Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 7. Проклятая жрица и сущность останков

— Сестра!.. Почему ты не можешь… вновь запечатать фрагмент останков катаклизма?

— …

Молчание было ей ответом.

Тень Дианы, видневшаяся по ту стороны разделявшей их занавески, была совершенно неподвижна.

— Если… если ты надеешься с их помощью сделать что-то опасное… Сьерра непременно…

Сьерра на шаг приблизилась к силуэту в глубине храма.

И услышала голос такой холодный, будто им говорил не её сестра, оставшаяся в памяти добрейшей девушкой.

— Непременно что? Выступишь против меня, как и остальные твои сородичи, Сьерра?..

— !..

Даже с семьёй Сьерру не связывали такие крепкие узы, как с Дианой.

Пускай даже она необъяснимыми поступками развязала войну между светлыми и тёмными эльфами… Сьерра всё равно не хотела причинять ей зла. И не могла.

Но пусть даже она возомнила бы себя дланью возмездия всего эльфийского народа…

Что бы она смогла сделать?

Она не смогла найти ничего, что избавило бы Диану от проклятия короткой жизни. Тогда с какой стати преуспела бы сейчас?

“Хозяин-сама… как бы вы поступили?..”

Сьерра закрывала глаза и с мольбой обратился к дорогому ей человеку.

Она хотела услышать голос Тору. Его обнадёживающие, уверенные слова.

Но он попал в плен и не мог прийти на помощь.

Сьерра должна была принять решение сама.

Но что, если оно окончательно расколет их с сестрой отношения?..

И когда отчаяние уже начало заполнять душу Сьерры.

— Прости, Сьерра, мы чуток задержались.


***


В самой глубине поселения тёмных эльфов мы обнаружили отделанный плиткой храм и уверенно вошли в него.

Внутри я сразу подошёл к изумлённо застывшей Сьерр и похлопал её по медовым волосам.

— Х-хозяин-сама!..

— Я более-менее в курсе происходящего. Там, вдали — твоя сестра Диана и по совместительству жрица, так?

Тёмная эльфийка, любезно поделившаяся информацией, уже давно потеряла сознание от беспрерывных оргазмов. Амелия уложила ей спать у входа в храм.

Конечно, я мог бы войти в храм, не вытаскивая члена из её обмякшего тела, но я сдержался, рассудив, что такую картину показывать жрице не стоит.

— ...Кто ты? — приятной музыкой раздался из-за занавески ясный, немного настороженный голос.

Чудесно, обладательница такого прекрасного голоса просто обязана быть хороша собой.

— Скажем так: рабомант, надеющийся захватить останки катаклизма раньше демонов.

— Что же, тогда я отвечу тебе коротко: уходи и забирай свои мерзкие амбиции с собой, человек. Я не отдам останки катаклизма ни демонам, ни людям вроде тебя.

— Ни, как я понял, другим эльфам. Короче говоря, ты хочешь присвоить их…

Я пошёл прямиком к тонкой занавеске, на которой виднелась тень от фигуры.

Святая дева священного храма… уверен, Сьерра и все остальные ни за что бы не решились, но мне-то всё равно.

— Хотя, нет… не хочешь.

— ?!

Ничуть не стесняясь, я резко сдёрнул занавеску.

Преграда пропала, впервые за долгие годы Сьерра увидела сестру собственными глазами… и издала полный боли голос:

— Сестра Диана!..

Тёмная эльфийка молча потупила взгляд.

Стройное, хрупкое тело. Прекрасная и блестящая словно самоцветы смуглая кожа. Длинные уши.

Большую (правда, поменьше, чем у Сьерры грудь) скрывала белоснежная мантия.

На бицепсах, шее и так далее виднелись деревянные украшения, инкрустированные разноцветными камнями, но они вовсе не бросались в глаза и придавали фигуре достойную жрицы торжественность.

Наконец, длинные молочно-белые волосы украшал венок из листьев некоего подобия лавра.

В худых руках она держала украшенный посох. В целом эльфийка действительно напоминала жрицу, отринувшую всё мирское… а может, даже настоящую богиню.

— Уж не потому ли ты никого не подпускаешь к останкам катаклизма, что они слишком опасны? Может, ты осознала, что даже запечатать их не сможешь?

Чувство ответственности — важнейшее достоинство и важнейший недостаток Сьерры.

Она всегда чувствовала себя виноватой — особенно с тех пор, как доставила столько хлопот, угодив в плен Пальмиры.

Но может, этому чувству она научилась кое у кого другого?

— …

Иными словами, я предположил что сестра Сьерры — девушка даже более ответственная, чем она сама.

Она впервые в жизни приняла личное решение, не вписывающееся в рамки каких-либо правил — но ради себя ли?

Нет, не думаю.

— Тебе неважно, что эльфы и Сьерра неправильно поймут тебя. Ты всё равно готова свалить на себя всю тяжесть решения, чтобы защитить их и свой народ… я прав?

Долгое молчание. Знак согласия.

— Значит, ты... обо всём догадался?

— Ты слепая?..

Когда красивое лицо медленно поднялось, я увидел, что глаза под длинными ресницами закрыты.

Её лицо было таким умиротворённым, таким мудрым. Наверняка и Сьерра будет так выглядеть, как наберётся ума.

— С тех пор, как я стала жрицей, этот мир перестал отражаться в моих глазах. Но кое-что я сейчас вижу лучше, чем раньше.

— Сестра…

— Хочешь сказать, тебе лучше знать, насколько опасны останки? Ну уж нет, это решать мне, а не тебе.

Если часть останков действительно находится здесь, я должен захватить их раньше Иврис.

Не знаю, насколько сильна Диана, но ни ей, ни даже всем эльфам не под силу защитить останки от демонов.

А если Диана будет сопротивляться — порабощу.

— Нет, рабомант… ты действительно ничего не понимаешь. Не представляешь, какая ужасная судьба ждёт всех, кто прикоснётся к нему.

— О чём ты?..

Диана печально покачала головой и встала в полный рост.

На моих глазах белоснежная мантия беззвучно упала на пол, обнажая непорочное смуглое тело.

— Вот, что я хотела показать тебе, Сьерра. Теперь ты волей-неволей осознаешь… что не в силах что-либо сделать.

— О-о чём ты говоришь, сест…

Сьерра оборвалась на полуслове, шумно вдохнув.

Я тоже вытаращил глаза.

— Останки катаклизма… пожирают жизнь всякого, кто прикоснётся к ним. Никто не может притронуться к ним. А меня…

Мы стояли, сражённые вовсе не красотой её прекрасной смуглой кожи.

А жуткой аномалией, видневшейся на ней.

Именно тогда я понял, почему жрица Диана разговаривала с людьми через занавеску.

— Теперь уже… не спасти.

Пышная грудь тёмной эльфийки. Пониже — изящные, художественные изгибы живота…

И бесцветный, прозрачный материал, закрывающий его часть. Точнее… не так.

Кристалл заменил собой всё — и кожу, и плоть.


***


— Эх, о чём только думал хозяин? Хотя, он всегда такой…

Отделанный плиткой коридор, ведущий в глубины храма.

Амелия вздыхала, глядя на счастливую тёмную эльфийку, валявшуюся без сознания.

По её ногам стекала густая белая жидкость.

— Везёт, он тебя столько раз… т-тьфу ты, что я отвлекаюсь?! Может, не стоило его одного отпускать?

Да, Тору приказал ей ждать, но она всё равно волновалась.

Воительница скрестила руки на груди и задумалась над тем, когда лучше всего догнать хозяина.

И тут… послышался странный звук.

Кто-то неожиданно проделал огромную дыру в стене и потолке рядом с Амелией.

— Ч-что за?!

Амелия рефлекторно подняла щит и змеиный клинок.

Она внимательно вгляделась… и увидела, как из дыры выскочила удивительно хрупкая фигура и мягко опустилась на пол.

— Нюх-нюх… хм-хм-хм. Как я и думала, запах идёт именно отсюда… но что-то в нём всё-таки не так!

Фигура выглядела как маленькая девочка в роскошном чёрно-золотом кимоно с открытыми плечами.

Длинные тёмно-фиолетовые волосы покачнулись, нос задёргался как у зверька.

На первый взгляд девочка выглядела безобидной… но стоило Амелии заметить перепончатые крылья за её спиной и небольшую эмблему на лбу…

— Это же демоническая эмблема! Значит, она демоническая аристократка, как и Пальмира!.. — воскликнула Амелия.

И стоило ей произнести имя…

Как демоница в образе девочки, до того не обращавшая на воительницу ровным счётом никакого внимания, медленно повернулась к Амелии.

Губы растянулись в очаровательной улыбке. Показались маленькие клыки.

— Тётенька-тётенька, ты сейчас сказала “Пальмира”, да? Сказала ведь?..


***


— Что с тобой, сестра?! — поразилась Сьерра, увидев, что значительную часть тела Дианы превратилась в кристалл.

Если кристалл заменил собой ещё и органы, то мне не очень понятно, как она вообще жива… Её облик был настолько несовместим с жизнью, что даже на магию не списать.

 

 — Мои слепые глаза увидели, как выкопанная нами часть останков начала слабо пульсировать… Она будто задышала, пробуждаясь от долгой спячки.

Видимо, в обмен на зрение жрицы тёмных эльфов получают некое сверхъестественное чутьё.

Наверное, некое подобие третьего глаза и телепатии.

— Мной овладело беспокойство. Пытаясь выяснить сущность останков, я попробовала прикоснуться к ним… но это оказалось фатальной ошибкой, — коричневые пальцы коснулись превратившуюся в кристалл часть живота. — Останки катаклизма с превеликой охотой заразили моё тело… И вот ужасающие последствия. Возможно, они просто высасывают из меня жизненную силу, а может у них какая-то иная цель.

— Не может быть! И эта порча со временем распространяется?!

— Да… день за днём моё тело постепенно обращается в кристалл. Уже скоро я стану безмолвной прозрачной глыбой.

— Н-нет!..

Загадочное превращение в кристалл — не шутки. Рядом с ним даже проклятие короткой жизни кажется ерундой.

Увидев кошмарную трагедию, постигшую любимую сестру, Сьерра застыла, не зная, что говорить.

— Тогда тем более напрашивается вопрос, почему ты не говоришь об этом остальным. Что тебе толку от того, что ты так и умрёшь непонятой?

— Потому что перед смертью я должна ещё кое что сделать… Любой ценой разгадать сущность останков катаклизма.

Другими словами, уважаемая жрица планирует использовать свои сверхъестественные способности, чтобы успеть перед смертью понять об останках катаклизма всё возможное.

Её тело пожирает неведомая напасть, но она всё ещё не отпускает свой долг… надо сказать, я впечатлён.

— Если перед смертью мне удастся понять, как совладать с останками или найти хотя бы небольшую зацепку, я непременно сообщу о ней как своим сородичам, так и другим эльфам.

Её лицо светилось тихой, но непоколебимой решимостью.

Она была на порядок упрямее Сьерры. Казалось, её даже рычагом с места не сдвинешь.

— Поэтому пускай эта жертва… будет только моей.

— Н-но сестра! Ты ведь так и умрёшь непонятной, и это… это ведь!.. — печально воскликнула Сьерра.

Но Диана грустно улыбнулась и покачала головой.

— Меня уже всё равно ничто не спасёт, Сьерра. Так что дай мне хотя бы исполнить мой долг как жрицы. Когда всё кончится, извинись за меня перед всеми эльфами.

— С-сестра!..

Сьерра осознала свою беспомощность и сникла. Её длинные уши обвисли.

В зелёных глазах собрались крупные капли и упали на плиты пола.

— Ладненько, суть я уловил.

— Значит, теперь ты понимаешь меня? Прости, что мы захватили вас в плен. А теперь я прошу вас покинуть это место.

— Нет, этого я сделать не могу.

— Х-хозяин-сама?..

На лице готовой погибнуть Дианы отразилось лёгкое недоумение.

Сьерра тоже подняла на меня заплаканные глаза.

— Ты расстраиваешь меня… Даже при виде моего кошмарного недуга ты всё равно жаждешь завладеть останками?

— Да, но основная причина не в них.

Я преклонил колено, чтобы голова тёмной эльфийки оказалась прямо перед моей.

А затем поднял руку и коснулся пальцами её красивого подбородка.

— Я не дам умереть такой находке как ты, Диана.

— Что?..

Я впервые увидел на умиротворённом лице Дианы искреннее изумление — то самое, которое услышал в её голосе, когда вошёл в храм.

Она будто совершенно не понимала, о чём я.

— Ты красотка и просто замечательная девушка. Я хочу, чтобы ты была моей, поэтому не дам тебе так просто умереть.

— Я не совсем понимаю, что ты пытаешься ска… м-м-м?!

— А… хозяин-сама, сестра?!

На округлившихся глазах Сьерры я бесцеремонно припал к бледно-розовым губам Дианы.

Нос щекотнул сладковатый цветочный аромат.

— А… м-м-м?! Чт… прекр… а-а-а?!

Диана оцепенела на полных несколько секунд и лишь затем попыталась оторваться от меня… но получилось у неё вяло.

И вовсе не потому, что заражение останками вытянуло из неё силу — целуя её, я накладывал заклинание порабощения.

— Я знаю, ты слишком упряма, чтобы согласиться по своей воле, поэтому, увы, придётся тебя заставить… Нда, как-то неважно получается. У тебя что, устойчивость к магии?

Жрица — наверняка редкий класс. Впрочем, я уже твёрдо решил, что она будет моей.

Роскошное стройное тело, коричневая кожа, кроткость и притягательная таинственность, благородная душа — слишком многое в Диане пробуждает мой интерес, чтобы я мог пройти мимо.

— Есть и другие причины, по которым тебе нельзя умирать. Если моя дорогая Сьерра потом всю жизнь будет ходить с пустыми, мёртвыми глазами, с ней будет неприятно трахаться.

— Господин-сама…

Ну серьёзно — я слишком много мечтал о том, как буду развлекаться с разноцветными сестричками-эльфийками, чтобы просто так сдаваться.

К тому же предсказания Систины могут подсказать нам, как её вылечить.

Сдаваться пока рано.

— Н-неужели ты… говоришь так потому, что хочёшь моё тело? Несмотря на то, что с ним произошло?!

— Ты про кристалл? Да мне на него плевать… или боишься, что и я его через секс подхвачу?

— Н-не думаю, что кристалл имеет какое-либо отношение к…

— Ну вот и нечего волноваться. Если что-то и случится, разгребать будем потом.

Моё кредо — жить в своё удовольствие и не пасовать перед своими желаниями.

Ради секса с интересной мне красоткой я готов преодолеть любые преграды и закрыть глаза на любые опасности.

— Останки катаклизма интересуют меня во вторую очередь. Больше всего я хочу… тебя, жрица тёмных эльфов.


***


— Останки катаклизма должны быть моими. Я пожертвую всем, чтобы их заполучить.

Тронный зал Крепости Марева, от пола до потолка отделанный драгоценными камнями кроваво-красного цвета.

Высокородная Иврис, хозяйка крепости, испускала волны мысленного голоса изнутри алой сферы.

— Они называются так не зря. Владеющий этим наследием сможет бросить вызов самим небесам и править всем миром демонов.

Несмотря на огромную мощь, которой повелевала Иврис, сейчас в её голосе слышалась дрожь, присущая страху.

Даже в мире демонов крайне немногие знают об истинной сущности останков катаклизма.

Их можно назвать козырным тузом, способным в одночасье обрушить всю сложившуюся иерархию.

— Ведь они — останки того самого дьявола, что тысячи лет правил миром демонов!




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление