1. Ранобэ
  2. Моя юношеская романтическая комедия оказалась неправильной, как я и предполагал
  3. Том 2 [v2019-06-09]

Глава 4 – У Кавасаки Саки есть причины быть скрытной

2

Промежуточные экзамены неумолимо надвигались. Можно было найти достаточно мест, чтобы поучиться. Завалиться в кафешку или пойти в библиотеку. Но вы не встретите школьника, занимающегося такими делами в одиннадцать часов вечера. Хотя бы потому, что в десять все этим места закрываются. Другими словами, если нужно продолжать учиться, то делать это приходится дома. Кстати, ночная учеба не имеет ничего общего с ночным реслингом по телевизору.

Стрелки на часах подходили к двенадцати, я застонал и потянулся. Думаю, меня хватит еще на пару часов. Но, не стоит ли для начала выпить кофе? Подумав об этом, я тяжело поднялся и поплелся на кухню. Кофе же нашлось как раз там, где я его оставил.

Когда вы нагружаете свой мозг, сахар – вот, что нужно в первую очередь. Я хочу сказать, что пришло время для чрезвычайно сладкого кофе-МАХ.

(Внезапная мысль: Приготовление кофе-МАХ такое эротичное… Кофе словно говорит: Я не дам тебе спать сегодня ночью… Кому-нибудь на pixiv.net следует нарисовать маскота для кофе-МАХ).

Размышляя о кофе, я прошел в гостиную, где нашел Комати, мою младшую сестру, задремавшую на диване. Казалось бы, у нее тоже грядут промежуточные экзамены, но ее сей факт нисколько не волновал. Включив чайник, я уселся на краешек дивана и стал ждать, когда он закипит.

Комати разметалась на диване и сопела во сне. Я вдруг понял, что она надела мою футболку, разумеется, не спросив на то разрешения. И почему она в одном белье, если не считать этой самой футболки? Так и простудиться недолго.

Поблизости нашлось банное полотенце, которое я на нее и накину. В  ответ Комати что-то пробормотала во сне. Тут и чайник вскипел, выключившись с негромким щелчком. Насыпав кофе в чашку, я залил его водой, добавил молока с сахаром и принялся перемешивать. Комнату тут же заполнил приятный запах.

Вот и готов мой кофе. Роскошный вкус молока в сочетании с душистым кофе. Очень хорошо.

Словно почуяв запах, на диване подскочила Комати.

Первым делом она замерла и пару секунд просто смотрела на меня. Затем она перевела взгляд на часы и еще немного посмотрела на них. На осознание всего у нее ушло секунд десять.

- Черт, я проспала! – Закричала Комати. – Я хотела вздремнуть часок, а прошло уже пять!

- А, я понял. Как вернулась, сразу уснула. Бывает.

- Молчать! Я даже в душ не успела сходить!

- Ну и чего так переживать-то?

- Почему не разбудил?!

По каким-то причинам Комати рассердилась на меня.

- Мне-то какое дело? Штаны хотя бы надень. И кто тебе разрешал брать мою футболку?

- Что? А, это. Из нее получилась отличная ночнушка. Разве нет? – Она потянула футболку за горло.

Ну не тяни, не тяни ты ее. Она тебе велика и я вижу все твое белье!

- Ладно, не буду, только не ной. – Добавила она чуть погодя.

- Могу поделиться бельем.

- Ох, радость-то какая!

Пока я потягивал кофе и строил планы, как сбагрю ей какое-нибудь старье, Комати закатала рукава моей футболки и пошла на кухню, чтобы согреть себе молока.

- А сам-то что в такой час делаешь?

- К экзаменам готовлюсь. А сейчас у меня перерыв.

Комати удивленно вздохнула.

- Когда ты серьезно подходишь к делу, то почти похож на человека. На такого серьезного бизнесмуна.

- Эй, это не значит, что я люблю работать. И твой английский ужасен, нет такого слова «бизнесмун».

- Ой, да ладно. Кто тут гений? Я или ты? Я, конечно. В английском на этот счет другое слово есть – smarticles.

Нет такого слова, дура!

Микроволновка зазвенела и Комати достала из нее молоко, принявшись крутить стакан в руках.

- Наверно, мне тоже стоит позаниматься.

- Я возвращаюсь к учебе, тебе тоже лучше поторопиться.

Я одним глотком допил кофе и поднялся с дивана, но Комати тут же вцепилась в меня.

- Ты сказал «тоже». Следует ли это понимать, как «вместе»?

- Я не понимаю твоих намеков.

Так или иначе, так началась наша совместная учеба. Взяв все, что нужно из своих комнат, мы расселись за столом в гостиной, и я решил сосредоточиться на истории Японии. Перед Комати же лежал учебник английского для девятого класса.

Мы сидели в тишине, и я пробегался по экзаменационным вопросам, выписывая для себя нужные моменты. Повторяя процесс раз за разом, я вдруг понял, что Комати смотрит на меняю

- Чего?

- А? Я просто подумала, что ты такой правильный.

- Разглядывала меня, малявка? Нарываешься?

- Братик всегда так говорит, но меня он не обидит.

- Это ты так думаешь. На сам деле причина в том, что если я обижу тебя, то родители обидят меня. Не подумай чего.

- Ахаха, смутился, смутился!

- М-молчать!

Пришлось запустить в нее ластиком и удовлетвориться этим. Запас разрешенного вооружения подошел к концу.

- У-у-у…  А я еще называла тебя таким правильным. – Протянула Комати, массируя лоб.

- Ну и напрасно. Учись лучше.

- Вот это и делает тебя правильным. Есть же разные братья и сестры. У меня, например, есть приятель, он ходит в ту же школу. Так вот его сестра совсем от рук отбилась. Уже и по ночам домой не приходит

Похоже, Комати надоело учиться, и она закрыла учебник английского, решив, вместо того поговорить о всяком. Я же мудро ее игнорировал, вернувшись к истории Японии. Так, реформы Тайка были в 645 году. В 645 году…

- Но, ты прикинь, пока его сестра не пошла в школу Собу она была приличным человеком! Интересно, с чего случилась такая перемена?

- Вон оно что.

Слова Комати влетали в одно ухо и тут же вылетали в другое. Фудзивара стала столицей в 694 году. В 694 году… Или в 794?! Нет, это был Хейан. Я сейчас усну… Организм не обманешь. Сколько кофе не выпей, спасть все равно хочется.

- С другой стороны, это его семья, я не могу просто взять и влезть. Мы с ним неплохо сошлись и он мне, конечно, доверился, но что я могу поделать? А, да, я же не сказала, его зовут Кавасаки Тайти, он с апреля ходит в мою школу.

- Комати.

Карандаш выпал из моей руки, усталость как рукой сняло.

- Какие там у вас отношения? Как это «сошлись»? Что значит «доверился»?

- Ого, чего ты так разволновался?

Похоже, я и впрямь слишком серьезно на нее посмотрел. Но это же моя недалекая младшая сестра. Вдруг что-нибудь с ней случится? Это естественно беспокоиться о ней. Если она подружилась с каким-то парнем, добром это не кончится.

Братик этого не потерпит!

- Кхм, если тебя что-то тревожит, можешь мне рассказать. Я ведь уже говорил, Клуб добровольцев, где я состою, именно такими вещами и занимается, вроде как.

- Я же говорила, что ты очень правильный. – Комати надула щеки и улыбнулась.

*   *   *

Утро следующего дня. За окном щебетали воробьи. Да, это тайм-скип, мы пропустили ночь, такое иногда случается. Открыв глаза, я удивленно поморгал, пытаясь понять, уда это меня занесло, но быстро очухался, сообразив, что все еще нахожусь в гостиной. Похоже, мы уснули, пока занимались, а последнее, что я помню – как допрашивал Комати о ее отношениях.

- Эй, Комати, уже утро. – Сказал я и только теперь понял, что сестры нигде не видно.

Потратив пару секунд, что бы осмотреться вокруг еще раз, я выглянул в окно. Солнце успело подняться довольно высоко. На это ушло еще три секунды. Мне вдруг стало нехорошо, ведь часы показывали девять утра. Я протер глаза, но это ничем не помогло. Девять часов. На осознание этого факта у меня ушло пять секунд. На всю ситуацию суммарно – десять.

- Вот это я опоздал… - Оставалось только схватиться за голову.

На столе обнаружился мой завтрак вместе с запиской от Комати.

«Дорогой братик, я ушла, чтобы не опоздать. Отнесись к этому проще.

SP: не забудь позавтракать!»

- Дура…

Правильно писать PS, как в PlayStation. Так или иначе, мне ничего не оставалось, кроме как и в самом деле позавтракать и собраться в школу, не переставая ворчать себе под нос. Родители тоже успели уйти на работу. Утро в семье Хикигая вообще начинается рано. Мама готовит завтрак для Комати, которая, в свою очередь, отвечает за ужин.

И при всем при этом меня никто не разбудил. Меня вообще в этом доме любят? Хотя позволить спать, сколько влезет, тоже по-своему проявление доброты. Переодевшись и убедившись, что дверь закрыта, я сел на велосипед и направился в школу.

Сегодня дорога была на удивление тихой, обычно здесь полно учеников разных школ, то и дело обгоняющих друг друга. Я катился вдоль реки и глазел на облака, несущиеся по небу.

По пути в школу мне встретились только дамы в возрасте, вышедшие на пробежку в надежде согнать вес, и мужчины, выгуливавшие своих собак. Смотреть за ними было сродни наблюдению за поплавком во время рыбалки. И все-таки, чем ближе я был к школе, тем сильнее меня охватывала тоска.

Конечно, я не стану пробираться тайком, а войду нормально, как все ученики. Уроки-то уже начались, учителя разошлись по классам и меня никто не поймает, бояться нечего. Это мне было прекрасно известно, основываясь на опыте тех семидесяти двух опозданий, что я допустил в прошлом году. Интересно, не установил я какой-нибудь рекорд? К последнему году в школе я собирался увеличить его до двух сотен.

Но школьные ворота не были главной проблемой. Дело в самом классе. Я припарковал велосипед и направился к входу в школу, чувствуя, словно гравитация стала сильнее. Я словно попал на Вегету, ага. Кое-как поднявшись по лестницам и пройдя по пустынному коридору, я оказался у входа в свой класс, глубоко вздохнул и положил руку на дверную ручку. В моем животе что-то болезненно сжалось, но я все-таки распахнул дверь.

Все тут же посмотрели на меня, но никто ничего не сказал. Класс окутала мертвая тишина. Что неизбежнее перешептывания, что голос учителя, все затихло в один миг. Я не боюсь опаздывать. Что мне не нравится – вот этот самый момент.

Представьте, что опоздал Хаяма. Уверен, войди он вот так, все бы сразу сказали что-то вроде: «А в следующий раз еще позже приди!» или «Тормозишь сегодня, мужик!». В моем же случае никто ничего не сказал, напротив, в их взглядах читался один и тот же вопрос: «Кто это?».

Пройдя к своему месту, я тяжело на него опустился и не менее тяжело вздохнул, что стало последней каплей для учителя.

- Хикигая, поговорим после урока. – Сказала учительница Хирацука и стукнула кулаком по столу.

- Хорошо… - Я склонил голову, и она удовлетворенно кивнула, после чего снова развернулась к доске, махнув полами своего халата. Стоп, до конца урока осталось всего пятнадцать минут!

Что само жестокое, эти пятнадцать минут пролетели в один миг и все это время я игнорировал урок и раздумывал над оправданием своего опоздания.

- На сегодня все. Хикигая, иди сюда. – Сказала учительница, когда прозвенел звонок.

Я посмотрел на нее, не скрывая своего желания сбежать.

- Ну, прежде чем я перейду к наказанию, скажи, почему опоздал?

Она уже решила, что меня ждет наказание!

- Нет, погодите. Вы же знаете, что начальство не опаздывает, а задерживается? Я всего лишь репетировал тот момент, когда войду во власть. Нужно же будет соответствовать.

- А я думала, ты собираешься стать домохозяином.

- Кхм. – Я поморщился, но быстро взял себя в руки. – Понимаете, считать опоздание однозначно плохой привычкой неправильно. Полиция тоже приезжает уже после преступления. И герой всегда появляется в последнюю минуту. Они же, по сути, всегда опаздывают, но никто их за это не ругает! Никто! Какая ирония, да?

Когда я закончил, учительница о чем-то задумалась.

- Хикигая, должна тебе сказать одну вещь. Если правосудие опаздывает, оно ничем не отличается от зла.

- Еще как отличается, оно… Нет, не бейте меня!

Учительница была верна принципу «истреблять зло незамедлительно»  и тут же впечатала кулак в мою печень. Упав на пол, я тщетно старался восстановить дыхание.

- Эх, сколько же проблем от этого класса. – Вздохнула учительница, пока я корчился на полу. Отчего-то она выглядела довольной. – И я сейчас говорю не о тебе.

Развернувшись на каблуках, она прошла к задней двери класса, не обращая внимания на мои страдания. Проследив за ней, я заметил, что к нам присоединилась еще одна ученица.

- Кавасаки Саки. Ты тоже хочешь сказать, что не опоздала, а задержалась?

Девушка, обозначенная как Кавасаки Саки, не стала утруждать себя ответом, а просто прошла на свое место, перешагнув по пути через меня. Ее длинные черные волосы были собраны в хвост, а манжеты на рукавах небрежно расстегнуты. Но больше всего мне бросился в глаза ее безразличный взгляд. А, да, и ее черное кружевное белье.

Я уже ее где-то видел. Стоп, получается, она же в моем классе.

Для начала я поднялся на ноги, чтобы не случилось какого недоразумения от того, что я мог заглянуть ей под юбку, лежа на полу. Тут и в голове кое-что прояснилось.

- А, это же та, с черным бельем, с крыши.

Итак, она, оказывается, в одном классе со мной. Сама Кавасаки Саки остановилась на полпути и обернулась.

- Что ты там мямлишь? – Спросила она, только и всего. Она не полезла в драку, не стала смущаться. Ей как будто было все равно и это страшно раздражало.

Если Юкиносита Юкино просто выдерживала дистанцию между собой и окружением, то Кавасаки Саки было на все наплевать. Юкиносита же никому не позволит лезть в свои дела.

Кавасаки отбросила волосы, собранные в хвост за спину и уселась на свой стул, отвернувшись к окну. Похоже, она смотрела наружу только чтобы не смотреть в класс. Всякий бы понял, что она не хочет ни с кем разговаривать. Но эта ее необщительная аура была еще слаба. Со мной, например, никто не заговорит, даже если я включу свою общительную сторону.

- Кавасаки Саки, значит…

- Хикигая, хватит повторять имя девушки, который ты только что с большим интересом заглядывал под юбку. – Учительница положила руку мне на плечо. – И это мы еще обсудим. Зайди в учительскую после уроков.

*   *   *

Получив очередную порцию наставлений от учительницы, я направился в книжный отдел в торговом центре MARINPIA, вместо того, чтобы сразу идти домой.

Осмотрев полки, я купил одну книгу, обошедшуюся мне в 1000 йен, что внесло значительные перемены в содержимое моего бумажника, и стал раздумывать, не засесть ли мне в каком-нибудь кафе, чтобы поучиться. Впрочем, как оказалось, не меня одного посещали такие мысли и в большинство мест уже были заняты школьниками. О, когда я решил, что придется идти домой, в толпе мелькнули знакомые лица.

Тоцука Сайка, надевший свою традиционную спортивную куртку (в нашей школе можно было носить как обычную, так и спортивную формы),  разглядывал пирожные, выставленные на витрину. Зрелище было таким сладким, слаще любого крема, которым поливают эти самые пирожные. Я, конечно, не мог просто взять и пройти мимо.

- Теперь твоя очередь, Юкинон.

Как я говорил, Тоцука был не единственным моим знакомым здесь. Юкиносита и Юигахама не теряли времени, и продолжали учиться, даже когда ждали свои заказы.

- Ладно, такой вопрос: Когда железнодорожная линия перегружена, то…

- Ветка Токио-Тиба встает?

Поправка: Это была викторина «Галопом по Тибе», Юигахама, конечно, ответила неверно. Правильный ответ: поезда плетутся еле-еле.

Юигахама, допустившая такую промашку, помрачнела и получила в наказание следующий вопрос.

- Вопрос: Скажите, в чем специализируется Тиба.

Тик-так, тик-так…

Суп-мисо с горохом и гороховая каша? – Чрезвычайно серьезно ответила Юигахама.

- Ты, что, думаешь, вся Тиба на одном горохе сидит?!

- А-а-а!!! – подскочила Юигахама, но сразу успокоилась. – А, это ты, Хикки. А мне вдруг показалось, что нас какой-то извращенец подслушивает.

Черт, я хотел было уйти, но теперь я здесь застрял, потому что исправил ошибку Юигахамы. Любовь к Тибе внезапно подвела меня. Тоцука, услышав вопли Юигахамы, обернулся к нам.

- Хатиман, так тебя тоже пригласили позаниматься?

Разумеется, меня не приглашали, даже на лице Юигахамы проступило выражение: «Вот этот не с нами». Пусть перестанет, а то я мысленно возвращаюсь в начальную школу, когда я приходил к кому-то из одноклассников на день рождения и встречал такую же реакцию.

- Хикигаю не приглашали. – Внесла ясность Юкиносита. – Ты что-то хотел?

- Хватит говорить очевидное только чтобы сделать кому-то еще хуже.

- Да, Хикки, я хотела тебя позвать, но как-то из головы вылетело.

- Незачем извиняться. – Я все равно привык к такому отношению.

- Так ты тоже собирался здесь поучиться, Хикигая?

- Да, вроде того.

- Мы тоже, всего-то две недели осталось. – Добавила Юигахама.

- Как ты собираешься сдавать их, если даже на простейшие вопросы по Тибе ответить не можешь? Последний вопрос вообще ни в какие ворота не лезет.

- Скажите, в чем специализируется Тиба. – Юкиносита повторила для меня последний вопрос.

- Правильный ответ: Тиба специализируется в фестивалях и танцах.

- Я имела ввиду кулинарную специализацию. Сомневаюсь, что хоть кто-то помнит тексты традиционных песен

Да быть такого не может. Песня, что поется во время фестиваля Обон, например, по ритму подходит для занятий в тренажерке. Уверен, жители Тибы могут напевать их и так и там.

Очередь постепенно двигалась, и тут как раз подошел наш черед.

- Ладно, Хикки, я угощаю. – Вдруг сказала Юигахама.

- Что? Я же сказал, что не стоит извиняться. Такими темпами в следующий раз ты нарядишься моей бабушкой. Бабушка, почему у тебя такие большие зубы?

- Я не переодетый волк! Ты же не думаешь, что я на самом деле хочу за тебя платить?

- Тогда перестань так себя вести. Я терпеть не могу двуличность. – Заметила ей Юкиносита, наблюдавшая со стороны.

- Точно, тут я согласен. – Поддержал ее я.

- Что?! Ну, я…

- Да ладно, среди близких друзей это нормально. – Возразил я.

- Да, пожалуй, она не из их числа, так что мне не следовало влезать. – Согласилась Юкиносита.

- Не из числа…  - Юигахама была готова расплакаться.

Тем временем подошел мой черед оплачивать заказ. Взяв себе кофе на 390 йен, я полез за бумажником и только теперь вспомнил о недавнем походе в книжный магазин. Там я оставил 1000 йен, что лишило меня последних средств. Другими словами, других денег у меня не осталось, а кофе уже подано.

- Я совсем забыл, что сегодня без денег, не заплатите за меня?

- Сволочь… - Юкиносита незамедлительно смешала меня с грязью.

- Ладно, чего уж теперь. – Ошеломленно протянула Юигахама.

- Спасибо, ты спасла меня! Как я могу тебя отблагодарить?

- Я возьму твой кофе, а ты можешь налить воды, она бесплатная.

- Хатиман, я заплачу за тебя, не волнуйся!

Тоцука воистину подобен ангелу. Я, было, собирался даже обнять его, но холодный голос Юкиноситы меня осадил.

- Если потакать ему, сделается только хуже.

В итоге Тоцука все-таки за меня заплатил, и я стал искать свободные места. Это та мелочь, что я мог сделать, пока остальные ждали свои заказы. Тут как раз группа из четверых пошла на выход, и я бросился к освободившемуся столику, поставив на него свой поднос, и положил сумку на сиденья, занимая их.

Сумка тут же скатилась на соседнее место и симпатичная школьница, занимавшая его, подтолкнула ее обратно.

- Опа, это же братик.

Оказалось, что это была Комати, моя сестра то есть. Потребовалось порядком времени, чтобы взять себя в руки и спросить, что она сама тут делает.

- Видал, я снова слушаю о проблемах Тайти. – Пояснила Комати и посмотрела на парня в форме ее школы, сидевшего напротив. Тот наклонил голову и кивнул мне, а я с опаской бросил на него ответный взгляд. Чего это он делает вместе с Комати?

- Это Кавасаки Тайти, ну, я тебе вчера говорила, помнишь? Про его сестру.

Да, теперь, когда она завела об этом разговор, я кое-что вспомнил, хотя тогда у меня все влетало в одно ухо и тут же вылетало из другого. Вчера у меня голова была занята запоминанием исторических дат. Кстати, что же случилось в 694 году?

- Так вот, он меня спрашивал, как сделать так, чтобы его старшая сестра снова стала нормальной. Вот, кстати, ты сам говорил, что к тебе можно обращаться с такими проблемами.

Мда, кажется, и такое тоже было, я разболтался и наобещал всякого. Конечно, я обещал это моей сестре, а до каких-то там ее друзей мне дела нет, особенно если это парень.

- Ну, да, было такое. Но, раз так, он сам должен поговорить с семьей, и не тратить лишний раз времени. – Мне казалось, я нашел нужные слова и теперь мог отделаться от всяких обременительных обязанностей.

- Да, все правильно, но… она приходит домой совсем поздно и совсем не слушает, что ей говорят родители. А если я пытаюсь с ней заговорить, то она злится и говорит, что это не мое дело. – Этот Тайти не дал мне шанса по-быстрому уйти.

- Поэтому мне придется положиться на брата Комати.

- Не тебе звать меня братом!

- Чего ты тут изорался?

Я повернулся и наткнулся на Юкиноситу и остальных, как раз подошедших к нам. Сделав соответствующие выводы по их школьной форме, Комати решила не терять времени.

- Всем приветы, я – Хикигая Комати! Спасибо, что терпите моего брата! – Поприветствовала их она. Ей это легко давалось еще с тех пор, как она была совсем маленькой. Тайти же, напротив, только назвал свое и мя и больше в разговор не лез.

- Так ты сестра Хатимана? – Уточнил Тоцука. – А я с ним в одном классе, я – Тоцука Сайка.

- Ой, какая милашка, правда, братик?

- Он парень. – Выдавил я в ответ.

- А-ха-ха, хорошо пошутил, пусть и глупо!

- Э… он правду говорит, я – парень. – Подтвердил мои слова Тоцука, тут же покраснев.

Ох, ну и дела, я сам чуть не усомнился в этом!

- М… серьезно? – Комати вопросительно пихнула меня локтем.

- Я на сто процентов не уверен, но, судя по всему, да, это правда.

- Д-да… - Комати принялась разглядывать Тоцуку, все еще сомневаясь и бормоча себе под нос. – А я посмотрела на его глаза и все такое и подумала…

Я бы тоже предпочел поразглядывать Тоцуку подольше, но он уже практически открыто просил спасти его, так что пришлось оттащить Комати.

- Хватит уже. А это Юкиносита и Юигахама, если что.

Комати, наконец, перевела взгляд на оставшихся не представленными. И Юигахама отчего-то внезапно занервничала.

- Р-рада познакомиться… - Сказала она. – Я о-одноклассница Хикки, Юигахама Юи…

- И я рада. – Ответила Комати и пригляделась к ней повнимательней. – Хм…

Юигахама старательно отводила взгляд, переживая все сильнее. Чего она так ее боится?

- …долго вы еще? – Наконец раздался голос, вернувший их на землю.

Здорово, как она заставила всех перестать заниматься ерундой и обратить внимание на не саму. Комати тут же встала на вытяжку, как и Юигахама, которая была совсем заворожена.

- Рада познакомиться, я – Юкиносита Юкино, Хикигая мой… Хм, он не мой одноклассник, не мой друг… Противно это признавать, но, по-видимому, он мой знакомый.

- Почему ты в этом сомневаешься и с чего тебе так от этого стыдно?!

- Мне только требовалось подобрать правильные слова. Все, что я о тебе знаю – твое имя. Или же точнее будет сказать – я не хочу ничего о тебе знать, кроме имени? При всем при этом я признаю, что ты – мой знакомый.

Какой жестокий вывод. С другой стороны, определение «знакомого» само по себе расплывчато. Если встретиться с человеком всего один  раз – он уже становится знакомым? А если вы встречаетесь каждый день? Где границы, где начинается и заканчивается «знакомство»?

Ладно, хватит об этом. Вешать столь ненадежный ярлык вообще плохая идея.

- Могла бы сказать, что учимся в одной школе.

- Хорошо, позвольте уточнить. Я – Юкиносита Юкино, к сожалению, я учусь с ним в одной школе.

- Тебе все еще стыдно из-за этого?! Ну и ладно, я могу сказать про тебя то же самое.

- Но что еще я могла сказать?

- Очень хорошо, я вполне уяснила, в каких вы отношениях. – Сказала Комати и я ей был за это благодарен, хотя она могла бы проявить ко мне и больше участия.

- Извините, но мне-то что делать?

Я повернул голову на голос.

- Хм… ну…

С лица Тайти так и не сошло беспокойство, он, вроде как, даже обратился ко мне, но из всех присутствующих он был знаком только с Комати. Другими словами, он был знакомым знакомого и с трудом улавливал повороты беседы. К тому же здесь все были старше него, что только усложняло его положение. Будь я на его месте, уже давно бы размышлял, что лучше бы просто сдохнуть. В таким случаях единственное, что остается – улыбаться и кивать вслед тем, кто говорит.

То, что он все-таки заговорил, давало понять, что он не так плох в общении. Похоже, кое-какие перспективы у него имеются. (Хотя я все равно не позволю ему иметь какие-то дела с Комати).

- Прошу прощения, я – Кавасаки Тайти. Моя сестра, Кавасаки Саки, тоже учится в Собу, в одиннадцатом классе. Она… как бы сказать… связалась с плохой компанией?

Я где-то слышал это имя совсем недавно. Размешивая молоко в своем кофе, я принялся вспоминать и контраст между черным и белым навел меня на правильную мысль.

А, точно, та девица с черными кружевами.

- Ты имеешь в виду Кавасаки Саки из нашего класса?

- Кавасаки Саки? – Переспросила Юкиносита и чуть наклонила голову, из чего стало понятно, что про нее ей известно совсем немного.

Но Юигахама, бывшая с ней одноклассницей, напротив, хлопнула в ладоши, как от нее и ожидалось.

- О-о-о, Кавасаки, она, ну, такая пугающая, такого, опасного типа…

- Вы с ней не дружите? – Спросил я.

- Мы пару раз разговаривали, но, нет, не дружим. – Пояснила Юигахама. – И тебе не следует задавать такие вопросы, это некрасиво.

У девчонок все так сложно. Все они состоят в каких-то компаниях, союзах, объединениях. Впрочем, я понял, что компания Юигахамы не слишком-то общается с Кавасаки.

- Я вообще не видел, чтобы она с кем-то общалась. – Заметил Тоцука. – Она практически всегда просто смотрит в окно.

- Д-да, примерно так все и есть. – Я вспомнил нашу последнюю встречу в классе. Она тогда уселась на своем место, отвернулась к окну и стала разглядывать облака, плывущие по небу. Происходящее в классе ее нисколько не интересовало.

- И когда с ней произошли такие перемены? – Спросила Юкиносита у Тайти.

- Так… - Задумался он. Должно быть не так-то просто ответить, когда тебя спрашивает такая страшная старшеклассница. Будь я сейчас моложе, отреагировал бы также. Но, с высоты кое-какого опыта, мне было несколько проще.

- Примерно тогда, когда она стала ходить в Собу. В средней школе она училась хорошо и была очень ответственной. Всегда возвращалась вовремя, готовила ужин и все такое… Даже в десятом классе она оставалась такой, перемены начались совершенно внезапно.

- Получается, где-то перед одиннадцатым классом. – Уточнил я.

- И что приходит на ум в таком случае? Что могло случиться в это время? – Юкиносита размышляла дальше.

- Самое очевидное – перетасовали классы. Мы собрались в 11 «Ф».

- Получается, в это время она стала одноклассницей Хикигаи.

- Ты так говоришь, словно это я стал причиной всех бед.

- Я такого не говорила. У тебя паранойя, что весь мир против тебя.

- Зачем-то ты меня ведь упомянула?

- Просто к слову пришлось.

Нет, серьезно, хватит уже. Если так пойдет и дальше, у меня снова случится флешбек к одной из травм прошлого. Еще и к начальной школе, если не повезет. А маленькие дети так жестоки…

- Ты говоришь, она поздно возвращается. Это во сколько, например? – Спросила Тайти Юигахама. – Я сама иногда прихожу поздно. Для старшеклассников это нормально

- А, это… - Замялся Тайти.

Нет, ему точно разговор дается нелегко, потому что с ним говорят такие шикарные девчонки. Но это нормально. Когда он подрастет, то поймет, что большинство среди них шлюхи.

- Получается, она возвращается около пяти… Это уже утро, у нее остается всего пара часов, чтобы поспать.

- А родители что говорят на этот счет? – Следом спросил Тоцука.

- Мама и папа работают, кроме того, у нас еще есть младшие брат и сестра, на старших не так много времени. К тому же, если она так поздно приходит, им бывает сложно пересечься.

Хм, он так и не понял, кому отвечал. Когда он подрастет, то поймет, какой милашка Тоцука.

- Даже если мне удается с ней поговорить, все заканчивается ссорой, и она дает понять, что я лезу не в свое дело. – Плечи Тайти окончательно поникли.

- Дело в семье. – Сказала Юкиносита. – Практически всегда дело в ней.

После этого она сама помрачнела, так сильно, что мне еще не доводилось видеть ее такой. Можно было перепутать, кто пришел за помощью – она или Тайти.

- Юкиносита…

Но стоило мне окликнуть, как по ее лицу снова ничего нельзя было сказать. Лишь незначительные движения выдавали ее переживания.

- Ты что-то сказал? – Переспросила она меня, снова став прежней. Никто кроме меня не понял, что с ней только что происходило.

- Есть и другие проблемы. Ей иногда звонят из какого-то странного места.

- Странного? – Не поняла Юигахама.

- Да, из кого-то «Ангела». Я не понял, что-то вроде магазина, наверно, с ней говорил управляющий.

- И что в этом странного?

- Я хочу сказать, что это за магазин с таким-то название?!

- Ну, я бы не сказала… - Усомнилась Юигахама, но я бы его полностью поддержал.

Следите же за пошлыми мыслями, что витают в голове школьников помоложе. Вообразите себе Токийский район красных фонарей. Представляете себе слово «Ангел» над дверьми одного из заведений? Шансы на то, что «Ангел» про которого говорил Тайти бы весьма непростым магазином только что подросли.

Да я в этом практически не сомневаюсь.

- Так, успокойся. – Обратился я к нему. – Я тебя понял.

- Спасибо, братан… - Тайти полез ко мне обниматься.

- Ты назвал меня братаном?! А завещание не забыл составить?

Пока я разбирался с таким неуважением, остальные обсуждали ситуацию дальше.

- Если она где-то работает, нужно что-то делать. – Начала Юкиносита. – Пусть этот магазин не так опасен, как считает этот идиот, но все равно так продолжаться не может. Нужно понять, что происходит и пресечь это.

- Но если она перестанет работать в одном месте, что помешает ей найти другое? – Возразила Юигахама и Комати покивала, соглашаясь с ней.

- Из огня да в… куда-то там.

- В полымя, ты хотела сказать.

Ох, сестренка, не позорь семью Хикигая, смотри, Юкиносита уже глядит на тебя неодобрительно.

- В общем, нужно думать не только о следствии, но и о причинах всего. – Закончила Юкиносита, а я, наконец, отцепил от себя Тайти.

- Так, погоди, мы, что, собираемся что-то делать?

- Конечно. Тайти - брат Кавасаки Саки, а та учится в нашей школе. Клуб добровольцев вполне может взять это на себя.

- Да, но клубы не работают во время экзаменов.

- Братик… - Меня ткнули в спину, и я развернулся к улыбающейся Комати.

Она всегда так улыбается, когда просит меня что-то сделать. Например, когда она хотела себе мой Рождественский подарок. Мне не устоять против нее… И за что мне дана такая сестра?

- Ладно, уговорили…

- С-спасибо! – Выпалил Тайти. – Простите, что пришлось вас побеспокоить.

*   *   *

Программа реабилитации Кавасаки Саки стартовала уже назавтра. Придя после занятий в клубную комнату, мы с Юигахамой встретили там поджидавшую нас Юкиноситу.

- Давайте начнем. – Сказала она.

А, и Тоцука почему-то тоже был здесь.

- Тоцука, тебе не обязательно приходить. – Я не собирался заставлять его горбатиться под тиранией Юкиноситы. Уверен, он пришел только потому, что она его как-то заставила. Но тот сразу развеял мои опасения.

- Нет, все в порядке. Я ведь тоже в курсе ситуации. Кроме того, мне интересно, чем вы тут занимаетесь. Если вы не против, я останусь и посмотрю.

- Ясно… тогда будь при мне.

Я сказал «будь при мне» исключительно машинально. Как еще я мог отреагировать? А, Тоцука же парень, как печально.

Поскольку на время промежуточных экзаменов клубы не работали, школа была практически пустой. Остались только те, кто по каким-то причинам предпочитал готовиться прямо здесь, а также подобные Кавасаки Саки, то есть те, кто опаздывал и теперь подвергался профилактической лекции. (Кстати, на разговор в учительскую вызывали, если опоздать более пяти раз в месяц). Учительница Хирацука, наверно, сейчас именно этим и занята.

- Я поразмыслила немного и пришла к выводу, что Кавасаки Саки должна сама решить свои проблемы. – Объявила Юкиносита. – Если на нее кто-то надавит, всегда будет риск рецидива.

- Да, пожалуй, все верно – Согласился я.

Дело не только в ее поведении. Любого раздражает, когда кто-то начинает комментировать его поступки. Всегда неприятно, если лезут с советами и напоминаниями. Например, перед экзаменом родители постоянно напоминают, что пора бы поднять свою ленивую задницу и пойти учиться. Вы, конечно, соглашаетесь, что, да, пора, но мотивации это вам нисколько не прибавляет.

- Ладно, так что конкретно будем делать?

- Про терапию животными слышал?

В двух словах – это лечение стресса и тому подобного путем общения с животными. После объяснения Юкиноситы до меня донеслось хихиканье Юигахамы, но, на мой взгляд, некий резон в этом был. Со слов Тайти его сестра раньше была совсем другой, кто знает, может ее удастся сделать прежней.

Оставалась, однако, одна проблема.

- И каким животным будем проводить терапию?

- Да… у кого-нибудь есть кошка?

Тоцука покачал головой. Эх, а им кошку заменить нельзя? Он будет сверхэффективным.

- У меня собачка есть, не подойдет? – Спросила Юигахама.

- Кошки эффективнее. – Отказала ей Юкиносита.

- Не вижу разницы… - Пробормотал я. – У тебя есть научно обоснованные доказательства?

- Нет… - Юкиносита отвела взгляд. – Но собаки все равно не подходят.

- Ты их просто не любишь, верно?

- Я такого не говорила. Не делай ложных выводов.

- Юкинон не любит собак? Быть не может! Они же такие милые! – Тут же подскочила Юигахама.

- Ты так говоришь, только потому, что сама их любишь. – Отрезала Юкиносита. У нее, что, психологическая травма, связанная с собаками? Ее покусали? Ладно, ну ее, главное, что сегодня я узнал одну ее слабость.

- У меня есть кот. – Я вернулся в разговор.

- Хорошо.

Получив одобрение Юкиноситы, я позвонил Комати и услышал вместо гудков какую-то музыку. Что за ерунду она поставила?!

- Алло? Комати слушает!

- Комати, ты сейчас дома?

- Так точно, а что?

- Можешь принести кота в мою школу?

- Нет, он тяжелый.

- Понимаешь ли, Юкиносите он нужен.

- Щас буду. – Она бросила трубку.

Откуда такие перемены? Стоило мне упомянуть Юкиноситу… Сначала ведь отказалась.

Договорившись, так или иначе, я убрал телефон. Школа наша хорошо известна, Комати не заблудится.

- Сказала, что сейчас придет. Подождем ее снаружи?

Мы вышли к школьным воротам и подождали Комати, появившуюся минут через двадцать с корзинкой в руках.

- Прости, что побеспокоили. – Извинилась Юкиносита.

- Ничего, ничего, мне не сложно. – Ответила Комати и открыла корзинку.

Внутри обнаружился Камакура, наш кот, который сразу посмотрел на меня, словно спрашивая: «Чо уставился, проблем ищешь?» Да, не самая милая зверушка.

- Ой, какая прелесть! – Воскликнул Тоцука и погладил кота, который тут принялся извиваться под его рукой.

- И что мы с ним будем делать? – Я подхватил кота и вытащил его из корзинки.

- Оставим его на входе и посмотрим, что будет. Он должен что-то затронуть в сердце Кавасаки.

- Ты считаешь ее этакой старомодной хулиганкой? Суровой снаружи, но доброй внутри? – По моему мнению, мы не настолько хорошо ее знаем, чтобы делать столь далеко идущие выводы. - Ладно, надо найти какую-нибудь коробку.

Я протянул кота Юигахаме, но та вдруг отпрыгнула от меня. Я повторил попытку, четко дав понять, чего я от нее хочу, но она все равно старательно уклонялась.

- Ну и что это?

- Н-нет… ничего…

Юигахама подняла руки, а Камакура мяукнул, внимательно следя за ней.

- Проблемы с кошками?

- Н-нет, никаких проблем… Х-хорошая киса…

Не понимаю я ее, чего тут бояться?

- Комати, подержи его. – Я вернул кота ей и тот тут свернулся на ее руках, довольно заурчав. Вот ведь дерьмо, даже кошки меня терпеть не могут. – Сейчас вернусь.

Должны же в школе быть коробки. Кошки любят коробки. Не все, конечно, но наш кот не из привередливых. Еще он почему-то любит жевать обертку от моих комиксов. Неужели она такая вкусная? А может, не стоит заморачиваться и посадить его просто в пакет?

Пока я размышлял над такими вопросами, меня нагнала Юигахама.

- Понимаешь, у меня на самом деле нет никаких проблем с кошками.

- Да? Ну, ладно, мне-то что? Юкиносита, вон, собак не любит. А я всяких жуков терпеть не могу.

И людей тоже, это так, для сведения.

- Ну, я серьезно считаю, что кошки тоже милые.

- И? У тебя аллергия на них, что ли?

- Нет, у меня как-то потерялся кот… До сих пор грустно. – Юигахама задумалась и пошла медленнее. Пришлось и мне подстроиться под ее шаг.

- Я жила в многоквартирном доме. Тогда было модно тайно держать там кошку.

- Да, я слышал.

- Но для детей это сложно, поэтому я подобрала уличного кота, не спросив родителей. А потом он куда-то подевался.

И с тех пор у нее проблемы с кошками.

Юигахама снова повеселела, а я представил, что она чувствовала тогда. С детской точки зрения, подобрав кота, она уже рисовала себе радужные картины и была крайне расстроена, когда тот сбежал. Говорят, что кошки уходят, когда чувствуют скорую смерть. Не знаю, что думает Юигахама о том случае теперь, когда повзрослела.  В любом случае все это только мои домыслы, ей лучше знать, что и как.

А пока мы нашли коробку и, взяв ее с разных сторон, понесли обратно, хотя она была нисколько не тяжелая.

*   *   *

Камакура был помещен в коробку и тут же принялся мять ее передними лапами. Подавив ее немного, он фыркнул, словно одобрив наш выбор.

Теперь осталось только дождаться Кавасаки Саки и посмотреть, что получится. Проблема была в том, что мы не знали, когда она появится. Лекция учительницы Хирацуки могла затянуться надолго, в зависимости от ее настроения.

- Надо распределить обязанности. – Сказала Юкиносита. Тоцука был отправлен к учительской, Юигахама – к велосипедной парковке, Комати просто бродила вокруг. Меня же оставили следить за коробкой с котом. Казалось бы, все при деле, но лично мне делать было как раз нечего, пока не появится сама Кавасаки. Собрав волю в кулак, я решился сходить до автомата с напитками, где купил себе коробочку Sportop. Вставив соломинку, я сделал пару глотков и вернулся на свой пост.

- Мяу – Донеслось до меня знакомое мяуканье Камакуры.

- Мяу. - Донеслось до меня незнакомое мяуканье какой-то девушки.

Осмотревшись, я не заметил рядом никого, кроме Юкиноситы, сидевшей спиной ко мне.

- Ты чего делаешь? – Спросил тогда я ее.

- О чем ты? – переспросила она, словно ничего не было.

- Ты сейчас разговаривала с котом.

- Что гораздо важнее, тебе было поручено следить за ним. Задание как раз соответствующее твоим способностям. Я даже учла всю возможную некомпетентность, но, как оказалось, переоценила тебя. Как мне надо было раздавать поручения, чтобы до тебя все дошло. – Юкиносита превзошла саму себя, обрушившись на меня. В ее глазах четко читался намек, что мне лучше молчать.

- Да ладно, я уже вернулся.

Я снова уселся на скамейку и в этот момент зазвонил мой телефон. Номер незнакомый. Выбор невелик. Юигахама, Тоцука, Комати, ну и Юкиносита. Номера Юигахамы и Комати я знаю, а от Юкиноситы такого ждать в принципе глупо.

Так это Тоцука?

- А-алло?

- Привет, братан, я взял твой номер у Комати.

- У меня нет братьев. – Я бросил трубку, но телефон тут же зазвонил снова. Я его едва знаю, но уже понял, что он из упрямых.

- Ты чего трубку бросил?

- Чего тебе надо?

- Я узнал про кота. Так вот, у сестры аллергия на кошек.

Тишина. План полетел к чертям.

- Раньше надо было предупреждать!

- Так я только что узнал про идею.

- Ладно, ладно. Спасибо, что предупредил. Пока все.

Я снова положил трубку, и направился к Юкиносите, сидевшей возле свернувшегося клубком Камакуры и гладившей того.

- Юкиносита.

Та убрала руку от кота и просто посмотрела на меня, спрашивая, чего надо.

- Мне позвонил Тайти и сказал, что у Кавасаки аллергия на кошек. Она к нему и близко не подойдет, если мы оставим его здесь.

- Значит, все меняем. – Только и сказала она и снова принялась гладить кота.

Я связался с остальными и объявил, что затея провалилась.

- Тебе звонил Тайти? – Спросила меня Комати.

- А, да. Тебе не следует давать номер телефона посторонним.  Мало ли что может случиться. С персональными данными не шутят.

- Твои персональные данные никому не нужны. – Полушутя, полусерьезно сказала Юкиносита.

- Я же не ради себя стараюсь, а ради Комати. Слышишь? Никому не давай свой номер. Особенно парням!

Теперь нам требовалось придумать что-то другое. Не имея никаких идей, я посмотрел на Юкиноситу, а та в ответ на меня и Комати, после чего вздохнула.

- Мне прям завидно. Вы так хорошо ладите.

- Так говорят, только те, кто единственный ребенок в семье. А на самом деле тут нет ничего особенного.

- Нет, я… - Юкиносита. вдруг не нашла, что сказать. Обычно она всегда готова как-то высказаться. – Ладно, ничего.

С ней все в порядке? Может, съела что-то не то? Например, одну из печенек Юигахамы?

- Что делать-то будем? Думать надо.

- Э… - Тоцука неуверенно поднял руку, поглядывая на Юкиноситу и Юигахамы и словно сомневаясь в своих силах. Давай, скажи, что хочешь. Пусть все будут против, но я-то соглашусь! Я могу принять даже запретную любовь!

- Говори. – Разрешила Юкиносита. – Сейчас всякие идеи будут кстати.

- Хорошо. Я подумал, что стоит поговорить об этом с учительницей Хирацукой. Она же может попробовать выйти на ее родителей. Если взрослые обсудят проблему, может что-то да выйдет?

А вот это отличное предложение. Сама Кавасаки может бояться поговорить с родителями именно потому, что они – родители. Я, например, не о всяких вещах с родителями готов говорить. О любви там, или о порнушке – ни за что. Или если на моей парте написали оскорбления, если запихнули мусор в мой шкафчик, или если любовное письмо оказалось розыгрышем.

Вот поэтому необходима третья сторона. Человек с жизненным опытом, которому можно довериться

- Учительница Хирацука… - Все-таки это был не самый подходящий вариант. Ее саму впору пожалеть. А взрослой в ней была только грудь.

- Она внимательна к ученикам, в отличие от многих других учителей. – Возразила Юигахама. – Лучшей кандидатуры мы не найдем.

- Да, тоже верно.

Как и сказала Юигахама, к ученикам она и впрямь присматривается. И в Клуб добровольцев она кое-кого направляла. В целом, она достаточно наблюдательна.

- Ладно, я с ней поговорю.

Я быстро изложил ситуацию с Кавасаки и отправил сообщение учительнице. Вот так и пригодился мне ее номер, хотя никакого желания его использовать у меня не было.

- Вот так. Я написал ей, что мы подождем у выхода.

Мы подождали минут пять, и вскоре услышали цоканье ее каблуков.

- Хикигая, я тебя поняла. – Сказала учительница. – Давай детали.

Она достала сигарету и пепельницу, а я пересказал ей историю Кавасаки более подробно.

- То, что ученик нашей школы подрабатывает в такое позднее время, само по себе серьезное происшествие. Нужно что-то делать и быстро, пока все не вышло из-под контроля. Я займусь этим. – Учительница как-то странно хихикнула. – Чего смотришь? Я ее отпустила, а сама обогнала и пришла к вам. Сейчас я ее перехвачу.

Что это за беспокойство охватило меня?

- Вы же понимаете, что кулаками проблему не решите.

- Ты же понимаешь, что такие методы я применяю только к тебе?

Тут в коридоре и в самом деле появилась Кавасаки, забросившая сумку за спину, лениво бредущая к выходу и зевающая по пути, словно ее вообще ничего не волнует.

- Кавасаки, погоди минуту. – Позвала ее учительница.

Кавасаки обернулась на ее голос и прищурилась.

- Что-то хотели? – Спросила она таким тоном, словно требуя отстать от нее. Сейчас она казалась не хулиганкой, а, скорее взрослым человеком, не терпящим, чтобы его беспокоили. Таким сидят в барах с сигаретой в одной руке и стаканом виски в другой.

Учительница, впрочем, ей не уступала. Она, в свою очередь, напоминала посетителя неряшливого китайского ресторана, который смотрит бейсбол и страшно ругается на игроков, одновременно поглощая пятую порцию лапши, запивая ее пивом.

Битва титанов, что уж там.

- Кавасаки, до меня дошли слухи, что ты допоздна шатаешься неизвестно где. Чем ты занимаешься по ночам?

- И кто вам такое сказал?

- Мои источники засекречены. А теперь отвечай. – Учительница сказала, как отрезала.

- Какая разница, чем я занимаюсь. Никому же не мешаю. – Вяло ответила Кавасаки, словно высмеивая учительницу.

- О будущем нужно думать. Ты не вечно будешь в школе учиться. За тебя ведь волнуются. Хотя бы твои родители, ну, или я.

Но Кавасаки все также скучала. Потеряв терпение, учительница взяла ее за руку. Мне показалось, что от этого прикосновения Кавасаки буквально растает.

- Ты о родителях-то подумала?

- Видите ли… - Кавасаки коснулась руки учительницы в ответ. – Я не знаю, о чем думают мои родители. И вы не знаете. У вас же своих детей нет. Подумали бы о своем будущем, прежде чем думать обо мне.

- Ух…

Кавасаки перевернула все с ног на голову, а учительница зашаталась, словно боксер, пропустивший сильнейший удар.

- О себе нужно сначала подумать. О том, как выйти замуж. А потом уже за меня волноваться.

Учительница зашаталась сильнее, теперь дрожали даже ее ноги. А Кавасаки, не обращая больше на нее никакого внимания, удалилась в сторону велосипедной парковки. Мы же молча переглянулись, не зная, что теперь делать. Юигахама и Комати уставились в землю, а Тоцука бормотал: «бедняжка», поглядывая на учительницу. Юкиносита села на корточки, словно стараясь скрыть свое присутствие. Почему в итоге все взвалили на меня?

Нужно было что-то сказать. Пожалеть хоть как-нибудь.

- Э… учительница? – Обратился я к ней, думая, с чего начать, а она кое-как повернулась ко мне, двигаясь, словно зомби.

- Я домой… - Всхлипнула она и вытерла глаза, после чего побрела в сторону автомобильной стоянки, не дожидаясь моего ответа.

- Вы сделали все, что смогли. – Сказал я на прощание, провожая взглядом ее удаляющуюся фигуру. Садящееся солнце ударило мне в глаза и вышибло невольную слезу.

Пусть кто-нибудь уже женится на ней.

*   *   *

Час спустя, после ухода учительницы, растворившейся в лучах заката, мы стояли на станции Тиба. Комати взяла с  собой кота и отправилась домой, рано ей еще гулять по центральным районам. Пусть лучше гуляет с друзьями в Ёкадо. Хотя что ей там делать? Я успел возненавидеть это место, когда ходил туда с мамой за покупками.

Ну да ладно. Время приближалось к половине восьмого, когда начинал просыпаться ночной город.

- В этом районе всего два заведения со словом «Ангел» в названии, которые работают в интересующее нас время. – Пояснил я.

- И это одно из них? – Уточнила Юкиносита, с подозрением глядя на неоновую вывеску, гласившую «Мейд-кафе «Ангел». Ниже располагалась призывная вывеска с девушкой, нацепившей кошачьи ушки и говорящей: «Добро пожаловать, гав!».

«Что за бред?!» - читалось на лице Юкиноситы, и я был с ней солидарен. Что еще за «гав»? Или «мяу». Они играют роли кошечек и собачек? Да и название «Ангел» казалось чересчур наигранным. Какая связь между ним и мейд-кафе?

- Так в Тибе тоже есть такие места… - Юигахама разглядывала здание с сомнением.

- Ты такая наивная. В Тибе есть все. Тиба имеет свой взгляд на все вещи. Вот такая она, Тиба.

Вот так-то. В некотором роде Тиба не самая удачная префектура. Аэропорт Нарита, Токийская игровая выставка, Германская деревня, все это основывалось на тенденциях, задаваемых Токио. Тиба дополняла их, в чем и специализировалась. Даже если подумать о Ста Холмах – элитном жилом районе Тибы – становится ясно, что Тиба наловчилась играть вторую скрипку в моде.

А здесь, в самом центре, располагался райончик, в котором были сосредоточены различные проявления современной культуры. Кстати, Аки-ба рифмуется с Ти-ба. Без мейд-кафе обойтись, разумеется, не могло.

- Я в этом плохо разбираюсь – Спросил Тоцука, снова и снова разглядывавший вывеску. – Чем именно занимаются мейд-кафе?

На мой взгляд, смысл его вопроса заключался в том, что еще за горничные, а не что значат надписи: «Как ты проведешь свое мейд-время?» или «Как насчет немного моэ-моэ?».

- Не готов объяснить, я сам в таких местах ни разу не бывал. – Ответил я. – Поэтому я пригласил того, кто разбирается.

- Еще как пригласил, Хатиман. – Словно по команде перед нами появился Займокуза Ёситеру, в своем привычном плаще, несмотря на то, что уже стояло раннее лето, и он усиленно потел.

- Ух. – Скривилась Юигахама, но ее сложно было упрекнуть в этом, я сам сморщился гораздо сильнее.

- Что это ты рожи корчишь? Сам ведь меня позвал.

- Ну, видишь ли, кому-то пришлось бы это сделать, а я вдруг подумал, что ты такая заноза в заднице.

- Я понимаю. – Зло усмехнулся Займокуза. – Знал бы ты, как сложно подавлять свою силу, сдерживаясь перед финальной схваткой с заклятым врагом. Лишь сила ненависти позволяет тебе держать себя в руках.

- Вот потому я и сказал, что ты - заноза в заднице

Конечно, я не хотел его звать, но из всех, кого я знал, в таких вещах разбирались только двое. Займокуза и учительница Хирацука. Но учительница больше специализировалась в сёненах, поэтому выбирать не приходилось.

Я успел поведать ему о нашей ситуации, о личности Кавасаки Саки, о месте со словом «Ангел» в названии и прочих условиях. Ответ Займокузы был однозначен: Мейд-кафе «Ангел».

- Займокуза, ты уверен, что это то самое место?

- Никаких сомнений.

Займокуза выхватил телефон и яростно что-то загуглил. Смартфоны – удобная вещь, но от частого использования устают руки, хотя я слышал, что есть какие-то приспособления на это случай.

- Согласно имеющимся сведениям, есть только два места, подходящих под все условия. Зная Кавасаки, мы выбираем вот это. Мне об этом призраки нашептали. – Голос Займокузы был полон уверенности.

- Вижу, ты полностью уверен. – Я нервно сглотнул. Неужели он действительно сумел развить какую-то способность? Но Займокуза только улыбнулся до ушей. Ах, так он не уверен в выборе, просто убеждает сам себя, что все сделал правильно.

- Ладно, хватит болтать и пошли. Горничные нас уже заждались. – Сказал он и взмахнул плащом.

Как он меня достал. Но, раз он так говорит, ничего не остается, кроме как последовать за ним. Туда – в землю молочных рек и кисельных берегов – в Святое Гаремное Царство!

Мое сердце бешено колотилось в предвкушении встречи с горничными, и я сделал шаг вперед. Крошечный шажок для человечества, но гигантский скачок для меня.

Но тут меня дернули за рукав. Я обернулся и посмотрел на угрюмую Юигахаму.

- Ну, чего?

- Н-ничего… мне казалось, ты не ходишь в такие места… - Она продолжала тянуть меня за рукав. – Не нравится мне это.

Хватит меня тянуть, свитер испортишь!

- Я тебя не понимаю. Потрудись придумать аргументы повесомее.

- Сюда же парни в основном ходят. Что мы там будем делать?

Хм? А, ну, да, она, кстати, в чем-то права. Девчонки в принципе ходят в мейд-кафе? Подумав так, я решил обратиться к опыту Займокузы и покосился в его сторону. Тот принял важную позу, дав понять, что на него можно положиться.

- Нечего бояться, мадмуазели.

- Мадма-што? – На самом деле я его прекрасно понял, но признаваться в этом не хотел.

- Я предполагал, что возникнут подобные вопросы, потому приготовил несколько нарядов, чтобы без проблем проникнуть внутрь. – Продолжил Займокуза и выхватил из-за спины пластиковый пакет, в котором угадывались характерные предметы одежды. Да там даже сковородка была! – Итак, Тоцука, приступим?

Ага, я вижу, что он задумал, отличная идея!

- Что? К чему приступим? – Тоцука сделал шаг от приближающегося Займокузы, а затем еще один.

Сцена, за которой я наблюдал, словно сошла с экрана телевизора, и походила на какой-то фильм ужасов. В иной ситуации я бы первый поспешил на выручку Тоцуке, но сегодня я не мог себя заставить это сделать.

Я х-хочу посмотреть на него в наряде горничной…

Займокуза, выглядевший истинным чудовищем, наконец, загнал Тоцуку в угол, размахивая при этом заготовленным нарядом.

- Попался, мой дорогой Тоцука, попался!

- П-пожалуйста, н-не надо…

Пусть он понимал, что сопротивление бесполезно, Тоцука пытался оттянуть неизбежное.

- Ладно, ладно! Я это надену, выглядит, вроде, неплохо! – Закричала Юигахама и выхватила наряд из рук Займокузы.

- Эх… - Выдохнул тот.

- Чего исстонался? – С презрением посмотрела на него Юигахама.

Но Займокуза был во власти горничных, потому смог справиться с таким ударом.

- Пф, мало надеть нужную одежду. Нужна душа горничной – вот самое главное. А у тебя ее нет.

- Я не понимаю, что за бред он несет! – Юигахама понадеялась на мою поддержку, но я в эту перепалку влезать не собираюсь. Видите ли, я понимаю, о чем говорит Займокуза. Некоторые, надев такой наряд, выглядят неуместно, как ни стараются.

- Можно переодеться в горничную, но сердца это не изменит! Ступая, прочитай «Ширли» и только тогда возвращайся!  Подобные тебе ничего не понимают в косплее и должны курить в сторонке!

Юигахама явно проигрывала Займокузе и принялась искать поддержки, для начала спрятавшись за спиной Юкиноситы. Та коротко вздохнула и снова посмотрела на вывеску.

- Мне кажется, не будет никаких проблем, если мы войдем. Сюда пускают не только парней.

Я проследил за ее взглядом и увидел приписку. «Девушкам тоже можно, но придется переодеться!».

Святые угодники, вывеска не врала, действительно настало мейд-время!

*   *   *

Мы зашли в мейд-кафе, где были встречены традиционным приветствием. - Добро пожаловать, хозяин! – После чего были препровожены к столику. Юкиносита и Юигахама удалились, чтобы соответствовать правилам, так что свои места заняли только я, Займокуза и Тоцука.

- Присаживайтесь, пожалуйста. – Сказала нам девушка в очках с красной оправой и кошачьими ушками, предложив меню.

Меню, выполненное в рукописном стиле, включало в себя массу всего, например «Ом-ом-лет» или «Белое карри ☆». Были и более специфичные варианты, как то «Моэ-моэ камень-ножницы-бумага». Что это такое? Я прям чувствую, что здесь воздухом торгуют. Так или иначе, право заказа я оставил Займокузе, который побледнел и нервно оглядывался, то и дело отпивая воды из своего стакана. С тех пор, как мы вошли, он не сказал ни единого слова.

- Эй, ты в порядке?

- Кхм, прежде я был уверен в себе, но теперь понял, что не готов свободно разговаривать с горничными.

- Вот как.

Займокуза снова схватил стакан, но его рука сильно дрожала, поэтому я решил просто не обращать на него внимания. К тому же, мне есть с кем поговорить.

- Тоцука, ну и как тебе в мейд-кафе?

Но тот никак не ответил.

- Тоцука?

И снова нет ответа. Он же всегда готов со мной поговорить, разгоняя своей улыбкой тучи! А сейчас меня для него словно не существовало.

- Ты, что, обиделся?

- Ты не спас меня… - Ответил он после небольшой паузы.

- А… ну… понимаешь…

- Ты хотел, чтобы я надел этот костюм, несмотря на то, что я парень! – Он осуждающе посмотрел на меня.

(Тоцука такой милый, когда злится)

Кстати, точно, он же парень. И мне не нравится когда он говорит мне то, что обычно говорят девчонки.

- Э… видишь ли.. Это нормальная мужская шутка…

- Серьезно?

- Конечно, готов поклясться чем угодно.

Мне нужно было подтолкнуть его в нужном направлении, поговорить, как мужчина с мужчиной.

- Л-ладно… тогда я не буду обижаться.

- Я возьму тебе капучино. Все крутые итальянские парни пьют его.

- Ой, спасибо.

Мне удалось успокоить его, удачно надавив на его желание стать мужественнее. А сам я не мог быть счастливее, чем когда смотрел на его улыбку.

- Прошу прощение за ожидание, хозяин!

- Два капучино, пожалуйста.

- Нарисовать вам котика на пенке? Вам стоит только пожелать.

-  Э… нет, спасибо. – Вежливо отказался я.

- Как пожелаете, скоро все будет готово. – Тут же ответила горничная.

Вот что значит, настоящий профессионал. Все отточено и выверено до мельчайших деталей. Причина популярности мейд-кафе не в словечках типа «моэ-моэ» или обращении «хозяин». Здесь вы можете получить то, чего больше нигде не увидите. Даже игра в камень-ножницы-бумагу, или рисование соусом на омлете – все это было частью здешнего сервиса.

Впрочем, здесь была и другая горничная, никак не годившаяся на эту роль. Ее руки дрожали и судорожно сжимали поднос. Даже шаги ей давались с трудом, потому что она боялась опрокинуть чашки. С другой стороны, упади она, я бы точно увидел ее трусики. Я говорю о Юигахаме, кстати.

- П-простите за ожидание… - Сказала она, страшно смущаясь, и поставила чашки на стол.

- Х-хозяин… - Добавила она, после долгой паузы.

На ней был довольно простой традиционный наряд горничной, хотя он и казался ей несколько маловатым.

Мы все помолчали некоторое время.

- И к-как? Мне идет? – Юигахама немного покружилась, размахивая оборками и ленточками.

- Очень идет! – Тут же ответил Тоцука. – Хатиман, ты согласен?

- А? Я? Да, верно. – Кое-как ответил я, но этого хватило, чтобы обрадовать Юигахаму.

- Ой, мне так приятно слышать!

Честно говоря, я был удивлен. Да, она неуклюжа, как всегда, но, все-таки, впечатление было совсем иное. Возможно от того, что она так стеснялась.

- Вот только юбка такая короткая и гольфы такие высокие, что это даже неудобно. Должно быть, тяжело носить такое целыми днями. А если еще и работу по дому выполнять…

Нет, беру назад все, что я сейчас сказала. Это все та же Юигахама Юи.

- Наряд шел бы тебе больше, если бы ты рта на раскрывала.

- Ч-чего?! На что ты намекаешь?! – Она стукнула меня подносом. Подняла руку на хозяина!

- Что это вы прохлаждаетесь? – Раздался голос позади нас.

Я обернулся и оказался лицом к лицу с горничной, словно только что вернувшейся из времен Британской Империи. Длинное темно-зеленое платье и черный бант чрезвычайно шли к сдержанности Юкиноситы.

- Ух, Юкинон, так круто! Это платье словно для тебя шили!

С ней нельзя было не согласиться, Юкиносите действительно шел такой наряд.

- Точно, но она скорее похожа на Роттенмейер, чем на горничную. – Заметил я и получил в ответ непонимающие взгляды. – Э… Я хочу сказать, очень идет, очень.

- Хорошо, но к делу это мало относится. – Юкиноситу такие мелочи не сильно волновали.

Роттенмейер, кстати, это домоправительница из Heidi, Girl of the Alps. С некоторых точек зрения ее тоже можно считать горничной. Впрочем, есть и мнение, что она похожа на жильца дома с привидениями.

- Не похоже, что кавасаки где-то здесь. – Отметила Юкиносита.

- Ты уже успела все разведать?

- Конечно. Зачем мне иначе переодеваться в это?

Похоже, Юкиносита оказалась единственной, кто серьезно отнесся к походу в мейд-кафе. Видели ли мы рождение горничной-детектива?

- А она не могла просто взять сегодня выходной? – Спросила Юигахама и Юкиносита покачала головой.

- Ее фамилии нет на графике. Учитывая, что ей звонили домой, можно заключить, что она работает под настоящим именем.

Если так, то еще остается вариант, что она скрытная горничная-ниндзя.

- Похоже, информация оказалась ложной. – Я покосился на Займокузу.

- Как же это могло случиться? – Спросил в ответ тот.

- Что именно?

- Кхм… - Кашлянул Займокуза и продолжил. – Цундере, что тайно подрабатывает в кафе. Например: «Добро пожаловать, Хозя… А вы что здесь делаете?!». Классический случай. Вот, как все должно было случиться!

- Я его не понимаю.

Я совершенно упустил из виду характер Займокузы и из-за этого мы потратили впустую целый день.

Ну и ладно. Юигахаме, похоже, понравился наряд горничной, а я узнал о неплохом кафе. Оно того стоило. А пока хватит на сегодня.

*   *   *

На следующий день после похода в мейд-кафе мы снова собрались в клубной комнате, но на этот раз нас стало больше. Все дружно напрягали мозги, поскольку, согласно Юкиносите, работать над следствием неэффективно, а надо искать источник всей проблемы.

Понятно, что я и Юкиносита были членами клуба. Ну и Юигахама, возможно, тоже. Наличие с нами Тоцуки и Займокузы удивления тоже не вызывало. А вот присутствие следующего человека вызывало вопросы, пусть он и вписывался в компанию весьма органично.

- А Хаяма чего здесь забыл? – Спросил я.

- Видишь ли, Юи пригласила меня поучаствовать. – Ответил он и закрыл книгу, которую читал, сидя у окна.

- Юигахама? – Переспросил я и повернулся к виновнице, которая, судя по всему, очень этим гордилась.

- Ага, я подумала и решила, что есть же какая-то причина таких перемен в Кавасаки. Но никто не понимает в чем она.

- Да, я понял.

Юигахама внезапно сама сумела сделать логический вывод, и я с трудом сдержал смешок, а сама она возгордилась еще сильнее.

- Так вот! Нужно подумать, в чем причина и свести ее на нет! Если она сумела измениться однажды, то может произойти и обратная перемена!

- И почему нам понадобился Хаяма? – На этот раз спросила Юкиносита, словно сомневаясь в его способности нам помочь. Сам он на это особого внимания не обратил.

- Ты не улавливаешь, Юкинон. Есть только одна причина, по которой девушка может измениться.

- Одна причина? Ты имеешь в виду возраст?

- Возраст?! Н-нет, ты путаешь! Девушка всегда остается девушкой и не важно, сколько ей лет! Юкинон, ты никогда не должна в этом сомневаться!

- Только не начинай… - Протянула Юкиносита. А она права, кстати. Те, кто говорят как Юигахама, на самом деле обычно уступают тем, кого сами критикуют за недостаток женственности.

- Причина перемен… в общем, это – любовь. Или типа того…

Я и подумать не мог, что можно сказать что-то настолько смущающее, при этом самой смущаясь больше всех.

- Л-ладно! Когда вы любите – все меняется! Вот я и подумала, что надо на этом сыграть и позвала Хаято!

- Э… а я-то тут причем? – Натянуто улыбнулся Хаяма.

Ну, дела. Если он на самом деле не понимает, почему позвали именно его, то это бесит меня еще больше. И Займокузу, судя по тому, как он на него зыркал.

- Мало ли парней, которые ладят с девчонками? Вот, Тоцука, например, вполне популярен.

Ага, так он в курсе своего собственного положения, но я его все равно не прощу. И Займокуза, судя по тому, как он на него зыркал.

- Я? Я.. не уверен, так ли это… - Залепетал Тоцука, одновременно краснея.

- Да, наверно так оно и есть, но относительно Кавасаки Сай не вариант. – Отвергла такую возможность Юигахама. – Что касается остальных, то двинутый он и есть двинутый. Остается Хаято.

- Ты как-то меня обошла вниманием…

- Т-тебя не рассматриваем, Хикки.

Как я только терплю ее? С другой стороны, Займокуза был потрясен гораздо сильнее моего. Можно ли считать, что теперь он получил от Юигахамы кличку «Двинутый»?

- Юигахама весьма проницательна. – Поддержала ее Юкиносита. – Ты же не считаешь, что в классе кто-то воспринимает тебя всерьез?

- Нет, не считаю. – Не стал спорить я. Видите ли, окажись я на месте девчонки, то не стал бы обращать на какого-то там одиночку ни малейшего внимания. Наверно все дело в моем таланте ниндзя. Ничего не поделаешь, если всю жизнь проводишь в тенях. Да я не просто ниндзя, я один из лучших.

- Я н-не это имела в виду… Ты не такой уж плохой, просто… ну, то, да сё… Так, ладно, в общем, я попросила Хаято помочь нам. – Выпалила Юигахама, пока я размышлял, как правильно применять таланты ниндзя, чтобы однажды стать Хокаге. – Так, что, поможешь?

Кто бы мог ей отказать? Таковы парни, что не могут устоять, если кто-то просит их о помощи. Они сразу видят себя в роли героев. Хаяма, как оказалось, исключением не был.

- Ладно, помогу. Не обещаю, что это поможет, но сделаю все, что в моих силах. И ты тоже делай, Юи. – Напоследок он похлопал ее по плечу. Ей-то что делать? Это от него ждут результата.

- С-спасибо… - Выдавила ответ Юигахама.

План Юигахамы «Любовные делишки альфонса Хаямы» вступил в стадию реализации. Несколько кривое название, зато вполне ясная суть. Хаяма использует свое очарование, чтобы достучаться до сердца Кавасаки (уместно ли слово «достучаться» в нашем случае? Если мы используем штучки альфонса, то тут уже попахивает разбитым сердцем).

Переместившись к велосипедной парковке, мы принялись поджидать Кавасаки. Конечно, будь мы с Хаямой, это выглядело бы подозрительно, поэтому приходилось выдерживать дистанцию. Тут, наконец, пришло его время.

Кавасаки вяло прошла к велосипеду, ни о чем не беспокоясь, также, как вчера, и отомкнула его замок. Этот момент и выбрал Хаяма, чтобы подойти к ней.

- Привет, ты сегодня совсем никакая. – Он так легко и естественно с ней заговорил, что мы сами едва не поздоровались с ним в ответ. – Похоже, подрабатываешь. Не стоит так перенапрягаться.

Одна половина меня не могла в это поверить, тогда как вторая половина просто им восхищалась.

- Спасибо за беспокойство. До завтра. – Буркнула Кавасаки, едва удостоив его вниманием.

- Слушай… - Мягко остановил ее Хаяма, и Юигахама тут же подалась вперед, силясь не упустить ни единого слова. Займокуза тоже внимал Хаяме, но с крайне кровожадным и завистливым видом. Оба изо всех сил сжимали кулаки. – Незачем быть такой букой.

На мгновение повисал тишина.

- Зря стараешься. – Кавасаки снова нажала на педали и укатила. А Хаяма так и остался стоять, словно время для него остановилось. Только секунд десять спустя он вернулся к нам.

- Похоже, меня отвергли.

- Э… кх… хы… - Я хотел ему что-то сказать, но слова не шли. Меня одолевали незнакомые чувства. Займокуза, стоявший рядом, напротив, мыслей не скрывал.

- А-ха-ха-ха-ха!!! Отвергли! Не так-то ты и крут, в конце концов! А-ха-ха-ха-ха!!!

- З-заткнись, З-займокуза… - Из последних сил держался я.

- Чего смешного? – Отчитал нас Тоцука, выглядевший так, словно сам готов расхохотаться.

- Понимаешь, Тоцука, меня это не слишком волнует. – Успокоил его Хаяма, чуть поморщившись.

Все-таки он находится на недосягаемой высоте. Помог нам, попал в неловкую ситуацию, но так хорошо держится. Займокуза же кое-как справился со смехом.

- Хаяма, тебе незачем быть такой букой… А-ха-ха-ха-ха!!!

- Заткнись, Займокуза, я сейчас лопну!

Мы снова расхохотались, а Юигахама посмотрела на нас с отвращением.

- Как так можно?!

- Этот способ тоже не сработал. – Заключила Юкиносита. – Похоже, сегодня придется наведаться во второй магазин.

- Похоже… - Выдохнул я. Забавно получилось. Наверно впервые я был рад, что вступил в Клуб добровольцев.

*   *   *

Наручные часы показывали двадцать минут девятого, и я стоял на выходе со станции Кайхин-Макухари, прислонившись к конусообразному монументу. Напротив меня находился отель Окура, на верхнем этаже которого располагался бар «Лестница Ангела». Последнее место в этом районе, имеющее в названии такое слово и работающее в столь позднее время. Название на вывеске было продублировано еще и на английском.

Я поправил свой пиджак, который одолжил у отца без его ведома. Впрочем, он пришелся мне в пору, благодаря одинаковому росту и комплекции. Дополняли его джинсы, черная рубашка с воротником-стойкой и кожаные туфли. Не те вещи, что я ношу каждый день.

Серьезно, я едва держался. Все это были отцовские вещи, кроме джинсов. Пришлось даже воспользоваться гелем и зализать волосы назад. Все благодаря Комати, к которой я обратился, сказав, что нужно выглядеть серьезно, после чего она перерыла весь дом.

«У тебя глаза загнанного служащего, братик. Поэтому и одежда должна быть соответствующей» - Сказала она. Неужели у меня на самом деле так плохо с глазами?

Вскоре на месте сбора появился Тоцука.

- Я не опоздал?

- Нет, я сам только что пришел.

На Тоцуке были брюки спортивного покроя и чуть облегающая футболка, что уместно бы смотрелось хоть на парне, хоть на девчонке. Дополняла образ вязаная шапка, из тех, что никого не согреют. А при каждом шаге чуть позвякивала цепочка, прикрепленная к его бумажнику.

Мне еще не приходилось видеть его в повседневном. Конечно, я не упустил случая поразглядывать, а Тоцука старательно отводил глаза.

- К-куда ты смотришь? Что-то не так?

- Нет, все хорошо.

Такой диалог мог навести на ошибочное мнение, что мы на свидании, но, нет. Не те у нас отношения.

Следом подошел Займокуза. Так, я его проигнорирую. Он по каким-то причинам был одет словно монах и даже обернул белое полотенце вокруг головы

- Хм.. так вот это место. Ого, не Хатиман ли это?

Когда вас кто-то раздражает, можно как следует пройтись по нему.

- Во что это ты вырядился? И зачем тебе полотенце? Косплеишь повара?

- Что я слышу? Разве не ты сказала одеться по-взрослому? Я так и поступил и оделся умудренным монахом.

Да, идея была именно такая, но нельзя же было ожидать, что все зайдет так далеко. Придя к такому выводу, я услышал приближающиеся шаги Юигахамы. Она выглядела беспокойной и крутила в руках телефон, то и дело оглядываясь. Как можно было нас не заметить?

- Юигахама. – Позвал я ее, сильно напугав этим. Она осторожно обернулась. Что за дела? Она же смотрела в нашу сторону пару секунд назад.

- Х-хикки? Ого, точно ты. Я н-не узнала тебя в т-такой одежде… Хех…

- Ничего смешного.

- Я не смеюсь! Я просто подумала, что сейчас ты совсем другой. – Она поразглядывала меня, после чего спросила. – Комати помогла?

- Да, конечно.

- Я так и подумала.

Она тщательно изучила меня, так что мне оставалось ответить тем же.

Юигахама надела небольшой топик, с подвеской в форме сердечка, похожий на тот, что она носила в школе, и короткие черные шортики. Сверху она набросила джинсовую куртку.

- Я же сказал одеться по-взрослому.

- А?! Что именно не так? – Запаниковала Юигахама, осматривая себя с ног до головы. На мой взгляд, она не тянула на взрослую, максимум на студентку.

- Прошу прощения, я не сильно опоздала. – Раздался голос последнего участника. Юкиносита выбрала белое платье, разительно контрастировавшее с вечерней темнотой и плотные сапожки, облегавшие ноги, словно перчатки. Когда она подняла руку, чтобы проверить время, блеснули маленькие розовые часики и серебряная цепочка. – Похоже, самое время.

- Да, пошли. – Только и сказал я, мысленно вспомнив свои впечатления, когда впервые встретил ее в Клубе добровольцев.

- Косплеишь Моттаинай?

- Глупости. Его не существует. – Отрезала Юкиносита и осмотрела нас, начиная с Займокузы. – А вот это не годится.

- А?

- Не годится.

- Э?

- Не годится.

- Что?

- У тебя не годится вообще все.

- Слушай…

По каким-то причинам она всех нас забраковала, особо отметив меня.

- Решили же одеться подобающе.

- Ну, как взрослые.      

- Там, куда мы идем, никто так одет не будет. Во-первых, мужчинам нужен галстук, равно как и костюм.

- Вот как? – переспросил Тоцука.

- Большинство серьезных ресторанов имеют такой дресс-код. – Кивнула ему Юкиносита. – Об этом никогда нельзя забывать.

- Ты, похоже, знаешь, о чем говоришь.

Такие знания не относились к числу того, что должен знать среднестатистический старшеклассник. Подобные нам ходили только в Сайцерию и Бамиян. Максимум, куда нас могло занести – ресторан Royal Host. Так или иначе, я был единственным, кто имел на себе пиджак. Тоцука оделся более-менее обычно, а Займокуза изображал повара.

- Я, ч-что, тоже не гожусь? – Уточнила Юигахама.

- Для девушки все, может, не так уж плохо, но если ты собираешься идти с Хикигаей, то можно одеться построже.

Я приободрился и оправил пиджак, но Юкиносита вдруг хихикнула.

- Хотя твои глаза все равно испортят весь образ.

Нет, неужели с глазами все настолько плохо?

- Мне не хочется идти туда еще раз, после того, как нас развернут, поэтому мы зайдем ко мне и переоденемся, Юигахама.

- Ты меня приглашаешь к себе?! Я пойду, пойду! Ой, а я никому не помешаю?

- Нет, нисколько. Я живу одна.

- Совсем одна?! – Преувеличено удивилась Юигахама.

Чему так удивляться? Полно людей живут одни. А Юкиносита в состоянии со всем справиться. Да и не могу я представить ее, живущую с кем-то еще.

- Так что, идем? Здесь недалеко. – Спросила Юкиносита и обернулась.

 Позади возвышались ряды высоток, где располагались квартиры не из дешевых. Я не слишком часто смотрю телевизор, но сразу узнал, на что они похожи. (Случайные сведения: район Кайхин-Макухари часто используется для съемок различных сериалов).

Юкиносита еще немного посмотрела вверх. Похоже, она живет  на одном из верхних этажей. Круто. Буржуазия, как она есть, хотя я все еще не уверен, нормально ли девушке вот так жить одной.

- Тоцука. – Между тем заметил я. – Извини, что вытащили тебя.

- Ничего страшного. Было интересно посмотреть на всех в повседневной одежде.

- А пока вы переодеваетесь, мы можем поужинать. Позвоните, когда закончите.

- Хорошо.

Расставшись на время, мы прислушались к собственным ощущениям.

- Ну, что будем есть? – Первым спросил Займокуза и мы с Тоцукой переглянулись.

- Лапшу!

*   *   *

После ужина я проводил Тоцуку и Займокузу до станции. Между прочим, Займокузу на самом деле спутали с поваром и пытались сделать у него заказ. А в целом я неплохо подкрепился, также как и мои спутники.

Оставшись в одиночестве, я посмотрел на отель Окура. На этот раз мне предстояло встретиться только с Юкиноситой и Юигахамой. Взглянув на отель еще раз, я удивился, насколько он огромен. Даже свет его иллюминации шел, словно из другого мира. Не то место, куда может войти школьник.

Тем не менее, я вошел внутрь, хотя сердце бешено колотилось. Казалось, что я даже иду по какой-то иной земле. Или дело в ковре? Я иду получать Оскар? Вот я вижу гостей, снисходительно на меня поглядывающих, вот какие-то иностранцы.

Согласно СМСке от Юигахамы, мы должны были встретиться у лифтов. Этот лифт был совсем не похож на привычные мне. Его дверь переливалась огнями, а внутри он был чуть ли не больше, чем вся моя комната. Внутри еще и диванчик был! Да какой мягкий! Но, тут как раз завибрировал мой телефон.

«Мы только что пришли, ты где?»

Пришли? Я огляделся по сторонам.

- Извини, что заставили ждать. – Обратилась ко мне леди в красном платье. Платье облегало ее фигуру, делая похожей на русалку, а волосы были собраны в пучок. Она посмотрела на меня и нервно сглотнула.

- Я словно в театр собралась…

- Ой, это ты, Юигахама. Я тебя не узнал. – Я понял, кто стоял передо мной по одному только голосу.

- Могла бы сказать, что на свадьбу приглашена. Для театра тебе бы пришлось одеться иначе. – Заметила другая девушка, в черном платье.

Черная ткань ее платья замечательно контрастировала с белизной кожи, а дополняли ее волосы, собранные в хвост и закинутые вперед, на грудь.

- Н-но я впервые надела что-то подобное, в отличие от тебя Юкинон…

- Ты преувеличиваешь, я так одеваюсь совсем не часто.

- Большинство так вообще никогда не одеваются. – Заметил я. – И где только такое продают? В Симамуре?

- Симамура? Никогда не слышала о таком бренде.

Она даже не дала мне вставить ремарку про разницу между Симамурой и Юникло.

- Пойдемте. – Юкиносита нажала на кнопку лифта. Тот звякнул и дверь бесшумно раскрылась.

Сквозь стекло лифта я мог видеть токийский залив, и повсюду сверкали огни. Суда, идущие по его водам, автомобили, мчащиеся по набережной, окна высотных зданий.

Мы добрались до верхних этажей и дверь снова раскрылась.

Перед нами предстал бар, погруженный в сумерки, чуть освещаемые мягким светом свечей.

- Это… Ух ты…

Мы оказались в месте, где нас не должно было быть. На сцене стояло фортепиано, за которым сидела женщина, игравшая джазовую мелодию. Американка, должно быть. Говоришь «иностранец», подразумеваешь американца и никак иначе.

Не стоит ли уйти, пока не поздно? Я бросил взгляд на Юигахаму, чему-то кивавшую. Одного взгляда на такую непосредственность хватило, чтобы вселить в меня уверенность, но для Юкиноситы это было неприемлемо.

- Хватит дергаться. – Шепнула она, наступив мне на ногу.

- Ай! – Воскликнул я, не сдержавшись. Как она так сумела? Адски больно.

- Не сутулься, смотри прямо. – Продолжала нашептывать Юкиносита, словно тискам схватив меня за локоть.

- А м-мне что делать? – Спросила Юигахама.

- Держи себя в руках и делай все то же самое.

- Чего?

Словно сомневаясь, Юигахама поступила так, как сказала Юкиносита, то есть, последовала ее примеру и схватила меня за другой локоть.

- Пойдемте уже.

Проследовав к входу в бар, мы прошли через тяжелые деревянные двери, где нас встретил официант, при виде которого я непроизвольно втянул голову в плечи.

- Вас трое? Желаете пройти в зал для курящих? – Спросил он, делая шаг в сторону, а я не мог выдавить ни слова.

Осмотрев внутреннее помещение бара, я остановил свой взгляд на стойке, где протирала стаканы девушка-бармен, чье спокойствие очень соответствовало настроению самого бара.

Так, не Кавасаки ли это?

Она разительно отличалась от самой себя в школе. Волосы были тщательно собраны, а от ленивых движений и  абсолютного безразличия не осталось ни следа.

Не узнав нас, Кавасаки положила перед нами подставки под стаканы. Я думал, она предложит меню, но этого, конечно, не произошло.

- Кавасаки… - Шепотом позвал я ее.

- Прошу прощения, мы знакомы? – Переспросила она, явно забеспокоившись.

- Что же это получается? Даже одноклассники Хикигаи не помнят, как он выглядит? – Спросила Юкиносита и села за стойку.

- мы не в школьной форме, так что это простительно. – Вступилась за меня Юигахама и тоже села.

Осталось свободное место между ними. Играй мы в Отелло, я бы проиграл. Играй мы в го…  ай, ладно, я все равно правил не знаю.

- Мы тебя все-таки нашли, Кавасаки. – Сказала Юкиносита и лицо Кавасаки, наконец, изменилось, словно она встретила знакомого врага. – Юкиносита…

Я сомневался, что они знакомы, но Юкиносита и без этого весьма известна и не все ее любят хотя бы из-за того, какая она есть.

- Добрый вечер. – Сказала сама Юкиносита.

Между ними уже искры летели, слишком уж они были разные. Страшно. Кавасаки прищурилась и наполнила стакан Юкиноситы.

- Э… приветик? – Неубедительно поздоровалась Юигахама.

- Юигахама… а я тебя не узнала. Так ваш спутник тоже из Собу?

- А… да. Это Хикки, он с нами в одном классе. Хикигая Хатиман.

Я просто кивнул, подтверждая сей факт. Кавасаки немного расслабилась.

- Ясно, ну, что ж, вы меня поймали. – Пожала она плечами, словно давая понять, что скрывать ей нечего, и прислонилась к стене, снова став вялой, как в школе. Возможно она бессознательно старалась прикрыть спину.

- Хотите чего-нибудь выпить?

- Перье, пожалуйста. – Ответила Юкиносита. Я понятия не имел, что это такое.

- Мне тоже! – Выпалила Юигахама, опередив меня, собиравшегося так сказать.

Ну и что мне теперь говорить? Дом периньон или Донпен? Хотя при чем тут Донпен? Это какой-то там маскот и здесь мне его не видать, даже если попрошу.

- Хикигая, а тебе?

Этот Перри, или как там его… Что за напиток такой с именем человека в названии? Следует ли наугад попросить Харриса или Сато?

- Я буду кофе-Ма…

- Он будет имбирный эль. – Перебила меня Юкиносита.

- Я поняла. – Чуть усмехнулась Кавасаки и профессионально разлила заказы по стаканам. Взяв их, мы сделали по глотку и помолчали немного.

- Я поверить не могу, что он чуть не заказал кофе-МАХ. – Опомнилась Юкиносита, словно только что об этом вспомнила.

- А что такого? Мы же в Тибе.

Без кофе-МАХ не будет Тибы Кофе-МАХ повсюду, даже в самых удаленных районах!

- С этим закончили. – Кавасаки снова прислонилась к стене и Юкиносита резко на нее посмотрела. Да помиритесь уже, страшно ведь! – Так зачем вы пришли? Не говорите только, что на свидании вот с этим.

- Господи, конечно же, нет. Тебе не следует так больше говорить, а то все решат, что у тебя нет чувства юмора.

- Я, вообще-то, тоже здесь. – Намекнул я им, хотя меня такие разговоры не сильно волновали, но так мы далеко не уйдем, поэтому я поспешил вмешаться. – Я слышал, что ты где-то пропадаешь по ночам. Значит, подрабатываешь здесь? А твой брат за тебя волнуется.

- И вы потрудились прийти сюда, только чтобы сказать мне об этом? Не думаете же, что я перестану здесь работать только потому, что так сказал парень, которого я даже не знаю? – Насмешливо ответила Кавасаки, чуть раздражаясь.

- И точно, даже одноклассники Хикки его не знают… - Протянула Юигахама.

Ничего страшного, я тоже ничего не знаю о Кавасаки, так что мы квиты.

- А, так вот почему мне казалось, что все пошло как-то не так. Значит, Тайти рассказал вам. Не знаю, зачем он это сделал, но еще поговорю с ним. – Вдруг сказала Кавасаки и немного помолчала. – Незачем ему было лезть.

Кавасаки посмотрела прямо на меня, намекая, что и нам следует держаться в стороне от ее дел. Но Юкиносита была не из тех, кто так легко сдается.

- Может и стоит остановиться. – Юкиносита посмотрела на свои часы. – Почти одиннадцать… будь ты Золушкой, скоро твоя магия рассеялась бы.

- И в итоге меня ждал бы счастливый финал.

- Я думала об этом, но тебя, похоже, ждет страшная сказка.

То, как они разговаривали, явно давало понять, что вмешиваться не следует. Сарказм и завуалированные оскорбления – одно из первейших развлечений элиты. Но почему бы им просто не подружиться? Зачем ругаться, они же в первый раз друг с другом разговаривают. Страшно же.

- Хикки, о чем они говорят? – Юигахама осторожно пихнула меня, отрывая от размышлений.

Эх, как же легко мне становится, когда вижу такую деревенщину.

Так вот. Трудовой кодекс запрещает несовершеннолетним работать после десяти вечера. Раз Кавасаки этот запрет нарушает, значит, она где-то приврала насчет своего возраста. Об этой магии и говорила Юкиносита. Сама Кавасаки, однако, не слишком переживала.

- Получается, ты не собираешься с этим завязывать? – Давила Юкиносита.

- М-м-м, нет. – Ответила Кавасаки, протирая бутылку с саке. – А если и уйду отсюда, то смогу найти другое место.

Юкиносита поболтала стаканом со своим Перри (или это был Харрис?), раздражаясь от такого упрямства.

- Кавасаки… а зачем тебе вообще работать здесь? Понятно, что школьники порой подрабатывают, но не допоздна же… - На этот раз заговорила Юигахама.

- Деньги, всего лишь деньги. – Ответила Кавасаки, с легки звоном ставя бутылку обратно.

Стало чуть понятнее, в конце концов, деньги – главная причина, по которой люди работают. Конечно, есть и те, кто просто плывет по течению и поступает так, как все. Или те, кто просто не может жить без работы. Но таких я никогда не понимал.

- А, ну, это понятно. – Лениво протянул я.

- Нет, ты как раз не понимаешь. Иначе не стал бы писать такой бред в плане на день открытых дверей. – Заметила мне Кавасаки.

- И вовсе это не бред. – Я вспомнил, как пересекся с ней на крыше, когда чуть не упустил заполненную форму.

- Если не бред, то у меня нет слов. У тебя, похоже, заниженное мнение о человечестве. – Кавасаки шлепнула полотенцем, которым протирала бутылку о стойку. – Ты… нет, все вы. Не думайте, что мне нужны деньги ради денег. Не думайте, что я такая же, как этот идиот.

Кавасаки сурово на меня посмотрела, словно говоря, что раздавит меня, если я вздумаю ей мешать. Но, я уверен, что в глубине души она была готова расплакаться. И все же именно это заставляло ее казаться сильной. Она скорее давала понять, что ее неправильно понимают, а не то, что она сдалась.

Возьмем, к примеру, Юкиноситу. Ее тоже никто не понимает, но ей-то что? Хотя она, возможно, держалась за счет силы воли.

Или Юигахама. Она всегда старается со всеми поладить. Как бы ни шли дела, она стоит на своем и надеется, что люди могут меняться.

- Н-но так ведь ничего и не изменится, да? Может, это сделает тебя сильнее, воодушевит, или еще не знаю что… - Юигахама цеплялась за соломинку, а Кавасаки молча ждала, когда она утихнет.

- Я же сказала, что вы не понимаете. Сильнее? Воодушевит? Может, поможете мне деньгами в таком случае? Сделаете то, на что не способны мои родители?

Иисусе! Страшно-то как! Даже Юигахаме не нашлось, что возразить.

- Мы поняли. – Сказала Юкиносита. – Если тебе больше нечего добавить.

- Разве твой отец не состоит в префектурном совете? Откуда дочке такой шишки понять, что может меня беспокоить? – Тихо прошептала Кавасаки, на этот раз словно действительно сдавшись.

Стоило ей договорить, как раздался резкий звон стекла. Я тут же повернулся и увидел лежащий на боку стакан и растекающуюся лужицу Перье. Юкиносита же просто смотрела в одну точку перед собой.

- Юкиносита?

- А… Ой, прошу прощения. – Она отмерла и снова стала прежней, вытерев стойку полотенцем.  Нет, еще сдержанней, чем обычно. Но такая реакция была для нее совершенно недопустима, хотя я и не первый раз ее видел. Я задумался и попытался вспомнить, где уже с ней сталкивался, но подумать мне не дали.

- Стоять! Семья Юкинон тут вообще не причем! – Юигахама стукнула по стойке. Вот, значит и она может рассердиться, вот только рожи она при этом корчит ужаснейшие. То ли Кавасаки впечатлилась такой перемене в Юигахаме, или же сама поняла, что перегнула палку, но тон она чуть смягчила.

- Вот и моя семья к этому отношения не имеет.

В принципе, на этом все.

Мне, Юигахаме и, конечно, Юкиносите больше здесь делать было нечего. Если все закончится тем, что она однажды нарушит какой-то закон, то отвечать будут родители и школа. Ну а мы, кто не были ей даже друзьями, ничего поделать не могли.

- Может и так, но дело не только в этом! Юкинон…

- Юигахама, хватит. Я просто уронила свой стакан, ничего страшного не произошло. – Юкиносита мягко остановила Юигахаму, уже готовую перевалиться через стойку.

Было раннее лето, но мне вдруг стало холодно. Я понял достаточно и оставалось только как-нибудь смягчить ситуацию.

- Давайте уже по домам, у меня уже глаза закрываются. Вот сейчас я допью и пойдем.

До того, как магия рассеется, еще есть немного времени.

- Ты… - С отвращением начала Юкиносита, но Юигахама ее перебила.

- Да, Юкинон, пойдем?

Мы с Юигахамой переглянулись, и она чуть кивнула, тоже поняв, что Юкиноситу что-то тяготит.

- …хорошо, как скажете. – Юкиносита согласилась с нами, словно и сама поняла, что ведет себя как-то иначе. Она положила на стойку пару купюр, даже не взглянув на счет, и встала. Юигахама последовала за ней.

- Юигахама, я тебе позже напишу. – Сказал я ей вслед.

- А? Э… хорошо. – Юигахама покраснела и забеспокоилась. Слишком неуклюжая реакция для такого солидного места, лучше бы ей прекратить.

Убедившись, что они ушли, я покачал своим стаканом и снова повернулся к Кавасаки.

- Кавасаки, можно тебя завтра побеспокоить? Где-нибудь в половину шестого в Макдональдсе?

- Зачем?

- Хочу поговорить о Тайти. – Сказал я, будучи уверен, что она не откажется.

- Что? – С подозрением, или даже с угрозой, посмотрела она на меня. Стараясь не смотреть в ответ, я одним глотком опустошил свой стакан и поднялся.

- Завтра.

- Стоять! – Тут же крикнула она, но я не обернулся, идя на выход и делая крутой вид.

- Куда пошел, а платить кто будет?!

…чертова Юкиносита, я думал она и за меня заплатила. Молча вернувшись, я положил на стойку тысячу йен, что выглядело скорее как извинение, и получил шестьдесят йен сдачи. Чувствую, что лучше не спрашивать, почему она посчитала нужным рассчитаться до последнего гроша.

Один стаканчик имбирного эля за тысячу йен. Грабеж среди бела дня.

*   *   *

Таймскип к утру следующего дня.

Рано утром, вместо того, чтобы спать дома, я сидел в Макдональдсе и пил уже вторую чашку кофе. Небо уже посветлело, и на улице чирикали воробьи.

Покинув отель Окура, каждый из нас пошел своим путем. Я вернулся домой и кое о чем попросил Комати, после чего ушел погулять. Следовало, конечно, немного вздремнуть, но я сомневался, что сумею проснуться к пяти.

- Ага, все-таки пришла.

Автоматическая дверь звякнула и открылась, впустив внутрь Кавасаки.

- Что ты хотел? – Спросила она сердито, видимо от того, что лишилась возможности пойти домой и хоть немного поспать. Меня тут же посетила мысль пасть ниц и просить прощения, но я взял себя в руки и сделал вид, что все так и должно быть.

- Прилаживайся. – Осторожно предложил я ей. – То есть, присаживайся.

Черт, оговорился, но я не виноват, это она меня запугала. Оговорка, однако, пошла на пользу и дальше я говорил гораздо свободнее.

- Сейчас все подойдут. Подожди немного.

- Все?

Одновременно с ее вопросом дверь звякнула еще раз и к нам присоединились Юкиносита с Юигахамой. Уходя из отеля, я написал Юигахаме и велел ей заночевать у Юкиноситы, предупредив родителей, и прийти к Макдональдсу в назначенное время. Короткое и четкое сообщение, без всяких излишеств.

- Снова начинаете? – Сразу бросилась в атаку Кавасаки и, как оказалось, сердилась не она одна.

- Она, что, не выспалась? – Спросил я Юкиноситу, кивая в сторону Юигахамы, пилившей меня взглядом.

- Мне-то откуда знать? Я думала, что с ней все должно быть в порядке. Хотя, наверно дело в твоей СМСке, она сразу как-то помрачнела, когда прочитала ее. Ты же не писал каких-то гадостей?

- Не записывай меня в извращенцы без каких-то на то оснований. И я не понимаю, что могло ее так расстроить, там были обычные инструкции.

- Да ладно, это же  братик, он не знает, что такое тактичность!

- Эй, Комати, завязывай с этими появлениями из ниоткуда.

- Братик, инструкции посылают коллеги по работе, например. В иной ситуации это некрасиво.

- Он и тебя позвал? – Уточнила Юкиносита.

- Да, я тоже получила инструкции и привела его. – Комати указала на Тайти, до этого стоявшего в стороне.

- Тайти, а ты что здесь делаешь в такое время? – Кавасаки посмотрела на брата со смесью удивления и злости.

- Это я должен задавать такие вопросы. Что ты здесь делаешь в такое время? – Невозмутимо ответил тот.

- Не твое дело… - Отрезала Кавасаки, не желая развивать тему. Но против Тайти это не сработает, он ей не посторонний. УК тому же, раньше, при разговоре с ним она имела множество путей для отступления, теперь же мы ее фактически окружили.

- Это мое дело. – Добавил Тайти.

- Я уже говорила, тебе незачем знать. – Кавасаки стремительно теряла позиции, но все еще держалась.

- Кавасаки, давай я угадаю, зачем тебе нужны деньги. – Обратился я к ней, а Юкиносита и Юигахама с интересом посмотрели на меня.

Только сама Кавасаки знает об истинных причинах, но подсказок я видел достаточно.

Все началось перед одиннадцатым классом, как сказал нам Тайти. Но это его мнение. Мнение самой Кавасаки может в корне отличаться. С ее точки зрения все началось, когда сам Тайти пошел в девятый класс.

- Тайти, скажи, что нового с тобой случилось в девятом классе?

- Э… начал ходить на подготовительные курсы… - Предположил Тайти и задумался над другими вариантами, но мне этого уже не требовалось. Кавасаки уже понимала, к чему я клоню, и закусила губу.

- А, поняла, она хочет заплатить за его учебу… - Начала говорить Юигахама, но я ее перебил.

- Нет, вопросы оплаты к тому времени уже были урегулированы. Еще в апреле, когда он только пошел в девятый класс. В их семье с этим проблем не было. С другой стороны, проблемы могли быть по другим схожим моментам.

 - Я вижу, к чему ты клонишь. – Юкиносита посмотрела на Кавасаки с понимаем и даже с некоторым уважением. – Платы требуют не только его курсы.

Школа Собу считает своей задачей подготовить своих учеников к поступлению в университеты, и большинство учеников также ставят перед собой соответствующую задачу. Многие посещают дополнительные занятия и подготовительные курсы. И все это требует денег.

- Тайти сказал, что раньше его сестра была совсем другой. Собственно, на самом деле она такой и осталась.

- Но это я хожу на курсы и…

- Потому я и сказала, что тебе знать не нужно. – Кавасаки отвесила брату легкий подзатыльник.

Ну вот, с драмой успешно справились. И жили они долго и счастливо. Так я думал, но Кавасаки вдруг снова нахмурилась.

- Работать я все равно не брошу. За учебу в университете надо платить и я не собираюсь взваливать это на родителей.

Ее голос не оставлял места для возражений и Тайти снова поник.

- Эм… могу я кое-что спросить? – Голос Комати нарушил установившуюся тишину.

- Что? – Резко спросила Кавасаки, но Комати встретила ее обезоруживающей улыбкой.

- Вот смотри. Мои родители часто работают допоздна, и когда я была маленькой, то меня никто не встречал, когда я приходила домой.

- Это, конечно, печально. – Заметил ей я. – Но, что с того?

- Братик, сделай одолжение, заткнись. – Велела она мне и я, пожав плечами, заткнулся, слушая, что скажет дальше. – Так вот, меня это очень огорчало, и я решила, что стоит из дома сбежать. Вернули меня не родители, а братик и с тех пор он начал возвращаться домой раньше, так, чтобы иметь возможность встретить меня, за что я ему благодарна.

Вот так-то, кто тут лучший братик на свете? Эта история незамедлительно выдавила из меня слезу, хотя тогда у меня не было намерения позаботиться о Комати, просто у меня не было друзей и еще я спешил к шестичасовому аниме по ТВ-Токио.

Кавасаки посмотрела на меня с некоторым уважением, Юигахама, казалось, сама была готова всплакнуть и только Юкиносита покачала головой.

- Разве дело не в том, что ему просто больше некуда было идти?

- А ты откуда узнала?! Ты Юкипедия, что ли?!

- Ну, да, я это сама понимаю. – Ничуть не растерялась Комати. – Но это все равно было здорово и принесло ему много Комати-баллов.

- Вот теперь я вижу, что ты на самом деле его сестра. – Сказала Юигахама.

- Ты на что намекаешь?!

Если на о, что она такая же милая, как и я, то пусть будет так.

- Так дальше-то что? – Поторопила нас Кавасаки.

Я был готов наложить в штаны, так она меня пугала, но Комати, напротив, нисколько ее не боялась.

- Пусть от братика и  мало толку, но он не станет делать то, что расстроит меня. Даже если он как-то поможет по мелочам – уже это делает меня счастливой. – Комати немного помолчала. – Я сейчас сама себе кучу Комати-баллов выдам.

- Такую речь испортила.

- Да ты сам просто засмущался! Сейчас мои Комати-баллы еще больше подрастут!

- Ладно, хватит.

Возможно, это и есть одна из причин, по которой я не могу нормально общаться с девчонками. Сам имею под боком ту, кто то и дело выдаст какую-нибудь глупость. Комати наигранно надулась, но, заметив, что я не собираюсь ей отвечать, снова обратилась к Кавасаки.

- В общем, получается, что ты не хочешь причинять неудобства семье, а Тайти не хочет, чтобы проблемы были у тебя. Можно же как-то договориться, разве нет?

Ответа не последовало.

Кавасаки молчала, и я тоже помалкивал.

Понятия не имею, что теперь делать. Я и не знал, как Комати обо мне думает, хотя откуда мне было знать?

- Ну, да… - Выдавил Тайти и отвернулся, а Кавасаки похлопала его по голове.

Но проблема никуда не делась, мало того, что они снова поладили. Это не значит, что можно поставить отметку о закрытии дела и спать спокойно.

Для старшеклассника деньги являются существенной проблемой. То, что вы получаете на подработке, мало соответствует запросам реальной жизни. Рассчитайте, сколько нужно работать, чтобы скопить миллион йен для обучения в университете и сразу же впадете в депрессию.

Будь у нас возможность вручить ей пару миллионов, мы бы так все равно не поступили. Это против принципов клуба добровольцев. Да и нет у нас таких денег. Как однажды сказала Юкиносита: дай человеку рыбу и он будет сыт один день, научи его ее ловить и он будет сыт всю жизнь.

Вспомнив об этом, я решил поведать ей о собственном способе разбогатеть.

- Кавасаки, ты знаешь, что такое стипендия?

*   *   *

Половина шестого утра, воздух еще был неприятно холодным. Я с некоторого расстояния наблюдал за идущими впереди. Дистанция между ними оставалась одной и той же, а когда один вырывался вперед, то тут же позволял второму нагнать себя.

Юкиносита тоже была здесь, стоя в гуще утреннего тумана.

- Так вот как ведут себя братья и сестры…

- Ну, с другой стороны может показаться, что они просто близкие знакомые.

Моя сестренка порой так бесит, что я начинаю думать, что пора бы ей как следует навалять. С другой стороны, я тоже не чужд любви и привязанности. Но быть братом и сестрой означает иметь между друг другом стену, напоминающую, что лучше держать некоторые мысли при себе.

Вот поэтому близкие знакомые становятся лучшим вариантом. Во-первых, они близкие. Во-вторых, они всего лишь знакомые.

- Близкие знакомые, значит… ясно…-  Прошептала Юкиносита, опустив голову.

- Юкинон? – Юигахама заволновалась от такой реакции.

- Пойдемте тоже. – Юкиносита снова посмотрела на нас и улыбнулась. – Через три часа в школу.

- Х-хорошо… - Юигахама не была удовлетворена таким ответом, но не стала допытываться.

Я же отомкнул замок велосипеда.

- Комати, просыпайся.

Комати сидела на бордюре возле Макдональдса и клевала носом. Я пихнул ее, заставив что-то пробормотать сквозь сон. Затем она кое-как разлепила глаза и, шатаясь словно зомби, уселась на багажник моего велосипеда. В обычный день она бы еще спала дома. Но, ничего не поделаешь, придется ехать помедленнее и аккуратнее.

- Я домой, всем спасибо.

- Да, до завтра. Нет, стоп, еще в школе же встретимся. – Юигахама помахала на прощание.

- Лучше бы вам не ездить так, вдруг опять что-то случится. – Юкиносита сначала немного помолчала, разглядывая меня и Комати, а потом выдала такой совет.

- Ладно, увидимся. – Ответил я и нажал на педали. Я сам не прочь был поспать, поэтому сосредоточился на дороге. Таким образом, я невольно последовал совету Юкиноситы. Интересно, почему она сказала «опять что-то случится»?

Я, не торопясь, вел велосипед по дороге, пересекающей четырнадцатое шоссе. Ветер, обычно дувший в лицо, когда мы шли в школу, сейчас бил в спину.

Стоя на светофоре, я почувствовал запах свежей выпечки из ближайшей пекарни и прислушался к урчанию в животе.

- Комати, не хочешь зайти взять булочку?

- Братик, ты идиот! Ты всегда проезжаешь мимо, если сам не голоден! – Комати стукнула меня по спине, и я повернул в нужном направлении. – Если так и будешь себя вести, то больше не дождешься от меня похвалы.

- Можно подумать, ты меня вообще хвалила. Это же ты у нас образцовый ребенок.

- Ну, да. – Комати перестала лупить меня и обхватила меня рукой. – Но я тебе на самом деле благодарна.

- Я снова получил кучу Комати-баллов?

- Типа того… - Она так и не отпустила меня, от чего я сам начал клевать носом, чуть согревшись, несмотря на прохладный ветер. Похоже, в школу я опять опоздаю, но оно того стоило.

- А ты молодец. – Из-за спины раздался голос Комати. – Все-таки встретил ее.

- Что? О чем ты?

Я не понял, к чему она клонила, а Комати продолжила беспечно болтать, не догадываясь о моих мыслях.

- Ну, эта девочка с конфетками. Надо было сразу сказать, но и так хорошо получилось, поздравляю. Не сломай ты тогда ногу, не познакомился бы с Юи.

- Да, наверно… - Я продолжал машинально ехать, как вдруг по телу словно пробежала молния и нога слетела с педали.

- Ты чего делаешь?! Впервые вижу, как кто-то не попал по педали! – Завопила Комати, но для меня ее голос звучал откуда-то издалека. Юигахама и есть эта «девочка с конфетками»? Поверить не могу.

Определение, конечно, двусмысленное, мало ли кто кого угощает сладостями. Но в моем случае ошибки быть не могло. В первый же день в старшей школе меня сбила машина. Я шел на церемонию открытия, а какая-то девчонка выгуливала собачку, которая сорвалась с поводка и чуть не попала под роскошный лимузин, как раз проезжавший мимо. Я вытащил собаку, но в обмен сломал ногу, после чего три недели провалялся в больнице. Это и предопределило мою судьбу одиночки.

Хозяйку собаки Комати и называла девочкой с конфетками.

- Братик, ты чего? – Спросила Комати, но я только чуть улыбнулся, признавая поражение.

- Ничего. Давай купим булку и домой. – Ответил я и снова поднажал, стараясь сосредоточиться на велосипеде. И, конечно, нога снова слетела с педали.