Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 4

Раймонд С. Кларк. В настоящее время — ученик второго года старшей школы Беркли, Калифорния, USNA. Был одноклассником Шизуку, когда та ездила за границу по программе обмена учениками.

В отличие от японских старших школ магии, это учебное заведение не специализировалось на магической подготовке, в нём изучение и практика магии стали факультативными предметами. Однако даже USNA не избежали нехватки учителей магии. Поскольку ученики намного превосходили преподавателей количеством, каждая школа проводила собственный вступительный экзамен. Объективно говоря, даже та, в которую ходил Раймонд, взяла на себя роль «старшей школы магии».

Не сказать чтобы Кларк был плохим волшебником, среди одноклассников он считался одним из лучших. И всё же ему не хватало таланта, чтобы попасть в Звёзды. Однако его способности проявлялись по-другому.

Тайная организация «Семь мудрецов». Так их называло разведывательное управление USNA. На самом деле они были не столько организацией, сколько группой людей без какого-либо контакта друг с другом, но обладающих одной общей способностью.

«Хлидскьяльв» — хакерская система, спрятанная в перехватчике всемирных коммуникаций «Эшелон III». Доступ к ней имели лишь семь «операторов», которых и называли «Семь мудрецов». Используя «Хлидскьяльв», чья эффективность превосходит возможности законных операторов «Эшелона III», они собирали информацию по всему миру, из-за чего и получили этот титул.

Изначально именем «Семи мудрецов» пользовался лишь один из операторов. Так представился человек, который по своей прихоти делился информацией с USNA об антиправительственных организациях. Разумеется, это был не кто иной как Раймонд.

Сегодня он тоже плавал в океане информации, полученной с помощью «Хлидскьяльва». Раймонд жаждал знаний. А также любил расследовать особые дела, но бесцельный сбор информации был, скорее, его хобби. Для него «Хлидскьяльв» — величайшая из игрушек.

Тем не менее для использования системы сначала следовало определить параметры поиска. Потому что функция «Хлидскьяльва» — отвечать на вопросы.

Лучи света превратились в символы, условия поиска были заданы. Терминал «Хлидскьяльва» создавал виртуальную реальность подобно специальным шлемам, а управлялся жестами и с помощью мозговых волн. Камера улавливала движения кончиков пальцев, и в виртуальную реальность проецировались лучи света. Оператор вводил критерии поиска символами света, а отправлял команду при поддержке мозговых волн.

Сейчас Раймонд использовал широкий запрос «скандал в армии USNA». В небе в различных «окошках» раскинулся огромный объем информации. На далёких окнах отображался только заголовок, тогда как на ближних добавлялось и содержимое. Одно окошко состояло из диаграмм и сопровождающего текста, другое содержало изображения, третье — видео. Если сосредоточить на окне взгляд, то оно приближалось, а если посмотреть в сторону, то удалялось. Во всех направлениях, насколько мог видеть глаз, парили бесчисленные окна.

Сильной стороной Раймонда были высокая скорость чтения и отличная память. Выстраивая десятки окон в очередь и постепенно запоминая их содержимое, он вдруг остановился. Внимание Раймонда привлек текст одного документа.

«С оружейного склада пропали малые ракеты старого поколения?..»

Это могло обернуться большим скандалом. Но, увы, новости о пропаже устаревшего вооружения, которое дожидается утилизации, и так всплывали время от времени.

В пропавших портативных ракетах «земля-воздух» в качестве основного взрывчатого вещества использовался СL-20 (циклотетраметилентетранитрамин*). Его часто применяли на войне до 2020 года, однако сейчас он полностью устарел, поскольку прогресс нанотехнологий привёл к прорыву в предельной мощности взрывов.

«И всё же это проверенный временем инструмент войны... Не думаю, что дело в халатности проверяющих».

Раймонд облизнулся — удалось найти нечто подозрительное. Хоть в числе его достоинств и были скоростное чтение и отличная память, он обладал особым чутьём на сомнительные дела.

Происходящее в мире Раймонд считал грандиознейшим шоу. Чем масштабнее и серьёзнее событие, тем больший интерес он испытывал.

Кларк прекрасно понимал, что не супермен. Даже c прекрасным талантом к магии до лучшего в мире ему очень далеко. Он знал, что никогда не станет влиятельным волшебником. И даже героем, путешествующим по миру... как бы того ни желал.

Раймонд отказался от своего потенциала. А потому, одалживая силу настоящим героям, он мог почувствовать себя участником их приключений и с наслаждением наблюдать за событиями, что разворачиваются на сцене. Это стало возможным благодаря «Хлидскьяльву».

Словно для этого систему и создали.

«Для начала следует проверить ситуацию с управлением склада».

Он не был уверен, что всё закончится даже в том случае, если он узнает, куда делись пропавшие ракеты. Что бы ни случилось, виной всему человек. Кто мог бы выставить это оружие на чёрный рынок? Раймонд начал расследование, следуя привычным процедурам.

◊ ◊ ◊

Прежде чем Раймонд заметил пропажу старых ракет, — двумя днями ранее, если быть точным — происшествие стало проблемой армии USNA. Об этом стало известно за пределами базы, и отдел внутренней безопасности при секретной службе Объединенного комитета начальников штабов начал свое расследование.

Дело не передали военной полиции, поскольку заподозрили, что в нём могут быть замешаны террористы. Оружие могло попасть на чёрный рынок и в дальнейшем использоваться для терактов. Если такое случится и обнаружится происхождение ракет, это спровоцирует международный скандал. Министерство обороны было готово пойти на всё, чтобы предотвратить это.

Однако расследование началось шесть дней назад, уже настало двадцать седьмое января, а оно никуда не продвинулось. Несмотря на то что было воскресенье, полковник Бэланс*, заместитель директора отдела внутренних дел, находилась в своём кабинете и мрачно читала представленный ей рапорт.

Она не знала, поможет ли он в этом деле.

Бэланс с самого начала поняла, что преступникам помогли изнутри. Ведь без внутреннего содействия у военных практически невозможно украсть даже устаревшее оружие. Однако даже если им как-то удалось подкупить капитана подразделения, ответственного за охрану склада, они просто не могли забрать оружие и не оставить вообще никаких следов.

При получении и списании вооружение проходило двойную, если не тройную проверку. Наряду с RFID-метками склады оборудовались биометрическими сенсорами, а кроме того, для доступа внутрь требовались двое, один человек не смог бы открыть или закрыть двери. Проверка всех систем не выявила никаких аномалий в их работе.

Кое-что в особенности сильно возмутило Бэланс: как узнали о пропаже?

Недостачу заметили служащие, ответственные за проверку запасов. Однако если кража совершена организацией, способной пройти систему безопасности склада, почему они не сфальсифицировали данные учёта? Это устаревшее вооружение дожидалось уничтожения. Если бы в записях оружие числилось уже утилизированным, то никто бы и не заметил. Как будто кто-то украл ракеты и намеренно позволил военным это обнаружить. Полковник Бэланс считала, что так оно и есть.

«Но тогда кто это сделал и зачем? Нет, кто вообще на такое способен?»

Информации не хватало, чтобы делать выводы. Бэланс знала это, но всё равно не переставала размышлять.

Из океана мыслей её вытащил рингтон, просигналивший о получении электронного письма. И не простого. Это была передача, зашифрованная кодом, известным только высшим чинам разведки.

Механическими движениями рук Бэланс перевела содержимое письма, которое невозможно прочесть коммерческими информационными устройствами, в автономный декодер. Эта процедура предотвращала утечку расшифрованных данных. Глянув на имя отправителя, она изумленно распахнула глаза.

Там было написано «Семь мудрецов».

Читая письмо, она всё больше бледнела. Она даже задержала дыхание. Когда Бэланс закончила, ей потребовалось несколько секунд, чтобы отдышаться.

— Как такое возможно?..

В полученной от «Семи мудрецов» информации говорилось, что в деле замешан заместитель главы администрации Президента. А также там значился мотив. Если всё написанное правда, то это всё — часть плана намного большего масштаба, который превысил все предположения Бэланс.

Она протянула руку к визифону, но остановилась на полпути.

Бэланс не могла решить, кому звонить. Вернее, она вообще не знала, кому звонить.

С кем можно поделиться такой информацией? Кому можно доверять? Бэланс совершенно растерялась.

◊ ◊ ◊

Анджелина Сириус, главнокомандующий «Звёзд» — магического отряда под прямым командованием Объединённого комитета начальников штабов, — наслаждалась походом за покупками в свой редкий выходной. Конечно, сейчас она была не волшебником стратегического класса Энджи Сириус, а семнадцатилетней Линой.

Вместо того чтобы идти в ближайший город, Розуэлл, Сильвия Меркурий Первая по прозвищу Сильви, пошедшая вместе с Линой, настоятельно порекомендовала поехать аж в Альбукерке.

После прошлогоднего задания в Японии они довольно много времени проводили вместе. Несмотря на разницу в возрасте, Сильви относилась к Лине как к младшей сестре. Полное отсутствие у неё обычного здравого смысла породило внутри Сильвии водоворот эмоций, она просто не могла оставить командира одну.

Сегодня Сильви снова играла в переодевания, и роль её «куклы», конечно, исполняла Лина. К счастью, ей это тоже нравилось. Она любила наряжаться, хотя и не обладала хорошим чувством стиля. Справедливости ради, для этого хватало даже её вкуса. В этом отношении она сильно отличалась от Миюки, у Лины не было никого, перед кем бы она хотела выглядеть красивой.

Как бы там ни было, вернувшись в общежитие базы, Лина зашла к себе с трофеями и в хорошем настроении. Можно сказать, выходные удались. Хотя она не получала никаких заданий в качестве Сириуса, завтра её ждёт суровая тренировка. День оказался освежающим, Лине понравилось.

Однако стоило ей увидеть письмо в комнатном терминале, весёлье тут же испарилось.

— Зашифрованное сообщение?

Она довольно часто получала письма с секретными приказами, в этом не было ничего необычного. Однако письмо с особым кодом, известным лишь главнокомандующему, начальникам штабов и капитанам Звёзд, прибыло на терминал в её комнате впервые.

Возможно, случилось что-то чрезвычайное. Со смесью нетерпения и тревоги Лина ждала конца расшифровки. Как только та завершилась, Лина изумилась.

— Семь мудрецов?..

Отправителем значились «Семь мудрецов».

«Шутка?» — первое, что подумала девушка, но столь же быстро отмела эту мысль. Простой хакер не сможет получить доступ к особому шифровальному коду Звёзд. Прежде всего, титул «Семь мудрецов» малоизвестен за пределами секции, которую напрямую контролирует Объединённый комитет начальников штабов.

Лина поспешно продолжила чтение. Там описывалось два события, на первый взгляд не имеющих к её обязанностям никакого отношения.

— Э?! Человек, стоящий за инцидентом с Паразитами?!

Однако под конец письма начала появляться тесно связанная с ней информация.

Лину послали в Японию из-за события, произошедшего 31 октября 2095 года. Задание заключалось в том, чтобы раскрыть пользователя магии Стратегического класса, опустошившей южную оконечность Корейского полуострова, «Великой бомбы» (такое имя USNA дало Взрыву материи). Однако как только стало известно, что дезертировавшие члены Звёзд, одержимые Паразитом, бежали в Японию, ей приказали их ликвидировать, так как это входило в изначальные обязанности главнокомандующего.

Лине сказали, что Паразиты возникли из-за несчастного случая. Потому всё должно было закончиться со смертью последнего одержимого. Однако, если Паразитов создали намеренно, то стоявший за этим человек ответственен за то, что ей пришлось убить товарищей. Выполнять долг по убийству стало ещё печальнее, это тоже его вина.

Она никогда его не простит.

— Человек, ответственный за Паразитов, попытается совершить в Японии террористический акт, используя старые ракеты? Это ведь шутка, да?! — невольно выкрикнула Лина, дочитав письмо.

Информация поступила из сомнительного источника. Никто не гарантировал, что она правдива.

Работающий на армию профилировщик проанализировал «Семь мудрецов» и пришёл к выводу, что они, скорее всего, наслаждаются реакцией, спровоцированной их выходками. Даже если письмо в самом деле пришло от «Семи мудрецов», Лина не могла исключать вероятность, что всё это — часть тщательно продуманного плана, некая уловка.

Но, несмотря на это, она поверила информации.

В прошлом году на последних этапах дела Паразитов Лина тоже получила сведения от некоего человека, который назвался «Семью мудрецами». В то время у неё тоже не было никаких причин верить, но она посчитала информацию правдивой.

В этот раз тоже. Для такого доверия не было никаких оснований или реальных причин.

Однако если Лина проигнорирует информацию, ивпоследствии что-то случится, она будет горько сожалеть.

Её могли обмануть, использовать в своих целях или превратить в посмешище, но по сравнению с возможностью серьёзного происшествия это — ничто.

Если описанный в письме тайный сговор окажется правдой, то USNA сильно задолжает Японии. Когда при растущей напряжённости в Японии на её земле будет совершён теракт с использованием созданного USNA оружия, то она может обвинить их в подстрекательстве терроризма на иностранной территории.

Если подумать о разнице в силе между двумя странами, то вероятность войны маловероятна. Однако это только если брать во внимание обычный военный потенциал. Магия Стратегического класса, ставшая причиной «Выжженного Хэллоуина». Если её дальность выйдет за пределы Тихого океана, — здравый смысл такого же пользователя магии Стратегического класа подсказывал Лине, что это невозможно, — то может произойти худшее.

Вот почему она поверила в информацию.

Лина твёрдо решила, что ей нужно предотвратить террористический акт. Не только остановить его, но и собственноручно убить организатора.

Однако согласно предоставленной «Семи мудрецами» информацией, этот человек, Дзиэдо Хэйгу, уже покинул USNA и направился в Японию. Впрочем, Лине будет трудно действовать не только в Японии, но и вообще за пределами своей страны.

В голову пришёл лишь один человек, способный помочь, и Лина решила посоветоваться с ним.

◊ ◊ ◊

Бэланс протянула руку к зазвеневшему визифону.

На мгновение она напряглась, но быстро успокоилась и приняла вызов.

— Полковник, простите за внезапный звонок.

Лина в пурпурно-чёрной униформе Звёзд появилась на экране и отсалютовала.

Заметив, как хорошо форма сидит на Лине — словно девушка только что переоделась, — Бэланс ощутила легкую ностальгию.

— Майор Сириус. Разве у тебя сегодня не выходной?

У Лины на лице появилось явное удивление. Она пыталась понять, почему Бэланс осведомлена о её расписании, несмотря на то что она даже не под прямым командованием полковника. Впрочем, для Бэланс было в порядке вещей знать о передвижениях волшебника Стратегического класса, одного из «Двенадцати апостолов», сильнейшего волшебника USNA и главнокомандующего Звёзд, Энджи Сириус.

— Не бери в голову. Так у тебя ко мне дело? — искренне извинившись за то, что отвлеклась, Бэланс перешла к главному.

— Да. По правде говоря, я нуждаюсь в помощи полковника по отчёту, который я получила, — начала объяснять Лина после слов Баланс.

— Продолжай.

— Есть. По правде сказать, в промежутке между 09:00 и 16:32, когда я отсутствовала на месте, мне пришло сообщение от некоего человека, который заявляет, что он один из «Семи мудрецов».

— Ты говоришь о тех самых «Семи мудрецах»? — переспросила Бэланс, скрывая потрясение за каменным лицом.

— Так подписался отправитель. Однако я не знаю, правда ли это.

— Хм, — Бэланс кивком попросила Лину продолжать.

— Предположив, что источник информации и вправду «Семь мудрецов», я прочла отчёт. Там говорится о том, что украденное из армии оружие будет использоваться при террористической атаке. Цель — Япония.

— Какое оружие?

— Портативные ракеты «земля-воздух».

— Майор... полагаешь, такая кража в самом деле произошла?

— У меня нет однозначного ответа. Однако ходят слухи об украденном оружии, ожидавшем утилизации.

Бэланс вздохнула. В курсе даже Лина, которая по большей части изолирована от регулярных войск...

Если информация просочилась настолько далеко, что знает даже офицер, настолько изолированный от других, как она, дисциплины не хватает не только военным, отвечающим за контроль вооружения.

— Полковник? — у Лины на лице начало появляться беспокойство.

Скорее всего, она подумала, что как-то оскорбила Бэланс. По крайней мере, так истолковала это выражение полковник. Она ощутила лёгкую досаду.

— Нет, ничего. Продолжай, пожалуйста.

— Есть. Хотя конкретная цель не называлась, там упоминался человек, который за всем стоит. Его зовут Дзиэдо Хэйгу. Он стал политическим беженцем после разрушения Дахана, его китайское имя Гу Цзе. Предположительный возраст между шестьюдесятью и девяноста годами. Чёрные глаза, белые волосы, и, несмотря на восточноазиатское происхождение, у него тёмная кожа. Особо отмечено, что он может быть выжившим из института Куньлуньфанг.

— Институт Куньлуньфанг? Разве это не уничтоженная Йоцубой исследовательская лаборатория Дахана?

— Думаю да.

Не хотят же они отомстить Йоцубе с помощью ракет? Бэланс подумала об этом, но тут же посчитала гипотезу абсурдной. Если с Йоцубой можно справиться так просто, их бы не боялись во всём мире как «Неприкасаемых».

— Кроме того, — пока Бэланс углубилась в размышления, Лина продолжала докладывать, — похоже, Дзиэдо Хэйгу стоял и за делом Паразитов.

Бэланс понимающем ответила:

— Ясно, так это и есть главная причина твоего звонка.

Лина не смутилась, когда её намерения раскрыли.

— Полковник. Даже если информация об отношении Дзиэдо Хэйгу к делу Паразитов правдива, я хочу знать степень его вовлечённости. Дезертиры могли быть простыми пешками, которые не имели никакого отношения к возникновению Паразитов. Однако даже если причастность этого Дзиэдо Хэйгу незначительна, я не могу закрыть на это глаза. Если не отплачу ему собственными руками, то не смогу с этим справиться.

— Майор Сириус. Хочешь сказать, что желаешь снова поехать в Японию?

— Так точно, полковник.

Бэланс нахмурилась словно от внезапного приступа головной боли.

Достать Лине разрешение на выезд — сложное дело. Даже в лучших условиях отправлять волшебников в другие страны следует очень осторожно. А если речь идёт о «Сириусе», волшебнике Стратегического класса, то сложность возрастает многократно. Одного из волшебников Стратегического класса, Рональда Барта, разместили на британской территории Гибралтара, но даже в этом случае почти нет записей о том, чтобы он покидал базу. До такой степени, что во время отпуска его специально вызывали назад в USNA. Приезд Лины в Японию в прошлом году считался исключением из исключений.

Лина осознавала всё это. А когда она решилась позвонить, осознала и Бэланс. Кроме того, полковник отлично понимала желание Лины собственными руками отплатить Хэйгу.

— В этот раз я не могу ответить сразу... Майор, дай мне немного времени.

Лина не смогла скрыть удивления. Она ждала немедленного отказа, но ответ Бэланс подарил ей неожиданную надежду.

— Да, я рассчитываю на вас, полковник, — Лина отдала честь на экране, и звонок закончился.

◊ ◊ ◊

Тем временем Дзиэдо Хэйгу, также известный как Гу Цзе, находился в море.

Совсем недавно он жил на Западном побережье USNA, однако американским гражданством не обладал.

Родиной Гу Цзе был Дахан — страна, которой уже не существовало. Он относился к институту развития волшебников Куньлуньфанга. Когда Дахан распался, правительство USNA дало ему статус беженца, так что сейчас по социальному положению он был обычным эмигрантом.

Однако когда Гу Цзе в 2054 году прибыл в Северную Америку, страна ещё называлась США. Дахан развалился в феврале 2064 года, через какой-то год после уничтожения института Куньлуньфанг.

После падения Дахана и разрушения института Кунлуньфан Гу Цзе не искал политического убежища в Северной Америке. Правда в том, что он бежал из Дахана.

Институт Куньлуньфанг появился ещё до отделения Дахана от Великого Азиатского Альянса, и в глазах непосвященного мог выглядеть лабораторией, в которой проводились ведущие исследования современной магии всего старого восточноазиатского региона.

Однако это была не вся правда.

Институт Куньлуньфанг прославился как лаборатория развития современной магии, однако они работали не только над ней.

Древнюю магию там тоже исследовали.

Однако, как и в других странах, между двумя фракциями возник конфликт.

Изначально в Девятом институте Японии предполагалось использовать секреты древней магии для развития современной. Вот только это не обязательно шло а пользу обоим направлениям, приоритет отдали последнему. В конечном итоге это привело к восстанию пользователей древней магии, а вражда не прекратилась даже после закрытия Девятого института.

Обе группы превратились в своего рода организации, соревнующиеся за лидерство. Пользователи древней и современной магии спорили по каждому поводу: о политике института, его целях, бюджете и человеческих ресурсах.

Даже в Куньлуньфанге фракции яростно соревновались за контроль.

Несмотря на то что он служил главной лабораторией Дахана, внутренний конфликт не прекращался. Нет, он даже усилился, катастрофа была не за горами. В конце концов сторонники современной магии выиграли борьбу за власть и изгнали пользователей древней магии из института. Это случилось в 2054 году.

В то время Гу Цзе, пользователь древней магии, и сбежал в Северную Америку вместе со своим учеником Чжоу Гунцзинем. Вот почему Гу Цзе не должен был обижаться ни на Йоцубу в частности, ни на японских волшебников в целом. Именно Йоцубы раздавили фракцию современной магии, взявшую под контроль институт Куньлуньфанг. Он должен был считать их «врагом моего врага».

Однако после развала Дахана Гу Цзе сделал Йоцубу и японское магическое общество целью для мести. На самом деле никто не знал, какая логика привела его к такому решению.

Патриотизм?

Или же Гу Цзе посчитал, что у него отняли возможность отомстить Дахану лично?

Или враг необходим, только чтобы поддерживать сплочённость подчинённых?

Известно было лишь то, что Гу Цзе создал преступную сеть из даханских беженцев, завоевал подпольный мир и скрупулёзно копил силы для осуществления своей мести. Больше о нём никто ничего не знал.

Из-за этой одержимости Чжоу Гунцзинь когда-то сравнил его с «мстительным духом».

Так как никто не знал причин, которыми руководствовался Гу Цзе, было невозможно убедить его остановиться. Потеряв ученика, Чжоу Гунцзиня, он решил взять дело в свои руки.

Однако Гу Цзе обладал низким боевым потенциалом. Хоть он был пользователем древней магии континента, она не подходила для прямого столкновения. Чжоу Гунцзинь выиграл бы дуэль с ним. Сам Гу Цзе признавал это с готовностью.

Он хорошо разбирался в техниках, использующих человеческие органы для создания магических устройств, вроде тех «Усилителей волшебства», превращающих людей в «Генераторы», и магии контроля трупов.

Гу Цзе практиковал самые отвратительные аспекты магии, но если отложить этические вопросы, он не очень подходил для боя. На самом деле до сих пор он отводил себе роль манипулятора. Теперь же Хэйгу лично поехал в Японию, и это свидетельствовало о том, что его загнали в угол и не оставили другого выбора.

Международная антимагическая политическая организация, которую он поддерживал, «Бланш», значительно ослабла из-за давления и мер, предпринятых правительствами нескольких стран. В качестве лидера преступного синдиката «Безголовый Дракон» он, с молчаливого согласия Великого Азиатского Альянса, пытался манипулировать информацией в Японии и USNA, но этот план тоже провалился.

И наконец он потерял своего представителя в Японии, Чжоу Гунцзиня. Тот служил Гу Цзе более сорока лет — последний из людей, что вместе с ним убежали из Дахана. После такой потери Хэйгу пришлось действовать лично.

Чжоу Гунцзиня убили в октябре прошлого года.

Гу Цзе отбыл из порта Лос-Анджелеса чуть позже середины января.

Отправление заняло больше двух месяцев не потому, что он оплакивал смерть ученика, и не потому, что его план провалился. Просто он ждал подходящего времени. По правде говоря, ему хотелось немедленно уехать в Японию и отомстить, однако в случае провала всё было бы кончено навсегда. Он понимал это.

С подобными магическими навыками невозможно вести себя слишком агрессивно. Не то чтобы у него вовсе их не было, но против первоклассного волшебника этого недостаточно. Вот почему для начала потребовалось оружие.

Будь Бланш и Безголовый дракон в строю, достать его было бы плёвым делом, но сейчас дело затянулось больше чем на месяц.

Сюда входила бы и подготовка судна, на котором можно пересечь Тихий Океан. Теперь же ему пришлось организовывать всё самому. Точнее, он нашёл случайную пешку, которую превратил в одноразовую куклу, однако поскольку его пришлось готовить и отдавать различные приказы, это как если бы Гу Цзе практически сам сделал всю работу. Кроме того, чтобы кукла не привела к нему, он взял её на борт, чтобы потом избавиться в океане.

— Сэр Гу. Ожидается, что мы войдём в порт Йокосуки завтрашним утром, — доложил капитан грузового судна, вся палуба которого была покрыта солнечными панелями.

— Как и планировалось, — твёрдым голосом ответил Гу Цзе, глядя в океан, на нём не было заметно никаких следов истощения от долгого путешествия.

Гу Цзе исполнилось девяносто семь лет, однако едва ли кто-то дал бы ему больше пятидесяти. Волосы полностью поседели, однако морщин, провисания кожи и возрастных пятен, которые можно найти на человеке его возраста, не наблюдалось.

— Также, кхем... сэр, моя награда.

— Хорошо. Завтра в утренних сумерках я применю свою магию.

— Спасибо вам огромное! Я обещаю, что даже после путешествия я буду всё так же предан вам, сэр.

Гу Цзе с довольным видом кивнул. Однако за маской скрывалось не что иное, как презрение к капитану.

Обещанная капитану судна награда — долгожительство и вечная молодость.

«Операция» Гу Цзе и вправду могла остановить старение, о чём свидетельствовало его собственное лицо.

Однако даже если он гарантировал физическую молодость, долгожительство находилось вне его досягаемости. Он не мог подарить истинное бессмертие.

Эта операция была магией, разработанной в институте Куньлуньфанг, ради её создания он и работал там.

Люди во власти, лидеры Дахана, хотели от магии вечной молодости и долголетия. Когда же пользователи современной магии в институте Куньлуньфанг ответили, что это невозможно, пользователи древней заверили их в обратном. Для отстающих в гонке вооружений, которую пропагандировал институт, это оказалось неожиданной удачей.

Самый многообещающий метод среди пользователей древней магии разработал Гу Цзе. Разумеется, это была его операция вечной молодости.

В 2049 году он применил магию на себе.

Ради проверки безопасности в 2059 году он использовал её на девяти учениках.

Через пять лет подтвердилось прекращение старения Гу Цзе, а у учеников не наблюдалось никаких побочных эффектов. Тогда он и подумал, что создать магию вечной молодости удалось.

Однако в неё закрался один просчёт. «Операция вечной молодости» и вправду останавливала старение. Однако если у человека, на котором применили магию, нет к ней способностей, ценой за молодость становилось поглощение жизненных сил, другими словами — долголетие. Кроме того, встречались случаи внезапной смерти после трёх-шести месяцев.

Заклинания, действующие вечно, невозможны. Это относится и к современной, и к древней магии. При операции вечной молодости в пациента вживляют магию, которую тот продолжает применять в дальнейшем.

Она создана специально для практиков древней магии.

Что случится, если волшебник попытается использовать магию, к которой у него нет способностей?

А что произойдёт, если её использовать даже не на волшебнике?

Операция вечной молодости дала ответ на эти вопросы.

Когда влиятельные люди Дахана, уже прошедшие «Операцию вечной молодости», представили её родственникам, Гу Цзе объяснил недостатки магии.

Итогом стала зачистка группы пользователей древней магии.

После провала эксперимента Гу Цзе быстро усвоил горький урок и с учениками сбежал в Северную Америку.

Двадцать лет спустя он осознал, что его магия не продлевает и жизнь.

Гу Цзе понял это со смертью учеников.

В конце концов, разработанная им операция могла остановить лишь внешнее старение. Гу Цзе прожил так долго лишь потому, что его с самого начала ждала длинная жизнь.

На эту неполноценную магию и надеялся капитан судна.

Гу Цзе это казалось смешным.

Поведал капитану об операции вечной молодости не кто иной, как он сам. Чтобы заручиться помощью капитана, Гу Цзе сказал: «Есть одно секретное искусство, позволяющее сохранить молодость до самого дня смерти. Если поможешь мне, я применю эту магию на тебе».

Он не солгал. Нынешняя внешность капитана сохранится до самой его смерти. Которая, вероятно, произойдёт в течение полугода.

Ему самому осталось не намного больше. Гу Цзе понимал это.

— С завтрашнего дня я буду довольно сильно занят.

— После захода в Йокосуку я вам помогу. Пожалуйста, просите у меня всё что угодно, сэр, — в приподнятом настроении заявил капитан, не зная истинных мыслей своего пассажира.

◊ ◊ ◊

Бэланс попросила Лину дать ей некоторое время, однако действовать начала довольно быстро.

Она приготовилась к тому, чтобы уехать завтра из офиса в штаб-квартиру Звезд на окраине Розуэлла в Нью-Мексико.

Разобрав все срочные бумаги, какие остались на завтра, дома она применила шифровальное устройство и передала сообщение по электронной почте. Эту шифровальную машину оставила ей в качестве подарка Куроба Аяко, а получателем письма была Йоцуба Мая. Содержимое было практически идентично тому, что ей доложила Лина. Она сообщила, что в Японии планируется теракт с использованием украденных ракет, и что с большой вероятностью стоящий за этим человек, Дзиэдо Хэйгу, — выживший института Куньлуньфанг.

Однако полковник не включила туда секретную информацию, которой поделилась Лина. А именно, о скандале в правительстве USNA. Даже если Бэланс заключила союз с семьей Йоцуба, она не полностью им доверяла. У неё не было причин колебаться сотрудничать с ними, однако она не могла поставить под угрозу национальные интересы.

Ответ от Майи пришёл, когда Бэланс обедала. В письме были простые слова благодарности за предоставленную информацию. Такого рода сообщение для неё мало что значило, но она особо не возражала. Ведь письмо предназначалось лишь для того, чтобы скрепить сделку, имеющую отношение к их союзу.

Наконец подтвердив расписание каждого командира Звезд, она отправилась в ванную.

◊ ◊ ◊

Мая получила письмо от Бэланс в понедельник в восемь утра по стандартному японскому времени, 28 января.

— Хаяма-сан, кажется, остатки института Куньлуньфанг планируют теракт здесь, в Японии.

— Это важное дело, — скорее нейтрально ответил Хаяма.

Конечно, он знал, через что Мая прошла в Куньлуньфанге. Потому совершенно естественно, что он, приняв во внимание её чувства, не смог сразу же найти подходящий ответ. Даже если в голосе Майи не ощущалось ни гнева, ни ненависти.

— Важное дело? Обычная бродячая собака, потерявшая дом?

Однако некоторые эмоции всё же присутствовали. В её голосе слышалось лёгкое презрение.

— Госпожа, если кто-то из Куньлуньфанга и вправду выжил, то, значит, ему удалось сбежать от предыдущего главы семьи, — слегка упрекнул её Хаяма. Её гордость, если точнее. — Мы понятия не имеем, каким необычным талантом он может обладать. Настоятельно рекомендую оставаться настороже.

— Ладно, — ответила Мая, но всё равно её губы скривились в улыбке, полной презрения. — И вообще, на что можно надеяться с маленькими ракетами? Япония всё-таки не в зоне конфликта, перевозить их — практически просить о поимке, не думаешь?

— Во время йокогамского инцидента боевики, которые спрятались в городе заранее, сумели приготовить достаточно ракет.

— Разве не благодаря замаскированному военному кораблю? — машинально возразила Мая. — И всё же... мы не можем гарантировать, что сумеем предотвратить запланированный теракт.

— Даже волшебник умрёт, если по нему попасть ракетой, когда он этого не ждёт и беззащитен. Кроме того, в зависимости от целей врагов, нам, возможно, придётся столкнуться с совершенно иными опасностями. Не исключено, что они разберут боевые части ракет и сделают из них бомбы. В прошлом, во времена войны, такие террористы-смертники встречались повсеместно.

Столкнувшись с многочисленными доводами Хаямы, даже Мая не могла отвергнуть необходимость разобраться с ними.

— Ладно. Давай тогда поищем этого Дзиэдо Хэйгу. Однако немало наших сил сосредоточено на подготовке к Конференции главных кланов, мы не сможем задействовать много персонала.

Конференция главных кланов пройдёт в следующим месяце, в начале февраля 2097 года. В частности, это было общее собрание Десяти главных кланов, происходившее каждые четыре года.

На конференции будут выбраны члены Десяти главных кланов на следующие четыре года. Квалификацию стать одним из них имели двадцать восемь домов, все поспешно заканчивали последние приготовления, чтобы на встрече обладать преимуществом.

Голосование было внутренним, в нём могло участвовать лишь двадцать восемь домов, а потому никаких крупномасштабных выборов или чего-то подобного не происходило. Однако было необходимо заключать различные договорённости, а также находить недостатки в других домах, чтобы иметь наилучшие шансы.

— Нам следует поговорить об этом деле с другими кланами? — предложил Хаяма.

Задумавшись на несколько мгновений, Мая покачала головой:

— Я предпочту не становиться предметом сплетен. Дай подумать... Хорошо, пусти слух, что в страну проникли террористы, цель которых — волшебники. Полагаю, нужные действия они предпримут сами. Можешь закончить с этим до обеда?

— Вас понял, госпожа. Дайте мне два часа на всё.

На поиск и манипулирование информацией — вложив в свои слова двойной смысл, Хаяма вежливо откланялся.

◊ ◊ ◊

Девять утра стандартного японского времени, 28 января. Грузовое судно с Гу Цзе вошло в порт Йокосука.

По прибытию он сразу же собрал необходимых людей. Впрочем, распоряжения были отданы заранее. Несмотря на утрату «Безголового дракона», во времена, когда он был лидером, Гу Цзе накопил довольно много связей в преступном мире. Пока качество не критично, собрать людей не сложно. Каким бы процветающим общество ни было, неудачники всегда найдутся.

Цель он тоже знал заранее. Место проведения конференции Десяти главных кланов, которое, конечно, для всех, кроме затронутых сторон, оставалось в тайне. Однако «Хлидскьяльв» мог с лёгкостью поделиться этой информацией.

Суперхакерский инструмент, «Хлидскьяльв». Гу Цзе редко давал чему-то оценку «супер», но дело в том, что другим выражениям не хватало выразительности.

Возможности по сбору информации «Хлидскьяльва» охватывали весь мир. Гу Цзе знал, что нельзя получить доступ к данным, которые существуют только в оффлайне, однако в современное время информации, которую нельзя найти с помощью сети, практически не существовало. Сложность защиты неважна, «Хлидскьяльв» расшифрует всё. Даже теоретически невзламываемая связь с квантовой криптографией, которую «нельзя перехватить незаметно, не обладая правильным ключом», становилась перед ним бесполезной.

Кто же придумал эту систему? Кто и зачем послал ему этот терминал? В первый раз даже Гу Цзе подошёл к терминалу с осторожностью. В особенности, когда после случайного поиска обнаружил скрытый недостаток системы.

Этот недостаток прояснился слишком быстро.

«Хлидскьяльв» записывает всё, что расследует пользователь. Другие операторы могут видеть эти записи. Тем не менее личность человека, которыйо проводит поиск, остаётся скрытой. Все видят лишь поисковые запросы.

Гу Цзе вспомнил, насколько разочаровался тогда. Кроме того, он догадывался, что создателю системы видно всё. Даже если личности семи операторов предположительно должны оставаться тайной, Гу Цзе не был настолько наивен, чтобы безоговорочно верить в это. Администратор, который, вероятно, и послал ему терминал, скорее всего знает, кто что делает. Если понимать это и всё равно пользоваться системой, то факт, что другие операторы также могут исследовать твою историю, не будет представлять значения.

Гу Цзе использовал «Хлидскьяльв» без колебаний.

Конечно, он всегда учитывал вероятность, что система может солгать. Потому он не слишком полагался на неё и собирал дополнительные сведения. Тем не менее «Хлидскьяльв» был чрезвычайно удобным инструментом.

На этот раз проблема заключалась в том, что Десять главных кланов могут предвидеть атаку, если услышат слухи о том, что кто-то исследует место конференции. Гу Цзе не недооценивал их силу. Также вполне возможно, что к «Хлидскьяльву» имеет доступ кто-то из кланов, и на Гу Цзе организуют засаду. Он крайне осторожно выбирал ключевые слова для поиска, до сих пор всё шло гладко, однако это ещё не значит, что так продолжится и дальше.

Приняв это во внимание, он подготовил различные планы действий на случай засады.

Цель Гу Цзе заключалась не в убийстве лидеров Десяти главных кланов, а в том, чтобы социально разрушить Йоцубу, уничтожившую институт Куньлуньфанг.

Отсылая грузовые автомобили со своими куклами в город Хаконэ, Гу Цзе усмехнулся из-за нарастающего изнутри тёмного удовольствия. Материалом для кукол послужили бедные граждане Йокосуки.

◊ ◊ ◊

Немного удивившись остановке тренировки, Лина направилась в кабинет командира базы, подчиняясь приказу.

Её сопровождал капитан первого отряда Звёзд, Бенджамин Канопус. Второй человек в Звёздах, на него Лина полагалась больше всего.

— Бен, как думаешь, почему нас вызывают? — спросила она, в её голос просочилась тревога, Канопус покачал головой:

— Честно говоря, даже не представляю. Однако в последнее время ничего особого не происходило, так что сомневаюсь, что для выговора.

Члены Звёзд нередко ломали что-то во время тренировок. Тренировочное оборудование, транспорт и даже здания. Учитывая, что Звёзды проходили обучение в боевых ситуациях, избежать определённых разрушений было невозможно, что проявлялось ещё сильнее во время тренировки военных командного класса. Лина часто слышала от командира базы жалобы на бюджет.

— Д-да, ты прав, — тихо подбодрила она себя.

Канопус улыбнулся. Его дочка была всего на два года младше Лины, благодаря чему у него к ней появились своего рода отцовские чувства.

Не подозревая, что подчинённый так тепло смотрит на неё, Лина крепко сжала кулаки. Такой детский, милый жест ещё больше раззадорил чувства Канопуса, чего Лина совсем не заметила.

Как-то сумев подальше задвинуть тревогу, она выпрямилась и сделала — по крайней мере подумала, что сделала — подобающее военному выражение лица, затем постучала в кабинет командующего. Оттуда прозвучало разрешение войти, и замок открылся. Войдя в комнату, Лина увидела неожиданного человека и невольно подняла голос:

— Полковник Бэланс?!

На стуле прямо возле находившегося за своим столом командира базы сидела полковник Бэланс.

— Майор, не стой у двери. Заходи.

Услышав раздражённый голос командира базы, Уокера, тоже носившего звание полковника, Лина поспешно встала перед столом.

Канопус спокойно последовал за ней.

— Майор Сириус, майор Канопус, вольно, — заговорил Уокер, когда те отдали честь.

— Так точно.

Лина и Канопус одновременно приняли позу «вольно».

— Полковник Бэланс хочет кое-что сказать вам двум, — сказав это, Уокер поднялся. — Прошу, полковник Бэланс.

Бэланс тоже встала.

— Полковник Уокер, спасибо, что позволили ненадолго одолжить ваш кабинет.

Уокер и Бэланс отдали друг другу честь, затем тот вышел.

Заперев дверь с помощью дистанционного управления, Бэланс наконец посмотрела на Лину.

— Майор Сириус, я здесь из-за вчерашнего дела, хотя, полагаю, ты уже догадалась.

— Да.

Верно, Лина уже поняла, что полковник здесь из-за её вчерашней просьбы.

— Увы, но я не могу исполнить твою просьбу.

И этого Лина тоже ожидала.

— Мы не можем беспечно позволить главнокомандующему Звёзд, волшебнику стратегического класса, покинуть страну.

Однако это не значило, что она была с ним полностью согласна. В прошлом году её послали в Японию, и она исполнила свой долг, тем не менее это не меняло того, что ей не подходит такая работа.

Но вот разобраться с террористической угрозой в дружественном государстве, которая возникла из-за промаха её собственной армии, как раз входило в обязанности Звёзд. По крайней мере так считала Лина. Более того, враг, вероятнее всего, — волшебник.

— Это официальная причина.

Однако после услышанного недовольство Лины взлетело почти до небес.

— По правде говоря, высшие чины начали подозревать, что майор прониклась излишней симпатией к Японии. Некоторые даже боятся, что майор сбежит в Японию. Другими словами, дело в недоверии.

— Секунду! Я ведь присягнула этой стране, разве нет?!

— Я знаю, — спокойно кивнула Бэланс. — Я не ставлю под сомнение твою преданность, майор. Однако у тебя японское происхождение, некоторые люди усомнились в твоей верности из-за того, что ты всего лишь семнадцатилетняя девушка.

Лина окаменела. Её, обладательницу почти идеальной англосаксонской внешности, практически подвергли расовой дискриминации, такое с ней случилось впервые. Более того, это сделали не лицом к лицу, а тайно, у неё за спиной. Она просто кипела от гнева.

— Я не могу найти слов, чтобы описать эту глупость. Однако именно потому, что такие глупцы существуют, нельзя давать им и шанса. Майор, ты величайшее достояние нашей страны.

Тем не менее, несмотря на бурлящий внутри гнев, Лина не настолько разозлилась, чтобы забыть весь этикет и игнорировать слова старшего по званию. Впрочем, чтобы её успокоить полковник и сказала те слова.

— Майора Сириус в Японию послать невозможно, однако мы не можем так просто оставить это дело. — Вдохнув, Бэланс с силой проговорила: — Вот почему мы пошлём майора Канопуса. Майор Сириус, ты не против?

— Поняла, буду ожидать других приказов, — проглотив недовольство, она отдала честь.

Бэланс медленно кивнула.

— В таком случае я начну объяснять подробности задания майору Канопусу. Майор Сириус, ты свободна.

— Да. Тогда прошу извинить меня, полковник.

Лине хотелось прямо разъяснить всё Канопусу, но боясь, что начнёт ему завидовать, она послушно ушла.

— ...Вот такие дела. Майор Канопус, есть вопросы? — спросила Бэланс, объяснив всё, начиная с информации «Семи мудрецов» об украденных ракетах.

— Нет, полковник.

Было неизвестно, в самом ли деле в Японии планируется теракт, к тому же их единственный источник информации — подозрительный «Семь мудрецов». Майор недоволен тем, что ему дали задание на основе настолько неоднозначной информации? Такой нюанс Бэланс вложила в свои слова, но ни вопросов, ни возражений от Канопуса не последовало.

— Хорошо. В таком случае, майор Канопус, я хочу кое-что спросить.

— Да, что такое?

Хотя Бэланс внимательно следила за выражением лица Канопуса, у него даже бровь не дёрнулась. Почувствовав больше облегчение, нежели разочарование, Бэланс осторожно продолжила:

— Майор Канопус, нет, позвольте называть вас майор Бенджамин Лоуэс.

Брови Канопуса чуть двинулись.

— Майор, вы ведь родственник заместителя главы администрации Президента, мистера Кейна Лоуэса?

— Да. Полагаю, вы уже знаете, но заместитель главы администрации Президента и мой отец — кузены, а моей матери он будет троюродным братом.

Другими словами, он связан с семьёй Лоуэс как по крови, так и по браку. Можно без преувеличения сказать, что он из высших слоёв общества.

— По правде говоря, информация от «Семи мудрецов» не ограничилась тем, что я сказала ранее. Мне хочется верить, что это какая-то ошибка, но...

Видя нерешительность Бэланс, Канопус чуть-чуть изменился в лице.

«Неужели это он?» — словно майор спрашивал.

— Похоже, что заполучить ракеты и сбежать из страны террористам помог заместитель главы администрации Президента, мистер Лоуэс.

— Хотите сказать... что заместитель главы администрации Президента куплен террористами?

Бэланс с мрачным лицом покачала головой:

— Если бы всё было так просто.

— Значит, есть другие причины для беспокойства?

Нахмурившись, Бэланс ответила:

— По правде говоря, вероятность того, что он и глава администрации Президента решили использовать Дзиэдо Хэйгу, выше, чем гипотеза о его продажности. — Когда Канопус не смог скрыть своего потрясения, Бэланс решила спросить его кое о чём, на первый взгляд никак не связанным с этим делом. — Майор, что вы думаете об идеологии Гуманистов?

Популярное мнение гласило, что люди должны жить, используя только человеческие способности, или по крайней мере такой доктрине следовал антимагический католический культ. Впрочем, это был просто предлог для разжигания антимагических настроений.

Канопус коротко ответил:

— Массовая истерия. Тем не менее, чтобы эффективно использовать её, нужны влияние и, думаю, крайняя осмотрительность.

— Как волшебник, вы не чувствуете угрозу?

— Если конфликт обострится, то то, полагаю, нужно будет предпринять некоторые меры. Потому что мы, волшебники, тоже не будем молча выслушивать беспочвенные обвинения.

— Похоже, у вас довольно радикальное мнение.

— Полковник, это недопонимание. Я считаю, что запрещать самооборону вредно для общества. Да, есть клеветники, называющие себя жертвами, но нельзя игнорировать риск распада страны из-за разгула дискриминации.

— Я поняла вашу позицию. Но сейчас это не насущная проблема. — Бэланс недовольно скривилась. — У Лоуэса, заместителя главы администрации Президента, другой взгляд, но он пришёл к такому же выводу. — Хотя Бэланс глядела Канопусу в глаза, тот держался спокойно, даже несколько нагло. — Однако это свободная страна. Необходимо гарантировать свободу слова. Какой бы хорошей причина ни была, мы не можем подавить свободу. По крайней мере так считают политики.

— Я согласен с этим, полковник.

— Тут группа Лоуэса и решила действовать, они собираются дать Гуманистам иную цель, перекинуть их на другую страну.

— Значит, они проведут теракт в Японии и удовлетворятся этим достаточно, чтобы не устраивать его здесь? — усмехнулся Канопус.

— Сарказм неуместен, майор, я не могу принять подобное, — с кислым видом ответила Бэланс.

— Простите за грубость, полковник, — искренне извинился Канопус, посчитав, что зашёл слишком далеко.

Осознав, что восприняла его слова слишком остро, Бэланс решила возобновить разговор:

— Ладно, если информации «Семи мудрецов» можно верить, то цель группы Лоуэса даже не террористический акт сам по себе.

— Другими словами?

— Практически невозможно ограничить действие бомб только намеченными целями. Под них непременно попадут и гражданские.

— Это... — такое выражение появилось на лице Канопуса впервые с момента, когда он вошёл в кабинет.

— С этим оружием навредить волшебникам можно лишь в том случае, если застать их врасплох. Однако если собрать бомбу из множества ракет, даже у членов Десяти главных кланов Японии возникнут трудности. Хотя высококлассные волшебники наверняка переживут взрыв под жаропрочным барьером, у граждан, которые могут случайно оказаться в зоне теракта, такой возможности не будет. Если взрывы произойдут со всех направлений, то даже защитить их будет почти невозможно. В итоге жертвы будут только среди гражданского населения. Такой сценарий предвидел «Семь мудрецов».

— И поскольку волшебники Японии позволят невинным умереть прямо у них на глазах, то станут новой целью Гуманистов. Когда их энергия сосредоточится на Японии, антимагическое движение в нашей стране ослабнет. При этом риск того, что разочарованные Гуманисты прибегнут к радикальным мерам, уменьшится, верно?

— Да.

Канопус пронзительно на неё посмотрел:

— В таком случае моё задание — задержать Дзиэдо Хэйгу до теракта?

— На самом деле я прошу вас о большем, — Бэланс решила поти на провокацию. — После прошлогоднего дела с Паразитами у японских властей не лучшее мнение о нас. Вероятно, будет практически невозможно захватить Хэйгу на территории Японии, не привлекая их внимания. Тогда они спросят, по какой причине мы захватили его. К тому же выяснится, что оружие, которое он собирался использовать, получено от нас.

— Однако если теракт удастся, то источник оружия будет обнаружен в любом случае. Думаю, что не предотвратить его — намного хуже.

— Разница между «потерянное оружие попало к террористам через чёрный рынок» и «мы позволили террористам его украсть» очень велика.

— Так мы собираемся пожертвовать невинными японцами?

— Я уже тайно предупредила японских волшебников о террористической группировке Дзиэдо Хэйгу.

Слова Бэланс не убедили Канопуса полностью, однако он не мог оспорить то, что армии и вправду необходимо оградить себя от возможных последствий. Канопус был прежде всего солдатом, а не волшебником. Это больше всего отличало его от высоконравственной Лины.

— Майор. Ваше задание — убить Дзиэдо Хэйгу, и не важно, до или после теракта. Даже если его смерть не остановит теракт, вам не следует об этом волноваться. По словам «Семи мудрецов» Дзиэдо Хэйгу не использовал воздушный транспорт. В море вы можете применить «громкие» методы. Не позвольте японцам захватить его.

— Так точно.

Когда Канопус принял приказ и отдал честь, Бэланс почувствовала себя виноватой.

— Простите, майор. Такая грязная работа не входит в ваши обязанности, однако высока вероятность того, что противник — особенный волшебник, так что нам следует встретить его своим сильным волшебником.

Опустив руку и покачав головой, Канопус улыбнулся.

— Не волнуйтесь, полковник. Если уж на то пошло, я хочу выразить свою признательность, что вы выбрали меня. Я хочу, чтобы главнокомандующий... чтобы Лина как можно меньше страдала, убивая по заданию.

Снова отдав честь, Канопус покинул кабинет командующего.

◊ ◊ ◊

29 января в 18:00 стандартного японского времени Канопус прибыл на объединенную базу Японии и USNA, расположенную в Йокосуке.

Из-за двадцати лет постоянных войн большинство стран решили отозвать солдат на родину, потому американские военные базы в Японии прекратили существование. Однако после того как Соединённые Штаты стали USNA, союз между ними и Японией продолжился, но изменился. Обе страны построили на своей земле базы, которые могут свободно использоваться обоими государствами. База в Йокосуке была одной из таких (впрочем, активность на этих базах практически равнялась нулю).

То, что командир первого отряда Звёзд, Канопус, прибыл в Японию, конечно держалось в тайне. Сразу же после прибытия он не ступил на землю Японии, а на эсминце вышел в море.

Военный корабль направился на юг, к Сагамскому заливу. Между полуостровом Босо и Осима он проплывал мимо маленького двадцатиметрового катера. Когда два корабля оказались достаточно близко, Канопус перепрыгнул с одного на другой. Катер использовал оптическую магию, способную отражать даже инфракрасное излучение. Хотя на стратосферных камерах наблюдения, вероятно, появится слабая тень, распознать, кому она принадлежит, должно быть невозможно. Таким образом, Канопус успешно проник в страну.

Изначально посольство USNA приобрело маленький катер для отдыха, а потому, чтобы использовать его для сбора информации, ему усилили бронёй корпус и увеличили мощность двигателя. Конечно, установили и самые современные сенсоры. Несмотря на то что катер не обладал сильным вооружением, это не станет проблемой до тех пор, пока на нём Канопус.

Майор направил катер в сторону Сагамского залива. Поплыв южнее, обогнул полуостров Изу, затем у мыса Ирозаки повернул на север, в сторону залива Суруга. Из-за медленной скорости он обнаружил цель только к полуночи.

Маленькое грузовое судно, палуба которого полностью покрыта солнечными панелями. Во время плавания слева и справа , словно крылья у летучей рыбы, раскрывался механизм с тонкоплёночными солнечными элементами, который увеличивал производство энергии. Дополнительный источник питания использовал конструкцию фотокаталистического производства водорода, встроенную в топливные ячейки, таким образом практически вся необходимая энергия получалась от солнца. Во второй половине 21 века суда такого типа стали основным видом морского транспорта.

Это грузовое судно определили по дате отъезда Дзиэдо Хэйгу из USNA. Однако в Японию оно прибыло ещё вчера. Так что инспекция судна не требовалась, и они решили обследовать порт, в котором оно пришвартовалось.

— Майор, это нужное судно? — со смесью благоговения и страха обратился к Канопусу капитан катера, офицер морской пехоты.

Поскольку во время этого задания он временно подчинялся майору, ему сообщили, кто Канопус такой. Репутация Звёзд и так уже приближалась к легендарной, а он ещё и говорил с одним из лучших боевых командиров. Капитан не знал, что «Канопус*» — второй в отряде, заместитель «Сириуса», однако всё равно был напряжён. Если бы ему сообщили о ранге Канопуса, то весьма вероятно, он не смог бы сосредоточиться на работе.

Из-за вопроса Канопус криво улыбнулся. Не заметив в улыбке угрозы, капитан чуть расслабился.

— Мои извинения, но я не силён в кораблях. У вас должно быть больше опыта в этом, разве нет?

Поняв, что Канопус намекает на то, что не он должен отвечать здесь на этот вопрос, капитан выпрямился:

— Простите, сэр. Это то самое судно, нет никакой ошибки.

— Конечно, я вам верю.

Когда Канопус, посерьёзнев, кивнул, капитан вздохнул с облегчением.

— Капитан.

— Да, майор? — ответил капитан тоном, подобающим серьёзности Канопуса.

— Держите судно под наблюдением. Поскольку Хэйгу привёл его из Йокосуки в Нумазу, у него может возникнуть соблазн использовать его ещё раз, чтобы сбежать.

— Вас понял. Я сейчас же свяжусь с нашими местными агентами.

— До конца ночи мы останемся наблюдать.

— Майор, вы собираетесь на сушу?

— Мы уже пропустили время, когда собирались причалить. На этом задании не следует привлекать лишнее внимание.

— Сэр, есть, сэр!

Молча кивнув, Канопус повернулся к грузовому судну.

◊ ◊ ◊

Убеждённая полковником Бэланс, Лина решила отказаться от мысли поехать в Японию. Да и она сама считала, что посылать Канопуса не было ошибкой. Если не учитывать Взрыв тяжелого металла, то он сильнее неё, Сириус, так как был ветераном боевых действий. Лина продолжала повторять себе, что такой как он никогда не провалит задание.

Но сидеть без дела было нестерпимо.

— Я ничего не могу сделать, это правда. Нужно послушно оставаться здесь. Однако если просто предупредить др... знакомых, то проблем не возникнет!

Несмотря на то что никто не слушал её монолог, она поспешно поправила себя прежде, чем сказала слово «друзей». Покраснев, она огляделась по сторонам — явно от излишнего смущения.

Она поняла, что ведёт себя немного по-детски. Лина прокашлялась — что само по себе было довольно мило — и посмотрела на консоль визифона.

Часы показывали два часа пополуночи. Другими словами, это значило, что она волновалась до поздней ночи, а ещё — что в Японии сейчас всего шесть часов вечера. Хотя она не планировала это заранее, время оказалось самым подходящим.

Она решила позвонить им, но если бы дала себе время на колебание, стало бы слишком поздно. Набравшись смелости, Лина позвонила Миюки.

Через пять гудков появилось изображение. С прошлого года её соперница стала ещё красивее.

— Ох! Лина, давно не виделись.

В её взгляде не было ни зависти, ни страха, ни почтения, ни восторга. Она лишь смотрела на человека по имени «Анджелина». Лине показалось, что лёд, сковывающий её сердце, начал таять.

— Привет, Миюки. Да, давно не виделись. У тебя всё хорошо?

— Ага, спасибо. Ты немного похудела? Ты в порядке? Работа не отнимает всё время?

Назвать её роль главнокомандующего Звёзд, долг Сириус, простой «работой». На душе у Лины потеплело от этой дерзкой непосредственности.

— Знаешь, на самом деле я набрала вес. Наверное, становлюсь более мускулистой.

— Хм... кажется, ты улучшила свою форму. Я завидую.

— Миюки... Я ведь говорила, что от тебя это похоже на сарказм. И сама что? Стала ещё красивее. Когда ты уже будешь довольна?

— Могу сказать то же самое, от тебя это и вправду звучит как сарказм... Если я выгляжу красивой, то только благодаря Онии-саме.

Лина внезапно помрачнела. «В самом деле, если бы это было не так...» — такая досадная мысль закралась ей в голову.

— А, точно, Миюки теперь обручена с Тацуей. Поздравляю.

— Спасибо огромное, Лина. Кажется, новости расходятся быстро.

— Ну, мы ведь говорим о «принцессе» Йоцубы. Интересоваться этим нормально.

— Правда? Так ты позвонила, чтобы поздравить нас?

Счастливая улыбка Миюки застигла Лину врасплох. И с этим она вспомнила о цели звонка.

— Ум, нет, прости. На самом деле не за этим.

Услышав извинение Лины, Миюки чуть склонила голову набок, но выглядела озадаченной, а не расстроенной.

— Ох, в таком случае дело серьёзно?

Лине хотелось спросить, почему Миюки так мила с ней, но она сдержалась и проглотила своё «цуккоми».

— Вероятно, очень серьёзно.

— Будет лучше позвать Онии-саму?

Подумав меньше секунды, Лина кивнула:

— Да. Лучше, чтобы это услышал и Тацуя.

— Пожалуйста, подожди секунду.

Терминал перешёл в режим ожидания.

Секунды через три он опять включился, и снова появилась красивая фигура Миюки.

— Лина, давно не виделись.

— Да, Тацуя. Давно не виделись.

Тацуя сидел возле Миюки. Неожиданно для Лины, но они с Миюки сидели на некотором расстоянии друг от друга.

— Сейчас следовало бы не спеша порасспрашивать друг друга о том, как мы проводим время, но у тебя, похоже, важное дело. Оставим дружеские разговоры на следующий раз. Так о чём ты хотела нам рассказать?

— Ты не изменился, Тацуя. Должна сказать, мне нравится твоя прямолинейность.

Сказав это, Лина сразу подумала: «Вот чёрт». Разве она не подливает ещё больше масла в огонь ревности Миюки, используя слова «мне нравится» по отношению к Тацуе?

Однако Миюки неожиданно осталась спокойной.

Лине это показалось невероятно жутким.

— Ум... Миюки. Ты не злишься?

— Э? Из-за чего? — ответила Миюки с таким видом, словно понятия не имеет, о чём речь.

Миюки считала вполне естественным, что Тацуя будет привлекателен для других женщин, или по крайней мере они будут находить в нём приятные черты. Из-за таких пустяков нечего злиться. Однако Лина не подозревала об этом.

— Ладно, забудь.

Если её это не волнует, то нет причин останавливаться на вопросе. Благодаря этому Лина смогла перейти прямо к делу:

— Вы помните «Семь мудрецов»?

Тацуя и Миюки переглянулись.

— Помним, — ответил Тацуя. — Ты получила от них какую-то информацию? — спросил он, представив лицо Раймонда Кларка.

Она не могла знать, кто именно является «Семью мудрецами». Не говоря уже о том, что Раймонд один из них.

— Угадал. — Не обладая телепатией или необычными психическими силами, Лина, разумеется, не знала, что у Тацуи в голове. А разглядеть что-то на его непроницаемом лице она не могла, ей не хватало наблюдательности. — Согласно полученной информации остатки Дахана планируют совершить в Японии теракт, — сообщила Лина, получив ответ на свой вопрос. — Главный у террористов некто по имени Дзиэдо Хэйгу. Его китайское имя — Гу Цзе. Предположительно, он выживший волшебник института Куньлуньфанг... что такое, Миюки?

Миюки хотела воскликнуть что-то, но взяла себя в руки. Заметив это, Лина спросила о причине.

— Куньлуньфанг имеет для нас особое значение... прости, что прервала.

Правда в том, что они уже слышали упомянутое имя от Раймонда, который тоже состоял в «Семи мудрецах». Миюки быстро придумала отговорку, так как Тацуя никак не отреагировал.

— Понятно...

Лина знала о связи Йоцубы и института Куньлуньфанг. Посчитав, что для наследницы Йоцубы бурно реагировать при упоминании «выжившего из института Куньлуньфанг» вполне нормально, она не стала больше расспрашивать.

— Возможно, вы уже догадались, но с большой вероятностью цель Хэйгу — Йоцуба.

— Да, это кажется наиболее правдоподобным. Именно поэтому ты связалась с Миюки?

— Н-ну, да, так и есть.

Когда Тацуя согласился с её мыслью, Лина начала краснеть без какой-либо на то причины.

— Мы с Миюки и вправду связаны с этим делом. Есть также вероятность, что на Миюки нападут напрямую.

— Тацуя... не говори, будто это чужая проблема. Есть шанс, что ты тоже станешь целью, — изумлённо заявила Лина.

— Это будет даже удобно, — бесстрашно ответил тот.

— Наверное. В таком случае всё закончится быстро, —невольно согласилась Лина.

Даже она не знала, насколько велика истинная сила Тацуи. Сначала она подумала, что он искусен в магии Психического вмешательства, однако во время их последней битвы с Паразитами она засомневалась в этом.

Словом, Тацуя всё ещё оставался загадкой. Впрочем, его способности не вызывали сомнений. Лина не могла даже представить, как можно противостоять Тацуе, положившись на какие-то устаревшие украденные ракеты.

— Лина, что случилось? У тебя лицо человека, все тревоги которого разом исчезли.

Лина подскочила, когда Миюки непринуждённо озвучила её мысли.

Почему она почувствовала такое облегчение, когда убедилась, что Тацуя легко не сдастся?

— Нет, это, знаешь, — сердце её стучало так сильно, что она не могла построить внятное предложение. — Видишь ли, как бы сказать... — Заметив кривую улыбку Тацуи, Лина вспомнила, какой раздражающей она может быть. — Ах, чёрт! В общем, я просто хотела...

«Рассказать о Хэйгу», — вот что она пыталась сказать, но в конце поспешно закрыла рот.

— Понятно... другими словами, ты спешила рассказать нам о Хэйгу и, сделав это, сразу почувствовала облегчение, да?

— Ага, точно, это! — Лина слишком бурно отреагировала на брошенный Тацуей спасательный круг. — Ах... — она стремительно краснела.

— Хорошо. Спасибо огромное, Лина, — поблагодарил её Тацуя, словно ничего не заметил.

— Н-ненужно благодарности! Я просто подумала, что если не скажу вам, буду плохо спать, это всё! Что ж, Тацуя, Миюки, спокойной ночи!

Забыв о разнице во времени, Лина поспешно попрощалась и прервала звонок.

Она сердито скинула одежду и скользнула в постель, даже не надев пижаму.

  1. Автор тут допустил небольшую ошибку. Циклотетраметилентетранитрамин ещё называют октогеном, но не СL-20. СL-20 будет «гексанитрогексаазаизовюрцитан», он более эффективен и стоит 1300 долларов за килограмм, октоген же — 100 долларов за килограмм.
  2. В предыдущих томах её фамилия была Баранс.
  3. Канопус: звезда южного полушария, вторая по яркости после Сириуса.



Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление