Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 7. Демоническая девочка-аристократка и демоническая клятва

— Ну-ка, ну-ка! Что с тобой такое, Пальмира?! Куда подевались твои угрозы?!

— Ик-кхи-и-и-и, икх-х-х, а-хья-а-а-а-у-у-у!

Непристойные влажные звуки сливались с громкими воплями, сотканными из рыданий и стонов наслаждения.

— Сила аристократки, говоришь?! Ну-ка, слабо повторить те же слова, а?! Давай-давай!

— Л-лома, я сейчас сломаю-ю-юсь! П-пощади-и-и, а-а-а-а-а-а-а!

Мой живой поршень нещадно долбил стоящую на четвереньках демоническую девочку-аристократку.

— Кто там вкусит собственного бессилия? Ну-ка, отвечай, кто познал собственное бессилие настолько, что ее теперь дерут членом?!

— Я, я, то была я!.. А-а-а, я не желала сего говори-ить!

— Во-от, отлично, а теперь я командую тебе как следует увлажнить вагину!

— Хья-а-а-а-а-ан-н?! П-плоть моя идет против воли моей! Что ты делаешь, прекрати помогать органу этого типа! Не-е-ет!..

Я держал ее за поясницу, точнее, за приятное на ощупь готическое платье, что надето на Пальмиру, и безжалостно насиловал сзади.

— Кх, твоя узкая щель так отлично сжимается! Я сейчас уже в третий раз кончу... так что пусть твоя крохотная матка напьется подчиняющей спермы! Укха-а-а-а!

— Хья, п-прекра... нга-а-а-хи-и-и-и-и-и!

Как происходящее приняло такой замечательный оборот?

Давайте немного отмотаем время.



***


— Кхе-хе-хе... что такое? Сознаёте ли, что у вас нет ни единого шанса, если вы так и будете бегать, м-м? Говорить-то вы горазды, а теперь попробуйте развлечь меня! — с вызовом в голосе обратилась к нам Пальмира, все так же висевшая под потолком, изящно закинув ногу на ногу.

Вокруг нее беспрестанно рождались темные магические снаряды, обрушиваясь на нас дождем.

— Черт, да она над нами издевается! Такими темпами мой щит долго не протянет!

— Наверное, этого следовало ожидать, но у меня никак не получается ослабить ее магией!

Пусть щит Амелии и зачарован Ниной на сопротивлении магии, от него уже отлетело столько щепок, что он вот-вот сломается.

Кирика тоже изо всех сил отбивалась от потока снарядов, не в силах урвать ни единого шанса на контратаку.

Магические бомбы слишком сильны для нас, остается лишь обороняться.

Наверное, единственная причина, по которой демоница еще не добила нас — ей хочется вовсю поиздеваться и заставить меня ощутить беспомощность.

— Такими темпами мы проиграем, Одамори-кун. Ты ничего не придумал?!

— Придумать-то придумал. Вот только...

Наверное, шанс на победу у нас только один.

Поработить Пальмиру моим заклинанием.

Аристократка упоминала, что я нужен им для войны за власть.

А значит, магия моя должна работать даже на демонов, если пробить магическую защиту.

Проблема лишь в том, что эта коварная готическая лолита и сама все понимает.

— Хотя... погоди-ка. Точно, мне ведь не нужно к ней подходить!..

В моей голове пронеслись воспоминания, а вместе с ними родилась поистине дурацкая идея.

И именно поэтому... ее стоит попробовать.

Потому что в противном случае шансов у нас нет.

Мы отступили до самой лестницы заливаемого магическим дождем второго этажа, и я тихо сказал своим рабыням:

— Так, слушайте, что я придумал...



***


— Та-ак, пора бы, наверное, по очереди выбить из боя всех твоих рабов... хо-хо, принцесса-рыцарь, желаешь стать первой? — снисходительным тоном обронила Пальмира, увидев, что из нашего укрытия на лестнице вперед вышла лишь Кирика.

Погоди у меня, я заставлю тебя сожалеть о твоих словах!..

— Посмотрим, сможешь ли ты устоять против сильнейшей из моих атак, аристократка-сан. Святой свет, гроза демонов, дай силы моему благородному клинку... «Бриллиант Бёрст!»

Красный свет закружился вокруг клинка принцессы-рыцаря, а затем обратился ударной волной святой энергии и устремился вперед.

Улыбка ненадолго спала с надменного лица Пальмиры, и она приняла серьезный вид.

— Раз ты столь искусна со святым мечом, я тоже покажу, на что способна! Прогнись моей силой, подпространство... «Джет Блэк Вортекс!»

Ее вскинутые тонкие ручки испустили мощный вихрь черной энергии.

Искажающая пространство волна тьмы схлестнулась со святым потоком.

От силы столкновения покачнулось все строение.

— Кх-х-х!.. О-она одолевает мою атаку?!

— Кхе-хе-хе, ты довольно умела для человека. Но бросать вызов аристократке, четвертой в иерархии демонов — безрассудство, принцесса-рыцарь!

Клинок Кирики дрожал, а ее энергию постепенно оттесняло обратно.

И когда она уже почти проиграла...

— Эй, аристократка Пальмира, ну-ка посмотри сюда! Да, именно ты, вредная лоли-стерва!

— А-а? ...Что за?!

Даже у самой Пальмиры при виде этого зрелища отвисла челюсть.

Впрочем, я не удивлен.

Когда я появился из укрытия... то стоял, раскинув ноги на ширину плеч и без штанов, вовсю трахая в губы усевшуюся передо мной Амелию.

— Ч-ч-ч... ты в своем уме, рабомант?!

— В нем самом! Ух-х, отлично сосешь, Амелия... такое чувство, будто ты мне сейчас конец оторвешь!..

— Ап, мп-п-п! Мха, пха-а... мб, мр-р-р-р!

Воительница старательно водила губами по моему восставшему достоинству, покачивая рыжими волосами.

Ошеломление Пальмиры сменилось такой яростью, что у нее задрожало лицо.

— Ты мнишь, я начну ошибаться, узрев извращенное действо?! А я ведь считала тебя человеком разумным!

Ее магический вихрь не только не ослаб, но загудел и увеличился в размерах.

Кирика упала на колено. Еще немного, и она не выдержит.

— Нет, все идет точно по моему плану. Я иду к победе... кху-у-у!

Глубокий минет, начавшийся еще до того, как Кирика выбежала вперед, приблизил мой член к заветной грани.

Я резко вытащил свой половой орган изо рта Амелии... и направил его на Пальмиру!

— К-кончаю... у! Д-давай, Нина!

— Е, есть! «Телепорт Обжект!»

Из зачарованного на либидо члена выплеснулось много белой жидкости.

Нина телепортировала ее магией. 

— ...Хьян?! Апх... ч-что это, а... н-не может быть?!

И ее кукольное лицо, и красные глаза, и эмблема на лбу оказались заляпаны густой спермой.

Пока она выбрасывала вперед руки и колдовала, то оставалась без защиты и давала нам шанс.

Пусть мы не можем подойти ближе из-за яростной схватки заклинаний, телепортировать объекты все еще можно.

— Да, Одамори-кун, ты говорил, что сперма может служить проводником для магии порабощения... но это все равно ужасная тактика.

— А-ах ты-ы, ты-ы-ы-ы... н-на мое чело! Как ты посмел пачкать сим лик благородной демонической аристократки-и?!

Конечно же, врага со столь высокой магической защитой так просто не поработить.

Я смогу подчинить ее себе лишь на мгновение.

Но сейчас мне этого достаточно.

— Я приказываю тебе через магию, проводимую моей жидкостью, аристократка Пальмира! Обрати ту магию, что ты используешь, против себя самой!

— Ч-чер... уо-о-о-о-о-о?!

Кирика резко отпрыгнула, а Амелия защитила нас щитом.

В следующее мгновение раздался такой взрыв, что снесло половину крыши.

Когда вспышка погасла, мы увидели Пальмиру, бессильно падающую в проломленный пол.

Ее сильнейшая атака, дополненная гневом и яростью, плюс святой меч Кирики, предназначенный для битв против зла... от такого урона она так просто не отделается.

И все-таки, надо сказать... наверное, я единственный человек в мире, сразивший могущественного демона, кончив ему в лицо.



***


— Кх, о-отпусти! Не смейте меня трогать, жалкие людишки!..

Разодранное в клочья готическое платье. Отчаянно барахтающаяся Пальмира, которую держат за руки и ноги Кирика и Амелия.

Сильнейший магический взрыв практически обезвредил ее.

— О-хо-хо, пусть ситуация и перевернулась, говорит она так же грозно. Что будем делать, хозяин?

— Понятно, что... придется основательно вдолбить заклинание порабощения в благородное тело Пальмиры-самы.

— Так я и думала... но сейчас другого выхода действительно нет, — со вздохом сказала Кирика, когда Нина оживила мой член магией, и я взял его в руку.

Увидев перед собой столь ужасающий инструмент, демоническая красотка шумно вдохнула.

— П-прекрати! Приближать не смей ко мне столь мерзкую, вонючую и уродливую вещь! Никогда не прощу... кья-хи-и-и?!

Шлеп! Сначала послышался хлопок, а затем краткий вскрик.

Я отвесил до сих пор влажным от слюны Амелии членом пощечину белому, словно фарфор, личику.

— Как ты грубо выражаешься, а ведь тебе предстоит сполна вкусить этой «мерзкой вещи». Грубых девочек ждут пощечины членом. Во-от, шлеп-шлеп.

— У-у, с-смерди-и-ит!.. З-за такое унижение страдать тебе веки вечные и кончить, как в аду, рабомант... п-прекрати в меня тыкать!

— О, боюсь-боюсь. Раз так, надо бы сначала показать тебе, что значит «кончить, как в аду».

— Ну и характер у тебя, Одамори-кун.

Я трепал шелковистые, приятные на ощупь серебристые волосы и упивался ощущением власти над ненавистно смотрящей на меня девочкой, от души шлепая ее по лицу членом.

А недовольный взгляд Кирики лишь возбуждает меня еще сильнее.

— Я н-непременно замучаю тебя до полусмерти, а потом сожгу адским пламе... м-м-м-м-м! — когда она попыталась отпустить очередную дерзкую фразу, я неожиданно заткнул ей рот членом.

Ротик у нее тесный и теплый, не хуже человеческого.

— О-о, вот ты какая, слизистая оболочка великой аристократки... эх, и перестань уже пытаться откусить. Это тщетно, Нина зачаровала его на защиту.

— Меня восхищает ваша изобретательность, хозяин...

— М-м-м-м-м?! Ап, мпх-х-х?! М-м-м-м!

Я взялся за ее крепкие рожки, росшие на идеальной для меня высоте.

Я держался за них, как за ручки, и уверенно трахал аристократический ротик, словно искусственную вагину.

Как же возбуждает полный ненависти взгляд алых глаз и зрелище собственного члена, то и дело скрывающегося в маленьким ротике.

— Удобно ты устроена, Пальмира! Погоди, уже скоро я выпущу заряженную заклинанием подчинения сперму в твое изысканное горло!..

— М?! М-м-м! Мп, мп-пх-хм-м! Пха-а-ам-м-м!

Она с трудом замотала головой, пытаясь вырваться, но ее сопротивление слишком слабое.

Они изо всех сил пытается откусить мне член, но максимум, что я ощущаю — как она ласкает его зубками, и возбуждаюсь от этого еще сильнее.

Даже ее язычок, пытающийся выдавить член обратно, лишь ублажает головку члена, доставляя удовольствие.

— Так, Нина, Амелия, подносите головы и высовывайте языки. От поцелуев с трех сторон я кончу сильнее.

— Хорошо, повелитель!.. М-м, мч, р-р-р... аха, аристократка-сан так на меня пялится.

— А, а меня можно членом наградить?.. Ням, м-м-м-м... пха!

Мало того, что я пользуюсь ртом демоницы, как примочкой для онанизма, она наверняка ощущает еще больше унижения от того, с каким наслаждением рабыни по очереди водят языками.

Я посмотрел в начавшие наполняться слезами глаза Пальмиры и, довольный тем, что заставил ее страдать, начал резко дергать ее голову, держась за рога.

Хлюп, хлюп. Хлюп-хлюп-хлюп!

Хлю-ю-ю-юп!

— Кхо-о-о, все, я кончаю, кончаю прямо в тебя, Пальмира! Испей человеческой спермы... уо-о-о-о!

— М, м-м-м... мпх?! Мп, уп.... м-м-гх-х-х-х-м-м-м?!

Я резко подтащил ее к себе за твердые рога, и когда губы демоницы припали к самому основанию члена, обильно кончил.

Пусть я все еще не могу отдавать ей приказы, жидкость хлынула ей практически в горло, так что Пальмире волей-неволей пришлось ее выпить.

— М-м… – она сглотнула, – кх-х!.. – снова глоток, затем еще и еще. – М-м!

— Кх, у-у-ух!.. В-вот это наслаждение!..

Я от души заливал пищевод благородной демонической красавицы-аристократки.

Ее бледное горло отчаянно сокращалось, пытаясь не дать ей захлебнуться.

Я бросил взгляд на Кирику. Та смотрела на происходящее, затаив дыхание, увидела мой взгляд, покраснела и отвернулась.

Ее очаровательная реакция помогла мне выжать из себя еще немного спермы.

— У, уэ-э... гхе! А-ах ты-ы-ы!.. К-как ты посмел такое со мной... кхе!

Стоило мне вынуть член, как Пальмира злобно уставилась на меня слезящимися глазами.

Вокруг ее лба, украшенного похожей на глаз отметиной, закружились зеленые огни.

Пусть я еще не закончил, но свечение доказывает, что заклинание порабощения, работающее сквозь мою сперму, постепенно овладевает ей.

— Рано так говорить, после первого раза все только начинается. А теперь пора, наконец, кончить в твою аристократичную вагину.

— Ч-что?!

— Слушай же мой приказ, Пальмира. Подставь попу и покажи свое самое сокровенное место твоему хозяину.

— Ч-что с моим телом?! Н-не могла же моя магическая защита подвести?.. Н-не-е-е-е-ет, я не хочу так становиться-я-я!

Пальмира вся задрожала. Внутри нее схлестнулись покорность и протест.

Но затем она медленно опустилась на пол и подставила задницу, сокрытую подолом черного платья.

Пальмира дрожащей рукой подняла ткань с безумно дорогими на вид сложными полупрозрачными кружевами, обнажая такую же черную подвязку и нижнее белье с изысканной шнуровкой.

— Отлично, кажется, сработало. А теперь как следует увлажни свою вагину и отвечай, только внятно: ты девственница?!

— Ик... м-мое тело воспылало жаром?! Б-будто я отвечу на такой крайне неподобный... д-да, я девственница, я никогда не занималась любовью... я все еще фрейлина-а-а!..

— О, не ожидала.

— Ха-ха-ха-ха! Вот это номер, Пальмира. Так если ты никогда в жизни этим не занималась, то с какой стати обещала мне нечеловеческое наслаждение?!

— З-з-з-замолчи-и-и-и-и! Молчи, убью, убью-ю-ю!

Пальмира все пыталась отчаянно поменять позу, и каждый раз, словно неваляшка, возвращалась к той самой позиции, к которой так удобно пристроиться сзади.

Я усмехнулся и приставил отвердевший даже без заклинаний член к ее мягкой промежности, отодвинув им белье.

На ее мягкой, но пока еще закрытой белоснежной непорочной щели блеснула капелька смазки.

— Вот уж не знаю, берегла ли ты свою невинность несколько веков, но я глубоко признателен, что ты сохранила ее специально для того, чтобы я отобрал ее. А теперь готовься, Пальмира, потому что сейчас я наконец-то начну тебя насиловать!

— П-прекрати, прекрати... умоляю, что угодно, только не... ик, гхи-и-и?! Агх-х, у-у-у-у-у-у-у-у!

Я с силой вцепился руками в узкую поясницу, надавил... и после довольно крепкого отпора ощутил, как рвется ее плева.

А затем резко вогнал рассвирепевший конец в ее узкое, почти детское влагалище.

— А-а-а-а-а... а-а-а... хи-и-и-иа-а-а-а-а-а!

Удовольствие, садизм и упоение властью выжигали все остальные чувства.

Член испытывал такое наслаждение, словно девственная демоническая вагина сама засасывала его вглубь.

Какое-то время я не двигался, упиваясь теснотой и формой ее впадины, и тогда...

— Ай?! Что за?..

Мою правую ладонь словно поразило статическим разрядом.

Я посмотрел на нее, и увидел на тыльной стороне зловещую эмблему  – сочетание глаза, клыков и когтей.

Чем-то она напоминает ту, что на лбу у Пальмиры.

— А, а-а... м-моя "печать клятвы" появилась у человека столь мерзкого!..

— Печать... клятвы? Эй, что это з... угх?! Ч-что это за чувство?!

— Что происходит, хозяин?!

Я ощутил ни с чем не сравнимое наслаждение, и вместе с ним почуял, что через проникший в Пальмиру член в меня полилась энергия.

И эта энергия вызвала чувство, на порядок сильнее того, что возникает с повышением уровня.

В моей голове появилась информация о пробужденном навыке... и я, наконец, понял, что произошло.


[Статус]

Рабомант Тору (LEVEL UP! Открыт новый навык)

Класс: Рабомант 7→9 уровня

Навыки: Магия порабощения 6→7 уровня

Демоническая клятва 0→1 уровня


Принцесса-рыцарь Кирика (LEVEL UP!)

Класс: Принцесса-рыцарь 5→7 уровня

Навыки: Святой меч 3→5 уровня

Сопротивление магии 2 уровня


Волшебница Нина (LEVEL UP!)

Класс: Маг 5→7 уровня

Навыки: Магия усиления 2→3 уровня

Пространственная магия 2→3 уровня

Лечебная магия 1 уровня


Воительница Амелия (LEVEL UP!)

Класс: Воин 6→7 уровня

Навыки: Владение мечом 3 уровня

Владение щитом 3→4 уровня

Кулинария 1 уровня




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление