Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 15. Развратные игры сестёр и узы равнодушия

Блеск полного звёзд неба освещал воду и поднимающийся над ней пар. Серебристые волосы блестели в свете луны, а смуглая обнажённая кожа ласкала мой взгляд.

— Что же, рабомант… прошу.

Мы находились в “тайном онсене” над поселением тёмных эльфов. Это была ванна глубиной по колено под открытым небом, проделанная внутри ствола огромного, диаметром метров десять, дерева и наполненная причудливой светло-зелёной водой — вроде как из-за того, что при прохождении сквозь ствол смешивается с соком дерева.

Это место приятно пахло кипарисом и словно приглашало расслабиться. Поколения жриц тёмных эльфов пользовались им для отдыха.

— Я удивлён, Диана. Не ожидал, что ты сама предложишь мне своё тело.

— У меня есть долг перед тобой, и если тебе нужно от меня именно это, то пожалуйста.

Большие упругие сиськи со смотрящими вверх сосками. Подтянутые, как у всех эльфиек, но в то же время мягкие на вид бёдра и задница.

И всё это — смоченное горячей водой. Из-за этого Диана блестела в лунном свете как настоящая богиня. Так получилось, что я отведал её прекрасное тело далеко не сразу. Мне пришлось подождать, и именно поэтому теперь я намерен сполна её распробовать.

— А-а… хозяин-сама, сестра, вы уверены?..

Сьерра кротко сидела на камне рядом с нами. Лицо её чуть покраснело от беспокойства и стыда. Надо сказать, я тоже удивился, встретив здесь не только Диану, но и её сестру. Наверняка она растеряна ещё сильнее меня.

— Прости, Сьерра, но я не уверена… что справлюсь в одиночку.

— Вот такая вот у тебя развратная сестра — она хочет, чтобы ты смотрела, как она занимается сексом. Ладно, начну с сисек.

— А!..

Я бесцеремонно схватил груди тёмной эльфийки спереди. Мои пальцы углубились в плоть шоколадного цвета. Ощущения, правда, были не как от шоколада, а как от мармелада, который упрямо не хочет разваливаться на части.

— О-о, неплохо… не двигайся, Диана. Сцепи руки за затылком и не сопротивляйся.

— А, л… ладно. Если ты так хочешь, рабомант…

Я вволю мял мягкие шары, превращая их то в дыньки, то в тыквы. Иногда я тянул их в разные стороны, иногда колыхал.

Серебристые волосы дрожали, но тёмная эльфийка послушно терпела мои старательные ласки.

— Они немного меньше, чем у Сьерры, но такие же упругие и чувствительные. К тебе ведь до меня не прикасались мужчины?

— Н… Нет, со мной такого никто никогда не… м-м-м! Не делал… а-а?!

Я провёл ногтем по довольно крупной ареоле, внимательно посматривая на начинающий набухать розовый сосочек. На фоне тёмной кожи он выглядит очень ярко и эротично.

Так, ладно. Заниматься сексом с настолько безмятежной девушкой довольно скучно. Попробую-ка её раскачать.

— Но ты ведь наверняка ублажала себя, да? Например, здесь ты себя часто ласкала?

— Что?! На ч-что ты…

— Смотри, он уже набух и встал, Диана… если у тебя такой пухленький развратный сосочек, значит, ты с его помощью много онанировала.

— Ч-что?! Н-неужели это… мхи!

Я хлопнул её по сочной широкой заднице, и звук шлепка разнёсся по небольшому онсену.

— Я же сказал, руки за головой. И не сутулься, иначе я тебя опять накажу.

— Д-да… п… прости меня, а-а-а-м-м! Опять ты привязался к моей груди!..

Отчасти я стрелял наугад, но непроницаемая маска так легко спала с её лица, что я понял — опыт онанирования у неё богатый. Кстати, поскольку она слепая, то не должна видеть, где я буду её лапать в следующую секунду. Возможно, из-за этого она такая чувствительная.

— Ха-а, ха-а-а… м, м-м?! Фх, ах-ха… мха-а-а!

— Вы… м-мою сестру… т-только за грудь!..

Я зашёл со спины, прижал её к себе вместе с длинными серебристыми волосами и продолжил наслаждаться коричневой грудью. Раз за разом я приподнимал шарики мягкой плоти, проводил ладонями по твёрдым сосочкам и чувствовал, как коричневые дыньки снова падают, повинуясь силе тяжести.

— Что, жрица, хорошо тебе, м-м? Видимо, ты та ещё онанистка сосочками. Не знал, что ты на самом деле отпетая извращенка.

— Ха-а, ха-а!.. А-а-а!.. Я н-никогда этим не…

Её тело блестело уже не только от пара, но и от пота. Я замечал, как Сьерра то и дело поглядывает на нас. Даже хладнокровная Диана, игравшая роль её старшей сестры, не могла сейчас не ощущать стыда, ведь теперь Сьерра знала о её онанизме.

— Уже бесполезно что-либо скрывать. Я заставлю тебя кончить от одних только сисек, Диана — так же, как ты доводишь себя одна… вот… так!

— Хья-а-а-а-а! П-подожди, рабома-а-а-а… хги-и-и, мхи-и-и-и-и!

Я поднял тяжёлую шоколадную грудь за соски и до боли выкрутил их, добивая её. Когда я спустя мгновение укусил её за эльфийское ушко, стройное обольстительное тело забилось в дрожи.

— Д-Диана!.. Ты кончаешь!..

— Да. Подойди поближе и посмотри сама, Сьерра.

— Н-нет! Не на… нет, Сьерра, не смотри на меня сей… ча-а-а-ас! У-у-уа-а-а-а-а-а!

Жрица попыталась вырваться, но я крепко держал. Вместе с этим я продолжал давить на грудь подушечками пальцев и покусывать её ухо, продолжая оргазм. Она попыталась закрыть лицо руками, но я схватил её за запястья.

— Сестра… ты… прекрасна.

— Ч-что ты, Сьерра?! А-а-а-а!..

Светлая эльфийка с порозовевшим лицом вглядывалась в сестру с такого расстояния, что та наверняка ощущала на себе её дыхание. Когда бурный оргазм Дианы закончился, она обмякла и упала в объятия Сьерры.

— О-о, ничего себе ты обкончалась.

— Ха-а, ха-а, ха-а!.. Н-не смотрите на… меня!..

Я увидел, как по внутренним сторонам потных шоколадных бёдер стекает вязкая жидкость. Отлично, такими темпами неприступная жрица и сама не заметит, как отдаст себя во власть похоти.

— Чего ты стесняешься, Диана? Из-за аскетичной жизни жрицы у тебя сильный недотрах, но я помогу тебе избавиться от него!.. — прошептал я в покрасневшие эльфийские уши.

Чувствительное тело девственницы вздрогнуло, и ещё одна капля её сока упала в воду.


***


Я сидел на камне ванной под открытым небом между сёстрами-эльфийками противоположных цветов. Когда я убрал с бёдер полотенце, мой член вырвался на свободу… а Диана вздрогнула.

— Хм? Разве ты не слепая?

— Так и есть, но… из-за этого у чутко реагирую на всё остальное… например, на запах.

— Хозяин-сама, моя сестра всегда отличалась чутким нюхом.

Диана смущённо опустила взгляд. Её очаровательный носик подрагивал, и стоило подумать о том, что он так реагирует на запах моего горячего члена… как у меня сразу проснулось желание поиздеваться над ней.

— Так-так-так… тогда я сделаю так, что этот запах ты запомнишь надолго.

— А… пха-а?!

Я схватил её сребровласую головку и прижал тонкую переносицу к задней стороне члена, ощутив приятную прохладу. Я придавливал точёное личико непорочной жрицы из другой расы к своему достоинству. Осознание собственной власти мигом разогрело мою кровь.

— Р-рабомант… ч-что это такое?.. О-оно такой твёрд… фха-а-а?!

— Это мужской половой член, уважаемая жрица. Онанизмом ты увлекаешься, но с членами не сталкивалась, да? А теперь глубоко вдыхай!..

— М-м, мх-х-х!... м-мфа-а-а-а… а?!

Диана послушно выполнила приказ и глубоко вдохнула запах влажного, почти дымящегося от жара члена и вытекающей из него смазки. Она наверняка слышала пульсацию жил под кожей раскалённого стержня. Она изучала его форму, когда я вытирал его о её гладкую кожу. Я делал всё, чтобы отпечатать в ней мой образ как самца всеми её чувствами.

— Это… н-невероятно… моя голова пустеет… фм-м-м, м-м-м… ха-а, ха-а, фха-а-а!..

Уже скоро жрица стала похожа на играющего щеночка. Она уже сама прижималась к моему члену и жадно вдыхала его запах. Поскольку её нюх намного лучше человеческого, развратный запах прямо-таки насиловал её мозг и заставлял возбуждаться. На лице Дианы постепенно появлялось мечтательное выражение, как у текущей сучки.

— Что, понравился человеческий член? Тогда понюхай его внутри себя.

— А-а… внутри? Это как?..

Вместо ответа я убрал член от её лица, просунул пальцы между красивыми губами и вытащил наружу розовый язычок, весь влажный от слюны. Зажав его двумя пальцами, я позвал Сьерру:

— Садись рядом со своей непорочной сестрёнкой и учи её, Сьерра. Покажи ей, как правильно лизать и вкушать член.

— Д… да, хозяин-сама…

— Ли… зать? С-Сьерра?

Безусловно, Сьерра стеснялась, но это чувство уступило место раздражению — ещё бы, ведь я уже столько времени заставлял её смотреть, даже не притрагиваясь к ней.

Сьерра села рядом с ничего не понимающей Дианой, и их головы оказались рядом. Сьерра схватила стоящий член за основание и нацелила раскалённую головку.

— Сестра… открой рот пошире.

— Ф-фха? Х-хфуэфхефхе… ф-ф-ф?

Рука послушной младшей эльфийки вставила мощный человеческий член в нежный девственный ротик старшей эльфийки. Ну и зрелище.

— О-о-о!.. Шикарно. Эта обволакивающая, никем не тронутая слизистая!..

— Мпха-а-а, мпху-у-у! Пха-а, м-м-м!

— Прости, сестра… потерпи, пожалуйста. А теперь лижи член хозяина-самы, ладно?..

От размеров члена, вставленного в маленький рот эльфийки, у той заслезились глаза, но она не могла отмахнуться от рук своей любимой сестрёнки. Её язычок неуверенно сдвинулся, повинуясь словам Сьерры. Он как мог вылизывал головку со всех сторон, развлекая меня.

— А ты та ещё извращенка, Диана, раз у тебя столько слюнок во рту от того, что ты нюхала мой член… Смешивай свои слюни со смазкой, которая вытекает из члена, и наслаждайся вкусом… у-у!

— Сестра, если тебе тяжело, дыши носом… вот, правильно. Теперь лижи смелее и со всех сторон… Не волнуйся и не стесняйся, я так постоянно делаю.

— Мпх, афх!.. Мб, мп-пм-м-мжр-р-р!.. Чпх-х-х, р-р-ру-у, р-рю-у-у!

Опытная младшая сестрёнка учила ничего не понимающую Диану, как правильно делать минет. Она давала такие правильные указания, что мне и говорить было нечего.

Сьерра рассказывала, как правильно вылизывать головку, как щекотать губами стержень, где у меня слабые места и так далее. Диана на глазах становилась настолько умелой, что я начал постанывать.

— Смотри, как хозяину-саме хорошо… Сьерра хочет, чтобы и на твоём лице… было больше разных чувств.

— С-Сьерра!.. Мпх-х! Мджюу-у-у, м-м-м, а-апх!

Непонятным образом наши немыслимые групповые извращения возбудили Сьерру. Она с полуулыбкой садизма смотрела на то, как измазанный слюнями член с огромной скоростью появляется и исчезает за изысканными губками обливающейся слезами сестры. Она держала Диану за затылок и остервенело двигала её голову, даже не думая останавливаться.

— Кх… полегче, Диана, тьфу, Сьерра! А то я так кончу!..

— А… похоже, хозяин-сама сейчас кончит… будет столько спермы, сестра, тебе так повезло.

— Хапф-ф-ф, упф-фж-ж-ж, абх-х-м-м-мпф-ф-ф!

Диана в очередной раз на лету усвоила суровый урок своей сестры. Она жадно всосала член, складывая очаровательные губы в трубочку. Язык вовсю плясал по всем неровностям члена, разжигая невыносимое желание кончить.

Неужели она в обмен на слепоту умеет читать мысли того, с кем занимается любовью… подумал бы я, но времени на посторонние мысли уже не было.

— У-у… к-кончаю! Высовывайте языки и прижимайтесь щёками, порноэльфийки! Я вас обоих помечу, развратные сестрички!

За мгновения перед оргазмом член наконец-то покинул тёплый рай. Я схватился за него рукой и передёрнул так, что кожа заболела.

Сьерра уже знала, что именно я ей сейчас скормлю и радостно тянула язык, в то время как Диана повторяла за ней с ничего не понимающим видом. Разноцветные сёстры-эльфийки тяжело дышали, их щёки горели. Я нацелился на их беззащитные язычки и…

— Пха, а-а-а-афха-а-а-а! Ч-что это такое… а, горячо, эта вонь на всём моём лице, на всём теле… а-а… но этот запах… он…

— А-а-афха-а-а!.. Невероятно, белый сок хозяина-самы… заливает меня одновременно с сестрой!

Толстые струи пролетали по воздуху и приземлялись на них с непристойными звуками. Они падали на золотистые и серебристые волосы и две пары больших разноцветных сисек, принадлежащих девушке, которая уже стала моей, и девушке, которая вот-вот станет… я поливал их где только мог, помечая свою территорию как самца.

Разумеется, белая косметика лучше всего виднелась не на бледной кожей Сьерры, а на шоколадной Дианы. Очень возбуждает смотреть на такие очевидные плоды своих трудов.

Часть спермы протянулась мостами между их лицами, медленно провисла и упала.

— А-а, ха-а, ха-а-а-а-а… а-а!..

Жрица тёмных эльфов очаровательно шлёпнулась в горячую воду, обратила к небу перепачканное спермой лицо и начала тяжело дышать.

Её носик мелко подрагивал, будто восторженно вкушая плотный запах моего символа власти над ней.

— Понравилось, Диана? Но это только начало. А теперь я лишу тебя драгоценной девственности прямо на глазах твоей сестрёнки!..


***


— Невероятно, госпожу младшую сестру одолел никчёмный человечишка? Этого не может быть! Это какая-то ошибка!

Мир демонов, Пламенеющая Пустыня, Крепость Марева.

Посреди зала, полностью отделанного самоцветами мира демонов, стоял ошарашенный Владыка мечей Штраль.

— Я понимаю ваше негодование, но я всё видел сам. Госпожа Фламия проиграла битву с рабомантом и попала ему в плен.

В отличие от Штраля, висящая в воздухе объёмная проекция не снимавшего серебристую маску Курусу докладывала спокойно и безмятежно.

— Тогда! Тогда ты как слуга госпожи Иврис должен был спасти её!

— Вы ошибаетесь, владыка мечей, в первую очередь я должен был доложить госпоже Иврис. Только у неё есть право принимать решения, не правда ли?

Внешне вежливый, но хамский по сути аргумент заставил магического аристократа с львиной головой зарычать от негодования. Затем их взгляды сошлись на их госпоже, плававшей внутри сферы алой магической энергии.

— Ты сказал, что останки катаклизма превратились в руку бронированного голема? — спросила психическая волна.

Голова в серебристой маске кивнула. Ненадолго воцарилось молчание.

— Тогда слушай мой приказ, Курусу. Ты должен добыть их… любой ценой. Используй всё что можешь, и всех кого можешь.

— Как прикажете.

Вновь повисло молчание. Когда Штраль понял, что Иврис больше не собирается ничего говорить, он переменился в лице.

— И… и это всё, госпожа?! Я понимаю, что нет ничего важнее останков катаклизма, но что насчёт вашей незаменимой сестры?! Если Курусу не хватит сил для её спасения, я с радостью отправлюсь в мир людей, чтобы…

— Ответ на твой вопрос уже был в моих словах, Штраль. Я сказала, чтобы он использовал всё, что может… и всех, кого может.

— Что?.. Как вас понимать… Постойте, н-неужели вы…

Через мгновение Штраль вытаращил глаза. Только сейчас он осознал бессердечный замысел своей хозяйки.

— Но… но ведь! Это ведь слишком жестоко по отношению к… кхо-о!

— Помолчи, Штраль.

Владыка мечей ударился коленом о кристаллический пол. Кристалл хрустнул и покрылся мелкими трещинами. Львиная морда исказилась от чудовищной боли, которую Иврис неведомым образом причиняла ему.

— Что же, Курусу, принеси мне останки катаклизма. Я не потерплю неудачи.

— Так точно, — в ответ на психическую волну такой силы даже Курусу решил не шутить.

Его проекция исчезла, в Крепости Марева вновь воцарилась тишина. Продолжая мучиться от боли, Штраль задавал себе одни и те же вопросы:

“Госпожа младшая сестра… госпожа Фламия!.. Р-разве можно так с вами поступать?! Я… я должен что-нибудь сделать!..”




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление