Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 10. Воспоминания о поражении и две битвы

— Се… кс? — недоумённо повторила за мной безумная принцесса Фламия.

— Именно. Что, не знаешь, что это такое?

— К… конечно, знаю! — воскликнула она на тон выше, но глаза её забегали.

Как же её легко читать.

— Хо-хо, тогда скажи, что это такое.

— Это… это когда человеческие самец и самка… или орочьи, или гоблинские… раздеваются и… обжимаются… да?

Я чуть не расхохотался, настолько обрывчатым, настолько детским оказался её ответ.

Ну, вполне логично, что нестареющим демонам можно не задумываться о потомстве, поэтому в постельных делах они не разбираются.

— Что смешного?! Будешь надо мной смеяться — раздавлю!

— Ой, прости. В общем, ты понимаешь, да? Мы с Пальмирой как самец и самка сражались при помощи секса.

Фламия, кажется, обомлела.

— Семь дней и ночей продолжалась битва. Никто не собирался уступать. От нашей битвы содрогались небо и земля.

— Ясно… Значит, секс — тоже битва… И значит, Пальмира им тоже занимается… — пробормотала Фламия, когда я начал с вдохновенным лицом нести откровенный бред.

Судя по её словам, я правильно оценил познания безумной принцессы в сексе. Ну, должна ведь сестра высокородной Иврис и обладательница невероятной силы быть хоть в чём-то слаба.

— Конечно, Пальмира была очень сильна. Я несколько раз чуть не умер, но… в конце концов одолел её и заключил с ней клятву.

Говорить о Пальмире я старался с благоговением, хотя на самом деле пытался не расхохотаться.

Я надеялся сыграть на чувстве унижения Фламии, на её мысли о том, что Пальмиру, которой она столько бредила, одолел человек, притом опередив её. И на мысли о том, что все занимаются сексом, кроме неё.

— Но… но и что с того?! Если я раздавлю тебя, то всё равно буду самой сильной! Сильнее, чем она!

Бледная маленькая ручка высунулась из рукава кимоно и уткнулась мне в лоб. Всего одним выбросом силы эта ладошка могла превратить меня в безжизненную тряпку. В отличие от Кирики, шансов пережить такое у меня не было.

— Если хочешь победить меня отслоением пространства — пожалуйста. Но ты уверена, что хочешь этого? Ведь так ты никогда не узнаешь, в чём моя сила.

Я изо всех сил подавлял страх, от которого по спине бежали мурашки. Сейчас, вдали от рабынь, у меня оставалось только одно оружие: слова.

— В смысле? О чём ты?

— В обычной битве я точно слабее и тебя, и Пальмиры. Но не в сексе. Уверен, в нём я бы тебя победил. Теперь понимаешь? Сила бывает разная.

— Сила… разная? Врёшь, это неправда! Я не могу быть слабее тебя!

Маленькая демоница бросила всё отрицать и замотала головой, раскачивая длинные фиолетовые волосы.

В принципе, я понимаю, что с ней происходит. Эта эгоистичная, капризная и в некотором смысле невинная девчушка с самого детства обладала невероятной мощью, благодаря которой всегда добивалась своего. Фламии никогда не приходило в голову подходить к чему-то не с позиции силы.

— Да ты не расстраивайся. Ты сильна в чём-то одном, побеждаешь всех по-своему — разве это плохо? Все мы в чём-то слабы, всем нам страшно проигрывать…

— Молчи! Хватит! Заткнись!

Фьюх!

Мимо моего уха будто что-то пронеслось, а через мгновение огромное дерево у меня за спиной разлетелось в щёпки.

“Кажется я зашёл слишком далеко…” — подумал я, ощущая, как по спине бежит пот…

Но тут Фламия сказала:

— Ладно, дяденька. Чтобы доказать, что я во всём сильнее, мне просто нужно одолеть тебя в сексе, да?

“Ура, клюнула!”

Я вытащил из неё долгожданные слова и мысленно запрыгал от радости.

Маленькое личико Фламии опустилось пониже и холодно заглянуло в мои глаза.

— А ты, дяденька, в таком случае окажешься врунишкой… И знаешь, как я с тобой поступлю?..

— Хоть вари, хоть жарь заживо — я не против. Но не надейся, что я собираюсь тебе проиграть.

Мне предстояло поистине смертельное секс-противостояние. Если проиграю, будет совсем не до шуток. Но сейчас у меня хотя бы появился лучик надежды.

— Я докажу, что ни в чём не уступаю слабачке Пальмире!.. — бросила Фламия, смотря куда-то вдаль.

Она будто обращалась к себе самой, а не ко мне.

***


Мир демонов, сотни лет тому назад.

От дворца, некогда достойного называться домом одно из восьми высокородных демонов, остались лишь неприглядные развалины. В стенах и полу виднелось множество вмятин, будто кто-то вычерпал из них целые куски огромными ковшами. Повсюду валялись останки адских воинов и младших демонов. В битве, которая здесь развернулась, у них не было ни одного шанса.

На пол полуразрушенного зала плавно опустилась безумная принцесса Фламия и вальяжно присела на пол перед полуживым старшим демоном — последним из элитных демонических рыцарей, оставшихся защищать замок до конца.

— Наконец-то тишина, — с улыбкой проговорила Фламия. — Ну что, куда сбежала Пальмира? Я сохраню тебе жизнь, если скажешь правду.

— Думаешь, я отвечу тебе, бешеная шавка Иврис?! — раздался в ответ измученный, но полный презрения и решимости голос. — Покуда жива госпожа Пальмира, её войска никогда не иссякнут… Она непременно отберёт звание высокородной у выскочек, которые его похитили!

Фламия покачала головой с таким видом, словно услышала совершенный бред.

— Не понимаю… Я раздавила замок, раздавила всех её солдат, что она может одна? Что она, слабачка, против меня сделает?

— Ты глупа, безумная принцесса, — умирающий рыцарь улыбнулся, скаля грозные клыки. — Да, наша юная госпожа ещё не созрела. Но в ней сокрыт огромный потенциал… Наш покойный хозяин и все его вассалы верили в её величие, пусть пока и не раскрывшееся.

— Вот опять, ничего не понимаю. Вы проиграли, вы слабаки, чего ж вы так важничаете?!

— Ха-ха… ещё бы ты понимала, безумная шавка. Ты только и умеешь, что всё ломать.

Верный рыцарь Пальмиры, прислуживавший демонице с самого её рождения, говорил самодовольным, непоколебимым голосом и будто совсем не чувствовал досады от поражения. Фламия совершенно не понимала, почему он так ведёт себя.

— Да, мы проиграли! Но все мы заранее знали, что погибнем здесь. Все мы просто помогали юной госпоже сбежать. Мы расплатились жизнями, но выполнили нашу цель… А значит сегодня, безумная принцесса, победа за нами, а не за тобой!

— !!!

Земля содрогнулась, и шпиль полуразрушенного замка медленно обвалился.

На том самом месте, где только что лежал рыцарь, образовалась огромная круглая яма.

— Не понимаю! Ничего не понимаю! Я сильная, я с лёгкостью их победила… что же тогда меня так сильно бесит?!

Фламия нисколько не скрывала раздражения и во все стороны выплескивала волны разрушения. Позже её еле-еле успокоил опоздавший владыка мечей Штраль, защищённый приказами Иврис.

Именно тогда в груди Фламии будто застряла заноза. Даже её любимая сестра никогда не соглашалась поднимать в разговорах эту тему.

В одиночку разгромив вражеский замок, безумная принцесса прославилась ещё сильнее. Другие демоны обращались с ней предельно осторожно и старались лишний раз не попадаться ей на глаза.

“Почему… почему у неё есть верные воины, готовые радостно умирать за слабачку? Почему их нет у меня?!”

Разговор с тем рыцарем потряс её настолько, что в душе Фламии постепенно разрослась настоящая буря.

“Если бы я… была слабой, говорила бы мне Иврис, что любит меня?..”

Конечно, да.

Фламия без конца громила вражеских солдат только потому, что старалась ради Иврис. Каждый раз высокородная сестра хвалила её. Она бы ни за что и никогда не махнула рукой на Фламию.

Но стоило Фламии задуматься поглубже… как ей становилось не на шутку страшно.

“Это из-за неё… из-за неё ко мне в голову лезет странная чушь! Во всём виновата Пальмира! Это она почему-то не хочет просто сдаться и сдохнуть!”

Даже после позорного бегства из замка Пальмира ничему не научилась и продолжала строить козни против Иврис. Поначалу Фламия считала Пальмиру всего лишь очередной игрушкой, но со временем стала ей одержима.

Наконец, ей выпал шанс поквитаться с ней… пусть и совсем не такой, каким она его представляла.

***


— Ладно, дяденька, начинай.

Немного нервничая, Фламия уселась на мягкую подстилку из растений. Они покрывали всё гнездо на верхушке дерева.

— Разрешаешь делать с собой что угодно? Ты уверена?

— Н-ну я ведь должна тебе хоть такую фору дать. А то ты ведь вообще ничего не успеешь.

Ясно всё. Она пытается скрыть от меня, что ничего не знает о сексе, и хочет посмотреть, что именно я буду с ней делать. Прекрасно, что она такая глупенькая. На это я и надеялся.

— Окей, ну, приступим…

— Э, что, а-а?!

Я усадил стройное тело Фламии себе на колени и обнял. Руки легко обхватили гладкую кожу, выглядывающую из-под свободного кимоно. Длинные чёрные волосы приятно пахли каким-то цитрусом.

— Как странно. Ты будешь меня обнимать?

— Ну, начинается всё с этого.

Лёгкое как пушинка тело напряглось, но я попросил Фламию расслабиться. Безусловно, она прекрасно понимала, что моих сил не хватит даже поцарапать её. Так что удивляться она удивлялась, но сопротивляться или нападать не стала.

— Одна из основ секса — всегда чувствовать тепло партнёра.

— М… к… конечно, я тоже про это знаю.

У неё такое хрупкое, такое лёгкое тело. Так и хочется на ручки поднять, как маленькую девочку. Я ласково гладил её шелковистые волосы и чувствовал, как трепещут перепончатые крылышки на спине. Как ни странно, первые человеческие объятия вроде бы пришлись ей по вкусу.

— Так, а теперь закрой глаза и подними подбородок.

— Что? Вот так, дяденька?

Беззащитные розовые губки оказались прямо передо мной.

— М… м-м?!

Её большие глаза распахнулись одновременно с тем, как наши губы соприкоснулись. Я даже не успел насладиться мягкостью её кожи — Фламия резко отодвинула лицо.

— Пха!.. Э-это ведь был поцелуй!

— О-о, значит, про поцелуи ты всё-таки знаешь?

— Разумеется! Но секс ведь с ними никак не связан! — возразила лоли-демоница, обнажая клыки.

На самом деле связаны, но тут мы уже подошли к границе детских знаний.

— И я как-то слышала, что в губы целуют только любимых. Ты, дяденька, забавный, но не более!

— Ладно-ладно. Значит, не в губы целовать можно?

— Что? Ну, наверное… да, но… ай, п-погоди!

Пока маленькая демоница не пришла в себя, я нежно укусил её губами за тонкую шейку. Я провёл языком по гладкой словно мрамор коже, и миниатюрное тело бурно задрожало в ответ. Кажется, Фламия довольно чувствительная.

— Нет, дяденька, м-мне щекотно… И-и в дрожь бросает!..

— Не двигайся, Фламия.

Я положил руки на открытое кимоно и потянул его вниз. Моим глазам открылись ключицы, еле-еле проступающие очертания пологих холмиков и пара очаровательных розовых выступов её преступно детского тела. Даже не знаю, кто из них кажется взрослее — Фламия или Пальмира.

— А, ой? К-куда ты меня теперь… поцелуешь?

— Разумеется… сюда!

— А… хьяу-у-у-у! — воскликнула она на октаву выше, чем когда я ласкал её шею.

Я вкушал губами приятную теплоту её тела, а языком ласкал розовый бутон, попавший ко мне в рот… Я облизывал его со всей нежностью и осторожностью, на которую был способен.

— Ч-что это?! Разве… разве это поцелуй?! А, а-а-а… у-у меня в груди какое-то странное чувство… м-м, хьян!

Я не только облизывал сосок, но и водил языком кругами по чувствительной ареоле вокруг него. Иногда я чуть стучал по розовому выступу, иногда надавливал. Долго ждать не пришлось — уже скоро сосок девственницы наполнился твёрдостью и упругостью.

— Ай-й… ма-а?! П-подожди, остановись!

— Что такое, Фламия, уже сдаёшься? А ведь Пальмира вытерпела без труда.

— Что?! Она?!

На самом деле, Пальмира реагировала примерно так же. Тем не менее, после моих слов Фламия собралась, и к её чуть было не поплывшему лицу резко вернулась уверенность.

— Я даже не заикалась о том, что сдаюсь! Не думай, что я слабее неё! Я хотела остановить тебя, чтобы… да, чтобы ты поцеловал меня вот сюда!

Пытаясь оправдать свои слова, Фламия повернула ко мне правый сосок. Его я ещё не трогал, но и он уже постепенно набухал. По всей видимости Фламия постепенно ощущать жажду и им.

— Хорошо, как скажешь. Значит, поцелую и его…

— М… да, да-а!... А, у-у-у!..

Безумная принцесса медленно выдохнула, захлопала крылышками и вкусила нового наслаждения. Она отвечает мне намного охотнее, намного ненасытнее, чем я ожидал. Скорее всего, внутри неё прячется очень много похоти. Это мне на руку.

— Я-а-а… ах-х… фха-а-ам-м! Г-голова кружится… хьяу-у… м-м, а-ау-у!

Бледная плоская грудь вся покрылась моей слюной. Я без конца водил языком слева направо не упуская ни единой точки. Левой рукой я поглаживал её по спине, уже немного вспотевшей. Правой играл с её ушком, которое тоже оказалось очень чувствительным. И, конечно же, продолжал тщательно вылизывать детскую грудь.

Вскоре Фламия начала сама наваливаться на моё лицо грудью, жадно вкушая первые ласки в её жизни. И наконец…

— Мхи… хья-а?! А, а, а-а-а… ай, что со мно-о-ой?!

Я зажал её сосок зубами и чуть-чуть прикусил. Тут же маленькие ручки обхватили мою голову, крепко прижали, и юное тело Фламии выгнулось дугой.

— Я, я таю! Таю и взлетаю-у-у! В голове будто вата… фха, а-а-а… м-м-м-м-м-м!!!

Её тело свела судорога. Фламия напряглась до кончиков пальцев и испустила сладостный крик. Так безумная принцесса испытала свой первый в жизни оргазм.

— Я всего-то грудь ласкал, а ты уже кончила… какая же ты чувствительная, Фламия.

— А… аэ-э? Что значит… “кончила”?..

— Ты ведь задрожала и почувствовала, как взлетаешь, а в голову будто вата набилась, да?

— У-угу… да, было такое.

Фламия тяжело дышала и смотрела на меня мокрыми глазами. С уголка её губ неряшливо свисала слюнка.

— Это и есть “кончать”, — объявил я. — И в сексе это означает… что ты проиграла.

— Что? Чт… что-о-о-о?!

Не представляю, откуда в её крошечном теле столько силы, но Фламия немедленно пригвоздила меня ко дну гнезда и вцепилась рукой в горло.

— Мы о таком не договаривались! — возмутилась она. — К-кстати, да, мы вообще не решили, как считать победу! Не считается! Я не проиграла! Не проиграла!!!

— Гх… понял-понял, я всё понял, только прекрати! Б-больно, я сейчас сдохну!

Она отпустила мою шею и вместо руки приблизила ко мне лицо со всё ещё слезящимися глазами.

— Л-ладно, так и быть, я играю честно. Пока один-ноль в твою пользу, дяденька!

— Гхе… о, уверена?

— Сказала — значит, сказала! — надувшись, воскликнула Фламия.

Кажется, она в силу характера не сможет считать себя сильной, пока не победит по всем правилам.

— Ничего страшного, мне просто нужно тебя догнать и перегнать! А это нетрудно!

— Да, ты права, битва только началась. Что, начинаем заново?

— К-конечно. Я сильнее, так что победа будет за мной… Ни тебе, ни Пальмире не одолеть меня!

Что же, теперь мы переходим к главному. Пора наглядно показать наивной демонической девочке, насколько прекрасным… и ужасным может быть секс!

“Может показаться, что я дурачусь, но я просто готовлю почву для победы. И чтобы победить, я должен сделать… ещё кое-что”.

***


— Кх… а ведь я говорила!.. Нельзя, невозможно победить Фламию!..

Великий лес Шейёл, берег озера.

Кирика проиграла, так ничего и не добившись. Пальмира молча досмотрела, как она упала в бескрайний лес деревьев, и бессильно ударила кулаком по дереву.

— Опять! Опять всё повторяется!..

Она закрыла глаза, и в памяти вновь ожила сцена, которую она не могла забыть.

Замок, разрушенный руками Фламии. Слёзы на глазах верных слуг, помогших ей сбежать. Вассалы, один за другим умирающие в бою с демонами Иврис. И… Пальмира. Такая же беспомощная, как и сейчас. Она не смогла ни отомстить, ни оправдать ожидания отца, матери и всех тех, кто погиб в тот день.

— Но!.. Но сейчас я ничего не смогу! Фламия слишком сильна! Я… я боюсь её!..

Она села и обхватила колени, укрытые готическим платьем. Страх перед Фламией загасил надежду и подавил волю сражаться.

— Я могла надеяться лишь на силу рабоманта. Что я могу без него?!

И вдруг…

Красная демоническая эмблема на лбу Пальмиры слегка нагрелась.

— ?! Ч-что это?!

Она ощутила, как по телу медленно разливается сила. Рабомант Тору вливал в неё энергию через клятвенную связь. Он был далеко и не мог дать её много… но главное, что через энергию он донёс до неё посыл.

— Рабомант… Ты всё ещё надеешься победить Фламию? И зовёшь сразиться плечом к плечу с тобой?

“Ты смотришься просто жалко!” — ожили в голове прощальные слова принцессы-рыцаря.

Ни Кирика, ни Тору не сдались перед лицом опасности. И они оба по-своему спрашивали её, действительно ли она хочет оставить надежду первой.

— Он что… верит, что мне хватит на неё сил?

Он верил в таланты Пальмиры так же, как верили её вассалы.

— Кха… ха-ха-ха! Придурки, все до единого!..

Она медленно встала и заглянула в озеро. Эмблема тускло светилась. Раньше она ненавидела этот знак, символ собственного рабства, но сейчас он почему-то вселял в неё уверенность. Пульсации энергии расходились по телу, наполняя его жаром.

— Ну что же… тогда и мне нужно показать, на что способна демоническая аристократка четвёртого… нет!

Она выпрямилась и медленно оторвалась от земля. Глаза уверенно смотрели вперёд.

— На что способна будущая высокородная, которая отберёт звание у отвратительной Иврис! — воскликнула она, будто сбрасывая с себя оковы. — Смотри и дивись, мой хозяин, рабомант Тору!


Комментарий к навыку

(Характеристикам проставлены оценки от А до Е. А самая высокая)

Brilliant Burst: навык святого меча 3 уровня

Разрушительная мощь: A

Точность: В

Время подготовки: В

Потребление энергии: С

Дальность действия: 1-8 метров


Одна из самых показательных техник святого меча: вливает в клинок алую энергию и испускает её волной святой силы. Очень мощный и дальнобойный, этот удар прекрасно работает даже против врагов с хорошей физической защитой. К недостаткам навыка относятся дороговизна, невозможность применять часто и пауза перед применением. Кирика освоила это умение быстрее, чем кто-либо в истории. Именно за это королевская семья Ранбадии даровала ей титул “принцессы-рыцаря”.




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление