Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 2. Ублажающие хозяина рабыни и их истории

Поиски загадочных “останков катаклизма”, за которыми охотится Иврис, привели нас в великий лес Шейёл.

Море деревьев, раскинувшееся на юго-западе Ранбадии, считается важнейшим краем эльфов на всем континенте.

Долгоживущие эльфы много тысячелетий помогали людям бороться против демонов. Пускай расы держатся особняком друг от друга, но в целом поддерживают дружеские отношения.

Многие эльфы всю жизнь проводят в лесу, но в последнее время появляется всё больше тех, кто на манер Сьерры покидает родные края.

При всём этом великий лес ни в коем случае нельзя считать безопасным местом.

Вне эльфийских поселений на пути незваного гостя встанут лабиринты звериных троп и опасные звери, встречающиеся только в Шейёле. Считается, что в лесу намного опаснее, чем за его пределами.

Конечно, Сьерра согласилась сыграть роль проводника, но всё равно лес — такое место, что к выживанию в нем надо быть подготовленным.

Мы обосновались на новой базе, а в перерывах между приготовлениями занимались, конечно же…


***


— У-у… Я как знала, что ты уже скоро потребуешь от нас именно этого!..

— В-вы точно хотите, чтобы мы с Кирикой делали… это вместе?

— Да, разве не очевидно? Какой мужчина не мечтает, чтобы его ублажали одновременно принцесса и её рыцарь?

Я сидел на огромной кровати с балдахином в спальне второго особняка графини. Между моих ног на коленях сидели и прижимались друг к другу Кирика и принцесса Сиистина.

Мой стояк смотрел на изысканных красоток и едва не лопался от прилившей крови.

— Ах, Тору-сама, вы сегодня так тверды, но… Вы знаете, у меня не так много опыта, и я надеялась, что буду действовать по примеру Кирики…

— Э, что-о?! Но я со стыда сгорю, если буду прямо у вас на глазах… а?! Моё тело само… м-м-м-м!

Получив приказ, рабыня Кирика непристойно высунула очаровательный язычок и припала им к головке.

Пусть она и не хотела, но все равно шаловливо выплясывала на темно-красной плоти. Принцесса-рыцарь радовала мой член, покрывая его слюной.

— Н-невероятно, Кирика, я и не думала, что ты так великолепно владеешь языком!..

— Фха, м-м… мням, р-р-р… Нет, принцесса-сама, это он заставляет меня… мхья, мжр-р-р-р!

Принцесса Систина волновалась так, что ее огромная грудь то и дело подрагивала. Девушка с превеликим интересом смотрела, как принцесса-рыцарь ублажает меня языком.

Кирика чувствовала на себе взгляд подруги и на глазах краснела до ушей.

— Что уставилась, принцесса? Попробуй сама.

— А, к-конечно… мч, р-ро-о!.. М, р-р, мням, ж-ж… в-вот так?..

Отважный розовый язычок третьей принцессы изо всех сил развратствовал, подражая Кирике.

Кирика занималась левой частью смотрящего в потолок члена, Систина — правой. Два влажных языка вместе плясали на моей плоти.

— У тебя неплохо получается, принцесса. А теперь вылизывайте стержень по всей длине в противоположных направлениях.

— Т-ты слишком требовательный… м, р-р-р-р-р, рх-х-х!..

— В-вот так?.. Мч, мч-ч-ч-ч, мр-р-р-р!..

Послушные черные волосы и немного вьющиеся платиновые поднимались и опускались рядом с членом вместе с головами хозяек. Языки и губы припали к члену и массировали каждый бугорок и жилу.

Эти красотки родились и росли в разных мирах, но профессия каждой сводилась к тому, чтобы быть идеалом для всех окружающих.

Эта роскошь ублажала даже мои глаза.

— Фха-а… похоже, ты уже привыкла ублажать Тору-саму, Кирика… пч, мч, м-м!..

— Ч-что?! Он просто заставил меня научиться, только и всего!.. Мч, мр-р-р! Н-неужели вам не противно, принцесса-сама?..

— Я хочу, чтобы Тору-сама был счастлив… М-может, я и веду себя вульгарно, но теперь знаю, что ублажать член-саму любимого человека — настоящее счастье… мчу-у-у!

— А? У-у… В-в отличие от вас, я совсем не чувствую себя счастливой… я не люблю его, но мне приходится его… жбр-р-р, мчр-р, мч!

Хотя приказ Кирике все еще действовал, пример принцессы-извращенки немного заразил её. Она вела себя всё активнее и смелее, уверенно водя очаровательным язычком.

Две благовоспитанные девушки краснели, извлекали из члена неприличные звуки, а затем и вовсе начали припадать к нему губами, словно соревнуясь друг с другом. Трудно устоять перед таким удовольствием.

— Ух-х, вы обе молодцы… Так, а теперь сводите вместе ваши огромные сиськи и зажимайте ими!

— Ч-что? С какой ста… Я же просила, не заставляй меня!

— Ну-ну, спокойнее… значит, вы хотите, что мы сделали грудью… в-вот так?

Одна сняла с себя похожее на блузку белье, другая — белоснежное платье. Вырвавшиеся на свободу бледные, крупные выпуклости со всех сторон окружили торчащий член.

— Уоу. Это даже приятнее чем я ожидал… уф!

С одной стороны — мягкие словно огромные зефирки арбузы, с другой — изумительно упругие, сочные дыньки.

По-своему прекрасные участницы мягкого квартета сдавили меня со всех сторон. Именно в такие минуты ошеломляющий объем их богатств понимаешь лучше всего!



— Ха, мха, м-м-м?! Н-но я не хочу, что мы с принцессой толкались… мха-а-а?!

— Ах… Бюст Кирики так плотно прижимается к моему… К-как странно ощущать такую мягкость, но она очень даже приятная. А, у-у-у!

— Та-ак, а теперь дружненько и изо всех сил сдавливайте вместе… и начинаем!

Я начал поднимать и опускать бёдра, водя смазанным слюнями двух девушек членом вдоль обволакивающей плоти.

Полностью восставшее достоинство с причпокиваниями терлось о плотно прилегавшие груди.

— Н-нет, только не это! О-от этого такие похотливые звуки-и… И моей груди становится всё жарче… фха-а-а?!

— А, ау-у-у… к-как же горячо!.. К-кажется, будто наши бюсты и член-сама сейчас растают и сольются в единое целое… хяум-м!

— Кирика, принцесса, вы великолепны! Как же приятно вкушать щель из всех ваших титек… у-у!

Мой член словно тонул и задыхался в море их плоти. Лишь иногда из крестообразной долины на поверхности выглядывала “подышать” красная головка.

Смегма била из меня таким радостным ключом, что попадала даже на порозовевшие лица распаренных от трения чувствительных грудей девушек.

— О-опять эта твердая палка трется о мою гру-удь…

— Хафу-у… он трогает мои сведенные вершинки! Твердый член сама трет мои соски-и-и… хьям-м-м!

Тающая плоть так хорошо поддерживала член, что он будто оказался в невесомости посреди сплошного мягкого пространства.

Как бы яростно я ни водил бедрами, член ни в какую не выскакивал из райской темницы. Все мои усилия вознаграждались лишь волнами удовольствия.

Я не мог, не собирался и не стал бы останавливаться.

— А-а, черт побери, я уже скоро кончу! И чувствую, что от души! Осталось только решить, кого из вас обкончать!

— А, ч-что ты… н-нет, не вздумай осквернять принцессу-саму на моих глазах! Если так хочешь… кончай лучше на меня!

— Н-но Кирика, я ведь не против… Пожалуйста, Тору-сама, облейте мое лицо молочком члена, как в тот раз!..

Прихлюпывания и пришлепывания соединялись в музыку, сопровождавшую двойной пайзури.

Обе девушки подставляли ухоженные лица под залп готового взорваться члена, но одна пыталась пожертвовать собой ради принцессы, а другая шла на это по своей воле.

— Ясно-ясно, значит, вы обе хотите соков моего члена?.. Что же, угощаю!

— А, кья?!

— А, э, э-э?

Левая рука легла на шелковистые черные волосы, правая на такие же приятные светлые… Я сдвинул головы и прижал друг к другу две мягкие щечки.

И прицелился наконечником копья, которое изо всех сил натирали четыре мягких, но мощных орудия!

— Кирика, Систина! Вот ваша доза на двоих! Кх-х-х-х-х!!!

— Н-нет, пого… кья-а-а-а!

— Ой, а-а, э-э, а!.. Фха, ма-а-а-а-а?!

Белая сперма выстрелила из наконечника трубы из плоти и крови, со всех сторон зажатой двумя парами сисек. Струя с огромным рвением заливала аккуратные, очаровательные лица принцессы и принцессы-рыцаря.

Щеки, переносица, брови, лоб, даже уши. Мои гены оскверняли и пропитывали запахом всё прекрасное, что в них только было, включая черные и блестящие платиной волосы.

— Ха-а, пха-пха… м-м-м! Н-ну вот зачем ты так много кончаешь?! Придурок!.. О, нет… в-все лицо мне испачкал!..

— Фха-а-а, мфа-а-а!.. Н-невероятно… каждый раз, когда чувствую запах этой жидкости на лице, кожа словно немеет… Ощущение, словно Тору-сама покорил меня!..

Прекрасное лицо Кирики было перепачкано так плотно, что от жидкости почти шел пар. Ровные брови хмурились, а глаза будто смотрели в пустоту.

Систина часто дышала и мечтательно предавалась экстазу, который приносило ей попавшее на лицо семя.

Зрелище услаждало взгляд ощущениями победы и власти.

— А? Неужели он и раньше так с вами поступал, принцесса-сама?!

— Э?.. Разве благовоспитанная дама не должна принимать на лицо драгоценное семя любовника?..

— Ч-ч-ч-ч… Чему ты ее учишь, извращенец?!

Я подумал было зажать принцессе рот, пока она еще что-нибудь не ляпнула, но тут послышался стук, и дверь тут же открылась.

В комнату вошли Амелия и Сьерра, увидели перепачканные спермой лица девушек и вытаращили глаза.

— А-а! Нечестно! Разве можно было без нас начинать! Двигайтесь!

— Сьерра… тоже будет…

Конечно же, продолжение оргии не заставило себя ждать.

Вот уже несколько дней я с утра до вечера развлекался с гаремом и жил как в сказке, занимаясь то одними рабынями, то другими.


***


Конечно, под “приготовлениями” я имел в виду не только то, что мы без конца трахались.

Я руками довел Кирику и принцессу до оргазма, затем к делу подключились Сьерра и Амелия, и я по очереди побывал внутри каждой из четырех девушек.

Когда мы закончили, я пригласил Амелию в сокровищницу, которой заведовала Нина.

— Что такое, хозяин? Хотите сделать мне подарок?

— Да. Не особо романтичный, так что извини. В хранилище особняка Юрины нашлось кое-что интересное, — сказал я, доставая длинный меч примерно таких же габаритов, что и привычный клинок Амелии. По всему клинку клинка шли поперечные разделительные полосы, словно по канцелярскому резаку. — Это цепной… или змеиный клинок. Хитрое оружие с превращающимся лезвием.

Достаточно произнести короткую команду, и клинок распадется на множество лезвий, сквозь которые проходит железная проволока.

Такое оружие частенько встречалось мне в играх и аниме.

— О-о, как здорово! Вы правда дарите его мне?

— Конечно. В бою ты держишься рядом и защищаешь меня, поэтому я решил, что дальнобойное оружие пойдет тебе на руку.

Амелия с горящими глазами собирала и разбирала лезвие клинка.

Она радовалась мечу, словно ребенок новой игрушке.

— Спасибо, хозяин! Эх-х, поскорее бы в бою испытать! Он отлично сбалансирован, даже в режиме кнута будет удобно резать врагов… хе-хе-хе…

Я, конечно, рад, но блеск в глазах у неё какой-то нездоровый. Казалось, будто она сейчас первого встречного зарубит.

— А-а, понимаете, господин, когда Амелия видит хорошее оружие, у нее включается режим маньяка…

— Вот оно что… тогда сходи лучше на бревнах потренируйся.

Кажется, я начинаю понимать, почему у такой, казалось бы, красотки нет мужика.

— Кстати, Нина, как там те чары, которые я заказывал?

— А, да, как раз закончила! Попробуйте, господин, — сказала Нина, протягивая браслет.

Я тут же надел его и включил наложенные чары…

Покачивающиеся занавески, моргающие веки Нины, убегающая Амелия и всё остальное вдруг сильно замедлилось.

Я засек время. Один, два… спустя пять секунд скорость так же неожиданно пришла в норму.

— Значит, эффект замедленного в десять раз мира по моим ощущениям длится пять секунд?

— Моя магия способна лишь ускорять ощущения, сильнее их не разогнать. Если бы я знала пространственно-временную магию, вышло бы лучше…

Браслет растягивает время лишь для моих ощущений. Сам я при этом быстрее не двигаюсь.

Этот инструмент позволяет выиграть время, чтобы оценить обстановку или продумать план битвы.

Еще с его помощью можно уворачиваться от тех атак, где нужна быстрая реакция. Главное — остерегаться излишней самоуверенности.

— За раз чары потребляют много магической энергии. Часто их использовать не выйдет, будьте осторожны.

— Ладно. Для начала сойдет. Ты молодец, Нина.

— Э-хе-хе, спасибо, я старалась.

Самое слабое место и бутылочное горлышко всего нашего отряда — это я сам.

Хотя мой уровень рабоманта растёт, я не становлюсь сильнее обычного человека и не могу надевать тяжелые доспехи.

Эффект усиления рабов не работает на меня, а чары далеко не всемогущи.

Я одновременно и столп группы, и слабое звено… Если враг вдруг узнает, что я — рабомант, он наверняка сосредоточит все атаки именно на мне.

В ходе битвы с Глумом я усвоил важный урок — при подготовке к предстоящим битвам я должен сделать сильный упор на собственную выживаемость.

— Пожалуй, этот… “браслет субъективного ускорения” даст мне немного выживаемости.

Этому артефакту я доверяю больше, чем отчаянным попыткам хотя бы немного повысить уровень моей защиты.

Конечно, в идеале я должен правильно распоряжаться рабами, чтобы всегда быть в безопасности… Но битвы и раньше не всегда шли по плану. Наверняка загвоздки будут и дальше.

— Кстати, Нина, у меня тут недавно вопрос назрел… Ты почему в последнее время всегда в таком виде?

На Нине была форма очаровательная форма горничной в черно-белых тонах, с кружевами и бантиками.

Она прихватила эту одежду, когда мы уходили из Башни Откровений и дополнила милым ободком, видневшимся над светлыми волосами.

— Ой, он мне не идет?

— Нет, отлично идет… но почему?

— Значит, всё правильно. Понимаете, моей личности всегда не хватало какой-нибудь яркой черты, и я подумала, что надо бы ей обзавестись…

Я не очень понимаю логику Нины, но вижу, что она очень серьезно подошла к вопросу.

— Поэтому отныне я волшебная горничная Нина! Я и раньше называла вас “господин”, так что новое звание мне отлично идет!

— А-ага… не знаю, что на тебя нашло, но ладно.

Все бы ничего, но поверх одежды горничной она носила мантию мага и словно умоляла, чтобы я её подколол… Но я не стал и решил просто порадоваться тому, что одна из моих рабынь нашла себе новую стезю.


***


Поздним вечером того же дня.

Затрахавшись (буквально) за день, я смыл пот в просторной ванной на первом этаже, а затем вышел на балкон второго освежиться.

Я заглядывался на две луны этого мира, и вдруг услышал за спиной звуки лязгающих шагов.

— Это ты, Нана? Что случилось?

— М-м-м… Господин! В последнее время я слишком часто остаюсь одна! — огромный бронированный голем медно-красного цвета картинно вздохнул. — Вы слишком много играете с остальным и совсем не смотрите на меня.

— А, да уж, прости. Присаживайся. Посмотрим на луны, поболтаем.

— Ага, с радостью!

Нана пристроила грузное тело рядом со мной. Какое-то время мы молча любовались лунами.

Вдруг мне в голову пришел вопрос.

— Кстати, Нана, а как это ты оказалась в одной группе с Ниной и так далее?

— А-а, вы знаете… они нашли меня, когда я дремала… в древних руинах.

— Нашли? В руинах?

Я полагал, Нану создал какой-то алхимик и продал авантюристкам. Не ожидал такого поворота.

— Значит, ты там торчала, пока тебя не обнаружили? Долго?

— Видимо… долго. Но я… м-м-м, не могу сказать точно, господин.

Похоже, Нана не помнила, что с ней было до пробуждения. Она не знала, кто ее сделал и когда.

Ей некуда было податься, и отряд Нины с легкостью принял её в свои ряды… зная этих девушек, история вполне правдоподобная.

— Имя “Альма V7” было написано на пьедестале, на котором я спала.

— Понятно… и что, ты никогда не задумывалась о том, откуда ты?

— Ну, мне казалось, я все равно не узнаю. Мне и с вами хорошо.

Светящиеся прорези для глаз на лице Наны неотрывно смотрели на луны.

Удивительное она все-таки создание.

Получается, она может быть очень древним творением…

Но стоило задуматься об истоках Наны…

— ...Хозяин-сама.

— О, Сьерра?

На балконе появилась невозмутимая эльфийка.

Её голову украшают острые уши и волосы медового цвета. Прическа у нее очень необычная — одна прядь сбоку заплетена в косу.

Очертания её тяжелого, объемистого бюста легко просматривались под тонкой ночнушкой.

— Мы направляемся ко на родину Сьерры… поэтому я хочу… чтобы вы кое-что знали.

— И что же?

Никогда еще тихий голос Сьерры не звучал настолько серьезно.

— О том… почему Сьерра сбежала из леса.


Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление