Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 18. Три горничных и переплетенные мысли

Я как следует научил принцессу Систину чистить член минетом. По ходу дела я вновь возбудился, и принцесса перешла к энергичной работе одетой в перчатку ладонью. Плоды моего следующего бурного оргазма она прилежно выпила, но когда я уже собирался по-настоящему вкусить девственного тела, дверь едва не сорвало с петель сильным ударом.

— Тревога, Одамори-кун!

Безусловно, мне очень хотелось отругать бывшую одноклассницу за то, что ей взбрело в голову "постучаться" "Бриллиант Бёрстом" (пусть и не в полную силу), но сам же строго запретил ей входить, так что ничего не попишешь.

Еще меня, правда, беспокоит взгляд Кирики... такое чувство, будто она просто хотела запустить в меня приемом. Но ладно.

— Значит, Селеста куда-то подевалась...

— Д-да, и конь один пропал.

— Так что же, леди-рыцарь сбежала одна?

— С учетом ее характера это совершенно исключено. Здесь что-то не так.

Тяжело представить, что леди-рыцарь, само воплощение верности, сбежит и даже не попытается войти в башню, где находится принцесса Систина.

К тому же мы связали ее зачарованными веревками Нины, и в одиночку она бы не выбралась. Узел мы тщательно проверили, прежде чем спускаться.

— Принцесса, с вами помимо Селесты не ехали другие отряды стражников?

— Нет, о таком мне не рассказывали...

— Все непонятнее и непонятнее. Впрочем, я на всякий случай сделал одну вещь, и сейчас она нам как раз пригодится.

Я разложил карту королевства и положил на нее маленький кусочек металла размером с монету.

Он сразу же заскользил по карте.

— А! Это же Эмблема Преследования.

— Я прицепил ее к доспеху Селесты на случай, если она так быстро сбежит, что мы не сможем угнаться.

Еще один из артефактов, который мы вынесли с того дома.

Эта железка показывает положение парного передатчика словно по GPS.

— Она упоминала, что броня ее фамильная. Если Селеста так дорожит ей, то передатчик наверняка указывает, где она сейчас находится.

— Да уж, иногда ты оказываешься на удивление смышленым...

Железка двигалась в сторону столицы по кратчайшей дороге.

— Плохо дело. Не знаю, как у нее получилось, но она такими темпами обо всем расскажет столице.

Догонять ее уже слишком поздно. Связаться со Сьеррой и остальными невозможно.

В худшем случае королевство сразу после ее доклада направит сюда войско... может, зря я перед Селестой злодея отыгрывал.

— Что будешь делать, Одамори-кун?

— ...Проведем здесь еще три, нет, два дня. Пожалуй, больше времени нам не дадут.

Понятно, что Иврис тоже нужно время, чтобы разыграть следующую карту.

Нам нужно многое успеть за очень короткий срок.

— Принцесса, прости, но тебе придется поскорее войти в зал откровений или как он там зовется.

— Понятно, — вставила Пальмира. — Сложно сказать, снизойдет ли откровение за пару дней, но ничего другого не остается.

— ...Хорошо. Я не подведу вас, Тору-сама.

Ну, хоть мне интересно, что там за откровение такое, если совсем припечет, то так уж и быть. Главное — принцессу захватил, лишний раз рисковать не стоит.

Селестой я когда-нибудь все же овладею. Отыщу с помощью Эмблемы.

Самое обидное... что из-за такого поворота событий девственным телом принцессы придется насладиться попозже.

Ну вот, и куда мне теперь девать предвкушение?.. Впрочем, понятно, куда.

— Ч-что ты так смотришь на меня?! Не нравится мне, к чему все идет!


***


Башню Откровений окутала дождливая ночь.

Голого меня же, разлегшегося на кровати, обступили три красотки.

— Зачем ты нас в такое нарядил? Откуда здесь вообще эта одежда?

— Наверняка припасена для слуг на случай, если принцесса задержится надолго.

— С какой стати еще и я должна наряжаться в тряпки служанок... к-какое унижение.

Очаровательные двухцветные наряды горничных. Все трое надели их по моему приказу.

Черные блузки, белые фартуки, белые же чулки с подвязкой. Кружева и ленты напоминали форму миленьких официанток в ресторанах моего мира. Дизайн прекрасный, стоит отдать должное королевской семье.

Вырез на фартуке старался подчеркивать грудь, и если в случае Кирики она выдавалась и колыхалась (костюм принцесса-рыцарь надела без лифчика), то скудность бюста Пальмиры наводила тоску. Вот тебе и наглядная разница.

— Ну-у, довольно возмущаться, начинайте скорее ублажать меня.

— У-у... еще и заставляешь нас вылизывать непонятно что... не понимаю, что в э-м-м, мч-ч-ч!

— В-вот именно, за кого ты нас пр-р-р-р, мпх-х, рнь-ньр-р-р!..

Обрамленные ободками головы принцессы-рыцаря и демонической аристократки начали вылизывать мои соски, ну а волшебница пристроилась между ног, ублажая меня как ртом, так и руками.

Ответственные за грудь горничные поглядывали на меня исподлобья и водили язычками. Должен признать, смотреть на них невыносимо приятно.

— Кх, кха... так хорошо, что голос не сдержать. Здорово быть королем.

— Хе-хе. Повелитель, ваш член даже тверже чем обычно... мч, жб, мб... жр-рп-пх!

Нина достигла в минете таких высот, что от ее стараний дух захватывало. К тому же она не забывала четко выверенными движениями ласкать мошонку.

— Так-так-так, Нина вон как старается, а из вас двоих горничные никудышные. Придется хозяину вас наказать.

— Ай, м-м-м?! Г-грудь не надо, чертов любитель сисек... фха-а?!

— Хья-я-ан?! К-куда ты пальцы суешь... ик, ай-й-й-й?!

Левой рукой я начал ласкать мягкие выпуклости принцессы-рыцаря. Конечно, объемами она уступает Систине, но ласкать ее упругие холмы мне никогда не надоест.

Средний палец правой руки я смазал слюной и вставил в задницу демонической горничной. Как я понимаю, демоны этим отверстием по прямому назначению не пользуются. Надо бы его разработать, чтобы потом им ублажаться.

— Ах, как им везет... может, вы и меня наградите?..

— Да-да, разворачивайся и садись на мой член.

— С радостью! Что же, прошу прощения... а, м-м-м-м, а-а-а!.. Ваш огромный стержень входит в меня-я-я-я!..




— Ух... кх, отличное начало, Нина. Из тебя отличная щелкогорничная!

Она повернулась ко мне спиной, открыв взору щедрый вырез, и половой орган скрылся где-то под очаровательной мини-юбкой.

Я вовсю двигал бедрами, наслаждаясь вагиной Нины. Вместе с этим я взял Пальмиру за рог и повернул лицом ко мне.

— А тебе я потом завяжу глаза, поставлю раком, как ты любишь, и буду трахать до слез, поигрывая с задним проходом. Готова, мазогорничная?.. — тихо прошептал я, вновь засунул палец в задницу и покрутил.

— Ик. М-мне такие унижения ничуть не нра... а, оа-а-а!..

Демоническая аристократка, из которой я пытаюсь воспитать мазохистку, замотала головой. Попа ее при этом сжалась.

— А в какой позе мне трахать тебя, горничная-староста, ты мне расскажешь сама. Будешь молчать — выберу самую унизительную.

— Э-э-э?! С к-какой стати, зачем ты вообще...

Я все еще сжимал грудь Кирики, а она водила языком по моему соску. После моей фразы она вся раскраснелась и стыдливо отвела взгляд.

— В... в обычной...

— "Обычной" — это какой? А, в миссионерской? Ясно-ясно, значит, бывшая староста Химено Кирика-сан предпочитает секс по любви в миссионерской позе. Хорошо, запомню.

— Я этого не говорила! Особенно про любовь!

Ее очаровательный ответ пришелся очень кстати. Я почувствовал, что скоро кончу, и со всей силы пронзил нежные органы Нины.

Золотистые волосы растрепались, а волшебница громко заголосила:

— А-а, хья-я-я-я-я-ян-н-н?! П-п-простите, повели-и-ите-ель! Я тоже никчемная горничная, я кончаю раньше ва-а-а-ас!

— Кончаешь? Кончаешь от моего натиска, Нина?! Отлично, вот и принимай увеличенную твоими же чарами порцию... кх-х-х!

— Хья-а-а, горячо-о-о-о, хья-а-а-ам-м-мха-а-ам-м-м! Я чувствую-ю, в мой кончающий живот нежно стучится сперма господина-а-а-а!

Вагина у нее на редкость развратная для девушки с таким кротким личиком. Ее стенки старательно выжали меня, по спине прокатилась сладость оргазма, сознание заволокло легкой пеленой.

Кстати, от оргазма застонала не только Нина.

— М-м, а-а-а?! М-мою грудь... ты трогаешь лишь мои соски сквозь одежду, но... а, н-не может быть, а-а-а-ай-й?!

— Ха-а, и-и-ия-а-а-а! Т-тепло из моей задницы разливается по всему телу-у-у... я сейчас растаю, я сейчас свихну-у-у-усь!..

Усиление рабов недавно получило новый уровень, и теперь я могу еще лучше синхронизировать чувства рабынь.

Они разделили между собой ощущения из задницы Пальмиры, груди Кирики и судорожного оргазма Нины. Чувства вошли в резонанс, и все три одетые в наряды горничных тела затрепетали.

Забавно, кстати, ощущать с одной стороны твердость набухшего соска, а с другой — сжимающегося до предела анального отверстия демонической аристократки.

— Итак, пора завязать Пальмире глаза и бросить дожидаться очереди... а тем временем уделить должное внимание вагине исправляющейся горничной по имени Химено-сан, потребовавшей миссионерской позы.

— Прекр... а-а... н-не сейчас, дай передохн... и-и-и-и, а-а-а-а-а!

Я сразу же повалил принцессу-рыцаря-горничную, пристроился между мягких бедер, одетых в белые подвязанные чулки, и напал на нее зачарованным членом.

Несмотря на слова рабыни, только что кончившая вагина встретила меня радостными судорогами. Я ощутил, что уже скоро кончу в Кирику той самой спермой, что предназначалась принцессе, и по спине пробежали мурашки от предвкушения.


***


К следующему утру дождь прекратился.

Кирика подошла ко мне, пока я умывался у колодца рядом с башней.

Она снова нарядилась горничной — видимо, решила постоянно так ходить, пока мы здесь. Черно-белая гамма отлично подходит ее черным волосам.

Нахлынули воспоминания: кажется, она однажды так же оделась и на школьный фестиваль.

— Одамори-кун, я... хочу поблагодарить тебя за вчерашнее, — неожиданно обронила она, не поднимая взгляда.

— Э? Что такое? Неужели полюбовный секс в миссионерской позе настолько понравился тебе?

— К-конечно же, нет! Ты меня столько раз настырно... тьфу! Я о том, что ты передал мне Блистающий Меч Арк-ан-сьель.

— А-а. И почему?

— ...Если бы ты не рискнул в тот раз жизнью, я бы не смогла победить... и защитить принцессу-сама. Поэтому... спасибо.

Она так робко кивнула головой, что я на мгновение растерялся, а затем расхохотался.

Понятно, видимо, она целый день искала подходящий случай.

— Пхе... порой ты такая обстоятельная, Химено-сан.

— Н-не в этом дело. Я просто не хотела нервничать, потому что чего-то не сказала, и решила сказать!

Какая она милая — краснеет, руками машет.

— Ну, там такое дело было, что в противном случае нас бы всех прикончили. Да и Глум меня не в полную силу ударил — у меня же принцесса прямо за спиной стояла. Я просто выбрал самый оптимальный из вариантов.

— Ясно... просто выбрал, значит.

— М?

— Н... нет, ничего. Кстати, насчет принцессы-сама... ты и правда не собираешься порабощать ее? — осторожно поинтересовалась Кирика голосом, в котором смешались сложные чувства.

— Да, по крайней мере пока что. Мне кажется, ей можно доверять. Похоже, она в меня по уши влюблена.

— У... т-так это правда? Ох, ну почему она ни с того ни с сего...

— Ну уж прости.

Утреннее солнце осветило черные волосы девушки, старательно мотающей головой и пытающейся совладать с тяжелыми раздумьями.

Редко когда она настолько нервничает.

— К-короче. Как я поняла, принцесса-сама видит в тебе "спасителя мира". Поэтому... я хочу, чтобы ты оправдал ее ожидания.

— Ого-о, ты от меня чего-то просишь?

Однако принцесса-рыцарь смотрела на меня с самым серьезным видом, словно прося не подшучивать.

— Понимаешь, принцесса-сама... старается этого не показывать, но она всегда думает о себе в первую очередь как о принцессе-провидице. Другими словами, она очень давно оставила мечты о собственном счастье, — поведала Кирика о подруге и бывшей хозяйке. В голосе ее слышались уважение и легкий оттенок грусти. — Я никогда еще не видела ее такой счастливой... и если она, находясь с тобой и помогая тебе, обретет и свое счастье... то и я буду поддерживать вас изо всех сил.

— Ясно. Хочешь, чтобы я отыгрывал идеального принца?

— Этого я не прошу... да и вряд ли тебе удастся, — Кирика опять непринужденно оскорбила меня, но ее взгляд забегал, а на лице вновь отобразилась сложная гамма чувств.

Ну, еще бы: ненавистный я выстраиваю отношения с дорогой подругой, а сама она отходит на второй план.

— Ладно, я тебя понял. В общем, сексом с принцессой-сама заниматься бережно, по любви и в миссионерской позе, да?

— П-почему тебя всегда на этой теме клинит?! И сколько еще ты мне будешь припоминать?!

— Но это ведь означает, что теперь-то с тобой можно от души извращениями заниматься.

— У... т-тебе ведь все равно, согласна я или нет...

Ну, в любом случае учить принцессу-сама всяким похотливым штукам я не перестану.

При виде реакции Кирики, которая явно мне всего о своих чувствах не рассказывает, я вновь наполнился предвкушением будущего веселья и мысленно усмехнулся.


***


Леди-рыцарь Селеста гнала коня на всех парах и твердила одно и то же.

Седло упиралось в промежность, а та отзывалась тянущей болью.

— Тору, рабомант Тору!.. Я никогда не прощу тебя!..

Подлец в маске, захвативший и опорочивший ее и Кирику.

Величайший злодей, убивший бывшего архиепископа Глума, похитивший принцессу Систину.

Но почему Селеста ехала в столицу одна?

Почему даже не попыталась проверить, в порядке ли принцесса?

Почему смогла высвободиться из крепких пут?

И почему ей то и дело казалось, что она забывает нечто важное о Глуме, но любая попытка вспомнить приводила к дикой боли, вынуждавшей оборвать собственные мысли?

— Кх... я вернусь с целой армией, буду гонять его сколько потребуется, а затем верну принцессу и очищу опороченное имя "Багровой Розы"!

Селеста не замечала той чуждой воли, что изменяла память девушки и нашептывала мысли.

Той черной метки на шее, которой то и дело касался прыгающий хвост светлых волос.

Метки, похожей на перевернутый символ бога Люмейна... и слегка пульсирующей.


***


В тот же день откровение снизошло на принцессу... новым видением, которого никто не ожидал.


Третья принцесса Ранбадии Систина

Класс: Принцесса-провидица 13 уровня

Навыки: Откровения 13 уровня

Благородная решимость 1 уровня

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление