Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 2 – Алое Смятение

Ночь была исполнена тишины.

Сияние полной луны падало на поверхность воды, отражавшей мягкий лунный свет, из-за чего волны почти казались окрашенными безмятежностью.

Прямо на слегка выдающемся морском берегу возвышался старомодный особняк в западном стиле, а вдалеке слышался освежающий шум волн.

Такой тип особняков выглядел немного комично, но здесь находился полностью обустроенный последний приют.

Специально построенный у моря, этот роскошный особняк явно принадлежал богатому человеку.

Тем не менее, у хозяйки осталось мало времени, чтобы насладиться его удобствами.

Потому что в ее ближайшем обозримом будущем ей предстояло отправиться на небеса.

По-видимому, пожилая дама прекрасно это понимала. Сидя у окна, она вязала и смотрела на море за окном с нежным выражением на лице.

Дожив до такого возраста, она воспринимала все мирно и без опасений. Никто не заслуживал ненависти. Жалоб на судьбу у нее тоже не было. Слушая тихий шум волн, она молча вязала.

Неожиданная гостья нарушила тишину ночи.

Простой шум волн пел изящную серенаду.

Слыша приближение грациозных шагов, женщина – Велфика – сердечно улыбнулась и открыла окно.

- Давно не виделись, барышня-вампир.

Ее взгляд был обращен на стоявшую молча королеву ночи.

Белоснежная кожа выделялась в темноте.

Алые губы.

Алые глаза.

Рашелла Дам Дракулея.

- Моя внучка за тебя переживает. Ты ведь внезапно исчезла, да?

Бабушка Кирики – и мастер магических искусств – уже слышала об исчезновении Рашеллы.

Ее внучка просила передавать ей любые новости. И все же, Велфика не ожидала, что Рашелла одна придет.

- Я хочу спросить у Вас кое-что, – заговорила Рашелла, держась от Велфики на некотором расстоянии.

Она казалась похудевшей. На ее лице так же читались следы весьма глубокой усталости.

- В чем дело? – ответила Велфика, не прерывая своего занятия.

Ее спокойное отношение слегка удивило Рашеллу.

- Так Вы готовы отвечать. Я думала, Вы сначала с внучкой свяжетесь.

- В этом случае ты бы ушла… Или даже попыталась меня силой остановить, верно?

Поняв, что Велфика предугадала ее план, Рашелла вынуждена была спрятать за спину правую руку, в которой держала свой обычный кинжал.

- Драться ночью с вампиром – это немного слишком для старых костей. Так что ты хотела спросить?

- О себе. – Рашелла указала на себя. Стоя на фоне полной луны, хрупкая на вид девушка печально спросила: – Кто я?

Вопрос был исполнен душераздирающей боли.

Это было чувство потери, происходившее из изначального отсутствия личности, а не ее лишения.

Без каких-либо свидетельств, подтвердивших бы ее чувство самосознания, существование Рашеллы было таким прозрачным, почти растворяющимся во мраке ночи.

Глядя на эту девушку, ровесницу своей внучки, Велфика виновато покачала головой.

- Ответа у меня нет. Кто ты должна знать ты сама и живущий с тобой мальчик, верно?

- Та женщина назвала меня подделкой. – Само собой, Рашелла не смирилась с поверхностным ответом и углубилась в душераздирающую правду. – Если ее слова верны, то кто я? Безымянный некто, притворяющийся Истинным Прародителем? Тогда как это объясняет эмблему из свежей крови? Почему у меня нет воспоминаний? Почему я спала до сих пор? Почему…

- Почему ты встретилась с ним. Ты это хотела спросить, так? – Велфика беспечно улыбнулась.

Рашелла растерялась, видя ее радостное улыбающееся лицо, и замолчала.

Но вскоре она покачала головой, опровергая предположение Велфики.

- Замолчите… Я уже забыла о нем.

- Тогда зачем ты пришла сюда? Если ты уже оборвала все связи с ним, лучше тебе со мной не видеться.

- …Потому что мне больше некого спросить. Я сама пыталась отыскать свои корни. Я использовала «Таинственный Взгляд» на историках и исследователях оккультного, заставив их говорить, но удовлетворительного ответа не получила. Ничего не поделаешь, мне оставалось только к Вам придти.

- Понятно. Но, думаю, я тебя разочарую. В прошлый раз я уже рассказала все, что мне известно.

- Истинных Прародителей больше… Последним Истинным Прародителем была Миралука, верно? В таком случае, я кто?!

- Почему ты у нее самой не спросишь?

- !... – У Рашеллы появилось противоречивее выражение.

Действительно.

Это определенно был самый быстрый путь.

Первым делом ей стоило Миралуку найти.

- Из сообщения Кирики я узнала, что она уже вернулась. Сейчас она в доме Кудзе-куна… Скорее, сейчас она у себя дома.

- … – Рашелла побледнела.

Отчаянно сжав кулаки, она заскрипела зубами.

- Мне казалось, что слово «смерть» меньше всего с ней ассоциируется… Как и стоило ожидать, она все еще жива. Разве не идеально? Так у тебя и причина вернуться есть.

- Да кто захочет… – Рашелла не могла полностью опровергнуть такое предположение.

Велфика продолжила, пытаясь ее убедить.

- Предположим, я или еще кто знает правду о твоем происхождении и расскажет ее тебе – даже тогда это тебя не спасет.

- С чего Вы взяли?

- Это любому понятно, кто так долго жил, хотя у меня есть лишь недолговечная человеческая жизнь. Ты просто хочешь узнать о своем прошлом, чтобы заполнить пустоту в сердце. И кем бы ты ни была, нынешнюю тебя это не изменит.

- Какая разница, вернусь ли я? – равнодушно пробормотала она.

Потому что в душе она уже приняла решение.

Если бы она собиралась бесстыдно вернуться на этом этапе, то вообще не решилась бы исчезнуть.

- В итоге, все просто повторится. Лучше мне не быть там, особенно после появления этой женщины. Мы с ней больше не увидимся.

- Батюшки, какая ты пессимистка. При прошлой нашей встрече все твое тело так и сияло дневным светом, словно ты и не вампир.

- …

- Следуй своим путем, но не сожалей потом об этом. Однако, тебе стоит уделять больше внимания заботе о своем теле, так?

- О чем Вы говорите?

Видя, что Рашелла изображает непонимание, Велфика протянула к ней левую руку.

На указательном пальце была крошечная капелька крови.

Там виднелась маленькая ранка от вязальных спиц, которые она держала под рукой.

Капля крови, просочившаяся сквозь кожу, заставила взгляд Рашеллы перемениться.

Глаза стали алыми.

Ее ноздри задрожали, она обнажила клыки.

Ведомая инстинктом, Рашелла чувствовала необходимость подойти к Велфике. С большим трудом она остановилась, прикрыв рукой нос и рот, а затем отступила.

- Желать кровь даже невзрачной старухи вроде меня… Видимо, тебя сильная жажда мучает. Я слышала от Кирики, что ты не взяла с собой запас крови Кудзе-куна. Не могу поверить, ты действительно все это время удерживалась от того, чтобы кровь пить?

- …

Рашелла не ответила. Крепко обняв себя, она отчаянно сжала руки, впиваясь ногтями в свою плоть, отчаянно пытаясь контролировать дыхание.

- Ты должна понимать. Ни одному вампиру не избежать кровавого рока. Противостояние своим инстинктам лишь убьет твой разум. Почему ты так упрямишься?

- …Кто знает. – Рашелла наконец пришла в себя. Покинув Велфику, она отошла еще дальше. – Простите, что побеспокоила. По возможности, пожалуйста, не говорите Хисуи и остальным о моем визите.

- Этого я обещать не могу. Если ее подруга не вернется, Кирика расстроится.

- …

Больше Рашелла ничего не сказала.

Развернувшись, она прыгнула, перескочила через здание и сбежала с холма.

Как и ожидалось от вампира ночью, скорость у нее была невероятная.

Догнать ее не было надежды. Связываться сейчас с компанией Хисуи тоже было бесполезно.

С легкой грустью Велфика проводила ее взглядом, а затем вернулась к делам насущным.

Вокруг снова воцарилась тишина, темная ночь стала еще темнее.

До рассвета было еще далеко.

- Посмотри на свое недовольное лицо. Что случилось? Тебя что-то расстроило?

- Может, себя об этом честно спросишь? Пожалуйста, не приходи больше в школу.

За обеденным столом двое сидели лицом к лицу. Хисуи бурчал, нахмурившись.

Сегодняшнее меню включало тушеное мясо с картошкой и маринованные овощи со шпинатом на гарнир. Хисуи давно уже не ел такую традиционную японскую кухню.

Незачем говорить, что с Миралукой в роли повара вкус был отличный – скорее, для Хисуи это был навевающий воспоминания вкус каждодневной домашней еды. Сколько бы он ни жаловался вслух, его палочки без остановки отправляли еду в рот.

После такой долгой жизни кулинарные навыки этой вампирши достигли уровня шеф-повара. Даже японская кухня давалась ей легко.

После поступления Хисуи в среднюю школу она нечасто готовила сама, но сегодня был редкий случай, когда она отличилась после долгого перерыва.

- А почему родительнице нельзя посмотреть на учебу своего ребенка? Старшая школа не относится к обязательному образованию, за нее надо платить. Другими словами, тот, кто платит, имеет право посмотреть, как относится к учебе посещающий школу, согласен?

Хисуи не смог ничего возразить на ее справедливое замечание и помрачнел еще больше.

Хотя ему и довелось пожить одному, полной независимостью это не назовешь, ведь он пользовался оставленным Миралукой наследством.

Будь она и правда мертва, это было бы вполне оправдано, но раз она оказалась жива… Хисуи нечего было ей ответить.

- …Меня по-настоящему бесит, что ты так вкусно готовишь.

- Что ты сказал?

- Ничего. – Хисуи замолчал и продолжил есть.

Этот вкус и правда навевал воспоминания.

Только настоящая Миралука могла так готовить.

Притворившись, что помогает на кухне, Хисуи следил за каждым ее движением. Даже ее мастерство не отличалось от того, что он видел в прошлом.

Хисуи не сомневался в подлинности женщины перед ним, но он просто не мог полностью поверить в ее возвращение.

Его сердцу, весьма потрясенному, не хватало чувства реальности.

Понемногу это чувство меняло обычную повседневную жизнь, которую они вели вдвоем.

И все же.

Его сердцу чего-то не хватало.

- Что такое? Ты витаешь в облаках, пялясь на мое лицо.

- …Ничего. Я наелся. Давай приберусь. – Избегая взгляда Миралуки, Хисуи собрал столовые приборы, которые надо было помыть.

Хотя готовить царственная Миралука умела, все остальные заботы она оставляла Хисуи.

Хисуи как ни в чем не бывало спросил ее за мытьем посуды:

- Кстати, ты и правда не знаешь, куда Рашелла ушла?

- Без понятия. На самом деле, я тебя спросить хотела. Похоже, она весьма упряма на счет тебя. Почему она просто ушла?

- Кто знает, – равнодушно ответил Хисуи, изображая спокойствие.

Вместо того, чтобы спросить об этом прямо, он задал вопрос, попутно занимаясь другими делами и скрывая тревогу в своем сердце.

- Она меня испугалась?.. Сомневаюсь. Но ее исчезновение только хлопот добавило.

- Что это значит?

- Хо.

- …Ты ведь не знала Рашеллу, верно? Вчера ты даже спросила, как мы с ней познакомились… Действительно ли остались вампиры, которых ты не знаешь?

- Конечно. С моей точки зрения, все вампиры кроме меня самой – чужаки. Другие Истинные Прародители, вероятно, чувствовали ответственность за своих слуг и потомков, но кроме тебя у меня семьи нет. Так что мне все равно, – спокойно пояснила Миралука, переместившись в гостиную, к телевизору.

Как и Хисуи, при наличии других дел к этой теме она отнеслась безразлично.

- Тогда… Кто такая Рашелла? Вампир, не являющийся Истинным Прародителем… Но она обладает чертами Истинного Прародителя, о которых ты рассказывала. Пятна крови, автоматически превращающиеся в эмблему, «Таинственный Взгляд», контролирующий все живое. Она… Кто она вообще такая? – домыв посуду, Хисуи снял фартук и вернулся в гостиную.

Но Миралука не смотрела на него.

- Ты так за нее волнуешься. Пока меня не было, у тебя к ней чувства появились?

- Ответь на мой вопрос. Почему у нее, самозванки, по твоим словам, есть те же черты Истинного Прародителя вроде тебя?

- Попробуй сам подумать.

- …Эй. – После ее слов у Хисуи в душе против воли начал подниматься гнев, но Миралука осталась невозмутима.

Вероятно, ничего интересного в то время не шло, потому что Миралука от скуки выключила телевизор. Не отрывая глаз от темного экрана, она заговорила безостановочно, словно стихи цитировала.

- Я всегда была одна, но другие Истинные Прародители отличались. Их собственные семьи или, скорее, то, что можно назвать процветанием расы вампиров – этому вопросу они предавали первостепенное значение. Полагаю, такие Истинные Прародители существовали. В таком случае, они должны были обдумать контрмеры: как им сохранить правление вампиров после собственного уничтожения? Как они могли воспитать достойных приемников из своих сородичей? Должно быть, они много над этим думали. Иначе они обратились бы ко мне за помощью и осудили за отказ.

- Какого черта?! Что сделали другие Истинные Прародители? Этот вампир, Чистейший, с которым нам пришлось драться, он сказал, что хотел попросить тебя помочь воскресить его клан. Это как-то связано?!

- Впервые об этом слышу. Только подумать, ты дрался с Чистейшим и выжил, чего и следовало от моей семьи ожидать… Скорее, помог твой организм, верно?

- В любом случае, это твоя заслуга, да? Что теперь, хвастаться начинаешь? – недовольно ответил Хисуи, а Миралука слегка улыбнулась.

- Именно, время от времени я не прочь немного похвастаться. Я так хорошо тебя воспитала, что теперь мы отлично сочетаемся.

Не успел он заметить, как Миралука уже оказалась перед ним.

Для вампира передвигаться незаметно было вполне естественно. Не давая Хисуи времени отреагировать, она его обняла.

- Сын, которым я горжусь… Можно так тебя называть? Или лучше назвать тебя младшим братом?

- По возрасту я даже на правнука не тяну…

- Расшумелся, замолкни.

Крепко обняв Хисуи, она спрятала его лицо в своей чрезвычайно пышной груди.

Его ноздри заполнил насыщенный сладкий аромат. Взрослый запах, с которым не могли потягаться другие девушки.

Не похожий на Рашеллу.

- Пусти!..

- Хорошо.

С неожиданной готовностью она отпустила его… А затем Миралука поднесла ближе свои губы.

Хисуи думал, что она нацелится на его губы… Но вместо этого Миралука поцеловала его в лоб.

- Не знаю, что ты там думаешь, но этой самозванке я никогда ничего не делала. Если хочешь что-то сказать, лучше выскажи свои тревоги и поговори со мной прямо.

- …Ты ошибаешься. Хотя мне и хочется со всем разобраться, если ты не знаешь… Тогда забудь.

- Ты веришь мне?

- Если я тебе не поверю, то кто поверит? – резко ответил Хисуи, вызвав кривую улыбку на лице Миралуки.

Видя ее спокойную и сдержанную улыбку, Хисуи внезапно почувствовал, как сильно участился его пульс, и потому покинул гостиную.

Оказавшись в свое комнате на втором этаже, он лег на кровать и уставился в потолок, не зная, чем еще себя занять.

Миралука что-то знала.

Ей определенно было что-то известно о происхождении Рашеллы.

Возможно, если он упрямо продолжит расспросы, то сможет добиться ответа.

Тем не менее, Хисуи не мог этого сделать.

Будь то прошлое Рашеллы или подозрения на счет Миралуки, Хисуи не мог озвучить свои сомнения.

Даже лежавший рядом мобильник казался ненавистным – он не хотел втягивать Эруру и остальных девушек.

Почему?

Эти вопросы к самому себе сильно растревожили Хисуи.

Люминесцентная лампа над головой, словно специально его раздражала. Хисуи поднял руку, чтобы прикрыть глаза и погрузиться во тьму.

- Я боюсь? – пробормотал он, хотя ответить было некому.

Несмотря на присутствие опекунши, с которой он так долго прожил, и комнату, где он жил столько лет, Хисуи чувствовал безграничное одиночество.

В темном подвале свечи мерцали на древних подсвечниках.

Аромасвечи тихо горели, заполняя подвал цветом и ароматом фантазий, превращая это место в цитадель вампира.

За стол из черного дерева наконец-то вернулась настоящая хозяйка, пропадавшая так долго – Миралука.

Поздно ночью, после полуночи, она пришла в подвал.

Здесь спало множество книг, вина и священный крестообразный меч, Клинок Тзара. Фактически, это был ее замок.

Обычно по ночам она спала в комнате, где жила Рашелла, но так же и сюда приходила.

Держа в руке стакан, с виду высококлассное произведение искусства, Миралука открыла бутылку вина из своей драгоценной коллекции.

По подвалу поплыл насыщенный аромат, перебивавший запах свеч, но не смешивающийся с ним.

Вид, запах и вкус – она погрузилась в блаженство ощущений, подаренных хорошим вином, попутно осматривая свою руку.

Если бы кому-то повезло найти утерянную руку Венеры Милосской, само собой, это была бы рука перед ней – эта идеальная, незапятнанная рука пробуждала в наблюдателе подобные фантазии.

Чистая кожа была настолько бледной, что это казалось слегка ненормальным.

Любой испытал бы желание прикоснуться к ней в купе с опасением повредить ее красоту, так что в итоге решил бы просто смотреть молча издалека, восхищаясь идеальной кожей, волновавшей воображение.

Эта кожа, принадлежавшая высшему звену вампирского сообщества, не допускала никаких посягательств.

На ее ладони была крошечная трещинка.

Напоминала она, скорее, не грубое повреждение, а естественную трещину в минерале.

У вампира, обладавшего абсолютной способностью к регенерации, не говоря уж о Миралуке, Истинном Прародителе, таких ран вообще не должно было существовать.

Глядя на свое руку, Миралука спокойно опустила ее в белый фарфоровый горшочек на столе.

По подвалу тут же поплыл новый запах.

Запах свежей крови.

Горшочек был полон свежей крови.

Вокруг него были беспорядочно разбросаны пустые пакеты из-под крови, которые используют для переливания.

Их было слишком много, чтобы просто утолить жажду вампира.

Вместо того, чтобы пить, Марилука опустила в кровь руку.

Через пару секунд она ее вытащила.

Вытерев покрытую кровью руку, она обнажила нежную белизну кожи.

Тем не менее, рана никуда не делась.

Вероятно, ожидая такого результата, Миралука не изменилась в лице.

Ее философское замечание отдалось слабым эхом в подвале:

- Как я и думала, кровь не поможет, э?

Миралука слизнула кровь с руки.

Кончик ее алого языка оплел палец, что выглядело очень развратно.

Ее глаза сверкнули алым блеском, а выглядывавшие из уголков губ клыки холодно поблескивали.

- Какой отвратительный вкус. Так и знала, кровь надо напрямую пить.

Произнеся эти слова, с которыми бы любой вампир согласился, Миралука встала.

Набросив висевшую на стене накидку, она вышла торопливым и быстрым шагом.

Королева отправилась на прогулку.

Поздняя ночь – Рейна шла в магазин.

Обычно в такое время она не выходила.

Однако в ту ночь ей не спалось. Более того, дома закончились напитки. В любом случае, по различным причинам сегодня ночью она вышла.

Поскольку ее родителей из-за работы не было дома, Рейна могла свободно выходить по ночам.

Ближайший к ее дому магазин был всего в пяти минутах ходьбы. Ночью прохожих тоже хватало, так что шанс столкнуться с преступлением был невелик.

Но сегодня дорога была безлюдна.

Холодный воздух до костей пробирал ее тело, вызывая у Рейны чувство одиночества.

Купив напиток в магазине, она быстро двинулась назад домой.

Но по дороге мимо прошла высокая тень, коснувшись ее плечом.

- Батюшки. – Фигура заметила ее первой и остановилась, обернувшись.

Услышав, что ее окликнули, Рейна тоже обернулась.

Она помнила это прекрасное лицо.

Она видела его ранее в тот же день на школьном дне открытых дверей. Хисуи – скорее всего, это дальняя родственница Хисуи.

Но ночью она производила совершено иное впечатление, нежели днем. Ее привлекательность стала на уровень выше.

Незримое давление, излучаемое всем ее телом, заставило Рейну отступить.

- …

Слегка оступившись, Рейна едва не упала.

Она потянулась опереться о бетонную стену справа от нее и так сумела сохранить равновесие. Но, к несчастью, на стене была небольшая трещинка. Острый край разрезал кожу на нее ладони, выступила кровь.

- …

Даже собака с трудом унюхала бы ее, наверное, запаха крови как такового и не было.

Но стоявшая перед ней женщина учуяла ее.

Ее глаза вспыхнули алым светом, и она подошла.

- Ты в порядке? – С улыбкой женщина протянула свою тонкую фарфоровую руку. Но смотрела она не на руку Рейны, а на каплю свежей крови.

Облизнув свои приоткрытые алые губы, она двинулась к Рейне явно с какими-то скрытыми мотивами.

- По запаху чувствую… Ты девственница. Пожалуйста, дай мне немного своей крови. – Несмотря на вежливые слова, прозвучало это как приказ.

Все тело Рейны замерло, она была слишком напугана, чтобы двигаться.

Под взглядом этих алых глаз ее тело словно приросло к месту.

Однако, Рейна помнила этот взгляд.

Эти глаза немного напоминали о Рашелле… Нет, еще раньше. В ее памяти затерялась сцена, произошедшая перед спортивным фестивалем.

Нет, даже раньше – в первый день занятий, когда она впервые увидела Хисуи.

Тогда она тоже обернулась в темноте, когда кто-то окликнул ее, а затем…

Пугающее прошлое слабо мелькнуло у нее в голове, а затем исчезло, словно лопнувший пузырь.

Хаотичные воспоминания затуманили ее сознание, не давая заметить женщину перед ней, которая вытерла каплю крови с ее пальца и приблизилась к ранке.

Словно кавалер, эта красавица почтительно взяла руку юной девы и поднесла ее к губам.

До такого как эта сладострастная сцена стала реальностью, их прервал еще один очаровательный незваный гость.

- На этом и закончим.

Обернувшись, Миралука увидела стоявшую с мрачным выражением Эруру.

- Кария?.. – изумленно пробормотала Рейна.

Не переставая хмуриться, Эруру отправила ее домой:

- Девушкам не стоит в одиночку в такое время гулять. Иди быстрее домой. – Хотя к ней эти слова тоже относились, тон Эруру не допускал возражений.

Все еще колеблясь, Рейна осталась на месте.

Она совершенно не разобралась в ситуации, но в ее сердце звучал темный шум прошлых воспоминаний.

Она подумала об этом, не желая впутывать Эруру.

- Эмм…

- Быстро! – закричала Эруру, заставив Рейну проглотить остальные слова.

Одноклассница и опекунша другого одноклассника – Рейна посмотрела тревожно на эту парочку, затем поклонилась и быстро ушла.

Стоило Рейне скрыться, как Эруру твердо навела «Аргентум» на Миралуку.

- Почему ты эту страшную игрушку достала? Я что-то сделала?

- Вампиры, пьющие человеческую кровь, не достойны жалости.

- Я не собиралась ее кровь пить.

Тайком от Эруру Миралука поднесла тыльную сторону ладони с размазанной кровью Рейны к трещинке на коже.

Как сухая земля впитывает воду, так кожа быстро впитала каплю крови, втянувшись в трещину на ладони.

Кожа сразу вернула себе безупречный вид, но лишь на короткий миг. Когда кровь высохла, трещинка появилась снова.

- Даже свежей крови девственницы недостаточно, а?

- …Что это значит? Так и знала, Вы не можете пойти против своей вампирской сущности и особенно одержимы чистой кровью девственницы, так?

- Если ты говоришь о предпочтениях, мужская мне больше нравится. Более того, это должна быть кровь доблестного героя или того, кто умирать собрался. Если не осталось никаких привязанностей, вкус очень специфичный.

- Какая гадость. В конечном счете, Вы всего лишь вампир.

- От тебя я это слышать не хочу, дочь Джона.

Глаза Эруру тут же загорелись жаждой убийства. Она сильнее надавила пальцем на курок.

- Пожалуйста, не упоминайте больше при мне это имя!..

- Никому, как и мне, не изменить своей сути. Кстати говоря, эта встреча ведь явно не случайна…

- Я пришла расспросить Вас о ситуации, потому что Вы ведете себя все подозрительнее. Вы ведь собираете кровь в больших объемах, верно? Для утоления вампирской жажды этого слишком много. Раз Вы так любите свежую кровь, едва ли стали бы так много про запас хранить. Какова Ваша цель? И зачем Вы вернулись? – стреляя вопросами, Эруру тщательно оценила дистанцию между ними.

Даже если противник Истинный Прародитель, выстрел серебряной пулей в голову или сердце нанесет смертельную рану.

Но это не сработает, если она уклонится.

Обычному вампиру хватило бы угрозы серебряной пулей, чтобы испугаться или уступить, но ее противником была Миралука, так что Эруру даже не надеялась отступить без единой царапины после убийства с одного выстрела.

- А мне нужна причина для возвращения? Нельзя домой вернуться? И что такого странного в желании вампира свежую кровь пить?

- Я не настолько наивна, чтобы принимать все Ваши и Кудзе слова за чистую монету. Возвращения вампира, который должен был погибнуть… Понимаю, это не такая уж и редкость. Но чтобы Вы вернулись, когда Кудзе твердо уверился в Вашей гибели – это невозможно. Кто Вы такая?

- Батюшки, ты действительно моему мелкому доверяешь, да?

- !.. – Эруру покраснела.

Миралука улыбнулась и продолжила.

- Хисуи сказал, что я погибла, и ты ему поверила. Но когда я вернулась, ты подозреваешь меня. А сейчас пистолет на меня направила. Что такое, девочка? Даже если я самозванка, какой тебе смысл в меня стрелять? Ради кого ты это делаешь, девочка?

- Замолчите!.. – Эруру нажала на курок.

Слегка искривившаяся траектория пули отражала ее внутренние волнения.

Пуля на высокой скорости все равно полетела в лоб Миралуки, прямо между глаз.

Но она не попала в цель.

Не уклоняясь, Миралука спокойно подняла правую руку перед собой, легко рассеяв силу пули простым захватом и остановив ее.

- Мастерство на уровне. Похоже, утверждение, что дампиры – лучшие охотники на вампиров, не лишено смысла.

- Это лишь предрассудки. Благозвучные отговорки, чтобы спихнуть грязную работу на тех, в чьих венах течет грязная кровь!..

- В таком случае, ради кого ты борешься? Даже если они будут тебя презирать, ты встанешь на сторону людей? Или же сейчас… Ты сражаешься ради этого мальчика?

- Замолчите!

Эруру подняла правую руку, пытаясь перейти к новой атаке, но Миралука вытянула свою левую руку и схватила ее, словно пытаясь раздавить запястье Эруру вместе с пистолетом.

Эруру без всякого страха в тот же миг нажала на курок.

Но результат был все тот же. Правая рука Миралуки остановила пулю даже после выстрела с такого близкого расстояния.

- Действительно, ты мастер. На этот раз ты без колебаний в сердце целилась. Ты набралась смелости уничтожить меня, но…

- «Ты, видно, замечталась, раз решила с такими третьесортными способностями против Истинного Прародителя пойти»… Вы это хотели сказать? Сильно напоминает фразу злодея.

- Злодея, говоришь? Для вампира желать крови – это преступление?

- Что Вы на этот раз пытались с Сера сделать?!

- Ничего. Просто столкнулась с юной девой и решила проверить эффективность ее крови. Вот и все, – спокойно ответила Миралука.

Эруру, нахмурившись, пересмотрела ее поведение.

Необъяснимо большое количество крови. Слишком много для еды.

Тогда для какой цели?

Проверить эффективность крови?

Для чего?

Помимо питания, для чего еще вампиру могла кровь понадобиться?

Эруру размышляла над целями Миралуки с точки зрения дампира. Обычно она не стала бы мыслить в таком ключе.

Но не успела она придти к заключению, как настал черед Миралуки вопросы задавать.

- Где вампир по имени Рашелла?

- Почему Вы об этом спрашиваете? Так и знала, ее исчезновение как-то с Вами связано?!

- Переживаешь об этом вампире?! – стрельнула в нее вопросом Миралука, не в силах подавить насмешливую улыбку.

Эруру не ожидала от себя таких слов. Несмотря на неловкость, она продолжила расспросы.

- Отвечайте быстрее. Почему она Вас интересует?.. И откуда именно она взялась?

- Я уже говорила, что она самозванка. Но сейчас я бы хотела найти ее и кое-что проверить. Запасной кандидат тоже считается.

- ?!.. – Эруру инстинктивно надавила на курок.

Левая рука Миралуки все еще удерживала ее в своей смертельной хватке.

Эта огромная сила против воли заставила Эруру скривиться и сжать зубы. Она чувствовала давление Миралуки до самых костей.

Тем не менее, Эруру отчаянно пыталась нажать на курок. В то же время, Миралука перешла к действиям.

Сложив вместе четыре пальца, она ударила холодно блеснувшими острыми ногтями.

Пистолет и когти, оружие, наносившее смертельные раны, пересеклись и разминулись.

Тем не менее, ленивый голос прервал потасовку.

- Прекратите.

Обе противницы обернулись на звук.

Перед ними стоял Хисуи.

Одетый в пижаму, он вышел из дома, набросив лишь куртку.

Хисуи стоял на пронизывающем холоде под ночным небом, выдыхая белые облачка пара.

- Не могу поверить, вам не стыдно драться на улице в вашем-то возрасте. Хватит соседей беспокоить. – Хотя его голос звучал, как обычно, вяло и лениво, выражение у Хисуи было серьезное.

Увидев схватку одноклассницы с вырастившей его опекуншей, он не мог стоять в стороне, сложа руки.

- Не стоит тебе по ночам слоняться. Смотри, чтобы тебя не арестовали и не отправили на перевоспитание.

- Разве у тебя есть право так говорить? Сама же меня каждый день на прогулке в детстве брала, нет? И отпусти ее уже. Будучи великим Истинным Прародителем, прекрати опускаться до уровня ребенка-дампира, ясно? – Хисуи и не думал отступать перед Миралукой.

Он каждый день от нее нотации выслушивал, и потому не мог бросить Эруру.

Даже если шансов на победу у него не было.

- Почему ты сюда пришел? Разве для меня не обычное дело по ночам выходить? Не могу поверить, что ты специально за мной пошел. Я все еще помню, как ты в детстве выбежал в слезах на улицу, ища меня, потому что тебе слишком одиноко ночью было. С тех пор такое впервые происходит.

- …Не надо так небрежно мое смущающее прошлое открывать! Любой ребенок испугается, проснувшись среди ночи в одиночестве! Давай, быстро отпусти. Эруру, ты тоже прекрати эту жуткую штуку на члена моей семьи направлять.

Эруру не уступила даже после совета Хисуи.

- Она хотела выпить кровь Сера. Тебе стоит ее на коротком поводке держать. Не позволяй своей жуткой семье по улицам бродить.

- …Она правду говорит? – слегка недоверчиво спросил Миралуку Хисуи.

Миралука спокойно ответила с ленцой:

- Признаю, вкус крови меня интересует, но я не стала бы кусать девочку, сидящую рядом с тобой в классе. Я лишь позаимствовала немного крови, которая у нее и так шла. Можешь осмотреть ее ранку, если мне не веришь.

- …Вот что она говорит. Укус под запретом, но если она просто выпьет немного пролившейся крови, это не проблема, верно? Хотя это и слегка неприглядно. Кстати, если вампир ранку лизнет, кровотечение быстрее остановится. Тот же принцип, по которому раны от укуса на шее не кровоточат.

- Ничего из этого к делу не относится! На чьей ты вообще стороне?! – Эруру торопливо прикрыла левой рукой рот, когда эти слова слетели с ее губ.

Не стоило говорить такие вещи.

Не стоило его заставлять выбирать между ней и его опекуншей.

К тому же, считать Хисуи другом, ждать от него поддержки – она никогда даже не думала об этом.

Однако, Хисуи проигнорировал нападки Эруру, лениво поскреб голову и равнодушно ответил:

- Если уж на то пошло, я на той же стороне, что и вы обе. Но ваша драка на улице сильно раздражает. Как говорится, одной рукой не хлопнешь. Вы обе заслуживаете наказание. – Вздохнув, Хисуи поднял перед собой предмет, который нес за спиной.

С абсолютным чувством веса он воткнул в землю острый кончик.

Священный крестообразный меч, Клинок Тзара.

Чтобы не привлекать внимание, меч был завернут в ткань. Но Миралука и Эруру сразу ощутили его истинную суть из-за крестообразной формы.

Несмотря на разительные отличия вампиров и дампиров, это действенное оружие могло нейтрализовать их способность к регенерации или даже мгновенно убить.

- Вы обе боитесь, верно? Мне даже не нужно его как меч использовать. Если хотите посмотреть на него или послушать его звук, не стесняйтесь. – Поглаживая закрывавшую меч ткань, Хисуи сжал вторую руку в кулак.

Явление креста во всей красе точно ошеломило бы обеих. По крайней мере, драться они бы перестали.

Даже если они закроют глаза, избегая его вида, он мог использовать крест как камертон, ударив его кулаком для получения звуковой волны. Для уха вампира ее разрушительная сила равнялась поющему гимны хору.

В любом случае остановить драку ему было под силу.

Если предположить, что Хисуи исполнит свои угрозы.

Тела обеих противниц превосходили человеческие. Они легко могли преодолеть расстояние и остановить Хисуи.

Однако, так они открывались для атаки друг друга.

Вся троица сдерживала друг друга, неподвижно замерев.

В этом напряженном тупике первой уступила Миралука, самая старшая.

- Вот бабник. Забудем о той самозванке. Не могу поверить, ты даже на дампира запал. Не помню, чтобы такого ребенка воспитывала.

- Хватит вводящих в заблуждение высказываний. К тому же, если бы меня не ты растила, я бы вообще с вампирами и дампирами не связывался.

Миралука в ответ недовольно усмехнулась и отошла от Эруру.

- Меня несколько дней дома не будет. Можешь на меня не готовить.

- …

Не ответив, Хисуи подошел к Эруру. Сделал он это, чтобы защитить ее и не дать пуститься в ненужную погоню.

Миралука отвернулась, ее силуэт растаял во тьме под шорох накидки.

Эруру хотела пойти следом, но Хисуи потянулся и схватил ее.

- Не ходи. Тебе не выиграть.

- Мои пули работают. Ты видел, как была обожжена ее правая рука.

- Ага. – Лицо Хисуи потемнело.

Действительно, перед уходом Миралуки он заметил необычное состояние ее ладони.

Оценив ситуацию, Хисуи сразу пришел к выводу, что она рукой пулю остановила.

Раз она рукой от обжигающей пули закрывалась, только естественно было некоторые ожоги получить. Более того, пуля была серебряной. Помимо чистого жара, это тоже вызывало у вампиров раздирающую боль.

- …Но ведь она закрылась, верно? Что ты сделаешь с противником, который может пули голыми руками останавливать? В таком бою тебе точно не выиграть.

Хотя физические способности дампиров сильно превосходили человеческие, до полных вампиров им было далеко.

Если вампир-родитель был более высокого уровня, чем вампир-противник, шанс на победу оставался, когда дампир пускался во все тяжкие. Но против Истинного Прародителя ночью надежда на победу была слишком слабой.

- Значит, тебе по силам ее одолеть? Если проткнуть ей сердце твоим мечом или отрубить голову, пожалуй, шансы на победу есть. Но сможешь ли ты это сделать?

- …Зачем мне такими кровавыми вещами заниматься? – Хисуи уклонился от ответа, размышляя о сегодняшних действиях Миралуки.

- Кстати, почему ты здесь? Тебя во сне кто-то предупредил?

- Мне не спалось, я спустился вниз и учуял кровь. Сходив в подвал, я обнаружил, что она ушла, оставив полный крови горшок. Для еды крови было слишком много, да она ее и не пьет так. Посчитав это странным, я пошел ее искать. Просто на всякий я прихватил с собой Клинок Тзара, так все и вышло. Что вообще произошло?

- Я уже сказала. Ей просто кровь девственницы потребовалась… Хотя это тоже неправильно. А еще…

- Еще?

Еще она спрашивала о Рашелле. Но Эруру почему-то не могла заставить себя сказать об этом.

Более того, тот факт, что она расспрашивала Миралуку о большом объеме крови, привезенном в этот город – об этом Хисуи она тоже не хотела говорить.

- Н-ничего. В любом случае, если она снова попытается человеческую кровь пить, я ее застрелю. Пожалуйста, не мешай.

- …

- Ты… Встань уже на сторону людей, – добавила Эруру, не глядя на Хисуи, который промолчал с мрачным видом.

- Жажда мучает, – без выражение пробормотала она, сидя в одиночестве в каких-то развалинах.

Ее лицо было исполнено глубокой усталости.

Это было вполне ожидаемо. Все-таки, она уже больше месяца кровь не пила.

Она склонила голову, сидя на обветшалом стуле.

Она напоминала блудного ягненка, в раскаянии молившего Бога о прощении.

Раскаявшийся вампир – это звучало как шутка, но место было подходящим.

Нынешним убежищем Рашеллы стала церковь, где люди молились Богу.

Хотя она и решила покинуть город Сейдо, слишком далеко уходить ей не хотелось.

Возможно, от части виноваты были старые привязанности. Более того, она чувствовала, что ключ к ее загадочному происхождению тоже находился где-то рядом с местом ее пробуждения.

И потому она решила расположиться в соседнем городке на окраине Сейдо.

Ей приходилось по возможности избегать людей, чтобы Хисуи и остальные ее не обнаружили. Подходящее укрытие должно было защищать ее от прямых солнечных лучей. В итоге, Рашелла решила остаться здесь.

Никто не стал бы искать вампира в церкви.

Прежде всего, священные места отгоняли монстров.

Поначалу, Рашеллу это место тоже пугало, но, оказавшись внутри, она обнаружили, что здесь тихо и мирно.

Это место было давно заброшено. Священные символы вроде крестов и статуй Мадонны убрали давным-давно. В сочетании с тем, что люди сюда редко наведывались, это было идеальное укрытие.

Здесь даже днем было темно, и даже нашелся подвал.

Так что Рашелла, не колеблясь, спрятала в подвале свой привлекающий внимание гроб, превратив это место в свое логово на время расследования своего происхождения.

Тем не менее, она ничего не нашла.

На самом деле, все возможное она уже сделала с Хисуи.

После встречи с Эруру к их услугам оказались силы Отдела Сверхъестественных Расследований.

И все равно они ничего не узнали.

Более того, Рашелла не старалась изо всех сил.

Она не смела выходить наружу.

Боялась она больше не солнца, а встречи с людьми.

Непреодолимый порыв пить кровь пугал ее.

Спустя неделю после расставания с Хисуи из глубин ее тела поднялось сильное «желание».

Это желание заполняло разрывающим глотку безумием.

В результате, она проводила почти весь день, спрятавшись в своем гробу, привыкая к этому желанию. Однако внутри ее тела так же словно бурлило и ворочалось нечто темное.

Осознав это, она не решалась выходить на улицу.

Прячась днем в гробу, она заставляла себя спать.

На самом деле, будь у нее желание, получить кровь было нетрудно.

С помощью «Таинственного Взгляда» она могла бы пить кровь и без укуса.

Но, почему-то, не хотела этого делать.

Стоило ей подумать об этом, как в голове всплывало лицо Хисуи.

В ее воображение у Хисуи было не укоризненное выражение, а печальное.

Это удерживало ее от использования «Таинственного Взгляда». Рашелла вынуждена была отказаться от этой идеи.

В итоге, она смогла лишь принять душ в ближайшем интернет-кафе.

К тому же, к «Таинственному Взгляду» она прибегала лишь для того, чтобы пропустить регистрацию. Платила она исправно.

Она вполне могла от этого уклониться, но вспоминала слова Хисуи – «Ты должна следовать правилам и прилежно платить».

Но это означало, что денег у нее становилось все меньше.

Она забрала всю оставшуюся после обмена золотых монет наличность, но сами монеты хранились в доме Хисуи. Сейчас она была почти без гроша в кармане.

Рашелла знала, как это важно для выживания в человеческом обществе.

- …Пожалуй, стоит найти работу, – пробормотала она себе под нос, но остроумного ответа не последовало.

Услышь ее Хисуи или Мей, точно сказали бы «В твоем случае это не поможет» или «От тебя больше проблем будет, чем помощи, не надо».

- Х-хмпф! С чего мне так низко опускаться?! Я-я – создание, которому люди должны приносить подношения. Сами свое скудное жалование потом и кровью зарабатывайте! – хотя никто не осыпал ее колкостями, она все равно сказала это. – Ты… – Хисуи точно не было рядом.

У нее резко все поплыло перед глазами.

Не давая упасть выступившим слезами, Рашелла отчаянно потерла глаза тыльной стороной ладони.

Наконец, она вздохнула, поднялась и вышла, повторяя свою ежедневную бесцельную прогулку.

Солнце почти село, так что его лучей она не боялась.

Блуждая кругами, она дошла до богатой торговой улицы.

Место было оживленным и процветающим. Рождественские украшения выглядели исключительно эффектно.

Хотя еще оставалось время, рождественские распродажи уже начались.

- Рождество, ха…

Для вампиров это был запретный опасный день. Укрыться на весь день дома было бы мудрым решением.

Но, если верить Хисуи, это относилось только к европейским городам, где еще сохранилась преданная вера. В Японии же опасности, предположительно, не было, если вампир держался подальше от церквей.

Хисуи говорил, в этот день люди на улицах совсем как он, не заботятся о праздновании рождения сына Божьего. Рождество было просто поводом для парочек сблизиться.

Он говорил, его опекунша встречала этот день мрачно, даже требовала, чтобы Хисуи быстрее нашел девушку и провел с ней страстную ночь. Когда Хисуи поднял эту тему, Рашелла по неизвестной причине залепила ему оплеуху.

- Хмпф, показушники, – обругала Рашелла эту парочку из прошлого.

Их обсуждение планов на Рождество ей сильно не понравилось.

Хисуи… Что он собирался делать?

В этом году он больше не был одинок. Он собирался провести счастливый праздник со своей парой?

Сжав кулак, Рашелла продолжила бесцельно блуждать по улице под ночным небом.

Она не останавливалась.

Искала свое место в мире, не зная, где оно находится.

- Даже у ведьмы ничего не было… Остался лишь один вариант.

Поджав губы, Рашелла поставила все на крошечную надежду.

Один из немногих, кто знал правду об Истинных Прародителях.

Чистейший вампир, по силе уступавший лишь Истинным Прародителям.

Вероятно, этого парня до сих держат взаперти в Отделе Сверхъестественных Расследований.

Чистейший – Фергус фон Блиц.

Сжав кулак, Рашелла решила нанести ему визит.




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление