Глава 5

12 октября, пятница. До Конкурса диссертаций, который будет 28 числа, осталось полмесяца, суета в школе резко возросла. Говорят, что киотский Конкурс диссертаций посвящён чистой теории, потому все ожидали, что работы будет меньше, чем в прошлом году, но в конце концов школа превратилась в огромную суматоху.

Исори, как представитель, лично включился в управление подготовкой. Хаттори командовал группой безопасности, и сейчас усердно её обучал. Хонока и Изуми работали вместе над подготовкой поездки в Киото.

Конечно, ни Тацуя, ни Миюки не отдыхали. Миюки, как Президент школьного совета, следила за прогрессом всего процесса и высылала помощь частям, которые встречались с трудностями. Помощью в большинстве случаев был Тацуя. Он участвовал в подготовке, тренировал команду безопасности, а когда Миюки, Хоноки и Изуми не было на месте в школьном совете, он занимался и их делами, ещё иногда мелькал в качестве помощника Миюки.

Когда Микихико наконец пришёл в комнату школьного совета, Тацуя уже делал изнурительный труд достаточно долго, чтобы сделать перерыв. Сейчас было время как раз перед закрытием школьных врат.

— Прошу прощения...

Похоже, Микихико ещё не привык использовать лестницу, соединяющую школьный совет и штаб-квартиру дисциплинарного комитета. Он разительно отличался от расслабленной Шизуку, которая часто заходила вместе с ним (сейчас же она охраняла Азусу).

— Ты как раз вовремя, Микихико.

Хотя Тацуя обратился к нему беззаботным тоном, нервозность Микихико так легко не развеялась бы.

— Ну... я видел, каким занятым ты был, и просто не мог прийти позже, чем обещал.

Услышав это, Миюки улыбнулась, словно его признав.

— Было бы облегчением, если бы все были так же серьёзны, как ты, Йошида-кун.

Чувствуя, что сейчас затишье перед бурей, Тацуя призвал его перейти к делу:

— Микихико, начнём брифинг?

— Да.

Наверное, у Микихико было такое же впечатление, он развернул на столе большой рулон электронной бумаги. На ней, почти полностью покрывшей стол, появилась карта Киото.

— Сегодняшний брифинг посвящён предварительному докладу о безопасности места проведения Конкурса диссертаций. — Формальным тоном Микихико начал объяснять. — Безопасностью же в день Конкурса будет руководить бывший глава группы управления клубами, Хаттори. Сэмпай также лично просмотрит брифинги других школ, так что, думаю, это можно оставить на него.

— А почему Хаттори-сэмпай не присутствует на этой встрече? — спросила Хонока.

Но ей ответил не Микихико, а Тацуя:

— С бывшим председателем Хаттори была достигнута договорённость, что ему просто сообщат об итогах брифинга. Так ведь, Шеф Йошида?

— Как главный секретарь Шиба и говорит.

Микихико, похоже, с трудом выговорил «главный секретарь». Однако у него не было смелости игнорировать официальную должность перед Миюки.

— Бывший председатель Хаттори сказал, что ему можно и не участвовать в сегодняшнем брифинге. Ведь мы лишь собираем информацию, он просто использует полученные данные, и всё.

Скорее всего, Микихико не нравилось говорить формальным тоном, он не мог унять беспокойство, потому просто переключился на дружеский тон.

— Ну что ж, перейдём к главному.

Наверное, Тацуя тоже посчитал, что так легче, он тут же начал говорить соответствующе.

— Хорошо. Пожалуйста, взгляните сюда. — Хотя его тон был дружеским, он всегда так говорил рядом с Миюки. — Вот место, новый международный конференц-центр.

— Можно сказать, он на окраине города, — робко выразила мнение Изуми, глядя на карту.

— Похоже, местные жители не хотят, чтобы конференции проводились в центре города, — ответив иронической улыбкой, Микихико посерьезнел. — В отличие от прошлого года, в этом районе не такой большой объем трафика. Потому можно сказать, что там не так уж и много мест, где могут прятаться в засаде преступники, террористы и так далее. Однако в пригороде очень легко скрыть подготовку для нападения.

Карту окрестностей конференц-центра Микихико переключил на карту всего города.

— И даже если рядом нигде нельзя скрыться, я полагаю, что не так далеко есть потенциальные места, которые можно превратить в базу.

Как было оговорено заранее, во время паузы в разговор вклинилась Миюки:

— Словом, Йошида-кун, ты считаешь, что нужно обследовать намного более широкую зону, а не только окрестности конференц-центра?

— Да. Мы ведь не хотим повторения прошлого года.

Без малейшей задержки Тацуя начал второй залп огневого прикрытия:

— Согласен. Хотя мы не более чем старшеклассники, мы должны сделать всё, что в наших силах.

Тацуя обратил на себя удивлённые взгляды. В любом случае Хонока, Изуми и Минами, не знавшие скрытые подробности, перевели взгляд на него ненамеренно, но было нужно, чтобы Хонока и Изуми ничего не начали подозревать.

— Так, Микихико, кого ты пошлешь на обследование места?

— Я пойду.

— А ничего, что Шефа дисциплинарного комитета не будет в школе?

— Я намерен поручить обязанности по охране Китаяме. А также я хочу, чтобы пошёл Тацуя.

— Без проблем. Необходимо, чтобы проверил место по меньшей мере один член команды безопасности, — с кивком последовал Тацуя. Миюки подняла руку:

— Онии-сама, можно мне пойти с тобой?

— Тебе, Президенту школьного совета? — спросил Тацуя, не становясь заметно бледнее. Действовать в таких условиях было больше специальностью Миюки.

— Я хочу проверить гостиницу, где будут останавливаться отряды поддержки. И ещё проверить убежище на случай, если потребуется эвакуация.

— Миюки, с этим могу справиться и я.

— Хонока, разве тебе не нужно позаботиться о транспорте, бронировании мест, а также личных запросах? А я лишь наблюдаю за общей деятельностью, у меня нет какой-либо конкретной работы.

— Ох, хорошо... — разочаровано сказала Хонока.

Изуми, слушая обмен Миюки и Хоноки, похоже, хотела что-то сказать, но Миюки повернулась к ней прежде, чем та заговорила.

— Изуми-тян, пока я буду в Киото, не займешь моё место, ты ведь вице-президент?

— Оставь это мне. Используй меня по полной.

Само собой разумеется, Изуми хотела вместе с Миюки поехать в Киото. Но она не могла отказать. Скорее даже она обрадовалась тому, что сэмпай попросила что-то для неё сделать.

— На какое время назначена поездка?

— Может быть, это немного напряженно, но как насчёт двух дней и одной ночи на выходных перед Конкурсом диссертаций, 20-го и 21-го числа?

— Хороший план, ты уже выбрал, где остановиться?

— Нет, я думал, мы решим это сейчас.

— Ясно. Минами, — Тацуя обратился к Минами, и это был последний из запланированных ходов.

— Да.

Несмотря на то что Минами не знала об этом сценарии, она не была сильно удивлена. Она всегда казалась более собранной, чем подходило её возрасту.

— Извини, но не могла бы ты для нас зарегистрироваться в гостинице? В той, в которой мы остановимся за день до Конкурса. Поедут я, Миюки, Микихико и ты, Минами.

— И я?

— Да, ты поможешь Миюки.

На лице Изуми мелькнуло сожаление. Ей, наверное, тоже хотелось помочь Миюки. Но она уже приняла работу её заместителем. Если бы её попросил Тацуя, Изуми, наверное, с легкостью отказалась бы от предыдущего соглашения. Однако для Изуми было невозможно даже думать о том, чтобы отказаться от задания Миюки.

Скоро уже должны были закрыться школьные врата, потому Тацуя, идя чуть впереди, сопровождал Хоноку из комнаты школьного совета. Они направлялись к Шизуку, которая охраняла Азусу, руководившую сооружением презентационного устройства.

По пути они присоединились к Микихико, который как раз запер штаб-квартиру дисциплинарного комитета, и трое пошли в здание экспериментов.

Чтобы помочь Исори следить за всем процессом, Азуса делала стационарный CAD, который сравнивал бы эффекты эксперимента.

— Шизуку!

Хонока позвала Шизуку. Почему-то Тикура Томоко и Саяка, которые были вместе с Шизуку частью команды по охране Азусы, и Кирихара, который должен был охранять Кэри, все вместе посмотрели на Тацую.

— Шиба, что случилось? Мы, вроде, предоставили запросы на сверхурочную работу.

Как и ожидалось, Кирихара прекратил называть его «Шиба-ани». Тацуя был «Шибой», а Миюки — Президентом. Наверное, это был наиболее правильный способ обращения к ним.

— Запросы, конечно, были приняты, но всё-таки плохо, чтобы в школе допоздна задерживались ученицы.

— Но...

Кирихара повернулся и взглядом уведомил Саяку, что им скоро уходить. Но, по-видимому, той не хотелось идти.

— Что случилось? — Шизуку спросила Хоноку, когда настроение было на грани превращения в некомфортное. Она, наверное, пыталась сменить тему разговора, поскольку умела читать настроение, однако Тацуя и Микихико хотели обсудить другое дело с Шизуку.

— Китаяма-сан, я хочу попросить тебя о небольшом одолжении.

— Меня?

Микихико, затронув этот вопрос, боролся с желанием хихикнуть из-за того, как она классически преувеличенно наклонила голову на бок.

— Перед Конкурсом мы собираемся поехать в Киото, чтобы обследовать место.

— Чтобы не повторился прошлый год?

Услышав слово «обследовать», она поняла невысказанную причину.

— Верно. Мы поедем на два дня и одну ночь начиная с 21 числа. Ты сможешь на это время заменить меня на посту Шефа дисциплинарного комитета?

Почему-то Шизуку посмотрела на Хоноку, а не на поклонившегося Микихико.

— А что ты, Хонока?

— Эм... остаюсь здесь?

— Хммм... — Шизуку перевела внимание на Тацую. — Ты едешь, Тацуя-сан?

— Да.

Шизуку на мгновение задумалась и сказала: «Хорошо».

— Благодарю. Рад это слышать.

— Всегда пожалуйста, — ответила она, но глядела не на до сих пор кланявшегося Микихико, а на Хоноку, которая старалась не смотреть на Тацую.

◊ ◊ ◊

В Кабинке по пути домой Тацуя читал в интернете новости, когда вдруг у него на лице мелькнуло изумление.

— Онии-сама, что-то не так? — сидевшая рядом Миюки это сразу же заметила и спросила.

— Вот, посмотри, — Тацуя повернул к Миюки информационный терминал. Там была статья местных новостей Киото. Похоже, Тацуя уже начал собирать информацию. Говорилось, что около известного экскурсионного места нашли тело убитого мужчины.

— Тело нашли этим утром, жертва — Накура Сабуро-сан... Онии-сама, этот человек?!

Миюки поняла, почему Тацуя так отреагировал.

— Вы его знаете? — Минами, очевидно, было незнакомо это имя.

— Если это не человек с таким же именем, то он — волшебник, служивший телохранителем Саэгусы Маюми.

Минами широко раскрыла глаза от удивления.

— Это ведь тот джентльмен, да?

— Не знаю, нет фотографии.

Хоть Тацуя это и сказал, интуитивно он понимал, что жертва — пожилой волшебник, который был охранником Маюми.

— Если это тот джентльмен... то, может быть, это совпадение?

Тацуя и Минами задались тем же вопросом, что и Миюки.

Волшебник клана Саэгуса был убит в Киото, где, скорее всего, скрывается Чжоу Гунцзинь. Кроме того, на теле нашли следы насильственной смерти. Обычно в статьях не писали состояние тела. Может быть, это написали потому, что жертва умерла в результате магического боя.

Волшебник, экстра, но достаточно способный, чтобы ему доверили охранять старшую дочь семи Саэгуса, был убит в магическом бою. Даже таких навыков не хватило. Словно постарался тот мужчина, который глубоко ранил Куробу Мицугу, прорвался через периметр карательного отряда Куроб и сбежал...

Невозможно, чтобы Тацуя посчитал это совпадением.

◊ ◊ ◊

Новостями о смерти Накуры больше всего, без сомнений, была удивлена она.

— Ото-сама, пожалуйста, объясни это!

Узнав, что Коити вернулся домой, Маюми без приглашений ворвалась в его кабинет.

— Накуру-сана убили, что это значит?!

Она махала руками перед большим столом, требуя от сидевшего за ним Коити ответов.

— Как ты узнала, что Накуру убили?

— Звонила полиция и спрашивала о нём!

— И ответила ты? А что насчёт университета?

— Они не смогли связаться с тобой, отец, и моими братьями, потому связались со мной!

— Недотёпы... что же вы делаете, — упрекнул он ошибки сыновей, игнорируя собственные.

Слушая это, Маюми взъярилась ещё сильнее.

— Это неважно!

Её отец и старший из братьев часто исчезали, а младший из братьев делал вид, что его нет дома, это её не волновало.

— Достаточно, прекрати уклоняться! Они сказали, что Накуру-сана убили, что это значит?!

— А что ещё это значит? Накуру убили. Хороший человек умер.

— Я спрашиваю не это! Почему Накуру-сана убили в Киото?!

— Тебе нет надобности знать, — холодно ответил Коити.

Однако Маюми не вздрогнула из-за чего-то такого, она не была какой-то там слабой госпожой.

— Накура-сан — мой телохранитель. Я должна знать.

Она начала говорить подавлено, но глубоко внутри свирепствовали эмоции. Наверное, не нужно было быть Коити, чтобы это понять. Поскольку он знал характер дочери, то знал, что нужен некий компромисс.

— Накура отправился в Киото сделать некую работу. Наверное, там он ввязался в какие-то неприятности.

— Некую работу? И какую же?

— Важное задание клана Саэгуса из Десяти главных кланов.

— Я поняла! Какое задание?!

— Тебе не нужно знать.

Однако Коити не считал, что нужен ещё больший компромисс.

И это было доведено до Маюми. Она осознала, что дальше спрашивать бесполезно.

— Поняла... прошу меня извинить.

Чувствуя большое недоверие к отцу, Маюми покинула кабинет.

Однако она не отказалась от поисков истины. По правде, Маюми и Накура не были так уж близки. Накура всегда был с ней вежливым, и всегда вел себя как слуга. Маюми не очень хорошо его знала, и рядом с ним ей становилось не по себе. Тем не менее он сопровождал её не такой уж и маленький период времени, и был убит. Более того, убит из-за задания её отца.

Маюми не поверила словам отца о том, что тот ввязался в какие-то неприятности. Она была убеждена, что его куда-то втянули не во время работы, а из-за работы. Однако это было не более чем её интуицией, пока она не имела никаких доказательств. И она это понимала.

— Что случилось, Маюми? Ты уже долго вздыхаешь. Ещё и выглядишь подавленной. Что-то не так?

— Э? Нет, Мари. Ничего.

— А мне так не кажется, но... если правда ничего, то выкинь это из головы. Ты долго о чём-то думаешь.

— Э, Я?! — засуетившись, Маюми выпрямилась и поправила воротник и манжеты.

Они сидели в кафе магического университета, сейчас было время между утренними и дневными лекциями, также известное как обед. Промежуток времени, когда многие студенты, поев, собираются вместе, и это не то время, когда вялость почётной дочери семьи Саэгуса из Десяти главных кланов может остаться незамеченной.

Кстати, Мари была тут не потому, что прогуливала занятия в оборонном колледже. В магическом университете были исследовательские классы специальных военных навыков. Проще говоря, тут учили волшебников-офицеров. В рамках этой системы раз в неделю оборонный колледж посылал сюда выбранного студента, чтобы тот слушал лекции вместе с теми, кто выбрал лекционный курс. Мари была выбрана, и сегодня был день лекции.

Маюми пыталась казаться обычной собой, но не смогла держать это в себе слишком долго; наверное, из-за того, что перед подругой, которую давно не видела, почувствовала себя в безопасности. Маюми остановилась, поняв, что снова собирается глубоко вздохнуть.

— Мари, я хочу кое о чём с тобой посоветоваться.

Маюми положила локти на стол и прикрыла руками рот. Грубая поза, но так было легче всего не дать другим прочитать её слова по губам. В кафе дозволялось использовать звуконепроницаемый барьер, но не магию, препятствующую свету.

— Что случилось?

Мари приняла такую же позу. Это ещё сильнее усугубило впечатление того, что они обсуждают секреты.

— Мари, ты помнишь Накуру-сана?

— Твоего телохранителя? А что с ним?

— Он был убит.

— Убит, о нет... когда?

Мари чуть было не сказала «как ты можешь говорить так спокойно?», но, вглядевшись в глаза Маюми, увидела горе и гнев, которые перемешались вместе, и изменила вопрос.

— Позавчера, наверное, поздно ночью. Полиция Киото связалась со мной вчера.

— Киото? Так это нацелились не на тебя?

— Ух, да...

— Понятно...

Мари как-то удалось сдержаться, чтобы не вздохнуть с облегчением. Она казалась спокойной, но глубоко в сердце дрожала на одном шаге от паники. Если бы кто-то нацелился на Маюми, что бы она делала?.. В голове кружились такие мысли. Этот абсурдный страх позволил Мари скорбеть за покойным.

— Прими мои соболезнования.

— Спасибо.

Атмосфера посерьезнела. В эти молчаливые секунды они, наверное, возносили молитвы за покойного.

— Так что стало причиной смерти? Несчастный случай?

— Убийство.

Мари уже ожидала этот ответ. Для телохранителя, нанятого Десятью главными кланами, это обычный риск.

— Но я не знаю, почему.

Перед глазами подруга всеми силами пыталась сдержать эмоции. Не нужно быть внимательным, чтобы это увидеть.

— Отец послал его в Киото по делам. Это всё, что он мне сказал. Какие дела, какая работа, ничего не ясно. В любом случае я уверена, что это какая-то тёмная работа, но даже так, почему он потерял свою жизнь... — Маюми была на пороге слёз. — Не то чтобы я хочу мести. — Несколько успокоившись, она продолжила говорить голосом, в котором чувствовалась сильная воля. — Но почему-то я просто не могу это отпустить. У меня такое чувство, что я не могу это так оставлять.

— У тебя... есть какие-то основания, чтобы так говорить? — рационально спросила Мари, хоть и была переполнена решимостью Маюми.

— Сейчас — никаких. Это не более чем моя интуиция. Но я не могу закрывать на неё глаза. Я не могу не перестать тревожиться.

— У меня ещё не так много свободного времени...

Магический университет и оборонный колледж располагались не так уж и далеко друг от друга, а точнее, были не так далеко магический университет и научно-исследовательский корпус особой тактики. Также, поскольку секреты и унаследованную магию студентов нужно было держать в тайне, им приходилось жить в проверенных общежитиях. Потому Маюми и Мари было сложно не встретиться.

Однако, как Мари и подразумевала, в учебном плане оборонного колледжа было меньше свободы, нежели в магическом университете. Можно даже сказать, что студенты первого года, с их многочисленными курсами, вообще не имели свободного времени на что-то кроме учёбы. Помочь подруге с её проблемами настолько, насколько Мари хотела, с таким учебным планом было просто невозможно.

— Как насчёт того, чтобы посоветоваться с Дзюмондзи или Тацуей-куном?

Неожиданно она упомянула имя, о котором Маюми даже не думала, она широко открыла глаза и быстро заморгала.

— С Дзюмондзи-куном я могу понять... но почему с Тацуей-куном?

— Разве в этом году Конкурс диссертаций не в Киото?

Маюми почувствовала, что Мари не на самом деле отвечает на вопрос вопросом.

— На Конкурс нужно ехать по крайней мере на два дня и одну ночь, так ведь? К тому же он будет занят, у него не будет времени на что-то другое, так ведь?

— Разве из-за того, что случилось в прошлом году, они не обследуют местность?

— Наверное. Но Тацуя-кун, скорее всего, будет помогать с подготовкой презентации, а ещё и работа в школьном совете. Просить его о встрече, когда он так занят... Что? — Маюми поняла, что Мари смотрит на неё потрясённым взглядом.

— Мы ведь тоже не такие уж свободные. Так почему бы просто не спросить его?

Маюми настолько потряс этот здравый смысл, что она не смогла придумать даже маленького опровержения.

— Как бы то ни было, почему тебя волнует лишь он? Разве поддержка Дзюмондзи-куна не должна была прийти на ум первой? Дзюмондзи уже студент колледжа, разе он не лучший сопровождающий, нежели Тацуя-кун, ученик старшей школы? Да и Дзюмондзи-кун, думаю, надёжнее.

— Э-это... мы оба — члены Десяти главных кланов, я не хочу, чтобы клан Саэгуса доставлял проблемы клану Дзюмондзи.

Мари не слышала оправдание Маюми. Звук-то она услышала, но разум его проигнорировал.

— Маюми, я в это не верю, но...

— Н-но что?

На лице Мари не было озорной улыбки, с которой дразнят хорошую подругу, оно было серьезным, показывая искреннюю заботу о Маюми.

— Ты, случайно, не влюбилась в него?

Маюми потребовалось некоторое время, чтобы понять слова Мари.

— В него... Тацую-куна?!

— Дура, слишком громко!

Поскольку Маюми возвела звуконепроницаемый барьер, никто их не услышал, но взгляд Мари был столь угрожающим, что она об этом забыла.

— Невозможно! Верно, невозможно! Серьезно, я, вл-вл-вл...

Мари сосредоточила холодный взгляд на бормочущей подруге.

— Маюми, если бы ты себя сейчас увидела, правда смогла бы заявить, что это невозможно?

— Это... — Маюми затихла из-за неуверенности в себе. Однако на этом не остановилась. Она с решимостью посмотрела вверх и выпятила грудь. — Нет, это точно невозможно. Что невозможно, то невозможно.

— Ты до ужаса уверена в этом, но почему-то твоему заявлению не хватает силы убеждения...

— Тацуя-кун — надёжный мальчик. Как младший брат. Точно, младший брат. Младший брат!

— Но вы ведь не связаны по крови, разве не так?

— Верно, у старшей сестры есть право, чтобы ей помог младший брат! Точно, я попрошу Тацую помочь мне докопаться до правды. Сперва нужно проверить расписание поездов, едущих в Токио.

— Нет, ты должна... — Мари с истощённым видом опустилась на стол, столкнувшись со странно запутавшейся Маюми.

◊ ◊ ◊

14 октября, воскресенье. Тацуя посетил йокогамский филиал Магической ассоциации. У стойки приёмной он назвал своё имя и сообщил, что ему назначена встреча.

В комнате для переговоров его уже ждали.

— Хаяма-сан, прошло много времени с тех пор, как мы говорили. Я ведь не заставил вас ждать?

— Нет, вы как раз вовремя, Тацуя-доно. Поскольку это я вас вызвал, вполне понятно, что я приехал первым. Пожалуйста, не утруждайте себя.

Тацуя поклонился и стал напротив Хаямы.

Будто договорившись заранее, они сели одновременно. Небольшая твёрдость дивана поддерживала чувство напряжённости, витавшее в воздухе.

— Ваше дело имеет отношение к моей текущей работе? — Тацуя начал разговор.

— Да. Вы не поранились во время нападения, произошедшего несколько дней назад в Наре?

— Нет. Миюки и остальные не получили ни малейших повреждений. Благодарю за заботу.

— Хорошо. Ну, противники такого уровня не имеют и шанса против Тацуи. Кстати, вы узнали, кто это был?

— Я не знаю, насколько надёжна информация. Поскольку у меня нет доступа в информационную дивизию военных, я не могу расследовать подробности.

— Хо, информационная дивизия.

Они обменивались ударами, наполненными правдой и ложью. Тацуя не говорил ему всё, что знал, и Хаяма, наверное, тоже многое скрывал. Нет, скорее даже, Хаяма вообще ничего не говорил.

— Простите, но поэтому я ещё не так много добился и не в состоянии дать вам отчёт.

— Нет, нет. И госпожа, и я считаем, что обеспечение сотрудничества с кланом Кудо — само по себе большое достижение.

Тацуя смотрел Хаяме в лицо настолько долго, насколько позволяло приличие. Слова о том, что Мая впечатлена, — правда или пустая болтовня? К сожалению, глаза у Тацуи не были достаточно сильными, чтобы это определить.

— Значит, мне можно считать, что мой прогресс удовлетворителен?

— Он достаточен.

Пока что он обеспечил себе свободу передвижения. Для Тацуи это было хорошо.

— Куробы разузнали что-нибудь новое?

— Нет.

Самый краткий ответ был, скорее всего, для того, чтобы Тацуя не мог сделать никаких предположений. Такие недоверчивые мысли мелькнули у Тацуи в голове.

— Что ж, Тацуя-доно. Мне уже пора уходить, я передам госпоже ваши слова и спрошу её почтенного мнения.

— Хорошо.

Наверное, этого следовало ожидать. Невозможно, чтобы всё закончилось лишь вопросами о прогрессе расследования.

— Мне следует передать госпоже, что Тацуя-доно не запрашивает подкрепления?

— Подкрепление, хмм...

Тацуя не ожидал таких слов, потому не мог ответить сразу. Тацуя даже рассчитывать не мог, что Мая может послать подкрепление.

Однако он подумал, что это хорошая возможность. На самом деле он хотел, чтобы кто-то из подчинённых Мицугу был отправлен втайне от Майи или Хаямы, но воспользоваться подкреплением от Майи, вероятно, наилучший способ избежать будущих неприятностей.

— Хаяма-сан. Когда Фумия и его сестра оставили уведомление об этой работе, они намеренно не ушли от хвоста?

Хаяма с серьёзным лицом склонил голову.

— Правда? У меня не было такого указания, но...

Не было похоже, что это озадачило Хаяму. Тем не менее такое указание явно было, учитывая, что потом произошло.

— Ах, если подумать, с Фумией-доно о чём-то говорил Ханабиси-кун.

— Ханабиси-сан, хм.

Второй дворецкий в семье Йоцуба. Волшебник, которого Йоцуба наняла извне, магическая сила у него была обычной, но он был бывшим военным с обширным боевым опытом. Он отвечал за тонкое планирование и предоставление оборудования для незаконных операций, связанных с магией. Другими словами, он был дворецкий, служивший управляющим Йоцубы.

— Не думаю, что Ханабиси-сан мог самостоятельно отдать такой приказ.

— Сожалею, но даже я не знаю больше подробностей.

Это была ложь. Просто невозможно, чтобы доверенное лицо Майи не знало о таком важном вопросе, как утечка информации об Тацуе и Миюки. Тацуя ещё куда ни шло, но Миюки ведь кандидат на следующую главу клана.

Однако он заявил, что не знает, не оставив Тацуе возможности давить на него дальше. Тацуя изменил план атаки.

— Ясно. Тем не менее я полагаю, что за Фумией следили. Рукотворные духи обследовали наш дом, и на нас напали перед станцией.

— Нечто такое... Это непростительно, Тацуя-доно. Я попрошу Ханабиси-куна дать объяснения.

— Это не имеет значения, что сделано, то сделано, однако...

— Однако?

— Традиционалисты слоняются возле моих и Миюки одноклассников.

— Хмм... Это может побеспокоить Тацую-доно и Миюки-сама.

— Да. Пока я справляюсь с этим благодаря доброй воле семьи Китаяма и храма Кютёдзи, но вы можете предложить Оба-уэ, чтобы она предоставила помощь?

— Понятно, избавиться от беспокойства — стандартная тактика. Мая-сама тоже желала бы, чтобы вы освободились от помех.

— Пожалуйста. Я не хочу занимать у мастера ещё больше времени.

Была ясно видна невысказанная угроза о том, что чем больше Якумо влезет в это дело, тем больше проблем будет, Хаяма должен был это понимать. Тацуя считал, что и Йоцуба, и Якумо должны осознавать, что это ради блага их же обоих, но он не заявил это открыто.

— Кстати, Тацуя-доно, о храме Кютёдзи. — Хаяма резко сменил тему разговора, возможно это был его способ заявить о том, что он не желает больше говорить об этом деле. — В последнее время вы ведь в храме заняты разработкой новой магии?

— Вы хорошо осведомлены.

Удивление, которое появилось у Тацуи на лице, не было наигранным. Как, чёрт возьми, они об этом узнали? Тацуя понятия не имел.

— Простая дедукция. У нас есть информация о том, что находится в подвале храма.

— Ясно, так вот что значит вопрос с подвохом.

Тацуя показал на лице удивление, но оно было наигранным. Теперь он мог успокоиться, ведь информация не просочилась наружу, да и сейчас было хорошее время раскрыть разработку новой магии. Можно сказать, появилась прекрасная возможность «отбить высоко мяч, чтобы успеть пробежать все базы».

— Как вы и сказали, я позаимствовал подвал храма Кютёдзи, чтобы создать новую атакующую магию.

— Не возражаете, если я спрошу, какую магию?

— Конечно нет. У меня нет секретов от Оба-уэ. — У Тацуи на лице была сама невинность. — Я сейчас в середине разработки заклинания физической атаки на близкой дистанции. Полагаю, вы читали рапорты о Брионаке, который использовала Энджи Сириус из Звезд?

— Значит, вы пытаетесь скопировать Брионак?

— Есть небольшие различия в теории, но основная концепция именно такая. По правде, в апреле в Первой школе у меня был матч с противником, на котором Туманное рассеивание не будет работать.

— Нулевой диапазон семьи Томицука?

— Так вы об этом знаете? Поскольку я Страж Миюки, мне срочно нужна магия против противников, на которых «разложение» не работает.

Наверное, Хаяма был с этим согласен, он склонил голову в знак согласия.

— Вы отлично стараетесь.

— Усовершенствовав эту магию, я, вероятно, смогу пробить не только псионовую броню «нулевого диапазона», но и «Фалангу» клана Дзюмондзи. Думаю, я смогу закончить к новому году.

На мгновение Хаяма с серьёзным взглядом погрузился в тишину. Однако он так быстро восстановил «улыбку дворецкого», что могло показаться, что это была просто иллюзия.

— Вы уже выбрали название для магии?

— Пока только временное...

— Можете сказать?

— Когда разработка будет завершена, я намерен назвать её «Барионовое Копьё».

— Как интересно... я буду с нетерпением ждать нового года, чтобы посмотреть на неё вместе с Миюки-сама.

Договорив, Хаяма поднялся.

Тацуя также почувствовал, что время как раз подходящее.

— Что ж, пожалуйста, позаботьтесь об охране моих школьных друзей.

— Хорошо и пожалуйста, исполняйте свои обязанности с усердием, Тацуя-доно.

Тацуя поклонился и вышел из комнаты для переговоров.

Они не пожали друг другу руки.

◊ ◊ ◊

Понедельник, 15 октября.

Первая школа была погружена в суматоху подготовки к Конкурсу диссертаций. Но возник другой переполох.

Интерес учеников захватила новость о том, что бывший Президент школьного совета и старшая дочь клана Саэгуса Десяти главных кланов, Саэгуса Маюми, попросила о встрече с Шибой Тацуей.

Среди учеников, которые безответственно обменивались слухами, было много тех, кто не мог принять новости со спокойным сердцем.

Например, бывший Председатель Хаттори Гиобу.

Или секретарь школьного совета Мицуи Хонока.

И Миюки, Президент школьного совета и сестра Тацуи. Она ощутила неописуемое беспокойство, когда смотрела, как пара исчезает в приёмной.


Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть