Принцесса-рыцарь — одноклассница! / Том 1
Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 15. Растоптанная гордость и имя

— Леди-рыцаря я пока не поработил.

Мы с Кирикой и Пальмирой стояли в прицепе телеги, над потерявшей сознание Селестой. Управление я доверил Нине, и она везла нас к Башне Откровений.

Девушек мои слова сильно удивили.

Что касается стражников, мы забрали их оружие, коням сломали стремена, карете повредили колеса. Даже когда они очнутся, догнать нас не смогут.

— М? Но зачем? Ведь нужно немедля выведать у нее, где находится принцесса-провидица и как они прознали о нападении, — удивленно заметила Пальмира.

— Принцесса наверняка едет к Башне Откровений, но по другой дороге. Поэтому мы сейчас сами спешим к башне, чтобы устроить засаду.

— Почему ты так уверен? Принцесса-сама может быть и в столице... — предположила Кирика.

Я еще раз посмотрел на леди-рыцаря и покачал головой.

— Нет, я так не думаю. По-моему... Селесту надоумил выступить приманкой кто-то, действующий по указке Иврис.

— Что?! Её?! — воскликнула Пальмира.

— Сама подумай. В отсутствие Химено-сан, Селеста — лучший телохранитель принцессы. Став приманкой, она отделилась от Систины, и к тому же задержала нас. В худшем случае, мы бы друг друга поубивали. У Иврис появилась уникальная возможность с легкостью захватить принцессу, доставить ее в башню и выслушать предсказание.

— А! А ведь ты прав!..

— «Ловля на живца» хорошо звучит, но на деле Селеста лишь по глупости оставила принцессу без защиты. Враги обвели вокруг пальца и ее, и нас.

Мне неведомо, сколько Иврис знает о нас. Может, она просто предполагала, что «кто-то вмешается», и решила одновременно как проредить защиту принцессы, так и отвлечь преследователей.

В любом случае, получилось у нее неплохо. Как Пальмира и предполагала, принцессу окружают заговорщики.

— Поня-ятно, да, это в манере. Но мне все равно мнится, Селесту стоит поработить — узнаем имя того, кто за всем стоит, и обзаведемся приспешницей.

— Информацию я из нее, разумеется, вытащу. Но хотелось бы обойтись без порабощения.

Загвоздка, конечно же, в ограничении на число рабов.

Сейчас мой навык магии порабощения на седьмом уровне, и у меня может быть семь рабов. Шесть уже есть.

Последнее место я держу для принцессы Систины и на всякий случай занимать его раньше времени не хочу — это мой последний козырь, если понадобится срочно обезвредить врага.

Отмена порабощения — дело небыстрое. А освобождать кого-либо из своих рабов и ослаблять отряд я тоже не хочу... может, Селеста и не слабая, но до Кирики ей далеко.

— Поэтому я допрошу ее, не порабощая. Ну, если не выйдет, порабощу и выпытаю все что надо.

— Н-но! Селеста настолько сильна и благородна, что возглавила королевскую гвардию и заслужила прозвище «Багровой Розы». Я не думаю, что ее удастся так просто расколоть.

— Пф, ну и имечко... конечно, обычные методы с ней не помогут, — я хитро улыбнулся.

Я уже расспросил Кирику о характере и заслугах Селесты. И если я не ошибся, то уже знаю, с какой стороны заходить.

— Но мне понадобится твоя помощь, Химено-сан. Ты же поможешь мне... ради защиты принцессы Систины от демонов?

— Э, я? П-почему у меня вдруг очень нехорошее предчувствие?..

Итак, успеем ли мы до Башни Откровений?

В любом случае, игра обещает быть интересной.



***


— Кх... убей меня! — обронила она первым делом.

Я не сдержался и засмеялся.

Впрочем, я понимаю. Кажется, бог света и правосудия Люмейн, которому поклоняется королевская семья и знать Ранбадии, строго запрещает самоубийство.

Но все-таки, она такая шаблонная. Я ее читаю, как открытую книгу.

— Не быстро ли ты сдаешься, леди-рыцарь Селеста?

— Хмпф... я не знаю, кто ты, но не думай смотреть свысока. Наверняка ты собираешься расспросить меня о принцессе, но я не стану вымаливать пощады. Я лучше умру с честью, чем опозорю себя!

Глаза, украшенные длинными бровями, уставились на меня. Ее прекрасное лицо решительно и холодно, словно ледяной клинок. Она и правда похожа на аристократку.

Кстати, я надел взятую из того дома металлическую маску, скрывающую глаза. Не то, чтобы я прятался от нее, просто если она поймет мой возраст, эффект будет не такой.

— Понятно... но не желаешь ли перед смертью узнать правду о принцессе-рыцаре Кирике?

— О Кирике?!

Леди-рыцарь изменилась в лице. По ней видно, о чем она думает. Переметнулась ли бывшая коллега на сторону врага? Обманывала ли принцессу с самого начала?




— Вижу, тебе все-таки интересно. Пропавшая без вести принцесса-рыцарь попала под мои тайные чары и стала мне верной слугой.

— Что?.. Как ты смеешь такое говорить!

А что, чистейшая правда, между прочим.

— Хе-хе-хе, вот тебе предсмертный подарок... ко мне, Кирика! — я картинно хлопнул в ладоши, сгорая от предвкушения.

Из темного угла прицепа появилась склонившая голову Кирика.

— Кирика, так все-таки ты... что?! Почему ты так одета?! — Селеста обомлела с вытаращенными глазами.

Неудивительно.

Броня Кирики частично отсутствовала.

Не было тех важнейших частей доспеха и одежды, что закрывали грудь и промежность. Пышная грудь слегка покачивалась от тряски.

Кирика смущенно закатывала белую юбку, бессовестно обнажая свои сокровенные места.

— Ч-ч-ч... что за разврат?! П-принцессе-рыцарю не пристало так выглядеть, Кирика!

— Ах... не смотри, Селеста!.. Он укротил мое тело и душу, растоптал гордость и похитил все, что у меня было!..

— О, о чем ты?!

Восторженный голос Кирики застал Селесту врасплох.

Затем Кирика повесилась мне на шею, прижалась внушительной грудью и обвила босые ноги.

— Хе-хе-хе-хе, теперь поняла? Вот как работает магия порабощения... как видишь, она полностью послушна мне.

— Что?.. Так это ты тот самый рабомант, которого видела в вещем сне принцесса-сама?!

— Хе-хе-хе, именно так, — я надменно кивнул.

Кирика все продолжала соблазнительно извиваться и вылизывать мои пальцы.

— Аха, мой господин... я одолела Селесту, как вы и приказали... умоляю, наградите меня!..

— Чего ты хочешь? Скажи громко, чтобы расслышала твоя бывшая коллега.

— Как скажете... я хочу член. Ваш великолепный член, мой господин!..

— П-прекрати, Кирика!.. Что с тобой такое?! Т-ты ведь никогда не была падшей женщиной, которая стала бы так ворковать с мужчиной!

Селеста выглядела ошарашенно — она и представить не могла Кирику столь развращенной самкой.

Конечно, у превращения Кирики есть и нюанс.

«Вот-вот, что за чушь я из-за тебя несу?! О-она в такое ни за что не поверит!»

Неприятно ловить на себе возмущенный взгляд, в котором словно читаются эти мысли, но я невзирая ни на что продолжал управлять бывшей одноклассницей с помощью магии порабощения.

Кирика послушно припала носом к моей промежности, шумно вдохнула мужской запах и с жаром выдохнула.

— Я... я больше не могу терпеть... умоляю, вонзите ваш член в развращенную вагину принцессы-рыцаря...

— Бесстыжая ты сучка, принцесса-рыцарь. Вот только... награды ты не заслужила!

— Ай, а-а! — завизжала Кирика, когда я схватил ее за черные волосы и вдавил лицом в пол.

Все произошло так неожиданно, что Селеста совершенно растерялась.

— Ты ведь в той битве сомневалась и не хотела направлять клинок на леди-рыцаря? Скажешь, думала как лучше? Меня не обманешь. Ты ослушалась моего приказа!..

— У-умоляю, пощадите, мой господин!..

— Нет, пощады не жди. Неверные слуги мне ни к чему! Ты — сломанная игрушка, и от тебя пора избавиться... а на прощанье вкуси клинка из стали, а не плоти!

Я выхватил меч Кирики и картинно облизал его лезвие.

— П-прекрати! Что ты задумал?!

— Хе-хе-хе, будто непонятно. Я воткну эту штуку вот в эту девушку, как следует проверну, и она скончается в муках на глазах бывшей коллеги! Будет тебе напоследок зрелище!

— А-ах ты! П-подлая мразь!..

При виде моего шаблонно-злодейского отыгрыша Селеста оскалилась и вперилась в меня взглядом.

«Зараза, не те слова говоришь...» — подумал я и сделал вид, что приближаю острие к дрожащей бледной заднице. Давай быстрее уже, повозка трясется, я так и задеть ее могу.

— П... погоди! Я приму на себя ее наказание! Я сделаю всё, только не трогай Кирику!

Вот, другое дело. Как я и думал, благородная леди-рыцарь готова пожертвовать собой.

Я очередным картинным жестом остановил клинок.

— Хо-хо? И что конкретно ты мне предлагаешь, м-м?

— Т-ты... ведь любишь властвовать над женщинами?.. Раз так... оставь в покое ее и возьми тело рыцаря Селесты! Или «Багровая Роза» недостойна тебя?!

Прекрасно, просто прекрасно, вот теперь ты заговорила точно теми словами, которых я ждал.

В тебе смешались тайная ревность к Кирике, зарождающаяся дружба и неосознанное обожание.

Ты хочешь защитить ее ценой собственной чести, чтобы доказать свое превосходство как рыцаря и как женщины.

На свет выползло извращенное предвкушение того, что все произойдет на глазах Кирики.

Невероятные слова и шокирующие действия лишили леди-рыцаря здравого рассудка, и потаенные желания с удивительной легкостью попались на крючок, к которому я ее подвел.

— Хо, как скажешь... но коли прогневаешь меня али вознамеришься убить, мои чары заставят принцессу-рыцаря избрать себе ужасную кончину. Не смей и думать о хитростях.

— З-знаю... сопротивляться не буду!..

Слова твои смелы, но голос дрожит. Ну, еще бы, ты же наверняка девственница.

Я усадил покорившуюся леди-рыцаря на пол, достал отвердевший от домогательств Кирики член и направил на нее.

— Ик... ч-что это за уродливое создание?!

— Ха-ха, леди-рыцарь не знает, как выглядит стояк? Нельзя же быть настолько наивной.

— С-сто... як?.. У, н-не приближай! Н-не хочу даже смотреть на такое грязное...

«Стой, ты что, это еще зачем?! Чертов насильник!»

Я не обратил внимания на возмущенный взгляд упавшей на пол Кирики и прижал истекающую смазкой головку к бледной щеке леди-рыцаря.

— Ну-ка, не отнекивайся. Сейчас ты усвоишь то, чего рыцарям не преподают... если хочешь спасти Кирику, для начала вылижи его. Да, как принцесса-рыцарь вылизывала мои пальцы.

— Я н-ни за что не возьму в рот это вонючую нездоровую!.. н-нет, я понимаю. Я сделаю, я все сделаю, слышишь?! У-у... ух, какой мерзкий вкус!.. — Селеста, будучи щитом Кирики, не могла противиться мне. Она крепко зажмурилась, высунула дрожащий язычок и неуверенно провела им по головке.

Как только язычок коснулся меня, он снова вздрогнул, возбудив меня еще сильнее.

— Отлично, теперь накрой головку губами и начни водить языком по кругу... И ты сейчас не на званом ужине, чем больше причмокиваний — тем лучше.

— Ч-что?.. Мч, р-р... мжр-р-р, жр-р-р... мя, пха, р-р-р-р... т-так сойдет?!

— Хе-хе-хе, а у тебя получается. Да, получше чем у Кирики поначалу. Может, ты рождена для членов, а не клинков?

— Гх, ты насмехаешься надо мной?! Я бы никогда не захотела такое... бч, дж-жр-рп-п!

Селеста принялась работать с двойным рвением, пытаясь скрыть залившееся краской от стыда и унижения лицо.

Но я от ее жалких потуг, конечно же, не кончу.

— Усилия твои похвальны, но так ты никогда не закончишь... давай я тебе помогу!

— М?! Апх, м-м-м-м-м-м-м?!

Я схватил ее заплетенные волосы за основание хвоста и вонзил член в самое горло.

Глаза леди-рыцаря наполнились слезами, а сама она изо всех сил терпела унижение, пока я безнаказанно насиловал ее рот.

— Кх, а неплохо твоя слизистая меня облегает... та-ак, пора бы в тебя первый залп разрядить! Покажи принцессе-рыцарю, как тебя лишат рыцарской чести!

— Мб, а-агх-х-х-х?! Пх, бха-гхе... п-прекрати, что ты... а-а-а!

Я резко выдернул член из горла леди-рыцаря, и из него яростно изверглась сперма.

Она быстро заляпала красно-серебристый доспех Селесты, которую я все еще держал за голову. Леди-рыцарь тут же завоняла мужскими выделениями.

— М-моя фамильная броня... к-как ты смеешь так оскорблять достоинство рыцаря... у-у-у!

— Хе-хе-хе, тебе идет, «Багровая Роза». Идеальная косметика для рабыни-рыцаря, не находишь? Ведь теперь... я развею твою непорочность!

— Чт-н-нет... что угодно, только не-а-а-а-а?!

Путы с ног Селесты я так и не снял, но они не помешали толкнуть ее на четвереньки, а затем закатать белоснежную юбку с красной каймой.

Кирика пыталась вырваться — из-за приказа лишь мысленно — но останавливаться я не намерен.

Это — необходимая часть допроса. Селеста пожертвовала собой, но если не сломить ей душу, она из упрямства и гордости никого не выдаст.

— К-кх-х-х... к-как бы ты ни терзал мое тело, душа моя не поддастся! Я — гордый рыцарь Ранбадии!..

А главное, Селеста – отличная девушка. Хоть она и соперничала с Кирикой, но нашла в себе достаточно рыцарской отваги, чтобы поступиться честью и защитить ее.

Поэтому я так хочу покорить ее как самец. Я хочу ее взять.

— Ясно-ясно, посмотрим... ну-ка, где там девственная вагина леди-рыцаря?

— Хья-а?! ха-а-а-а, нет, не лижи... не лижи меня та-а-а-а-ам!

Я спустил белое белье, совершенно не созданное для привлечения мужчин, и коснулся закрытой щели языком. Она немного отдает потом, но в целом аромат у нее здоровый и приятный.

Леди-рыцарь слегка попыталась отпрянуть, так что я схватил ее за пояс, вонзил язык глубже и начал крутить им. Селеста завопила не хуже ошпарившегося котенка.

— Хья, хя-а-а-а-а-а! П-прекрати, с-со мной ч-что-то странное... и-и-и-и, а-а-у-у-у-а?!

Она чувствительнее, чем я думал. Значит, будет даже легче, чем я рассчитывал.

Я поглаживал ее пышные бедра, ласкал и большие половые губы, и малые, и даже небольшой, но хорошо заметный клитор. Работал я то языком, то пальцами, открывая перед Селестой мир неизведанных наслаждений.

— Ну что, тебя, поди, терзают незнакомые, необычные ощущения? А все благодаря мне... ну, чувствуешь, как они усиливаются? Кирику они быстро растлили, а скоро к ней присоединишься и ты!

— М-мое тело не... поддастся злобной неведомой магии!.. О-они и правда усиливаются. И-и-и-имха-а-а-а?!

Пусть мое внушение и несложное, но Селеста так напряжена и сосредоточена на новых ощущениях, что сама обостряет и подпитывает их.

— Ого, да ты так насквозь промокнешь... смотри, какие длинные нити можно из твоей слизи вить.

— Э?! Б-быть такого не может. А, а-а-а!..

Я поднес перепачканные пальцы к глазам Селесты, и она отчаянно замотала головой, пытаясь отрицать собственную развратность.

Ну, думаю, она достаточно увлажнилась... Нина заранее зачаровала мой член на выносливость, и он уже вновь отвердел, так что я приставил его к узкой влажной щелке.

— А теперь я заберу твою невинность, как забрал невинность принцессы-рыцаря... Ощути боль и заруби себе на носу, леди-рыцарь Селеста! Мужчину, что сделал из тебя женщину, зовут рабомант Тору!

— А... гха, гхи-и?! А, уа-а-а-а... а-ай-й-й-й-й-й?!

Раз, два-а-а-а... три-и-и-и!

Одной рукой я схватил ее за плащ, второй — за волосы, пристроился сзади и силой лишил девственности.

Мало того, что ее неразработанная вагина узка, Селеста еще и по ногам связана. Мой восставший член с трудом проникал в нее.

— А-а-а-а-у-у-у-у, м-м-а-а-а-а-а?! Игх, хья-а-а-а-а, нет, нет-нет-нет, вытащи-и-и-и-и!

— Поздно уже метаться! Гляди, Кирика внима-ательно смотрит, как тебя превращает в женщину тот же член, что покорил ее!

«Я к-конечно и так знала, но ты все-таки мерзкий подонок и беспринципный насильник!»

Кирика в слезах смотрела с пола на первое совокупление бывшей девственницы. Во взгляде ее читалось как возмущение мной, так и сочувствие к Селесте.

Не знаю, сработал ли взгляд, но вагина леди-рыцаря тут же начала сокращаться.

— А, а-а... не смотри, умоляю, не смотри, Кирика... не смотри на меня, когда я такая жалкая и уродливая-я-я... и-ия-а-ан!

— Голосить ты горазда, а вот тело у тебя куда-а честнее, да, Селеста?

— Н-неправда-а-а! Я ни за что не покорюсь трусливому мужчине, который не гнушается брать заложников... гху-у-у-у!

Я, конечно, намеренно отыгрывал роль опустившейся мрази, но теперь начал даже входить во вкус.

Дело в том, что и Селеста в ответ на нарочито грубое обращение истекает соком, сокращает мышцы влагалища и вообще реагирует очень и очень бурно.

Я думаю, причина здесь не столько в мазохизме, сколько в долгожданном чувстве свободы, потере того бремени непорочности, которое ей приходилось терпеть и защищать столько времени.

Всю жизнь ее связывали долг рыцаря, преданность принцессе и ущербность перед лицом Кирики. Лишь сейчас она, наконец-то, смогла вырваться из всех психологических оков.

А значит... осталось лишь немного надавить.

— Каково тебе, Селеста?! Вот и ты вслед за принцессой-рыцарем не смогла уберечь честь, проиграла и покорилась нелюбимому мужчине! Как думаешь, почему все так кончилось?!

— К-конечно же в-все из-за тебя!..

— Ошибаешься! Тебя обманули и подставили! Среди ваших есть предатель, который под видом ловли на живца отделил тебя от принцессы и бросил на мою милость!

— Что?! Что ты... к-как ты смеешь... у-а-а-а-а, и-и-и-и?!

Я начал штурмовать ее неизведанную вагину еще яростнее, чтобы перебить волнами наслаждения посторонние мысли.

Повозка тряслась, вместе с ней тряслись и мы, из-за чего ощущения то и дело уводило в самые разные стороны. Незнакомая с сексом Селеста стонала на все постыдные лады.

— Ну-ка вспомни! Неужели ты ничего не заметила в словах того человека?! Он просто воспользовался твоим доверием и желанием пойти на все ради принцессы, а ты ничего не поняла! Потому ты и страдаешь!

— Ч-чушь, быть такого не... хья-у-у-у! Т-только, т-т-только так глубоко не входи... а-аха-а-а-а-а!

Ее недозрелая вагина постепенно привыкала к моему члену.

Мало того, что Селеста ростом с Амелию, так и эрогенная зона у нее нашлась точно в том же месте — у верхней стенки в самой глубине. Стоило мне начать тереться о нее головкой, как леди-рыцарь застонала с новой силой.

— Да! Ты знаешь, о ком я, знаешь это имя! Этот человек — волк в овечьей шкуре, предатель Ранбадии, враг принцессы Систины... ух!

Селеста сжималась так, словно пыталась откусить мой конец. Я заранее почувствовал, что секс с бывшей девственницей подходит к концу, и на моих последние слова к основанию члена уже подступило семя.

— Нет-нет-нет-не-е-ет! Т-тогда ради чего же я, зачем же я через такое... п-принцесса-а-а-а! О-он... он... п-принцессу-сама...

Но тут светлый хвост на голове окончательно растрепался, спина выгнулась дугой, а леди-рыцарь Селеста закричала от первого в жизни оргазма:

— А?! А, горячо-о-о... а-а-а-а-а-а-а, м-м, о-о-о-о-а-а-а-а!

Ее вагину поразило обжигающее наслаждение и струи моего семени. Обжигающая волна прокатилась по всему ее телу.

— Кх... ух! Все. Спасибо. Услышал!..

— У... а-а... к-как ты...

Леди-рыцарь онемела. На нее навалились и ощущения от оргазма, и осознание — имя она все же обронила — и, наконец, понимание — ведь я смог поселить в ее душе сомнение и воспользоваться им.

С потных, влажных бедер, неспешно стекала розовая жидкость, в которой смешалась кровь и сперма, и падала на трясущийся пол повозки.

Кирика застыла с вытаращенными глазами.

Она тоже услышала имя, которое Селеста выкрикнула в самый последний миг.



***


— Селеста... надеюсь, с ней ничего не случится, — обронила Систина в окно кареты.

Платиновые полупрозрачные волосы принцессы слегка покачивались, и даже диадема не могла полностью с ними совладать. В ее глазах, казалось, смешались и небо, и море, но сейчас их наполняла тоска.

Одна ее улыбка могла вдохновить сотни рыцарей и солдат, и они клялись защищать третью принцессу Ранбадии ценой собственной жизни. Воистину, ее не зря называли величайшим сокровищем королевства.

— Ха-ха-ха... безусловно, я поручил ей отвлечь от вас внимание, но вряд ли слухи о негодяях подтвердятся. Не стоит волноваться, наверняка мы скоро воссоединимся у Башни Откровений, — ответил добродушного вида пожилой худощавый мужчина в простой белоснежной мантии.

На груди его блестит символ Люмейна, бога света и правосудия.

— Хорошо... надеюсь, вы правы, архиепископ Глум. Просто если уж даже вы вызвались поехать, я немного нервничаю — мне начинает казаться, дело действительно серьезное.

— Кстати... а зачем вы взяли из замка в такую даль этот сверток? — спросил Глум.

Принцесса смутилась и покраснела.

— Понимаете, я... могу спать лишь на своей подушке. Я слышала, в Башне придется провести не один день, пока откровение не снизойдет на меня...

— Ха-ха-ха, вы равно и ответственны, и очаровательны, принцесса.

— Ну-у, довольно подтрунивать надо мной, Глум-сама.

Сквозь дождь начали проступать очертания серого здания, похожего скорее не на башню, а на узкую платформу.

— Смотрите, вот и Башня Откровений показалась.

— Значит, там... я и узнаю, во что воплотится мое предсказание.

— Да, именно... — согласился бывший архиепископ Глум. — Если так будет угодно нашему великому покровителю!..

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление