6
1
  1. Ранобэ
  2. Повелитель тайн 2: Цикл Неизбежности [Альтернативный перевод от Культ Шута]
  3. Том 1. Кошмар

Глава 73: Выслеживания

Глаза Люмиана открылись, боль прошла, а духовность восстановилась.

Он вскочил, подошел к окну и отдернул шторы.

Рассвет еще не наступил. Кроваво-красная луна опускалась на запад, а небо было усеяно звездами. На соседнем вязе вновь появилась большая сова с пронзительными глазами и уставилась на Люмиана.

Вместо тревоги или гнева Люмиан ослепительно улыбнулся.

— Ты вернулась, — сказал он радушно, но манеры, тон, даже выражение лица — всё это вызывало у цели желание ударить его.

Сова несколько секунд смотрела на него, затем расправила крылья и исчезла в темноте.

Почти одновременно с этим Аврора вышла из своей спальни, повернула ручку и вошла в комнату Люмиана.

— Получилось? — сразу спросил Люмиан.

Аврора кивнула.

— Белая Бумага захватила цель.

Ее некогда светло-голубые глаза потемнели, и в них начали отражаться деревья.

Она достала зеркало со ртутным напылением и поставила его на стол Люмиана. Используя бледно-белый порошок, она произнесла заклинание, которое показало ему, что она видит.

Люмиан разглядел силуэт совы. Она кружила над Деревней на небольшой высоте, словно пытаясь стряхнуть с себя преследователей. Но Белая Бумага, существо из мира духов, была быстра и это ей никак не мешало сохранять дистанцию.

Через минуту-другую сова достигла деревенской площади.

Не раздумывая, она нырнула на кладбище рядом с собором.

«Почему снова на там?» — Люмиан внутренне вздохнул.

В прошлый раз, когда брат и сестра шпионили за Мишелем Гарригом, «ящерица», выползшая изо рта заместителя падре, тоже оказалась на кладбище, проскальзывая то в одну, то в другую могилу!

Люмиан взглянул на сестру.

— Ты же не думаешь, что всё происходит, как в сказках, где кладбище — это логово или убежище злодея?

Аврора насмешливо хмыкнула.

— Ты же знаешь, что искусство вдохновляется реальностью?

— Пожалуй… — согласился Люмиан, приняв объяснение профессионального автора.

В этот момент сова приземлилась на ничем не примечательную могилу.

Как и большинство могил в Интисе, она представляла собой глубокую яму, в которой находился гроб, засыпанный землёй. Сверху лежали одна или две каменные плиты, а над головой стояло надгробие.

По крайней мере, Люмиан так считал: со стороны могила выглядела обычной.

Сова села на плиты, закрывающие могилу.

С помощью Белой Бумаги Аврора и Люмиан обнаружили подозрительные детали.

Надгробие было пустым. Каменные плиты, которые должны были быть грязными и заросшими, выглядели чистыми, словно за ними регулярно ухаживали.

— Что-то не так с этой могилой, — заметила Аврора.

В этот момент плита, закрывающая могилу, упала.

Нет, не упала — открылась.

Внутри, как дверь, показалась темнота и каменная лестница, уходящая вглубь.

— Ого, — изумился Люмиан. — Она огромная!

Это была не обычная могила, как он себе представлял, а скорее просторный мавзолей.

— В Корду есть такое место… — Аврора думала, что шесть лет в городе позволили ей узнать всё о Корду, но последние пару дней разубедили её в этом.

Пока брат и сестра разговаривали, сова пронеслась в глубину мавзолея.

Гробница была огромной. Когда Белая Бумага последовала за ней, она вошла в одну из камер гробницы.

В центре камеры, размером примерно с кухню Люмиана, стоял черный гроб.

Гроб не был закрыт. Крышка была прислонена к боковой стенке, упираясь в землю.

Сова подлетела и села на край гроба.

— Мертвый колдун? — Люмиан напрягся.

Аврора коротко согласилась и велела Белой Бумаге подойти к гробу и заглянуть внутрь.

Почти одновременно Люмиан заметил фигуру, притаившуюся в углу гробницы.

Не успел он сказать сестре, чтобы та проверила, как взгляд Белой Бумаги упал на открытый гроб.

Ртутное зеркало перед ними с грохотом разбилось, и Аврора издала приглушенный болью крик.

Люмиан повернулся к сестре лицом и увидел, что ее глаза закрыты. По щекам текли кровавые слезы, а мышцы лица судорожно напряглись, словно могли разорваться.

Не дожидаясь реакции полуграмотного в мистицизме Люмиана, Аврора достала из потайного кармана короткую палочку благовония и зажгла ее спичкой.

Поплыл тонкий аромат, далекий и слабый, успокаивающий тело и разум.

Напряжение на лице Авроры исчезло. Наконец, она выдохнула и вытерла слезы платком.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросил Люмиан.

Глаза Авроры оставались закрытыми.

— Это несерьезно. После сна я приду в себя. К счастью, Белая Бумага слаба. Иногда слабость — это преимущество! — радовалась она.

— А? — не понял Люмиан.

Аврора рассмеялась про себя.

— Короче говоря, я увидела то, чего не должна была видеть, но Белая Бумага была слишком слаба, чтобы справиться с этим. Она успела лишь мельком взглянуть на него, прежде чем получила серьезные повреждения, которые заставили ее отступить в мир духов. Влияние на меня также оказалось слабым. Иначе было бы не так просто удержать ситуацию под контролем. Это могло бы быть весьма проблематично.

«Мир мистики опасен…» — Люмиан хорошо понимал, что значит не видеть того, чего видеть не следует.

Он подождал, пока сестра немного придет в себя, и спросил:

— Что увидела Белая Бумага? Почему это было так пагубно?

— Я видела серебристо-черное пятно света, — Аврора не решалась вспомнить детали.

— Что касается вещей, которые могут причинить вред, если на них просто посмотреть, то здесь существует бесчисленное множество вариантов. Возможно, это предмет, показывающий божественное естество, или форма мифического существа — Потустороннего высокого уровня, или что-то, несущее проклятия и злобу…

— Форма мифического существа? — Люмиан никогда раньше не встречал этого термина.

Аврора небрежно пояснила:

— Суть божественного пути заключается в превращении Потусторонних существ в божеств. На четвертой последовательности мы можем принять форму Мифического существа, хотя и не полностью. Для тех, кто ниже четвертой последовательности, простое наблюдение за этой формой может нанести вред. Они могут даже потерять контроль.

«Святые настолько грозны? Да они значительно отличаются от Потусторонних ниже четвертой последовательности… Неудивительно, что на четвертой последовательности они считаются полубогами…» — Люмиан тут же осознал собственное невежество. Он наивно полагал, что титул полубога ничем не отличается от титула Потустороннего более низкого ранга.

Затем он сказал:

— Аврора, когда Белая Бумага приблизилась к гробу, мне показалось, что я увидел в углу гробницы какую-то фигуру. Однако я не смог разобрать кто это был, как он выглядел и во что был одет.

— Там был еще один человек? — удивилась Аврора.

Люмиан кивнул.

— Итак, умерший колдун — это тот, кто лежит в гробу, или тот что в углу?

— Я думаю, что это тот, кто в гробу, — Аврора, не открывая глаз, размышляла, прежде чем продолжить. — Тот, кто в углу, — это либо его марионетка, либо подчиненный, либо другой Потусторонний, который распоряжается телом колдуна.

Люмиан молча подтвердил ее слова.

— Это означает, что проблема с колдуном не решена до конца. Возможно, это и есть первопричина медленного появления порчи в Корду.

Это открытие одновременно обрадовало и разочаровало его.

Он был доволен тем, что их расследование значительно продвинулось вперед, но был разочарован тем, что простое созерцание трупа колдуна могло нанести им вред. Вполне возможно было потерять контроль. Как им пробраться в гробницу, чтобы получить подтверждение и предпринять дополнительные действия?

Об этом подумала и Аврора.

— Не будем пока посещать гробницу. Сосредоточимся на подземелье под собором. Может быть, там мы найдем важные подсказки, которые помогут разрешить ситуацию с гробницей.

— Хорошо, — Люмиан планировал обсудить с тремя иностранцами исследование подземелья под собором на рассвете.

В ответ на это Аврора добавила:

— Если я полностью поправлюсь, то пойду с вами в собор.

Люмиан колебался две секунды, прежде чем согласиться.

В этот момент им нужно было собрать все свои силы, чтобы обрести надежду!

Не открывая глаз, Аврора спросила:

— Похоже, твой ритуал удался. Что ты чувствуешь?

Люмиан пересказал весь процесс ритуала и свои результаты, но опустил точное описание существа.

— Я почти потерял контроль над собой, когда получил дар. Потом всё пришло в норму, и мое тело не претерпело никаких аномальных изменений. Возможно, это потому, что моя Последовательность достаточно низкая.

Аврора улыбнулась, глаза были по-прежнему закрыты.

— Танец, вызывающий аномальных существ и позволяющий овладеть их способностями, весьма интригует.

— Он напоминает мне легендарную способность с моей родины, Божественное Вселение!

— А? — Люмиан не понял.

Аврора рассмеялась и ответила:

— Эта способность предполагает частичное овладевание существами уровня полубога, чтобы использовать их боевое мастерство.

— Для этого нужно иметь невероятно крепкое тело, душу и разум, верно? — предположил Люмиан.

Аврора не стала продолжать эту тему и сказала брату:

— Помоги мне вернуться в мою комнату. Мне нужно отдохнуть.

Когда Люмиан помог сестре и они пошли в ее спальню, он небрежно поинтересовался:

— Мне кажется странным то, что я извлек немного силы из печати без согласия владельца сине-черного символа. Может быть, Он все это время наблюдал за мной? Это же невозможно. Откуда у него столько свободного времени?

Аврора на мгновение задумалась, прежде чем ответить:

— Ты упомянул, что таинственная женщина описала почетное имя нечетко и неточно, чтобы не привлекать внимание соответствующего существа.

— Может ли быть так, что шипастая метка и сине-черный символ имеют какую-то общую власть? — размышлял вслух Люмиан. — Может быть, они оба обладают властью в области Судьбы. И когда ты используешь неясное почетное имя, оно может относиться не только к существу с шипастой меткой, но и к владельцу сине-черного символа.

— При обычных обстоятельствах это не имело бы большого значения, но поскольку на алтаре находятся соответствующие символы и знаки, поэтому существо обнаружило твои действия. А поскольку тебя вела таинственная леди, то тебе было легко получить разрешение.

–Поэтому, когда ты закончишь произносить все почетные имена и укажешь на порчу в своем теле, не будет никаких препятствий для извлечения некоторой силы. Задняя дверь «уже открыта».

— Какая хитроумная конструкция ритуала… Его автор должен быть мастер находить лазейки.

— Понятно, — сказал Люмиан, наконец-то поняв ситуацию.