно, насколько плохие условия жизни во Внешнем районе, это не оправдывает воровство!

Сатоми не мог остановиться поучать её, хоть и понимал, что такой ответ только сильнее разозлит Энджу.

Она отчаянно замотала головой:

— ЧТО ЗА ОПРАВДАНИЕ! РЕНТАРО ДОЛЖЕН БЫЛ ЧТО-НИБУДЬ СДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ОН ХОТЕЛ ПОМОЧЬ ЕЙ! РЕНТАРО – ЭТО СИМВОЛ СПРАВЕДЛИВОСТИ. НЕТ НИЧЕГО, ЧЕГО БЫ РЕНТАРО НЕ МОГ СДЕЛАТЬ!

— Не приравнивай меня к своим фантазиям! Я не мог ничего сделать… ничего…

Тут парень услышал тихое всхлипывание, которое и привело его в чувство. Он протянул к ней руку, но она отшатнулась от него.

— …Энджу, может быть… ты знаешь эту девочку?

Рентаро до конца не был в этом уверен, но Энджу кивнула, не прекращая при этом рыдать.

— Я встречала её пару раз, пока жила во Внешнем районе. Мы ни разу не общались, но, думаю, она помнит меня.

— Вот как… н-но я тогда отмахнулся от неё лишь потому, что того требовала ситуация. Я не думал ничего такого…

Парень больше не мог смотреть в глаза своей подопечной. Его мучила совесть; вскоре он решил, что делать дальше.

— Энджу, доберёшься сама до дома?

— А?

Когда Рентаро пришёл в чувства, ноги уже несли его куда-то. Он вышел на улицу, огляделся и увидел парня на скутере, ожидающего зелёный сигнал светофора. Сатоми потрепал парня за плечо и, не дождавшись ответа, сунул ему удостоверение Гражданской обороны.

— Гражданская оборона. В этом районе замечена Гастрея. Мне нужен ваш скутер.

— Э-эй, подожди, о чём ты?

— Судя по внешности, ты ученик средних классов. Хочешь, чтобы из-за тебя случилось что-то ужасное?

Еле дождавшись разрешения, он с силой вырвал скутер. Двигатель скутера взревел; Рентаро развернулся и погнался за полицейской машиной.

Сатоми не только нёсся без шлема, так ещё и полностью игнорировал правила дорожного движения. Но по факту, даже если бы его остановили, то ситуация тут же разрешилась бы с демонстрированием удостоверения Гражданской обороны. Но это займёт слишком много времени.

Парень проносился сквозь поток машин, и от такой скорости его сердце стучало как бешеное.

Почему полицейский сразу же скрутил девочку без выяснений обстоятельств? Что за неправомерные методы?

В направлении их движения не было ни одного полицейского поста, не говоря уж о большом участке. Таким темпом они попросту окажутся во Внешнем районе.

Парень начал молиться богу, хоть и не верил в него, в надежде, что он просто накручивает себя.

Пока он думал об этом, Монолиты продолжали неумолимо увеличиваться. Начали появляться разрушенные и покинутые дома. Начался Внешний район: тень некогда оживлённой Токийской Зоны.

Рентаро считал, что полицейские просто проедут мимо, но вдруг увидел их машину, припаркованную возле перекосившейся радиобашни. Он остановился в 30 метрах от них на заброшенной заправке, дабы избежать лишнего шума, и начал осторожно приближаться к автомобилю.

Сатоми сам толком не понимал причину своей осмотрительности, но всё-таки решил довериться интуиции. Он обошёл заброшенное здание и двинулся к полицейской машине. По пути он посмотрел на первый этаж стоящего рядом здания, отделка которого уже давно истёрлась, как и его бетонные стены. Повсюду валялись газеты и трубы, что делало его похожим на дом с привидениями. С его стен при прикосновении сыпалась бетонная пыль. Даже не верится, что здание покинули всего лишь 10 лет назад. Вокруг не было ни души, и царила мрачная тишина.

Рентаро завернул за угол, подошёл к патрульной машине и заглянул внутрь. Как и ожидалось, ни девочки, ни полицейских внутри не было. Огорчённый, он посмотрел на радиовышку и направился к ней.

Пройдя через металлическое ограждение, Сатоми услышал шум и быстро спрятался за стеной.

Парень тихо огляделся по сторонам и осторожно выглянул из-за угла. Там он увидел лысого и тощего полицейских, стоявших спиной к нему. Перед ними та самая девочка прижималась спиной к стене.

Нельзя точно сказать, смирилась ли она или всё ещё питала надежду, но она дрожала, а её лицо было очень бледным.

Двое полицейских по-прежнему стояли в тишине и не двигались, а от царившего напряжения Рентаро перестал даже дышать.

Он не успел даже удивиться случившемуся, как услышал звук выстрела.

Девочка, ещё секунду назад стоявшая перед ними, вдруг упала на колени, а из её головы заструилась кровь. Она медленно поднесла руки к голове и теперь тупо пялилась на окровавленные пальцы, не в силах принять произошедшее.

Прогремели еще выстрелы, оставляя дыры в её животе, груди, руках, ногах. Тело девочки тряслось, словно находилась на электрическом стуле, и, вздрогнув последний раз, упало на металлическую перегородку позади неё.

— Вот дерьмо, она до сих пор не сдохла?!

Тощий мужчина в очках подошёл к ней и всадил три пули в голову. Девочка упала вперёд, и огромное количество крови растеклось по земле под ней. Теперь она больше не двигалась.

Рентаро прикрыл рот рукой в попытке сдержать приступ рвоты.

Ругнувшись напоследок, полицейский огляделся и быстро убрался.

Дрожащим шагом Рентаро подошёл к девочке, рухнул на колени и упёрся руками в землю, чтобы окончательно не упасть.

«Вот ублюдки!» Его сердце было наполнено горечью.

Не заботясь о свой одежде, он поднял девочку и сильно прижал к себе, чувствуя, как от потери крови холодеет её тело. Его начала поглощать ярость.

Разве Гражданская оборона не должна защищать невинных жителей и нести правосудие?

Защищать невинных жителей? Правосудие? Проклятье! Да я просто стоял и смотрел, как убивают ребёнка!

Что правильно, а что нет? И с каким врагом я должен на самом деле бороться…

Не в силах скрыть своего разочарования, парень мотал головой из стороны в сторону; его разрывали сомнения.

В этот миг девочка закашлялась, выплёвывая изо рта кровь.

Рентаро открыл рот от изумления. Она жива, её всё ещё можно спасти.

Даже не успев прийти в себя, он уже бежал с девочкой в руках.

2 ночи.

В отличие от тёплого дня, ночью всё ещё ощущался весенний холодок. Рентаро, пошатываясь, возвращался домой. Может быть из-за усталости, но его также мучила сильная жажда, а голова раскалывалась. По-видимому, пережитое сегодня навалилось на него тяжким грузом.

Ещё недавно он мчался на скутере, держа в одной руке девочку весом около 30 килограммов, что не очень то и легко. Однако она не казалась ему тяжёлой, может потому, что ситуация была «между жизнью и смертью». Нечто похожее на выброс адреналина.

В больнице врачи тут же унесли девочку в операционную.

Во время операции Рентаро сидел на лавочке и отвечал на вопросы доктора. Сатоми сильно взбесило выражение лица доктора, когда тот узнал, что девочка из Трущоб и ей некуда податься.

Сироты из Трущоб не считаются жителями Зоны, из-за чего не попадают под медицинское страхование. Больницы не смогут получить обратно деньги за расходы на операцию, поэтому таким людям приходится самим полностью оплачивать все расходы.

Не согласись Рентаро оплатить лечение, то в больнице могли бы соврать что-то вроде «хирурга нет на месте». Это было очевидно.

После восьмичасовой операции состояние девочки стабилизировалось. Пули были маленького калибра, к тому же, не из вараниума. У «Проклятых детей» невероятно высокая регенерация и очень прочные черепа. Только благодаря этому она осталась жива. Так хирург объяснил Рентаро.

К счастью, доктор в преклонном возрасте вошёл в положение. «Кто мог сотворить такое. Ты должен обратиться в полицию». Он так же подозревал парня, но в итоге только сухо улыбнулся.

Рентаро, естественно, радовался, что девочке удалось выкарабкаться, но мысли об операции и потраченных деньгах немного портили эту радость.

Поздняя ночь. Сатоми стоял на дороге и терпеливо дожидался сигнал светофора. Он огляделся: вокруг не было ни единого автомобиля, не говоря уж о пешеходах.

Вскоре он увидел свои апартаменты в восемь татами. В комнате не горел свет. Энджу, естественно, не проснётся так поздно, но в глубине души Рентаро надеялся, что она будет ждать его. От таких мыслей на него нахлынуло чувство одиночества.

— Ты выглядишь очень уставшим, Сатоми.

Парень автоматически достал оружие и направил его на источник голоса.

После чего сам медленно развернулся и увидел пистолет, направленный ему в лицо.

По-видимому, это была Beretta. На конце ствола находился дульный тормоз в целях упрощения сражения в ближнем бою. Помимо этого, впереди дула выпирало лезвие, выполняя роль стабилизатора и тем самым уменьшая отдачу. Магазин пистолета так же подвергся изменениям и был увеличен. На левой стороне затвора красовалась гравировка «Дари жизнь с достоинством», на правой – «Или дари смерть как мученику». На рукоятке болтался медальон с изображённым на нём Ктулху. Что касается хозяина оружия…

— У тебя определённо ужасный вкус в выборе оружия, Кагетанэ Хируко.

— Хехе, добрый вечер, Сатоми.

Мужчина в смокинге и с маской на лице опустил пистолет. Рентаро удивился, когда заметил у него ещё и вторую Beretta, только другого цвета.

— Чёрный пистолет я зову «Надвигающаяся Содомия», а этот серебряный — «Психоделическая Проповедь». Это мои любимые пистолеты.

— Зачем ты здесь?

— Честно говоря, чтобы поговорить. Так что можешь тоже опустить своё оружие?

— Отказываюсь.

— Ой-ёй.

Кагетанэ Хируко щёлкнул пальцами.

— Кохина, отруби ему правую руку, она только мешает.

— Да, папа.

Рентаро инстинктивно отпрыгнул назад и тут же услышал звук рассекаемого воздуха в месте, где он только что стоял. Из ниоткуда за Кагетанэ появилась девочка в чёрном платье. Кохина выглядела расстроенной.

— Эй, не шевелись, или твоя голова окажется на земле.

По спине парня пробежал холодок, а на коже выступил холодный пот.

Плохо дело, я даже не могу уследить за её мечами. Если она опять сделает такой…

Кохина снова подняла облачко пыли и исчезла из поля зрения Рентаро. Он пытался сосредоточиться на ней, но получалось только на мгновение. Теперь ему оставалось только беспомощно закрыть глаза

ДЗИНЬ! Два тела столкнулись в воздухе с громким звуком, после чего отлетели в разные стороны. И тут одновременно:

— Разве я не должна была пнуть её?

— Э? Я не разрезала её?

— Энджу!

Пылающий красным взгляд его напарницы замер рядом с парнем.

— Рентаро, кто они?

— Враги.

Кохина подняла свои мечи и подалась вперёд, словно защищая Кагетанэ. Её нерешительный взгляд тут же пропал, и она, скрестив свои чёрные клинки из вараниума, встала в боевую стойку.

— Осторожней, папа. Этот ребёнок… силён. Скорее всего, она специализируется на ударах ногами.

— О, ну раз Кохина так говорит, то, по-видимому, у тебя довольно впечатляющий Инициатор.

Кохина крикнула:

— Эй ты, малявка, назови себя!

Рыжеволосая девочка покраснела от злости и выпалила:

— Как грубо, ничтожество! Я Энджу, Энджу Айхара, Инициатор, тип: кролик.

Кохина наклонила голову и начала шептать с обиженной миной:

— Энджу-Энджу-Энджу — ясно. Я Кохина Хируко, тип: богомол. Непобедима в ближнем бою. — После чего Кохина подёргала Кагетанэ за рукав и подавленно спросила. — Можно нашинковать этого кролика? Ну, или хотя бы голову отрезать?

— О чём ты говоришь, глупышка? Конечно, нет.

— Ууу, ненавижу тебя, папа.

Кагетанэ только поправил свой цилиндр и снова обратился к Рентаро:

— Похоже, мы зашли в тупик. Ты точно хочешь сейчас сражаться?

Не ослабляя защиты, Сатоми огляделся. Сейчас они находились в жилой зоне, и их сражение повлечёт крупный ущерб.

Прикусив нижнюю губу, Рентаро опустил свой пистолет.

— Говори, что хотел, только быстро. Я хочу спать, и мне ещё нужно подготовиться к мини-тесту на следующее неделе.

Из-под маски донёсся лёгкий смешок, после чего Кагетанэ убрал оружие в кобуру. На фоне сияющей луны он неожиданно протянул ему руку.

— Тогда перейдём сразу к делу. Сатоми, стань моим союзником.

— Что?!

— Честно говоря, ещё с нашей первой встречи ты привлёк моё внимание, и я просто не могу заставить себя убить тебя. Если ты последуешь за мной, то я сохраню тебе жизнь.

— Я всё ещё член Гражданской обороны.

— И? Я тоже был им. К сожалению, Токийская зона вскоре погрязнет в урагане уничтожения, ведь у меня есть очень влиятельный сторонник. Как только ты станешь моим союзником, я смогу дать тебе всё: будь то женщины, деньги или что ещё.

— …

— Сатоми, разве ты ни разу не хотел изменить этот нелогичный мир? Не думал, что Токийская Зона устроена неправильно? Хотя бы раз?

Рентаро тут же вспомнил ту незнакомую девочку. Как её голова медленно откинулась назад, а изо лба хлынула кровь. Она медленно растекалась и впитывалась землёй.

Он вспомнил её глаза, в которых отражалась вся несправедливость мира, вспомнил улыбку полицейского, наслаждающегося происходящим, и вспомнил себя, беспомощного и трусливого.

Кагетанэ увидел нерешительность Рентаро, достал из кармана белый платок и кинул его на землю. Досчитав до трёх, он убрал его, а на его месте возник чемоданчик.

— По слухам, у тебя проблемы с деньгами. — Кагетанэ пнул чемоданчик. Тот проскользил по земле и остановился прямо перед парнем. Крышка открылась, и он увидел кучу денег.

— Небольшой подарок от меня.

Рентаро не мог оторвать взгляд от денег перед собой.

— Похоже, ты заставляешь малютку Энджу посещать школу под видом обычного человека. Зачем ты это делаешь? Эта девочка является новой ступенью развития человечества, которое превосходит человека разумного, и наделена силой выжить в грядущем хаосе. Как и я. Так что следуй за мной, Рентаро Сатоми.

Парень со всей силы пнул кейс и три раза выстрелил в него, от чего тот подлетел и обронил несколько купюр.

Кагетанэ посмотрел на простреленный кейс.

— …Ты совершаешь ошибку, Сатоми.

— Ошибку? Разве что я не убил тебя при нашей первой встрече, Кагетанэ Хируко!

— Идиот! Ты так и продолжишь выполнять все их приказы? Не важно, как хорошо ты им служишь — они продолжат предавать тебя!

Их взляды пересеклись.

Через некоторое время послышался вой сирен полицейских машин, выехавших на звук выстрелов.

— Хммм, думаю на сегодня достаточно, Сатоми. Хоть это и не в моих интересах… но ты поймёшь всё завтра по пути в школу. Тогда-то ты и осознаешь реальность, — прошипел Кагетанэ, сделал большой прыжок назад и растворился в темноте.

Парень продолжал смотреть на место, откуда исчез Кагетанэ и обратился к Энджу:

— Что думаешь об Инициаторе?

— Сильная, пугающе сильная.

— Сможешь победить?

— Не уверена.

— Вот как?

Часть 2

— Вы… уверены? — крикнул Рентаро, вцепившись в телефон.

Сатоми вскочил, и его одноклассники в недоумении пооборачивались. Он быстро понизил голос.

— С-сейчас буду.

Он убрал телефон, выбежал из школы и тут же помчался к зданию начальной школы Магата, которая находилась в 2 кварталах от него.

На входе он быстро переобулся в гостевые тапочки и побежал в учительскую, чтобы встретиться с классным руководителем. У учителя было бледное худощавое лицо с большими мешками под глазами. Ростом, скорее всего, ниже Рентаро. Учитель не переставал протирать лоб платком, а его глаза выкатились как у психа.

— Ааа, вы опекун…

— То, что вы сказали про Энджу, правда?..

Рентаро подошёл ближе, готовясь схватить мужчину за воротник и поднять его. Он понимал, что бессмысленно срываться на классном руководителе Энджу, но парень попросту не мог совладать со своими эмоциями.

Классный руководитель посмотрел на Рентаро и начал неуверенно говорить:

— Да. Мы не знаем, откуда пошёл слух, что Айхара одна из «Проклятых детей», но во время обеда… над Айхарой попытались подшутить.

— Как… это случилось. Энджу… она не отрицала этого?

Учитель опустил голову и продолжил протирать лоб платком. Ответ был ясен.

— Господин Сатоми, вы, вероятно, решили скрыть от нас факт того, что Айхара одна из «Проклятых детей», и позволили ей спокойно посещать школу, верно?

— Скажи я вам это заранее, вы бы нашли какую-нибудь причину для отказа, не так ли?

Учитель отвёл взгляд и снова начал потирать лоб, облизывая при этом губы.

— Видимо, произошедшее очень шокировало Айхару, поэтому я позволил ей уйти пораньше. Не мне это говорить, но, пожалуйста, идите к ней, господин Сатоми.

Рентаро не помнил, как вернулся домой.

Он открыл дверь и, затаив дыхание, вошёл в дом. Но его встретил только холодный воздух.

Энджу не было. Ни следа.

Неприятный холодок пробежал по его спине, и Рентаро, не снимая ботинок, тут же проверил ванную и туалет, в надежде найти хоть какие следы возвращения Энджу.

От мысли, что девочка так и не приходила домой, парень побледнел. Однако, открыв гардероб, он заметил признаки её прихода.

Доведённый практически до отчаяния, Рентаро глубоко вздохнул, сел на пол, достал из кармана телефон и набрал номер Энджу.

Видимо, она выключила свой мобильник. Он отправил ей несколько сообщений.

Но ответа всё не было.

Сатоми делал глубокие вдохи, вторя себе, что всё нормально, и Энджу скоро вернётся.

Он продолжал ждать.

Часть 3

Вдалеке что-то барабанило; Рентаро медленно открыл глаза. Первое, что он увидел своими замутнённым взором, был коричневый потолок. Ему почудилось, будто вмятины изображают человека, за которым гонится и, в итоге, ловит вепрь.

Зрение прояснилось, и Сатоми осмотрел комнату. Он был один. Похоже, Энджу не передумала и не вернулась домой. От огорчения у него всё скрутило внутри, словно ждало именно этого момента. От боли парень упал на колени.

Сатоми посмотрел в окно, за которым шёл дождь. Так вот что шумело?

Его веки были тяжёлыми, да и в целом парень чувствовал себя ещё хуже, чем до сна. Рентаро вздохнул.

Он взглянул на часы. Те показывали 7 утра; получается, он поспал только 50 минут.

После вчерашнего случая он совсем ничего не ел, и его живот урчал как умирающий кит, сопровождая всё это острой болью. Но Рентаро был не в настроении готовить себе.

В глазах всё плыло, а голова ходила кругом, но парень всё-таки добрался до холодильника, достал наполовину полную упаковку с молоком и прикончил её. Однако, во рту всё ещё чувствовался вкус желчи. Он достал сырое яйцо, выпил его, сверху закинул Японской горчицы с листьями салата и начал всё это жевать.

Рентаро считал себя хорошим поваром, поэтому сильно негодовал от своих же действий.

Как только его тело вновь обрело способность к движению, парень начал собирать разбросанные по комнате вещи Энджу.

Он достал все оставленные его сожительницей вещи из шкафа, после чего свернулся там калачиком и уснул. После такой ночи его донимала одна мысль: ведь Энджу сильно отличается от такого скупердяя как он, имея много разной модной одежды. Кстати говоря, каждый раз, после покупки новой одежды, она тут же одевала её и начинала хвастаться со словами: «Ну как? Мило?». И что он ей тогда отвечал?

Рентаро заметил и поднял шприц в углу шкафа; внутри него находилось синеватое лекарство. Он даже немного расстроился, ведь Энджу не сделала себе инъекцию. Конечно, ничего плохого не случится, если она не будет принимать лекарство день-другой. Однако, оставь её так надолго, и уровень заражения несомненно увеличится.

— Проклятье!

Рентаро швырнул шприц на пол и взялся за голову.

Каждый день он забирал Энджу из школы, а по пути домой она выпрашивала что-нибудь поесть. Поскольку рыжеволосая бестия была той ещё привередой в еде, то готовка для Рентаро каждый раз выходила своеобразным испытанием.

И теперь такая повседневная жизнь разрушена.

Парень встал и оглядел свою комнату в 8 татами, которая сейчас казалась ему слишком просторной.

И что же теперь ему делать?

Рентаро с силой ударил себя по щекам. Ему определённо нельзя сдаваться.

Он снял с себя потрёпанную форму и пошёл в душ. Прекрасная горячая вода растекалась по всему телу, снимая накопленное в теле напряжение. После душа Рентаро практически вернулся в своё нормальное состояние.

Он надел чистый комплект формы и посмотрел в зеркало. Лицо выглядело немного впалым, но глаза по-прежнему сияли, доказывая его намерение двигаться вперёд.

Убедившись, что у него на телефоне есть фотография Энджу, Рентаро взял кошелёк и вышел из дома. Заглянув в кошелёк и подтвердив количество оставшихся там денег, парень сухо ухмыльнулся. Похоже, домой ему придётся возвращаться пешком, но это его мало волновало.

Сатоми забежал в электричку. Вышел Рентаро на последней станции, на удивление пустой, вероятно, тому виной утро выходного дня. Он раскрыл зонтик и направился в сторону огромных Монолитов, возвышающихся вдали.

Прошло 10 лет с момента воздвижения огромных Монолитов, отделяющих людей от Гастрей. В Великой войне Токио пострадал только частично; ближайшие префектуры Канагава, Тиба, Сайтама застроены огромными монолитами. Токио переименовали в Токийскую Зону, как управляющий центр всей территории, разделённую 9 лет назад на 43 квартала.

Чем ближе квартал к центру Токио, тем ниже его порядковый номер (квартал Сейкё имеет номер 1), соответственно, чем ближе территория к границе, тем выше её номер.

Сейчас Рентаро направлялся в Трущобы, в квартал, отмеченный на карте под номером 39. Эта территория располагалась прямо перед Монолитами; пустошь, на которой никто не желал жить.

Все признаки человеческой деятельности исчезли, а вместо них можно увидеть множество необъяснимых вещей. Например, огромные нечеловеческие следы; стулья, покрытые неотмываемыми пятнами крови; полноприводные автомобили, внутренности которых настолько проржавели, что окрасились в ярко-красный цвет, кроме того, между сидениями проросли какие-то непонятные красно-фиолетовые растения.

На наспех построенной доске объявлений, даже спустя 10 лет, висело множество цветных объявлений. «Шо-чан, это Ацука. Пожалуйста, свяжись мной, если ты в порядке.» «Адрес: ХХХХХ. Шоджи Асо.» «Ищу этого ребёнка (приложена фотография пятилетнего мальчика).» «Ёко. Папа и Фуюми в порядке (остальное размыто).»

У Рентаро выступил холодный пот. Возникло ощущение, будто кто-то накинул ему на шею петлю и начал затягивать её. Он быстро расстегнул свой воротник.

То был официальный стенд, который помогал людям находить друг друга после войны. После разрушения центральной станции все телефоны вышли из строя. Эти места так же задел огонь войны, и повсюду до сих пор видны шрамы, оставшиеся после битв против Гастреи.

Кто-то загрузил огромное количество видеозаписей на видео-хостинги, словно хотел воскресить их воспоминания событий десятилетней давности. Никто не обрадуется просмотру таких видео. Однажды, Рентаро как-то посмотрел видео с заголовком «Не забывайте, что однажды вы умрёте» и после просмотра тут же побежал в туалет.

Парень продолжал идти вперёд. Количество разрушенных зданий вокруг стало куда больше, чем попросту заброшенных.

Конечно, тут находились и недавно построенные заводы — генераторы энергии: геотермические, тепловые, водные и ветряные. Были и ядерные генераторы.

Япония окружена морем, поэтому подвержена сильным морским ветрам. Так же на территории страны сосредоточена десятая часть всех вулканов, что позволяет использовать геотермическую энергию. Вдобавок ко всему, сложный ландшафт, с чередующимися высотами и равнинами, позволял эффективно использовать воду для получения электричества.

На данный, 2031 год, солнечные генераторы шагнули далеко вперёд, по сравнению со своими предыдущими моделями, и в 41 квартале был даже установлен Токамакский генератор.

Можно сказать, что всё электричество, потребляемое Центральным городом, добывается на окраинах Зоны, но всё же…

С грустью на лице Рентаро начал рассматривать заброшенные здания и заасфальтированные дороги в неплохом состоянии.

Так и обстояли дела. После всех разрушений в первую очередь чинились дороги для перевозки. После чего началось восстановление запасов питьевой воды, необходимой для существования. И только потом восполнение еды, одежды, укрытий.

Почему не началась перестройка не только дорог, но и зданий? Скорее всего, правительство никогда и не планировала заново отстраивать эти трущобы.

В наше время в дальних кварталах функционировало три атомные электростанции.

Сейчас трущобы использовали для трёх целей: установка атомных электростанций, свалка отходов Центрального города и посев «семян чуда»: генномодифицированных зерновых культур, дающих высокий урожай на достаточно малом количестве земли. Другими словами, заброшенные территории разровняли и засеяли (к счастью, бетон и всевозможные отходы можно использовать в целях снижения кислотности в почве).

Однако, эти цели не затрагивали проблем немалого количества людей, всё ещё проживающих здесь.

Монолиты стали выглядеть заметно больше. Вокруг вроде бы никого и не было, но Рентаро чувствовал за собой слежку. Возможно, так оно и было.

Парень посильнее сжал ручку зонта. Помимо этого, он захватил ещё детский зонтик с изображением Тенчу Девочки.

Ситуация сложилась куда хуже, чем он сначала предполагал. Маловероятно, что Энджу пойдёт к Кисаре, Сумирэ или к кому-нибудь из своих одноклассников. Значит, девочка могла вернуться только в одно место — трущобы, именно оттуда Сатоми и забрал её.

Вырвавшись из раздумий, Рентаро обнаружил, что зашёл уже довольно глубоко.

По памяти он нашёл нужный люк и постучал в него 2-3 раза.

Через некоторое время крышка люка поднялась с тяжёлым скрежетом, и оттуда показалась маленькая девочка лет семи. Она с удивлением посмотрела на Рентаро своими красными глазами.

— Что?..

— Я ищу кое-кого. Можно войти?

— Вы из полиции? Мы не будем выселяться. Убирайтесь.

— Нет, это не так. Я не из полиции.

— Значит вы сексуальный маньяк?

— А? Сексуальный маньяк? Нет…

— Тогда, пожалуйста, уходите.

Люк с грохотом захлопнулся. У парня отвисла челюсть, и он продолжал так стоять, пока не отошёл от шока. Рентаро постучался ещё раз.

— Я очень ненавижу сексуальных маньяков!

— Стой! Почему выбор только между полицейским и маньяком? И почему ты так уверена в последнем?

— Из-за твоей внешности.

— Ах ты… малявка…

— Ну, так чего ты хочешь?

Раздосадованный, он отложил зонт и правой рукой достал удостоверение Гражданской обороны, а левой взял телефон и показал фото Энджу.

— Гражданская оборона. Я ищу эту девочку. Не видела её?

Незнакомка проверила фотографию и удостоверение, после чего ответила:

— Не знаю.

— Я хочу поговорить с другими. Тут есть взрослые?

— Старейшина. Я схожу за ним, можете подождать внутри.

— А, хорошо…

Девочка, странно ставившая ударения в словах, не дожидаясь ответа, оставила Рентаро. Парень последовал за ней вниз по лестнице и очутился в канализации. Тут оказалось на удивление просторней и чище, чем он ожидал.

От сильного запаха сточных вод у Рентаро разболелась голова, но девочка, похоже, уже привыкла к этой вони. Со словами «Пожалуйста, подождите здесь», она неуверенными подскоками ушла вперёд. Рентаро смотрел ей вслед, а на ум приходили неприятные мысли.

Дети, живущие под канализационными люками, — сироты без семьи и родных.

Когда его глаза привыкли к темноте, он начал осматриваться. Раздались шаги: к Рентаро двигался невысокий седовласый мужчина, который всё ещё мог ровно держать осанку. Очки придавали ему вид интеллигентного человека. В руке он держал трость с резиновым наконечником. Но мужчина всё равно выглядел достаточно молодым, чтобы его звали старейшиной.

— Я Рентаро Сатоми, — парень протянул мужчине удостоверение Гражданской обороны. Тот проверил его и кивнул в ответ. — Так вы и есть тот старейшина, о котором говорил этот странный ребёнок?

— Хаха. Верно, но «старейшина» всего лишь прозвище. Можно просто Мацузаки. Но я тоже удивился, когда Мария сказала: «Там кто-то с полицией в правой руке и маньячиной в левой». Я подумал, что это что-то вроде загадки.

Похоже, ту девочку зовут Мария. Скорее всего ей будет сложно объяснить в чём отличие Гражданской обороны от полиции.

— Простите, а вы?..

— Я присматриваю здесь за детьми.

Рентаро впечатлился. Мужчина не выглядел бездомным, но, скорее всего, сам решил жить здесь. Хоть его внешность слегка потрёпана, его улыбка источала великодушие. Может, он раньше преподавал или что-то похожее.

«Старейшина» поправил очки средним пальцем и взглянул парню в глаза.

— Здесь ведь намного теплее, чем снаружи, верно?

— По-видимому, вы правы.

На самом деле Рентаро почувствовал это, как только спустился. Обычно канализацию используют как укрытие от дождя и ветра, но, похоже, они могут находиться здесь и зимой.

Вода, идущая от энергоблоков, в основном горячая.

— Понятно. Но ведь здесь больше шансов заболеть, верно? В таких-то условиях… ну…

Рентаро понял, что неуважительно говорить такое, из-за чего запнулся на полуслове. Однако, его собеседник только рассмеялся со словами:

— Не совсем. Вирус Гастреи даёт им свои преимущества, по сравнению с обычными людьми, так что они смогли адаптироваться к таким условиям. Хоть в прошлом Гастрея добралась и сюда, канализация осталась цела, так что жить здесь на так уж и плохо.

Парень заметил, как девочка по имени Мария исчезла в глубинах канализации.

— …Так она одна из «Проклятых детей». Она с такой лёгкостью подняла крышку люка весом в 60 килограмм.

— Так ты заметил? Мария всё ещё плохо контролирует свои эмоции. Надеюсь, однажды она сможет покинуть это место и начать общаться с обычными людьми. Но если они увидят её красные глаза, то беды не избежать, поэтому её ещё надо обучить самоконтролю, — с энтузиазмом объяснил мужчина, покручивая тростью.

Рентаро неосознанно задумался об этой девочке, Марии.

Все «Проклятые дети» — девочки. Первые 7 недель все зародыши в утробе матерей женского пола. Затем у эмбриона начинают проявляться половые признаки, и некоторые становятся мужского пола. Однако, вирус Гастреи каким-то образом влияет на ген, устанавливающий пол, из-за чего ребёнок всегда рождается девочкой.

— Господин Мацузаки… вы ведь из «Обворованного поколения», верно?..

— Это ничего не значит. Вторжение Гастреи не имеет ничего общего с детьми, которые заразились вирусом в утробе матери. Они, «Непорочное поколение», не могли ни на что повлиять.

Рентаро невольно вздохнул.

— Если бы только все так думали…

— Ничего не поделаешь. Вся накопившаяся ненависть не исчезнет за каких-то 10 лет. Люди до сих пор крайне чувствительны к термину «Гастрея», и посему крайне агрессивно настроены к детям, несущих в себе вирус Гастреи.

Беседа с неожиданным единомышленником взбодрила парня, и он уже был готов её продолжить, как вспомнил цель своего визита.

— Простите, но у меня есть неотложное дело. Этот ребёнок не приходил сюда? Её зовут Энджу, Энджу Айхара.

Мацузаки посмотрел на фото, подумал немного и отрицательно покачал головой.

— К сожалению, я не видел её.

Следовало ожидать, что найти её не так просто.

Рентаро предполагал нечто подобное, поэтому не сильно огорчился. Он уже собирался поклониться и уйти, как тут старейшина приподнял свою трость, призывая его задержаться.

— Куда ты теперь пойдёшь?

— Думаю обыскать всю 39 область, эта девочка, как-никак, родом отсюда.

— Похоже, что Инициатор, твой партнёр, сбежал от тебя.

Парень словно язык проглотил, а его взгляд помутнел — похоже, этого и добивался Мацузаки.

— Это ведь не обязательно должна быть она, верно?

— Что?..

— Я хорошо понимаю, почему о них заботятся, но для Гражданской обороны не в новинку, когда партнёры не подходят друг другу. Как только сотрудничество прекращается, или напарник умирает, достаточно только связаться с МОКИ и тебе вышлют нового Инициатора. Твой АИ ранг, безусловно, на время упадёт, но с новыми достижениями вскоре поднимется. Для такого молодого человека это не должно стать проблемой.

Рентаро медленно вдохнул и закрыл глаза.

— Мне плевать на Инициаторов или Активаторов, и не по этой причине я ищу Энджу. Вы хороший человек, и я благодарен вам за это, но вот что я вам скажу… ЕСЛИ ВЫ НЕ ЗНАЕТЕ, ЧТО ПРОИСХОДИТ, ТО ПРОСТО ЗАТКНИТЕСЬ!

Глаза Мацузаки расширились от шока, а из руки выпала трость.

Парень начал сожалеть о том, что сорвался. Сейчас на него навалилось много проблем — он попросту не смог сдержать свои эмоции.

— …Простите за этот крик. Я ухожу, до свидания.

Мацузаки, с жалостью на лице, проводил Рентаро взглядом, после чего медленно развернулся и сказал в темноту:

— Ты ведь всё слышала, не так ли? Разве он не хороший человек? Ты и правда будешь просто смотреть, как он уходит, малышка?

Часть 4

На следующий день.

Рентаро молча повесил трубку и медленно опустил руки; он до сих пор не мог отойти от потрясения. Парень огляделся вокруг и его взгляд остановился сначала на тучах за окном: со вчерашнего дня становилось всё пасмурней, — потом перевёл взгляд на зелёные сакуры, вырванные порывами сильного ветра чуть ли не с корнем. Небо готовилось разразиться дождём в любую секунду. Зазвонивший школьный звонок помог Рентаро прийти в себя. Сейчас он вышел из здания, но его окаменевшие ноги не хотели вести его обратно в класс.

Во время перерыва Рентаро вспомнил, что до сих пор не сообщил классному руководителю Энджу причину её отсутствия в школе. Он достал свой телефон и направился на задний двор.

Однако ответ учителя превысил всего его ожидания.

Сатоми посмотрел на школу, раздумывая, стоит ли ему вернуться, но тут же развернулся и побежал в начальную школу Магата.

Он направился прямо в учительскую, к классному руководителю Энджу. Учитель выглядел потерянным.

— Да, Айхара сегодня пришла в школу.

Рентаро порылся в памяти и вспомнил, что сумки и учебников дома не было. Он удивился своей невнимательности.

Парень прочёсывал весь 39 район до самого заката, но так ничего и не узнав, тяжелым шагом побрёл домой.

Учитель отвёл его к классу 4-3. Он заглянул в выдвижное окошко.

Несмотря на перерыв, Энджу сидела в классе на стуле со слегка опущенной головой. Её глаза упёрлись в парту перед ней. Она сидела совсем одна, и чувствовалось, что одноклассники её игнорируют. От такой грустной картины у парня закололо в сердце.

Он хотел кричать, протестовать против этого. Но, определённо, Энджу сама выбрала такой способ борьбы, и ему нельзя вмешиваться.

— …Вы хотите встретиться с ней?

Да. Он о многом хочет её расспросить.

Рентаро достал из кармана шприц и передал его учителю. Внутри него находилась кобальтово-синяя жидкость.

— Это?

— Лекарство от её хронического заболевания…

Он покачал головой.

— Нет, хватит лжи. Это препарат, который предотвращает поражение тела вирусом Гастреи. Пожалуйста, передайте его ей.

С этими словами парень развернулся и убежал, оставив учителя наедине со своими вопросами.

Скорее всего, Энджу продолжит посещать школу, хоть это и принесёт ей только боль.

Рентаро был не в настроении возвращаться в школу, поэтому направился к Сумирэ в университетский госпиталь. В последнее время он покорно каждый день приходил в школу, но в итоге всё закончилось привычкой прогуливать уроки. От такой мысли Рентаро смог только натянуто улыбнуться.

Он прошёл через скульптуры демонов, при виде которых хочется сбежать, и спустился на цокольный этаж; доктор Сумирэ как раз вышла из операционной. Она сняла своё зелёное операционное бельё с перчатками и бросила их в корзину, затем улыбнулась и поприветствовала его: «Йо». Даже если весь мир на поверхности погрузится в хаос, эта подземная королева останется здесь и будет приветствовать Рентаро своей таинственной улыбкой.

— Чем вы занимаетесь, доктор?

— Мне было скучно до чёртиков, так что я решила попрощаться с Чарли. К сожалению, он теперь груда маленьких кусочков. Ухх, наравне с бурлящим во мне восхищением, я чувствую одиночество. Завтра придётся искать нового бойфренда.

Парень раздражённо посмотрел на двустворчатую дверь, из которой вышла Сумирэ. Для перебивания запахов идущих из секционной комнаты или «кухоньки», как её называла доктор, повсюду расставлены ароматизаторы.

— Тут я вам не помощник, делайте, что хотите.

Рентаро остановился у книжной полки в левой части комнаты. Она была забита коллекцией Сумирэ, ярого киноманьяка. Ей, скорее всего, нравилось класть туда все приглянувшиеся вещи, так что на полке можно было увидеть книгу с заголовком «10 измерение против 11 измерения, дуэли между теориями струн», возможно, что-то из квантовой механики. Рядом стояла упаковка с эроге «Заключённый ученик 24 часа ~Карин — беременная жена старшего братика~». Это воистину ужасает.

— Доктор, вы и правда что-то с чем-то.

— До тебя только дошло?

— Эти именитые университеты принимают студентов только по оценкам, а в итоге становятся пристанищем для странных личностей.

— Ха-ха-ха, что за глупая зависть. Я гений потому, что оба моих родителя гении. Это навивает воспоминания. В детстве, мама перед сном читала мне «Божественную комедию» Данте и разговаривала со мной о страданиях попавших в ад людей… охохо.

— Так значит у вас вся семейка такая?

— Знаешь, я тебя на живую вскрою.

— Только не это!

— О, кстати, демон на входе, отпугивающий незваных гостей — падший ангел Люцифер, или мне называть его королём демонов Сатаной? Он имеет отношение к "Божественной комедии". Не думаешь, что это знак свыше?

— …На самом деле это неважно.

— Хм... так на чём мы остановились? «Слово "эрроманго", которое является названием острова Эрроманго, означает "я — человек". Но не находишь, что это и в самом деле звучит эротично?» Тут мы остановились, да?

— Хватит шутить! Точно не здесь!

Рентаро поражался, насколько его знакомые любят его игнорировать.

— Я просто шутила. Какой же ты нетерпеливый. Как же мне жаль Кисару, что в неё втрескался такой человек.

— Н-не говорите так.

— А, точно. Твой покровитель недавно заходил.

Парень ощутил, как по его шее забегали мурашки, и огляделся.

— Этот человек?

— Ага. Она явно была не в духе. Она даже заглянула в твой класс, поскольку тебя никогда не вытащить в офис школьного совета, но не найдя тебя там, ей стало скучно.

— Это потому, что я старательно избегаю её.

— Почему? Разве она не школьный идол?

— Она немного м-милая, но просто никто не знает истиной натуры этой девушки. Стоит ей завестись, как она достанет магнум и начнёт стрелять по каждому в школе.

Однако, под конец слова Рентаро сошли на нет. Как член Гражданской обороны, бесплатное оружие и боеприпасы он получал именно от неё.

Сотрудничество компаний Гражданской обороны и дилеров оружия — обычное явление. Например, меч-бастард Сойгена Икумы, Mk IV, достался ему от его спонсора — компании Лескари. Они так же дают Сойгену возможность тестировать новые продукты, а использование им этих продуктов даёт необходимую компании рекламу: «Сойген Икома пользуется нашим товаром!». Из-за этого дилеры оружия часто искали Инициаторов и Активаторов с высоким потенциалом. Но всё же…

— Почему она считает, что у меня есть будущее?

— Разве она попросту не жалеет тебя из-за твоего жалкого вида?

— Что за ерунда…

В этот момент Рентаро подумал о кое-чём другом, поник плечами и сказал:

— Простите, доктор… но сегодня я хочу поговорить с вами о другом.

Сумирэ положила на место свой белый халат, который обычно лежал на стуле, после чего поднесла две теплостойкие мензурки под кофемашину. «Конечно», — неспешно ответила она.

— Что такое? Говори уже.

Машина наполнила мензурку горячим кофе, после чего доктор толкнула её по столу в сторону парня. Та остановилась прямо перед ним.

Как только он отхлебнул кофе, из него полились все накопившиеся чувства. Рентаро рассказал о подстреленной девочке, побеге Энджу из дома, его поисках.

Повисла тишина. Сумирэ поднесла руку к подбородку и показала доселе невиданное серьёзное выражение лица.

Рентаро от этого тут же стало не по себе, отчего он начал нервно потирать руки.

— Д-доктор?

— М? А, прости. Я всё ещё думаю, что приготовить на ужин.

— Эй, подождите?!

— Я перестала слушать где-то на середине. У тебя слишком обыденные проблемы.

— В-вот как…

Парень сверлил взглядом свою мензурку, а Сумирэ, видимо решив продолжить, заговорила более свободно:

— Рентаро, однажды наступит закат человечества. Может, через миллионы лет на Земле наступит ледниковый период, или же в далёком будущем её поглотит взрывом Солнца. А может завтра падут Монолиты, и наплыв Гастрей уничтожит всех нас. Не важно, насколько фильм выдающийся, и как хорошо его приняли критики, или насколько грандиозно здание — однажды, в далёком будущем, оно обрушится и обратится в ничто. Понимаешь? В космических масштабах, человечество всё равно, что песчинка в пустыне.

Увидев импульсивную улыбку Сумирэ, Рентаро чуть не задрожал. Этот человек явно страдает крайней степенью нигилизма.

— Эй, Рентаро, почему мы в первую очередь убиваем Гастрей?

От такого неожиданного вопроса он тут же изменился в лице.

— Не можешь ничего ответить?

— Подождите… причина очевидна: ведь Гастрея пожирает людей и изменяет их генетический код, так что они — враги человечества.

— То есть, Гастреи — неудобные для людей организмы, так? Тебе не кажется, что человечество слишком высокого о себе мнения? Считая себя высшей ступенькой эволюции, они забавляются и смотрят на прочие организмы сверху вниз. А всё благодаря приобретённому ими "сознанию". Если призадуматься, то именно и сознание говорит нам, что мы высшие организмы. Но что на счёт Гастреи? У них есть буквально божественная способность вмешиваться в генетический код организмов и изменять его. В таком случае можно сказать, что такая способность превосходит наше "сознание". В Японии таких ещё нет, но в остальном мире существуют религии, поклоняющиеся Гастреям. Они считают, что Гастреи — посланцы божьи, которые пришли очистить этот прогнивший мир.

— Это слишком глупо. Почему…

— Потому что человечество — основная причина истощения Земных ресурсов, что ведёт к разрушению природной среды. Для космического корабля по имени Земля, Гастрея должна стать правителем и рулевым. Говорят, что наша планета — пристанище для миллионов. Но это также значит, что всё живое лишь гостит на постоялом дворе под названием Небо и Земля. Взять нас, людей: не превратили ли мы этот двор в вавилонское столпотворение? Должны ли мы прибрать за собой, и лишь потом передавать следующему поколению управленцев Земли?

Рентаро сделал вид, что пьёт кофе, а сам находился глубоко в раздумьях.

— Это похоже на теорию «глубокой экологии», верно? Если мы будем слишком сильно изменять окружающую среду, то нужда в человечестве… Даже если кто-то признал существование Гастреи, я с этим не согласен. Ну, допустим, Гастрея ниспослана Богом, но что тогда насчёт «Проклятых детей»?

— Представители Божьи — посланники, что призваны обеспечить связь между человечеством и Гастреей.

От таких слов у парня свело дыхание, и он вскочил.

— Энджу — человек. Она — человек со своей личностью и волей! И уж точно никто иной.

От толчка разлилось немного кофе, и он маленькой струйкой стекал с угла стола. Сумирэ выглядела торжествующей, видимо, ожидая такой реакции. Она поддразнивающе развела руками.

— И это правда. Похоже, ты понял, не так ли?

— Ах.

И правда. Осознав это, ему тут же стало стыдно за свою вспыльчивость; он тут же сел обратно на стул. Верно, он озвучил свои чувства к Энджу, поддавшись на провокацию Сумирэ. Его попросту провели.

— Эй, Рентаро, ты хотя бы знаешь свою семью, а Энджу и этого не знает.

— Э?

— Практически все живущие в Трущобах дети — брошены. Они родились после окончания войны, и их мир ограничен лишь тесной Токийской Зоной. Они даже не знают лиц своих родителей, их начинают втаптывать в грязь ещё до того, как они что-либо начнут понимать, и им постоянно приходится выдерживать презрительные взгляды. Вскоре, первое поколение «Проклятых детей» повзрослеет; я думаю, потеря личности причинит им очень много боли. Хорошо, если до этого момента ты сможешь находиться рядом с Энджу и наставлять её… разве вы уже не семья?

Рентаро слегка отрыл рот. Внезапно он ощутил холодок на коже. В какой степени эта женщина…

— Я пойду поищу Энджу, доктор.

Сумирэ не имела ничего против и помахала ему рукой, даже не взглянув в его сторону.

Как только он вышел из университетской больницы, у него завибрировал телефон. На экране высветился анонимный номер.

— Алло, господин Рентаро?

Сатоми сразу догадался, кому принадлежит этот голос.

— Да, это я.

— Это классный руководитель Айхары. В отношении неё сложилась очень деликатная ситуация… Можете поторопиться в школу?

Рентаро решил немного отдышаться на лестнице возле входа, там же собралась группа людей. Они образовали кольцо вокруг двух из них, а те в свою очередь спорили друг с другом.

Три девочки прошли рядом с Сатоми.

«Что здесь происходит?» «Ребёнок из класса 3. Говорят, она носитель Гастреи.» «Да ты шутишь! А ведь она меня трогала! Что мне теперь делать?» «Знаешь, а я всегда её ненавидела. Она была чересчур нахальной.»

Рентаро ощутил странное чувство дежавю. Он расслабил галстук и направился в сторону толпы.

Отсюда он не слышал тему их спора, но они явно кричали. Ну, или как минимум один из них.

Рентаро приметил, что выкрики парня сопровождались бурной поддержкой, но вот восклицания девочки вызывали лишь тишину и потупевшие взгляды.

Как только до него дошло, что в центре круга стоит Энджу, Рентаро поплохело.

Обстановка накалялась. Рентаро попытался подойти у Энджу, но возгласы толпы его остановили.

«Красноглазые и правда среди нас. Куда смотрит Гражданская оборона?» «Эти красноглазые просто отвратительны. Я не хочу видеть таких людей в нашей школе.» «Просто свали из Токийской Зоны.»

Кто, по-вашему, сохраняет покой в Токийской Зоне? У парня возникло желание ворваться в толпу и избить их всех. Однако, немного понаблюдав за ними, он всё-таки решил взять себя в руки и успокоиться.

Многие из них просто собрались поглазеть на шоу, поддакивая что-то из-за спин других. Всё потому, что кто-то отличался от них. Остальные из собравшихся, однако, побледнели и действительно боялись заразиться вирусом Гастреи. Если бы они только знали, что нельзя заразиться вирусом, пока сама Гастрея не лишит тебя большого количества крови.

Рентаро как-то видел спорящего с Энджу паренька на её классном фото. Довольно энергичный мальчик со слегка поредевшими волосами и любящий бейсбол, но теперь его лицо стало красным из-за спора, а голос иногда срывался на визг. Он приблизился к Энджу:

— Во время войны, Гастрея оторвала ногу моего отца, и теперь он каждый день пьёт и бьёт мою маму! Из-за таких убийц как ты, моя семья…

Энджу рьяно закачала головой.

— Нет, я не делала этого. Я человек!

— Ты отвратительна. Хватит делать вид, будто ты человек!

— Я человек!

— Заткнись, чудовище!

— Я человек!

— Заткнись!

Сжав зубы, Рентаро отвёл взгляд. Он больше не мог смотреть на этот безобразный, односторонний спор.

«Не важно, как ты им служишь, — они предадут тебя!»

Всё, как и предупреждал Кагетанэ.

Эта горькая правда заставила парня прослезиться.

— …Энджу.

Энджу, только сейчас заметив Рентаро, расширила глаза и медленно отступила назад.

— Ре-Рентаро.

Узнав, что он друг красноглазой девочки, толпа мигом расступилась. Снова наступила угнетающая тишина.

Сатоми с силой наступил на покрывающий школьный двор песок и направился к центру круга. Промямлив «Ч-Что?», парень, оравший на Энджу, быстро отошёл.

Рентаро прошёл мимо него, остановился перед своей напарницей и, не говоря ни слова, крепко обнял её. Он закрыл глаза и тихо произнёс:

— Энджу, давай сменим школу.

Сначала девочка просто неподвижно стояла. Мгновение спустя она дёрнулась, и Рентаро ощутил на своём плече тёплые капельки.

— Я-я не хочу сдаваться. Я завела здесь столько друзей.

— Они тебе больше не друзья.

Парень услышал всхлипы Энджу.

— …Это конец для меня? Смогу ли я начать сначала?

— Да. Это конец. Должно пройти ещё немного времени, прежде, чем мир сможет тебя принять.

— Но нам всё ещё надо сражаться, не так ли?

— …Да.

Рентаро вытер своими пальцами слёзы с лица Энджу и дал ей свой платок, чтобы она ещё некоторое время поплакала. Затем отошёл и улыбнулся:

— Идём. Не забудь, что мы должны уйти с гордо поднятыми головами.

— Но моя сумка всё ещё в классе.

— А кого это волнует?

— Д-Да! Верно!

Она вытерла слёзы рукавами и теперь выглядела очень радостной и живой.

— Молодец, Энджу.

Вдруг мобильник Рентаро завибрировал. Он хотел проигнорировать звонок, но узнав чей это звонок, тут же принял вызов.

— Рентаро, мы знаем, где находится Гастрея-источник. В 32 квартале.

— Ми… нет, Глава… 32 квартал? Как она забралась так далеко?..

— Ты будешь в шоке, но, похоже, эта Гастрея может летать.

Сначала Рентаро подумал, что ослышался, и посильнее прижал телефон к уху.

— Инфицированный ведь стал пауком, верно? Значит и Гастрея-источник должна иметь модель паука. Ты когда-нибудь слышала о летающих пауках?

— В любом случае, поторопись. Другие члены Гражданской обороны тоже намерены поймать эту Гастрею. Но компания Гражданской обороны Тендо точно вырвется вперёд. Я могу отследить твоё местоположение с помощью GPS. Я только что договорилась с одним невероятным человеком, так что мы можем использовать кое-что для поисков. Я потратила все свои деньги на обучение за следующий год, так что без награды мне придётся поменять школу. Понял? Постарайся.

— А, стоп, подождите, мисс Кисара.

Услышав короткие гудки, Рентаро вздохнул и убрал телефон. «Договорилась с одним невероятным человеком», — что бы это значило?

В этот миг послышался какой-то жужжащий звук. Рентаро посмотрел в сторону, куда показывала толпа и тяжело вздохнул. Предмет становился всё больше, гул заглушил все остальные звуки, а с земли начала подниматься пыль.

Он прищурился и посмотрел наверх. К нему приближался белый летающий объект, верхняя часть которого была выкрашена синим. Так же там красовалась картинка спиральной змеи, ползущей по посоху. Это была эмблема Асклепия, древнегреческого Бога.

Рентаро стало немного не по себе. Думаю, такого и стоило ожидать от принцессы — она на совершенно другом уровне, за что бы ни бралась.

Учитель поднял голову вверх и пробормотал:

— Это же вертолёт доктора…

Часть 5

После посадки на вертолёт дождь усилился и перерос в ливень.

Рентаро беспокойно вертелся на месте, то и дело проверяя: хорошо ли закреплено сидение второго пилота.

Помимо гробовой тишины в вертолёте, пугала и буйная погода за бортом.

Энджу сидела возле заднего входа, который используют для погружения пациентов на носилках. Между ней и кабиной пилота находилась перегородка, так что парень не мог видеть её.

Лучше бы я сидел вместе с Энджу, думал Рентаро, наблюдая за рекой Сякудзии, вышедшей из берегов из-за ливня. Он хотел поговорить с ней во время полёта.

Рентаро взглянул на GPS метку, помеченную Кисарой. Из-за дождя новые данные не поступали, а текущая метка была десятиминутной давности. Вероятно, цель уже давно переместилась.

Они приблизились к Трущобам. Теперь Монолиты казались огромными как горная цепь.

В голове не укладывалось, что такие огромные плиты сделаны из вараниума. Одной такой хватит на несколько сотен тысяч пуль. Нет, на намного больше.

— Что это? — пилот указал на парящий внизу предмет.

Рентаро посмотрел в иллюминатор. В 80 метрах над землёй он увидел штуку, напоминающую наконечник стрелы.

Первое о чём подумал парень: бумажный змей. Над лесом парил белый предмет треугольной формы. Правда, снизу свисало восемь тонких ножек.

— Паучий парашют… Проклятье, так вот в чём дело. Пилот, пожалуйста, следуйте за ним.

— Вы можете объяснить, что это?

— Да. Это Гастрея. В Южной Америке обитает вид пауков, который делает из своей паутины подобие парашюта и с его помощью передвигается на сотни километров. Можно провести аналогию с семенами одуванчиков. Паутину, конечно, можно рассматривать как полимер, но я и представить не мог, что Гастрея сплетёт из неё самолётик…

Однако, после своих же слов парень засомневался.

Почему треугольной формы? Что я упустил?

И тут его осенило:

— Ясно… это не парашют, а глайдер. В таком случае всё сходится. Острый кончик уменьшает сопротивление воздуха, тем самым увеличивая подъёмную силу. Но это и в свою очередь поразительно — думаю, это единственный в мире взрослый паук, способный на такое.

Теперь понятно, почему камеры наружного наблюдения не могли засечь её. Камеры в Трущобах направлены вниз, чтобы выискивать цели не земле. Они совершенно бесполезны в поисках Гастреи, способной парить по воздуху.

Скорее всего, эта Гастрея взобралась на небоскрёб с помощью своих ног и уже оттуда поймала ветер, и улетела. Похоже, она достаточно умна.

— Ч-что мне делать?

— Снизьтесь и выровняйте скорость. Будем преследовать её сверху.

Неожиданно из-за металлической перегородки раздался громкий стук, и вертолёт зашатало из стороны в сторону. От такой качки Рентаро впечатался лицом в стекло.

— Ауч. Что происходит?!

— Задняя дверь была открыта. Думаю, это ваш Инициатор.

Энджу? Невозможно, мы всё ещё летим. Что она…

Но тут парень понял замысел его напарницы, и по спине пробежал холодок.

— Подожди, Энджу!

Но кричать уже было слишком поздно. Он увидел, как она нырнула в воздух головой вниз.

По мере падения её силуэт становился всё меньше и меньше. Рентаро чуть было не закричал.

Энджу врезалась в паутинный глайдер, ударив Гастрею прямо в слепое место. В итоге они скрутились в клубок и упали в лес около реки.

— Снижайся! Быстро!

Рентаро быстро огляделся и нашёл виниловый трос, который используют для закрепления предметов. Времени для раздумий не было.

Он со всей силы натянул трос, обмотал вокруг угла своего сидения и дёрнул, проверяя надёжность.

Рентаро пинком открыл дверь. Тут же непогода обрушилась на него, словно ждала, пока он выйдет из-под защиты корпуса вертолёта. Из-за одновременно открытых задней и боковой дверей вертолёт стало шатать ещё больше. Парень выкинул за борт конец троса, и тот затрепыхался на ветру. Сцепление с виниловым тросом значительно отличалось от такового с десантным, к тому же он не использовал ни страховочные канаты, ни карабин.

Он посмотрел вниз: высота была приличной, даже голова закружилась.

Пилот с ошарашенными глазами глянул на парня. Даже мне интересно, не спятил ли я.

Ну, с богом. И схватившись за трос, Рентаро спрыгнул.

Из-за дождя трос оказался более скользким, чем он ожидал. Изначально, Рентаро планировал спускаться плавно, но в итоге он скользил по тросу с такой скоростью, что ладони начали гореть. Со свистом налетел порыв ветра, от которого трос дико замотался из стороны в сторону.

Осознание своего бедственного положения пришло слишком поздно.

Его отшвырнуло от верёвки, отправив в свободное падение. Практически в панике он замахал руками, замечая, что земля приближается с неумолимой скоростью.

— Я упаду головой вниз? — Плохо дело, надо выровняться и уменьшить отдачу ногами.

Его мозг работал в невероятно быстром режиме. Хоть всё и произошло в мгновение ока, но для Рентаро время словно остановилось.

Через, казалось бы, вечность он перевернулся в воздухе ногами вниз прямо перед приземлением.

Мощная отдача прошибла всё его тело насквозь. После падения он ещё покувыркался около четырёх раз. Придя в себя, он обнаружил, что лежит в грязи.

Он выплюнул изо рта отвратную землю и глубокими вдохами начал восстанавливать дыхание.

Его полукружные каналы повредились, поэтому до полной стабилизации зрения парень даже не мог подняться.

Когда его сознание более-менее прояснилось, Рентаро слегка помахал в сторону вертолёта, зависшим в метрах 20 над ним. Он поднялся; всё тело ломило от жуткой боли. Говорят, что падение с пятнадцатиметровой высоты не переживают. Тогда, почему же он всё ещё жив.

Тут парень заметил, что в месте его падения землю сильно размыло ливнем.

Где Энджу? Я должен найти её.

Рентаро опёрся на левую ногу, встал и начал углубляться в лес, рядом с которым текла река.

Ливень бил в лицо и мешал обзору. Мокрые волосы неприятно прилипали ко лбу, а промокшая форма стала теперь жутко тяжёлой. От холодного ветра он начал потирать ладони.

С другой стороны большого поля доносились звуки сражения.

Рентаро забрался на небольшой холм перед деревьями и начал наблюдать за ходом битвы.

С одной стороны, обнажив свои ядовитые хелицеры, стояла Гастрея, тип-паук, и умело орудовала своими восемью лапами-рапирами. Как Рентаро и ожидал: она максимально уменьшила свой вес, чтобы спокойно парить в воздухе; на её теле красовался чёрно-жёлтый рисунок, и в целом она напоминала длинноногого паука.

Но на другой стороне с горящими глазами стояла Энджу. Она видела все атаки Гастреи насквозь.

Его напарница ловко увернулась от выпада, быстро нырнула под тело Гастреи и со всей силы ударила её ботинком с вараниумовой подошвой.

Она попала точно в цель: удар, разрывая плоть, размельчил челюсть и нижние хелицеры. Тело монстра подлетело на 10 метров в воздух и, кувыркнувшись, грохнулось на землю.

Кровь разбрызгалась во все стороны, даже попала на костюм парня.

Тонкие ноги паука сложились к тельцу, из которого продолжала течь кровь. Битва закончена.

— Рентаро, я победила! Мы добрались до неё первыми! — закричала и замахала руками Энджу, как только заметила своего напарника.

У парня словно камень с души упал.

— Ты была слишком безрассудной. Я подумал, ты уже сдалась…

Рентаро подошёл к Энджу и положил руку ей на плечо. Она тут же вздрогнула от боли.

— Ты ранена?

— С-совсем не больно! Просто слегка ушибла левую ногу. Через час уже всё будет нормально!

Рентаро отвесил ей щелбан.

— Нгх! За что?!

— Ты… глупышка. Да как ты можешь быть в порядке. Дети не должны проходить через такое.

Покачивая головой, Рентаро приблизился к трупу Гастреи. После падения на землю её ноги сжались, отчего она казалась неожиданно маленькой.

Дюралюминиевый кейс по заданию, как и сообщалось, находился внутри тела Гастреи. По фотографии трудно определить размер кейса, а он оказался достачно большим, чтобы его нести обеими руками.

— Что это?..

На ручке кейса висели наручники. Похоже, жертва надела их на руку до превращения в Гастрею, дабы не потерять. Однако, в конце уровень заражения достиг слишком высокого уровня.

Из-за дождя всё перед глазами Рентаро казалось особенно мрачным.

Он наступил на труп Гастреи, с огромным усилием потянул за наручники и отступил на пару шагов назад. Неожиданно по его спине пробежал холодок. Что бы не находилось внутри этого кейса, он хотел поскорее передать его и закончить миссию.

Рентаро огляделся, но никого не увидел. Уже должны подоспеть остальные члены Гражданской обороны. Вся одежда промокла насквозь, а тело отдавало сильной болью.

— Хорошо сработано, Сатоми.

— А?

В мгновение ока он обернулся и прямо перед лицом увидел белую маску. Тонкие пальцы схватили его за лицо и кинули его в вязкую грязевую лужу.

- Акх!

Рентаро попытался сопротивляться, но его усилий не хватило, и его с силой ударили о ствол дерева.

Отдача от удара волной прокатилась по его спине, последние капли воздуха вырвались из лёгких, а в глазах потемнело. Он практически потерял сознание.

— Рентаро!

— Я нашла тебя, Энджу.

Энджу интуитивно отскочила в сторону, и куст позади неё развалился с громким шумом на три части.

Появилась Кохина, с вараниумовыми мечами в каждой руке, и тут же встала в агрессивную стойку.

Рентаро, дико кашляя и изо всех сил пытаясь встать, пилил взглядом человека в улыбающейся маске.

— Кагетанэ Хируко!

— Твоя начальница хоть и выглядит милашкой, но методы у неё довольно грубые. Она внаглую начала разнюхивать про моих покровителей, так что они приказали мне поторопиться и перехватить тебя.

Парень почувствовал холодок и начал медленно отходить назад, держа кейс позади себя. Кагетанэ только посмеялся:

— Надеешься на поддержку других членов Гражданской обороны? Ой, не советую. По пути сюда я избавился от всех мелких мошек.

Теперь Рентаро обратил внимание на винно-красный смокинг Кагетанэ, пропитанный чей-то кровью, и его тут же пронзил укол страха.

Парень достал свой XD и начал стрелять, но Кагетанэ предвидел его действия.

— Бесполезно. Имаджинари Гиммик!

После его слов пули будто бы встретили невидимую стену и отрикошетили в разных направлениях.

Шум дождя эхом отдавался в ушах Рентаро. Кагетанэ неторопливо поднял руки, показывая свою неуязвимость.

Ещё не всё. Рентаро откинул кейс и приготовился к ближнему бою, концентрируя всю силу в точке опоры.

— Боевой стиль Тендо стойка первая, ката восьмое — «Пламенный веер»!

Он вложил в прыжок все силы, но его кулак столкнулся с бледно-зелёным защитным барьером и не достиг цели.

Кагетанэ достал из кобуры свою Berettу и воткнул лезвие-стабилизатор в плечо парня, после чего три раза выстрелил.

— Аргх!..

От резкой боли Рентаро схватился за плечо и упал. Он во что-то упёрся спиной: то был камень. Теперь ему некуда бежать.

Кагетанэ плавно поднял руку и направил её на Рентаро.

— Теперь мой ход. «Максимум пейн»!

Отражающее поле, окружающее Кагетанэ, начало расширяться и приближаться к парню.

Неожиданный горизонтальный удар отправил Рентаро в полёт. Он с огромной скоростью врезался в булыжник и расшиб себе голову. Всё его тело впечатало в камень, казалось, ещё немного и мышцы порвутся, а кости раскрошатся. Словно по телу прошлись катком.

При его первой встрече с Кагетанэ, полицейский отряд, который первым ворвался в комнату, был вдавлен в стену. Теперь Рентаро понимал, как это случилось.

Невыносимое давление неожиданно прекратилось. Рентаро упал на колени и начал отхаркиваться кровью.

— О, ты всё ещё жив?..

В глазах парня всё плыло, а голова раскалывалась.

— Не думал, что он настолько силён.

Огромная разница в силе, и к тому же Энджу повредила ногу. Мозг Рентаро хладнокровно перебирал все тактики, после чего пришёл к единственному выводу:

— Энджу, убегай.

Она, широко распахнув глаза, закачала головой.

— Нет!

Рентаро видел позади Энджу Кохину, готовую к выпаду. Он выстрелил один раз перед ногами своей напарницы, отчего она интуитивно отпрыгнула назад.

Он глазами умолял её найти других членов Гражданской обороны.

И, с вымученным взглядом, рыжеволосая девочка исчезла в глубинах леса.

— Папа! Энджу убегает! Я хочу разрубить её! Я хочу идти за ней!

Кохина осталась крайне недовольна вмешательством в её битву.

— Нет, дочь моя. Будет довольно проблематично, если она встретится с другими членами Гражданской обороны. Давай закончим наше дело.

Кохина посмотрела на Рентаро и тут же исчезла из его поля зрения. Мгновение спустя он почувствовал сильный удар на уровне живота, из которого теперь торчали два чёрных лезвия из вараниума.

Несколько секунд понадобилось ему для осознания того, что его проткнули со спины.

— Ты слабак! Слабак! Слабак!

Кровь прыснула изо рта Рентаро. Он откинул рукой Кохину и попытался убежать, стреляя при этом из своего пистолета. Однако каждый выстрел отдавался резкой болью в его теле, достаточной для потери сознания. Стиснув зубы, он продолжал невпопад стрелять в попытке убежать.

Он быстро запыхался: шаги стали медленными, а взгляд размытым. Дождь смыл последние остатки тепла в его теле; он начал замерзать.

Схватившись за живот, он продолжал идти сквозь лес, пока не вышел на открытое пространство.

Река сильно поднялась, а течение настолько усилилось, что о переправе не могло быть и речи. Рентаро остановился и медленно обернулся. Недалеко стояли Кагетанэ, который уже направил на него свой пистолет, и Кохина.

В ушах стоял стук дождя, словно белый шум. Парень закрыл глаза. Энджу, мисс Кисара, мне жаль.

— …Последние слова? Как умирающему другу, естественно.

— Увидимся… в аду.

— Сладких снов.

Выстрелы Berettы оставили небольшие отверстия в груди, боку и ногах Рентаро.

Рентаро обронил оружие и медленно свалился вниз. Последнее, что он успел увидеть — перекрещивающегося Кагетанэ.

Он упал в реку, и его тело тут же унесло быстрым потоком воды.

Кто-то с силой шлёпал Рентаро по лицу. Кто-то ещё звал его по имени.

С огромным усилием он распахнул глаза; над ним один за другим мелькали лампы. Уголком глаз он заметил белые медицинские халаты.

Похоже, он лежал на носилках в хирургическом отделении.

Тело практически заледенело, а дыхание стало прерывистым. Во рту стоял сильный металлический привкус крови, а дышать было крайне тяжело. Видимо кровь попала в лёгкие, поэтому каждый вдох приносил немыслимую боль. «Ты будешь в порядке.» «Мы окажем тебе первую помощь.» — убеждали его по пути медики, но для него это был пустой звук.

С грохотом носилки ворвались в операционную, где их ждала женщина-хирург в зелёной операционной маске. Она приблизилась к лицу Рентаро.

Парень запомнил её худую до костей фигуру с ярко выраженными ключицами. Только её впалые глаза казались живыми.

Рентаро повернул голову в сторону и увидел зеркало. Он чуть было не закричал.

Его правая нога и рука были оторваны, а левый глаз вытек. Но больше всего удивляло тело. Оно стало детским.

— Нет. Я вспомнил. Так я выглядел в детстве.

Женщина-хирург холодно посмотрела на Рентаро, готового умереть в любой момент, и взяла два листа бумаги, по одному в каждую руку.

— Ёу, Рентаро Сатоми, полагаю? Приятно познакомиться, хотя скоро придётся прощаться. В моей левой руке — свидетельство о смерти. Через 5 минут мне останется только заполнить его, чтобы стереть твоё существование. В правой же руке — контракт. Это может спасти тебя, но придётся пожертвовать всем в своей жизни. Выбирай. Просто укажи пальцем свой выбор.

Просто попытка пошевелить рукой приносила невыносимую боль. Рука тряслась; он откашлялся кровью, запачкав носилки. Тело отказывалось слушаться.

В голове прозвучали слова Кикунодзё Тендо:

— Рентаро, если не хочешь умирать, тогда выживи!

Рентаро тыкнул своим до крайности бледным пальцем в листок.

— Хороший мальчик, — сказала женщина-доктор, удовлетворённо улыбнувшись.

После этого парень потерял сознание.

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление