1. Ранобэ
  2. Повелитель
  3. Том 2: Темный воин

Глава 2. Путешествие

10

Часть 1

Из города Э-Рантэл в деревеньку Карн вело две дороги, позволяющие путешествовать на запряжённой лошадью повозке. Поехать на север, по краю объезжая лес справа. Или поехать на восток, а затем повернуть на север. На этот раз выбрали первый путь.

Поскольку на краю леса вероятность встретить монстров была выше, с точки зрения телохранителя ехать этой дорогой было плохим решением, но тем не менее все выбрали этот путь. Это сделали, чтобы выполнить обещание Аинза Петру и поохотиться на монстров. Хотя недостатков было намного больше, нежели преимуществ, они всё же без опасений выбрали этот путь, ведь с ними были Момон и Набель. К тому же сильно на них повлияло то, что когда они покинули город, Нарберал показала магию третьего ранга «Молнию».

И технически они не входили в лес. Они путешествовали на границе леса и равнины, так что монстры тут не должны быть слишком сильными. Со способностями группы они должны с ними справиться. Более того, встречи с монстрами позволят членам группы проверить боевую мощь друг друга. Вот почему они и выбрали эту дорогу.

Когда они покинули Э-Рантэл, солнце было в зените; вдалеке виднелся густой, старый лес. Роскошные ветви и листья гигантских деревьев были столь густы, что в лес не доходил солнечный свет. Казалось, словно лес поглотила тьма. Бреши межу деревьями были похожи на зияющие пасти, ожидающие добычу. От этой жути группе стало не по себе.

Они образовали вокруг повозки защитный круг. Вёл повозку Энфри, рейнджер Люклютер шёл впереди повозки, воин Пётр шёл слева, друид Дарвин и заклинатель Нинья — справа, а Аинз и Нарберал сзади. Поскольку обзору ничего не мешало, никто не был настороже. Однако Пётр вдруг посерьёзнел:

— Момон, дальше будут опасные земли. Мы не встретим монстров, с которыми не сможем справиться, но на всякий случай лучше быть осторожными.

— Понял, — кивнул Аинз и кое о чем подумал.

Будь это игрой, встреченный монстр зависел бы от места, но реальность не такая. Кто знает, какой трудный враг может сюда забрести.

Судя по битве в деревне Карн, которая произошла несколько дней назад, и по информации, которую достали при допросе заключенных из Писания Солнечного света, Аинз был уверен, что силён. Но это была его сила как заклинателя. Сейчас же он носил созданную магией броню, и потому не мог использовать большинство своих заклинаний. Сможет ли он с подавленной силой играть роль авангарда? И не только это, ведь условия победы не в том, чтобы уничтожить врага, а в том, чтобы всецело защищать нанимателя, в этом случае Энфри. Размышляя об этом, Аинз почувствовал тревогу.

Если положение будет критическим, он собирался развеять свою броню, но в таком случае придётся убить попутчиков или хотя бы изменить им память. Аинз не желал этого делать.

Слишком много хлопот.

Аинз повернул голову и посмотрел на Нарберал, которая кивнула, ощутив его взгляд. Они заранее обговорили, что при крайней необходимости Нарберал применит магию более высокого ранга, вплоть до пятого, в надежде разрешить проблему. Если этого будет недостаточно, Аинз развеет свою броню и начнет драться серьезно.

Увидев, что пара переглянулась — Аинз по-прежнему был в закрытом шлеме — Люклютер это неправильно понял и, заигрывая, пошутил с Нарберал:

— Всё будет хорошо, не волнуйся. Пока не будет неожиданной атаки, слишком сложно не будет. А когда я слежу за окрестностями, ни один враг не пройдет незамеченным. Я ведь силён, да, Набелька?

Нарберал проигнорировала Люклютера и его серьезное выражение на лице.

— Момон, могу я раздавить эту... низшую форму жизни — комара?

— Холодные слова Набельки просто великолепны! — поднял большой палец Люклютер, не обратив внимания на безжалостность в ответе Нарберал. Все неловко улыбнулись. Они предположили, что она считает не всех людей низшими формами жизни, а только особых.

Аинз отклонил искреннюю просьбу Нарберал, почувствовав, что несуществующий живот начинает болеть. Сейчас они путешествуют с людьми, поэтому он желал, чтобы она держала такие мысли при себе. Энфри, похоже, что-то не так понял, и встрял:

— Всё будет хорошо. Отсюда до деревни Карн мы на территории «Мудрого Короля Леса», могущественного монстра. Если только нам сильно не повезет, монстров мы не встретим.

— Мудрый Король Леса?

Аинз вспомнил информацию, собранную в деревне Карн. «Мудрый Король Леса» — монстр, способный использовать магию, он обладает невероятной силой. Он живёт глубоко в лесу, так что его видели крайне редко, но живёт он уже очень долго. Некоторые даже говорят, что это серебристо-белый четырехлапый зверь со змеиным хвостом, которому несколько сот лет.

Я хочу его встретить. Не уверен, правдивы ли слухи, но он может обладать невероятными знаниями, если прожил так долго. Ведь, думаю, он получил прозвище Мудрый Король Леса не просто так. Если я смогу его словить... он увеличит силу Назарика. Аинз представил, как монстр может выглядеть. Из вымерших зверей какие-то были похожи на мудрых... некие обезьяны... ах, орангутанги. Лесной житель... мудрец? Со змеиным хвостом... А такой монстр вообще существует? Думая о различных монстрах Иггдрасиля, Аинз наконец нашёл ответ:

Это Нуэ!.. Голова обезьяны, тело енота, лапы тигра и хвост змеи... не уверен, из Иггдрасиля ли этот монстр, но, вполне возможно, его можно призвать, как тех ангелов.

Пока Аинз думал об Нуэ из Иггдрасиля, Люклютер снова начал флиртовать с Нарберал:

— Хммм, если я выполню свою работу безупречно, ты изменишь обо мне своё мнение?

Нарберал с отвращением щелкнула языком. Люклютер повёл себя так, будто его ранили, но никто его не утешил. Все считали их взаимодействия комедией. Под палящим солнцем группа неторопливо болтала. Их обувь измазалась соком примятой травы, запах которой был довольно заметным. Глядя, как группа истекает потом, Аинз сказал спасибо своему бессмертному телу. Его не тревожил яркий солнечный свет, и он не устал носить тяжёлые доспехи. Лишь Люклютер оставался оживлённым, он то и дело шутил, пока группа молча шла.

— Эй, вы все, не нужно быть столь осторожными, я ведь на стрёме. Набелька верит в меня, глядите, какая она спокойная.

— Не из-за тебя. А из-за того, что тут Момон, — нахмурилась Нарберал. Думая, что всё может выйти из-под контроля, Аинз положил руку ей на плечо, и её лицо тут же смягчилось.

Наблюдая за их взаимодействием, Люклютер спросил:

— Скажите, Набель, Момон, вы пара?

— П-пара? Ч-что ты говоришь! Это Альбедо!

— Ты! — Аинз прокричал. — Что ты говоришь, Набель!

— Ах! — Широко открыв глаза, Нарберал прикрыла рот руками. Аинз кашлянул и холодно заговорил:

— Люклютер, можешь, пожалуйста, не делать беспочвенных предположений?

— Ах... моя вина. Просто шучу. Хм... может быть, у тебя уже есть вторая половинка?

То, как Люклютер поклонился, показывало, что он вовсе не сожалеет, но Аинз уже не был столь сердит, как прежде. Взять в компаньоны Нарберал было и вправду глупым решением. Впрочем, у него всё равно не было выбора, тогда он мог положиться лишь на неё. Почти все НИП в гильдии Аинз Оал Гоун были гетероморфной расы. В человеческий город можно было взять лишь некоторых из них. Нарберал хотя бы притворялась человеком и выглядела человеком... вот только он забыл учесть её характер. Может, больше подошла бы другая боевая горничная, Люпус Регина Бета, но уже слишком поздно что-то менять.

Из-за ошибки лицо у Нарберал побледнело, так что Аинз нежно похлопал её по спине, чтобы успокоить. Хороший начальник должен прощать первую ошибку подчинённого. Но если она повторит ошибку, нужно будет подобающе её отчитать. Ведь если она станет подавленной или замкнётся в себе, это негативно скажется на миссии. Да и она упомянула лишь имя Альбедо. Нет необходимости изменять воспоминания... наверное.

— Люклютер, прекращай заниматься дерьмом и оставайся начеку.

— Понял.

— Момон, извини за грубость моего товарища. Лезть в дела других — неправильно.

— Не волнуйся. Если он это запомнит, я пропущу это мимо ушей.

Они вдвоём посмотрели Люклютеру в спину и услышали, как то пробормотал: «Вах... Набелька теперь меня ненавидит. Угу, она думает обо мне совсем плохо», — и тоскливо опустил голову.

— Вот глупец!.. Я позже его отчитаю. А пока сделаю вид, что ничего не слышал.

— Что ж, мне придётся тебя этим побеспокоить. Поскольку Люклютер на страже, давайте оставим его в покое. А пока я хотел бы кое-что узнать.

— Без проблем. Он доставил тебе неприятности, так что пусть работает.

После того как Пётр в знак признательности улыбнулся, Аинз перешёл на сторону Ниньи и Дарвина. Он поменялся местами с Дарвином, который затем пошёл рядом с Нарберал.

— У меня есть несколько вопросов относительно магии.

Энфри тоже заинтересованно посмотрел в их сторону. После кивка Ниньи Аинз заговорил:

— Если человека заколдовать или контролировать магией, он может выдать тайную информацию. В качестве контрмеры есть ли заклинания, которые условно могут убить этого человека, когда он ответит на несколько вопросов?

— О такой магии я слышу впервые.

Аинз повернулся и из-под шлема посмотрел на Энфри.

— Я тоже никогда о ней не слышал. Магия, которая может что-то изменить или усилить, может активироваться после фиксированного промежутка времени, но не настолько хорошо, как ты говоришь.

— ...Ясно.

Аинз разочаровался, что не услышал ответ, на который надеялся. Так что проблема того, как использовать выживших членов Писания Солнечного света, подождёт. Выжило лишь несколько, но избавляться от них будет расточительством. Чтобы понять магическую теорию того, почему члены Писания Солнечного света после смерти исчезли, на нескольких живых было проведено вскрытие, что оказалось поистине расточительным. Поскольку они умерли так легко, не будет ли лучше вытянуть из оставшихся больше информации? Потерять одного человека — всё равно что отказаться от возможности задать три вопроса.

Прискорбнее всего была потеря Нигана, умершего первым. На паре простых вопросов они потеряли того, кто, наверное, обладал наибольшим количеством сведений. Но эта оплошность научила Аинза тому, что использовать знания из Иггдрасиля в этом мире недостаточно, так что смерть Нигана не была полностью напрасной. Лучше смотреть на светлую сторону, оплошность ведь тоже его многому научила.

Пока Аинз расстроено обо всём этом думал, объяснение Ниньи продолжилось:

— Впрочем, о магии я знаю не так уж и много. Заклинатели, которых спонсирует и обучает страна, вероятно вполне могут создать такое заклинание. Священники Слейновской Теократии получают основанное на вере магическое образование. У Империи есть мистики, варлоки и маги, которые обучаются в колдовских школах. Не будет ничего удивительного в том, если другие страны, такие как Союз Агранд, смогут использовать магию драконов.

— Ясно. С поддержкой всей страны нет ничего удивительного в том, что может появиться любая магия.

По информации, которую он получил ранее, Союзом Агранд называли страну, созданную полулюдьми. Политику там устанавливали советники. Говорят, что самыми могущественными были Советники пяти драконов. Союз был потенциальной угрозой для Слейновской Теократии, проповедовавшей принцип человеческого превосходства. Аинза заинтересовала эта страна, но он до сих пор строил свою базу и не мог выделить время на расследование. Одно выполнение текущего плана и так исчерпало много ресурсов Назарика.

— Могу я спросить кое-что ещё?

Аинз задал Нинье другие вопросы и почувствовал удовлетворение. Нинью и Петра он спрашивал о многом. «Они что, до сих пор болтают?» — глядели на них таким взглядом остальные члены Меча тьмы. Они говорили о заклинаниях, боевых навыках, искателях приключений, новостях о соседних странах, об очень, очень многом. Хотя вопросы следовало задавать с осторожностью, ответы были очень полезны. Аинз был уверен, что узнал об этом мире много нового.

Но этого было недостаточно. Об одном он узнавал, а вопросов появлялось всё больше, в особенности когда дело касалось магии. Мир, построенный с магией в качестве основы, сильно отличался, это очень удивило Аинза. Самая большая разница была в уровне цивилизации. На первый взгляд тут были средние века, но на самом деле мир лишь на несколько поколений отставал от мира Аинза; а что-то было уже на современном уровне. И всё это развитие было вызвано магией. Узнав это, Аинз сдался исследовать технологии этого мира. Просто невозможно сравнивать магически развитый мир с научным. Здесь существовала магия, создающая соль, сахар и специи, и люди также использовали земледельческие заклинания, чтобы восстанавливать питательность почвы, вместо чередования посевов. И море было не солёным! Эта информация совершенно отличилась от того, что Аинз считал здравым смыслом.

Аинз осторожно удовлетворил своё любопытство. Через некоторое время:

— Есть движение, — вдруг напряженно сказал Люклютер. Его тон полностью отличался от того, которым он флиртовал с Нарберал. Сейчас он выглядел как профессиональный искатель приключений, ветеран. Все выхватили оружие и посмотрели в ту сторону, куда указал Люклютер.

— Где?

— Там. Прямо там.

В ответ на вопрос Петра Люклютер указал в уголок массивного леса. Видимость была плохой, ведь мешали деревья, и не было видно никаких движений. Но тем не менее никто не усомнился в Люклютере.

— Что будем делать?

— Не будем сходить с дороги. Если оно останется в лесу, просто пройдём мимо!

— Давайте набросаем план и поставим Энфри позади!

Пока они громко это обсуждали, в лесу что-то зашевелилось. Монстры себя показали. Пятнадцать созданий ростом с человека окружали шестерых гигантских существ. Первыми шли полулюди — гоблины. На скрученном лице плоский нос, а с крупного рта торчат острые клыки. Кожа тёмно-коричневая, а неряшливые чёрные волосы, казалось, настолько грязны, что слепились в один комок. Одежда рваная, пепельно-коричневого цвета — грязная и выцветшая. А поверх доспехов они носили крашенные шкуры. В одной руке дубина, а в другой — маленький щит. Помесь обезьяны и человека, злой монстр.

Гигантские существа были два с половиной — три метра в высоту. Из-за резко выступающей челюсти они казались туповатыми. Спины у гигантов были сгорблены, и мускулистые, толстые как дерево руки почти доставали земли. Каждый держал в руке ствол дерева с отломанными ветками, а одеты они были лишь в неокрашенную шкуру у талии. Даже с такого расстояния от них несло вонью. Полная бородавок кожа была пепельно-коричневого цвета. Широкая грудь и брюшные мышцы, казалось, довольно крепки. Они выглядели очень сильными, будто побритые гориллы — монстры-полулюди, известные как огры.

Почти у всех монстров были обшарпанные сумки, которые, похоже, использовались для длительных путешествий. Выйдя на равнины, монстры посмотрели на группу Аинза. Хотя до них было ещё далековато, на их рожах была видна враждебность.

— ...А их довольно много. Похоже, битвы не избежать.

— Да, ты прав. Гоблины и огры атакуют, когда видят меньшую группу. Или, скорее, их интеллект говорит сравнивать боевую мощь по количеству, что немного хлопотно.

Аинз познал на своём опыте, что этот мир — не игра, но кое-что его всё равно сбило с толку. По росту и цвету кожи можно было сказать, что каждый огр и гоблин имеет разные характеристики, а значит, что они — личности. Казалось, будто они столкнулись с двадцать одним разным монстром.

— Реальность отличается от игры? — Будто он вступает в зону без пошагового руководства и сражается с неизвестными монстрами, эта встреча напомнила Аинзу то чувство, которое у него было, когда он сражался в деревне Карн. Аинз пробормотал это голосом, который никто не услышал.

— Ну, тогда, Момон.

— ...Ох, что такое?

— Мы согласились, что каждый берёт половину врагов, которых мы встретим, но что будем делать теперь?

— Разве нельзя разделиться на две команды и расправиться с нападающими врагами?

— Будет плохо, если они все побегут в одну сторону. Набель может использовать магию на местности, вроде «Огненного шара», и расправиться со всеми ними?

— «Огненный шар» я использовать не могу. Моё сильнейшее заклинание — это «Молния».

Аинз вспомнил, что это ограничение дал ей он.

— «Молния» — это заклинание, поражающее врагов в ряд?

— В таком случае как насчёт того, чтобы мы выманили их в ряд, чтобы она расправилась с ними с одного удара?

— Нужно будет построить линию обороны, чтобы их сдерживать...

— Я об этом позабочусь. Могу я попросить всех защитить Энфри в повозке?

— Момон...

— Если меня побеспокоит простой огр, окажется, что я грозен лишь на словах. Пожалуйста, смотрите, как я с легкостью избавлюсь от огров.

Уверенный голос Аинза сказал членам Меча тьмы, что это лучший план. Это дало им чувство безопасности.

— Хорошо. Но мы не будем праздно наблюдать, пока враги атакуют. Мы сделаем всё возможное, чтобы помочь со стороны.

— Тебе нужна магия поддержки?

— Ах, нам это не нужно. Друзья из Меча тьмы, пожалуйста, поддержите собственных товарищей по команде.

— Как пожелаешь. Слушайте все, если битва начнется в этих условиях, не попытается ли враг убежать, мы ведь возле леса?

— Как насчёт нашей обычной тактики? Выманим их подальше.

— Отлично! Поскольку врагам даст отпор Момон, что насчет тех, кто проскочит, Пётр?

— Я активирую свой боевой навык «Крепость», чтобы держать под контролем огров. Дарвин, ты остановишь гоблинов. Нинья, наложи на меня защитную магию, затем сосредоточься на атакующей магии. И ещё, может это и не обязательно, но, пожалуйста, следите за безопасностью мисс Набель. Люклютер, позаботься о гоблинах. Если проскочит какой-то огр, останови и его. В этом случае Нинья поставит себе приоритетом уничтожение гоблинов.

Все переглянулись и кивнули, показывая, что поняли указания. План битвы был плавно установлен — просто отличная совместная работа. Аинз был впечатлен. Он вспомнил дни Иггдрасиля. Когда он часто охотился со своими товарищами, на поле боя у них была идеальная командная работа. Выманивать, танковать, выбирать цель для атаки. Поскольку они знали способности друг друга, они в такой манере могли сражаться в группе. Аинз был немного предвзятым, но всё же он был уверен, что взаимодействовать в такой маленькой группе было не так уж и легко. Меч тьмы был не на их уровне, но немного сходства он увидел.

— Момон, кроме магии, тебе нужна какая-либо поддержка?

— Нет. Нас двоих будет достаточно.

— Вы и впрямь... очень уверены, — немного с опаской сказал Пётр. Если те, кто отвечают за линию обороны, упадут, это приведет к эффекту домино — развалится вся команда. Скорее всего, именно об этом он беспокоился. В конце концов, это ведь не игра, на кону их жизни.

— Увидишь, как только мы начнём.

Этим предложением Аинз завершил разговор.

— Начинаем, когда будете готовы.

Люклютер натянул тетиву своего составного длинного лука, пока тот не заскрипел. Резкий звук — и стрела полетела прямо на гоблинов, приземлившись за десять метров от них. Гоблины начали глумиться. Они смеялись, ведь Люклютер промазал. Гоблины тоже не могли попасть по цели на расстоянии сто двадцать метров, но они, видно, об этом позабыли. Их атаковали, а численное превосходство ведь у них, гоблины налились яростью и начали что-то громко выкрикивать в сторону Люклютера. Огры следовали за ними. Они потерялись в жажде крови, они не выстроились в ряд, и не выставили щиты. Их разум опустел.

Убедившись в этом, Люклютер улыбнулся.

— Погляди на это...

На расстоянии девяносто метров он выстрелил снова. Удар был точным, стрела пробила голову гоблина. Тот, отшатнувшись назад на пару шагов, упал замертво. Расстояние уменьшилось, но Люклютер не выглядел напряжённым. Он верил, что кто-то его защитит, даже если враг окажется прямо перед носом.

— Усиление брони.

Сзади на Люклютера от Ниньи полетели защитные заклинания. Слыша голос товарищей, Люклютер достал ещё одну стрелу. Он выстрелил на расстояние пятьдесят метров, попав в голову ещё одному гоблину. В это время Пётр и Дарвин также начали действовать.

Гоблины были проворными и быстрыми, но у огров был широкий шаг, так что двигались они почти с одной и той же скоростью. Но после того как они пробежали по равнине примерно сто метров, огры со своими мощными ногами оказались впереди. Для магии, бьющей по площади, монстры ещё были слишком далеко.

Но этого было достаточно для Дарвина, поскольку у него была задача задержать одного из огров.

— Природное связывание, — наложил заклинание Дарвин и трава под ногами у огра начала извиваться, превращаясь в лозу и опутывая его. Неестественно прочные цепи из растений связали огра, заставляя того рычать от злости.

В это время Аинз непринуждённо шёл вперёд с Нарберал позади. Они шагали, будто на прогулке, а не перед монстрами. Когда лидирующий огр уже был близко, Аинз протянул руки за спину, схватившись за рукояти мечей. А Нарберал свой меч достала из-под плаща.

Чертя большую дугу, перед Аинзом появилось два клинка. Яркий свет, попавший в поле зрения, заставил членов Меча тьмы ахнуть.

Два меча в руках Аинза сильно бросались в глаза и были более полутора метров в длину. Они больше походили не на инструменты войны, а на дорогое произведение искусства. Гравировка в желобках мечей напоминала две переплетённые змеи. А кончик мечей расширялся, будто веер, испуская холодное, резкое сияние.

Героическое оружие.

Мечи в руках Аинза были прославленными мечами Героя. Его фигура заставила команду Меч тьмы снова ахнуть. Если предыдущая сцена вселяла благоговение, то из-за текущей они потеряли дар речи.

Чем длиннее меч, тем он тяжелее. Даже оружием, на которое наложены чары уменьшения веса, не так-то просто пользоваться. Из этого короткого путешествия они поняли, что у Аинза невероятная сила рук, но по здравому смыслу они просто не могли поверить в то, что кто-то с такой лёгкостью может поднять такие колоссальные мечи.

Но...

Но Аинз махал ими, будто какими-то деревяшками, этот образ поистине повергал в трепет.

— Момон... кто же ты такой... — от имени всех сказал Пётр, вздохнув. Как воин он понимал, насколько сильными должны быть руки, чтобы использовать такую могущественную технику. Он не знал, сколько времени нужно тренироваться, чтобы достичь такой стадии, это его потрясло. Он понимал, что они в разных лигах, но сцена перед глазами всё равно заставила дрожать ноги.

Даже тупые гоблины испугались, они замедлили свой безрассудный темп и сделали крюк в сторону Петра и остальных.

Только глупые огры, уверенные в силе своих рук, продолжали наступать на Аинза. Дистанция уменьшилась и лидирующий огр поднял дубину. Мечи в руках Аинза были огромными, но у дубины огра был более широкий радиус атаки. Когда огр замахнулся, Аинз уже вошёл в этот радиус.

Он был словно ветер. А взмах гигантского меча в его правой руке был даже быстрее. На мгновение показалось, что остаточный образ белой вспышки прорезал само пространство.

Этот рубящий удар был слишком впечатляющий, хотя он был направлен не на членов Меча тьмы, они ощутили, будто наблюдают за смертью прямо рядом с собой.

Он закончил всё одним ударом. Аинз переключил внимание на следующего огра. Будто ожидая, пока Аинз уйдёт, верхняя половина зарубленного огра постояла немного и наконец упала на землю; нижняя половина продолжала стоять. Брызнула кровь и на землю вывалились органы, появился резкий запах, доказывая, что это не иллюзия.

Диагональный разрез был очень ровным.

Битва была в самом разгаре, но, будто остановилось само время, обе стороны замерли, молча глядя на эту невероятную сцену. Убийство с одного удара. Даже огр с громоздким телом не смог избежать такой участи — был перерублен пополам.

— ...Невероятно, — кто-то прошептал. Но на замолчавшем поле боя голос слышался ясно.

— ...Невообразимо. Он превзошёл мифриловый ранг и достиг орихалкового... нет, неужели он адамантового ранга?

Перерезать надвое одним ударом.

Просто невозможно. Может, на такое и способны несколько мечников или те, кто обладает могущественным магическим оружием. Но если держать двуручный гигантский меч в одной руке, будет трудно за один удар высвободить силу, достаточную для того, чтобы перерезать врага пополам, это здравый смысл. Двуручное оружие ведь и предназначено для того, чтобы его держать двумя руками. Весь смысл этого в том, чтобы для атаки использовать как центробежную силу, так и вес меча; он не предназначен для силы одной руки.

Потому или меч Аинза усилен могущественной магией, или одна рука Аинза сильнее, нежели две руки обычного воина. Или оба этих предположения верны. Видя эту шокирующую сцену, огр подсознательно остановился, у него на лице появился ужас и он попятился. Аинз ускорился, чтобы сократить расстояние.

— Что? Не идёшь? — Спокойный и тихий голос прозвучал на поле боя. Такого простого вопроса было достаточно, чтобы испугать огров — ведь они видели разницу в силе. Аинз приблизился к другим ограм просто на невероятной скорости, на скорости, которой просто не может обладать человек в такой броне.

— Вааарг!.. — огр издал вой — что-то среднее между воплем и криком, поднимая дубину, чтобы встретить атаку Аинза. Но все поняли, что он слишком медленен. Приблизившись, Аинз взмахнул гигантским мечом в левой руке горизонтально. Верхнюю половину тела огра подбросило в воздух, и она приземлилась довольно далеко от нижней половины.

Это был горизонтальный удар, перерубивший огра с одного раза.

— Момон... он монстр?..

Снова потрясённые сценой перед глазами, никто не возразил на слова Дарвина.

— ...Теперь остальные... — Аинз сделал шаг вперёд, уродливые лица огров застыли, они попятились ещё быстрее.

Тем временем гоблины, сделавшие большой крюк вокруг линии обороны Аинза, напали на Петра и остальных. Члены Меча тьмы, глядевшие на бой, заметили гоблинов и начали действовать.

Пётр поднял палаш и большой щит, принимая на себя десяток или около того гоблинов. Удар меча — и голова лидирующего гоблина полетела. Пётр уклонился от брызнувшей крови, и началась схватка с гоблинами.

— Вот тебе!

Гоблины обнажили свои жёлтые зубы и издали какие-то булькающие звуки. Пётр ловко прикрылся щитом от гоблинских палиц, но тут атаковал другой гоблин — послышался глухой стук, это Пётр магически укреплённой бронёй выдержал его удар.

— Магическая стрела.

По гоблину, который попытался напасть на Петра сзади, ударили две магические стрелы, и он тихо упал на землю. Половина окруживших Петра гоблинов кинулись на остальных троих членов группы, они все оставили без внимания Нарберал, стоявшую позади Аинза — вихря смерти. Опустив длинный лук, Люклютер из ножен на талии вынул короткий меч. Вместе с Дарвином, державшим свою булаву, они побежали на линию огня Ниньи.

Люклютер и Дарвин набросились на пятерых гоблинов — действовали очень слажено. Они убивали их одного за другим, но в текущем положении это займет много времени. Люклютер скривился от боли — один из гоблинов палицей попал ему по руке, когда он воткнул палаш в щель между кожаными доспехами гоблина. Дарвин пропустил пару ударов и немного замедлился, но серьёзных ранений он не получил.

У Ниньи на лице было напряжение, ведь бой был свирепым, а нужно было сберегать магию. На некоторых огров было наложено заклинание слепоты, и если положение изменится, Нинье придется иметь с ними дело.

Пётр наравне сражался с шестью гоблинами — напряжённый бой. На них не накинулось одиннадцать гоблинов, потому что те колебались. После того как они стали свидетелями невероятного удара Аинза, мораль у гоблинов упала, они не могли решить, бежать или продолжать бороться.

Будто чтобы полностью разбить мораль гоблинов, Аинз взмахнул своим гигантским мечом. За звуком разрезания ветра последовал глухой стук. Дважды подряд. Как все и ожидали, число мёртвых огров продолжало расти. Продолжали цепляться за жизнь лишь двое, первый был связан травой, а второй дрожал перед Аинзом.

Аинз повернулся к последнему огру. Тот, похоже, через тонкие щели шлема почувствовал взгляд Аинза, он опустил свою палицу и, издавая странные стоны, побежал в лес. Он бежал быстрее, нежели недавно шёл в атаку, но невозможно, чтобы он сбежал.

— Набель, действуй, — он отдал холодную команду, и Нарберал, стоявшая за ним, чуть кивнула.

— Молния.

С яростным треском молния понеслась вперёд и со звуком грома ударила убегающего огра. Она также прошла через огра, который невдалеке был связан травой. Два огра были с легкостью убиты.

— Бежим!

— Бежим, бежим!

Гоблины, в отчаянии смотревшие на эту сцену, попытались сбежать, но Пётр оказался быстрее. Улепетывающие гоблины не представляли угрозы. Группа по одному поубивала их всех. Заклинания летели и от Ниньи — больше сберегать магию было не нужно. Гоблины стали трупами, никто не убежал. На фоне резкого запаха трупов, Дарвин «Малым лечением» вылечил раны Люклютера и Петра. Сейчас свободный Нинья достал кинжал и отрезал гоблинам уши.

Сдав уши, они получат награду. Конечно, не всегда нужно было отрезать уши, это зависело от монстра. Но для полулюдей вроде огров и гоблинов это в большинстве своём были уши.

Заклинатель Нинья, умело орудуя ножом, увидел, как Аинз и Нарберал, похоже, что-то ищут около огра.

— Что-то не так?

Услышав вопрос Ниньи, Аинз поднял голову и ответил:

— Ах, я просто думал, что... может, с этих монстров упадут предметы, такие как кристалл.

— ...Кристалл? Я никогда не слышал, чтобы огры обладали драгоценностями.

— И то верно. Мне просто было интересно, есть ли тут редкие предметы.

— Да, было бы здорово, если б огры обладали сокровищами, — ответил заклинатель, отработанными движениями отрезав уши огров. — Момон... ты и вправду силён. Мы все знали, что ты воин, уверенный в своих способностях, но не представляли, что ты настолько хорош.

Услышав слова Ниньи, остальные трое завершили лечение и сказали Аинзу:

— Удивительно! Я ведь тоже воин, ты внушал благоговение! Как ты натренировал такую силу рук?

— Я думал, что ты богат, поскольку с Набелькой, но насколько же редкое сокровище этот меч? Я никогда не видел такого ценного меча.

— Глубоко внутри я чувствовал, что в гильдии ты сказал правду, ты и впрямь на уровне знаменитого сильнейшего воина Королевства, впечатляюще.

На лице стоявшей рядом Нарберал было гордое выражение, но Аинз просто помахал руками:

— Вы слишком сильно меня хвалите, мне просто повезло.

— Повезло...

Группа Петра неловко улыбнулась.

— ...После этой битвы я от чистого сердца соглашусь с высказыванием, что всегда есть кто-то сильнее.

— Когда-то все смогут достичь моей силы.

Слова Аинза заставили их улыбнуться ещё более неловко.

Группа Петра усердно работала, чтобы стать сильнее и не тратила даром награду, которую зарабатывала, они использовали всё, чтобы себя усилить. И поскольку они были такими товарищами, все были в хороших отношениях. Даже вспоминая свои усилия, они не могли представить, что когда-нибудь смогут достичь уровня Аинза. Для группы Петра позиция Аинза была абсолютной вершиной, которой может достичь лишь горстка людей.

Этот человек точно станет знаменитым героем, великим человеком, стоящим на вершине искателей приключений.

Они все в это верили.

Часть 2

Группа начала готовить лагерь, хотя до заката ещё было далеко. Аинз взял деревянные колышки, которые ему передали, и разложил вокруг того места, где будет лагерь. Поскольку нужно было вместить целую карету, место для лагеря разрослось примерно на двадцать метров в диаметре — довольно большая область. Он забил колышки в землю в четырёх разных местах и связал их тонкими, чёрными верёвками, образуя квадрат. Затем в центре веревок он связал узел, протянул его до палаток и присоединил к большому колоколу. Это была сеть раннего предупреждения.

Пока Аинз забивал колышки, к нему сзади подошла Нарберал... Она должна сейчас быть занятой собственными задачами... было бы чудесно, если б она уже их закончила, но если её снова спровоцировал Люклютер, нужно с ней переговорить... Приняв такое решение, Аинз обернулся и увидел, что Нарберал подавляет кипящие эмоции, она прошептала:

— ...Момон, почему вы занимаетесь такой рутиной?

Когда Аинз понял, почему она разгневана, то вздохнул с облегчением. Он посмотрел на неё и тихо сказал:

— Все трудятся, чтобы обустроить лагерь, будет странно, если я один буду шататься без дела, разве не так?

— Разве вы не показали им своё исключительное боевое мастерство? Работа должна подобать человеку, такие задания следует оставлять слабакам.

— Не говори так. Послушай, это наш дебют как могущественных искателей приключений, но нам не следует быть высокомерными. Будь осторожна в том, что говоришь и что делаешь.

Нарберал кивнула, но выглядела недовольной. Она делала так лишь потому, что приказал Аинз. Учитывая, какое она сделала лицо, её преданность явно подавляла её недовольство. С другой стороны, Аинз тревожился, что из-за этого они могут ненароком оступиться. Он наслаждался свежим воздухом и пейзажем. Поскольку он не мог испытать этого ни в реальном мире, ни в Иггдрасиле, это освежало. Хотя чтобы начать потребовалось много времени, эта поездка напомнила Аинзу дни Иггдрасиля, когда он ходил в приключения на поиски неизвестного. Если бы в этот мир не перенёсся весь Великий Склеп Назарика, и я бы здесь оказался один, то, наверное, начал бы путешествовать по миру.

Тело нежити не требовало ни пищи, ни воздуха. Он мог на своих двоих покорять горы или заходить глубоко в море. Он мог наслаждаться неизвестными красами этого мира.

Но сокровища, оставленные его старыми товарищами, теперь были его верноподданными, поэтому Аинз чувствовал, что должен взять на себя роль властелина Великого Склепа Назарика, чтобы вознаградить их преданность. Аинз на время отложил такие мысли и сосредоточился на своей текущей задаче. Забив в землю четыре колышка и крепко привязав верёвки, он вернулся к палаткам.

— Спасибо, что так постарался.

— Пустяки.

Люклютер не смотрел на Аинза, когда его поприветствовал. Это было грубовато, но Люклютер не бездельничал, он копал яму для печки. Тем временем Нинье нужно было на место привала наложить заклинания. Это были заклинания предупреждения «Тревога», они сообщат всем, если кто-то близко подойдёт. Ими нельзя было покрыть большую область, но в качестве предосторожности их было достаточно.

Этого заклинания в Иггдрасиле не существовало, Аинз внимательно смотрел на Нинью. Он передал задачу по сбору неизвестной магии другим, но неизвестные заклинания стимулировали в нём дух заклинателя. Магия «Тревога» принадлежала системе, похожей на ту, которую знал Аинз, и было ближе всего к иггдрасильским заклинаниям. Из-за расового пассивного навыка «Мудрость тьмы» Аинз мог увеличить количество заклинаний, которые мог выучить.

Смогу ли я, проведя ритуалы с жертвоприношением, выучить магию, которая не существовала в Иггдрасиле? Или есть какой-то другой способ? Ещё столько всего нужно изучить...

Нинья не настолько сторонился Аинза, как при первой встрече, но всё же, заметив его взгляд, он улыбнулся явно фальшивой улыбкой и подошёл к нему:

— Не следует смотреть так пристально. Это просто мелочь, неужели это так интересно?

— Мне любопытна магия, и мне интересно, что ты делаешь.

— Невозможно... я ведь намного слабее Набель.

— Но ты знаешь магию, которую не знает она.

Несмотря на слабое освещение, Аинз не пропустил то, как при этих словах Нарберал чуть опустила голову, она завидовала даже без намёка на стыд.

— Как и ты, я тоже хочу использовать магию.

— А ты жадный. Ты настолько силён с мечом, а всё равно хочешь изучить магию. Хотя, следует сказать, у тебя характер искателя приключений, да?

— Магия — это не то, что можно изучить за день или два. Первое условие — это способность соединяться с миром, но легко это даётся лишь тем, у кого есть потенциал. Остальным остаётся лишь медленно, с течением времени, это понять, — добавил Люклютер, не поднимая головы, он сейчас был занят обустройством печки. Нинья посерьёзнел:

— Ага, думаю, Момон, у тебя есть потенциал. Ты не похож на других, от тебя исходит... своего рода нечеловеческое чувство.

Аинз ощутил, как его несуществующее сердце замерло. Слова Ниньи звучали довольно расплывчато, но, может быть, он догадался, что Аинз — нежить.

Хотя он наложил на себя иллюзии и антиинформационные заклинания, неизвестная магия и уникальные навыки вполне могли с лёгкостью увидеть истинную природу Аинза. Он с осторожностью спросил:

— ...Неужели? Думаю, я силён, но не настолько, чтобы не считаться человеком. Вы ведь видели моё лицо и должны это знать, так ведь?

— Дело не во внешности... Мы, увидев твою силу, поняли, что она вне пределов обычного человека. Убить огра одним ударом... Быть человеком — это не внешность, а способности! А с тобой ещё такая красотка, как Набелька.

Если о словах Люклютера подумать спокойно, то иллюзия, которую Аинз наложил себе на лицо, выглядела не очень красиво. Но Аинз мог лишь согласиться, вспомнив, как выглядят люди, которых он до этого встречал.

В этом мире было очень много красивых мужчин и прелестных девушек. Лица прохожих в городе были просто великолепны. После того как я оказался в этом мире, моя оценка собственного лица снизилась на две ступени.

— Какой бы ни была внешность, но Люклютер прав. Люди, известные как герои, будут, вне всяких сомнений, вне пределов простолюдинов. Я тоже так считаю.

— Нет, ты мне льстишь. Называть меня героем... это слишком большая честь, — Аинз ответил Нинье, сделав вид, что смутился, при этом останавливая себя от того, чтобы вздохнуть с облегчением.

— Не хочешь встретиться с моим учителем? Своим врождённым талантом он может оценивать магическую силу других, если у тебя есть потенциал мага, он это почувствует. Учитель может даже классифицировать ранг магии для колдунов.

— Я всегда хотел... Это такой же врождённый талант, как и у лучшего волшебника Империи?

— Ага.

Поскольку такую информацию пропустить было нельзя, он продолжил спрашивать:

— ...А что это за способность?

— Согласно тому, что говорил учитель, у нас, заклинателей, есть нечто вроде ауры. Чем лучше способность к магии, тем больше аура. Способность учителя позволяет ему уловить эту ауру.

— Хм... ясно. — Аинз чуть не ахнул от удивления. Чтобы избежать подозрений, он ответил нормальным тоном и кивнул.

— Учитель использует этот метод, чтобы собирать и обучать талантливых детей... и меня тоже подобрал учитель.

У кого-то есть такой хлопотный врождённый талант. Это плохо. Аинз, выругавшись в мыслях, попытался перевести разговор в другое русло:

— А какой нужно сделать первый шаг, чтобы начать учиться магии?

— Найти хорошего учителя.

— ...Такого как ты, Нинья?

— Хммм... лучше найти кого-то посильнее. Но в Королевстве в основном обучают на частных уроках, чужой человек не сможет войти в магическую гильдию. Если у тебя нет связей, нужно быть маленьким ребёнком, чтобы туда попасть. Такому как ты, Момон, без особых рекомендаций будет трудно войти в гильдию. Что до других стран, в Империи есть хорошая магическая академия. А в Теократии очень хорошее магическое образование, правда лишь религиозной магии.

— Ясно, так я могу поступить в имперскую магическую академию?

— Думаю, это будет трудно. Магическая академия — это государственное учебное заведение, так что там могут обучаться лишь граждане Империи...

— Ясно...

— Ну а что до обучения у меня, тут ты извини. Мне нужно ещё много чего сделать, у меня нет времени, чтобы обучать других.

Лицо Ниньи потемнело и наполнилось сильными негативными эмоциями. Всем было очевидно, что это — гнев.

Не встревай в это слишком глубоко. Не думаю, что из этого я получу что-либо хорошее. Когда Аинз принял такое решение, Люклютер светлым тоном перебил его мысли:

— Эй... извините, что врываюсь в ваш разговор, но еда почти готова. Можете помочь мне собрать остальных троих?

— Момон, позвольте мне это сделать.

— Хммм... Набелька, ты уходишь? Не останешься со мной завершать готовить ужин? Создавать наши любовные воспоминания?

— Умри, низшая форма жизни — сороконожка. Тебе что, залить в горло кипящее масло, чтобы ты прекратил говорить ерунду?

— Перестань, Набель. Пойдём вместе.

— Да! Поняла!

Поблагодарив Нинью, Аинз пошёл к двум людям, молча работающим невдалеке от палатки.

Пётр и Дайн обслуживали своё оружие: смазывали маслом, чтобы оно не ржавело, проверяли, не расшаталось ли что-то, и так далее. На броне были вмятины, а на мечах — зазубрины, которые появились от соударений с мечами гоблинов. Всё это нужно было починить как можно быстрее. Следует ли нарушать их концентрацию? Ему нужно было сообщить этим двоим, а также Энфри, который заботился о конях, что ужин уже готов.

Солнце уже было у горизонта, группа ужинала на фоне кроваво-красного заката. В чашах был суп из птицы, приправленный беконом, тостами, сушёным инжиром и орехами. Это и был сегодняшний ужин.

Аинз уставился на свою чашу с супом. Через перчатки он не чувствовал тепло, но видел, что все с удовольствием едят, не дожидаясь пока он остынет, так что температура должна быть нормальной.

Что же делать?

Аинз был нежитью и потому не мог есть. Он замаскировался заклинанием иллюзии, но его раскроют, если он своим скелетным ртом начнёт есть суп. Он не мог позволить, чтобы кто-то увидел его истинную внешность. Неизвестный мир с неизвестной едой. Может, это простые несколько блюд, но Аинз всё равно начал сожалеть о том, что не может есть. Хотя его больше не мучил голод, он был недоволен: перед ним стоят такие вкусные и интересные блюда, а он не может их съесть. Впервые с того дня, как Аинз пришёл в этот мир, он пожалел, что имеет тело нежити.

— Ах... Ты что-то из этого не любишь есть? — спросил Люклютер, глядя на Аинза, который ещё не начал есть.

— Нет, это по личным причинам.

— Неужели? Не заставляй себя, хорошо? Но уже время еды, можешь и снять шлем.

— ...Это религиозные причины. В те дни, когда я убиваю, пять и более человек не могут есть вместе.

— ...У тебя довольно странная религия. Но мир велик, неудивительно, что такая религия существует.

Услышав, что это относится к религии, все перестали на него смотреть с подозрением. Наверное, в этом мире религия — сложное дело. Аинз поблагодарил бога, в которого не верил. Чтобы сменить тему разговора, он спросил Петра:

— Вы называете себя «Меч тьмы», но, кажется, ни у кого из вас нет такого меча.

Пётр основным оружием использовал обычный магически усиленный длинный меч, Люклютер использовал лук, Дайн — булаву, а Нинья посох. Ни у кого не было чёрного меча. Главное оружие Петра и дополнительное оружие Люклютера были мечами, но они никак не были чёрными. Существовала техника изменения цвета — металл посыпали особым порошком, так что не так уж и трудно было выковать чёрный меч. Скорее даже, это было необычно, что ни у кого нет чёрного меча.

— Ах, этот вопрос, — Люклютер застенчиво улыбнулся, будто вспоминал своё позорное прошлое. У Ниньи и вовсе лицо стало ярко-красным, и не от отражения костра. — Когда-то Нинья искал один меч.

— Не вспоминай об этом, я тогда был ещё юн.

— Здесь нет ничего постыдного! Очень важно иметь великую мечту!

— Пощади, Дайн, серьёзно.

Члены Меча тьмы весело рассмеялись, шутя над Ниньей, который настолько смутился, что ему захотелось сквозь землю провалиться. Имя «Меч тьмы», похоже, было их внутренним секретом.

— Когда-то давно «Мечами тьмы» владел один из легендарных «Тринадцати героев», — с улыбкой сказал Пётр, но не продолжил.

Если он на этом остановится, будет слишком расплывчато... всё, что я знаю о Тринадцати героях, так это то, что они были на совершенно ином уровне, нежели обычные люди, именно они победили бушевавшего двести лет назад демона. Понятия не имею, кем были эти герои, и какое у них было снаряжение... Я, всё это не зная, потеряю перед ними лицо? Следует притвориться, что знаю?

Пока Аинз не знал, что делать, встряла Нарберал:

— А кто это?

Замечательно. В мыслях Аинз принял победоносную позу, а члены Меча тьмы выглядели потрясёнными. Не знать о магическом предмете, который они сами назвали, — должно быть, это немного шокирует.

— Так ты не знаешь, Набелька. Могу тебя понять. Хотя он был одним из Тринадцати героев, его называли злодеем, потому что остальные верили, что он отпрыск демонов. Когда рассказывают сказание о легендарных героях, его часто пропускают... но, говорят, он был очень могущественным.

— Мечи тьмы — так называли четыре меча, которые использовал «Тёмный Рыцарь», один из тринадцати героев. Демонический меч Килинейрам, излучающий демоническую ауру; меч разложения Колокудабар, раны от которого не заживают; меч смерти Суфиз, способный убить от одной царапинки; и меч зла Хумилис, чьи способности неизвестны.

— А... — без интереса ответила Нарберал. Все неловко улыбнулись. Аинз склонил голову на бок, глубоко задумавшись, ведь описание этих способностей показалось ему знакомым. Вдруг в голове всплыл образ одной вампирши: эти особые способности похожи на класс Шалти, «Проклятый рыцарь».

Легенда Проклятых рыцарей гласила, что они проклятые паладины, в Иггдрасиле это была сильная профессия, но поскольку в ней было много недостатков, она была не очень популярна. Некоторые из навыков, которые могли выучить Проклятые рыцари, включали в себя: излучение волны тьмы; нанесение ран, которые нельзя исцелить низкоуровневыми заклинаниями; смертельные проклятья и так далее.

Аинз сузил под шлемом свои иллюзорные глаза, полагая, что это не может быть совпадением. Возможно, это Мечи тьмы могли наделять особыми навыками, похожими на навыки Проклятого рыцаря, но также была высокая вероятность, что сам герой был Проклятым рыцарем.

Если это так, то одним из требований становления Проклятым рыцарем было достижение шестидесятого уровня, так что «Тёмный Рыцарь» должен быть по меньшей мере шестидесятого уровня... а учитывая навыки, которые он изучил, уровень должен быть по меньшей мере семидесятым.

Демон-бог сражался против такого героя, так что их уровни должны быть примерно равными. Но Ниган из Писания Солнечного света заявил, что Демона-бога победил Доминион Власти, значит, Демон-бог не настолько силён, как герои.

Судя по собранной информации, наиболее разумным будет заключить, что Демон-бог не так уж и силён, но единственный способ найти ответ — это заполучить такой меч или встретить героя лично.

Пока Аинз думал, группа продолжала болтать. Он поспешно сосредоточил внимание на их разговоре, чтобы не пропустить ни одной возможности получить больше информации.

— ...Найти такой меч было моей первой целью. В мире было много легендарного оружия. Доказано, что некоторое оружие существовало на самом деле, но неизвестно, дожило ли оно до наших дней...

— Ах, кое-кто уже обладает одним из Мечей тьмы, — Энфри обыденным тоном уронил бомбу, заставляя всех членов Меча тьмы к нему повернуться:

— К-кто?!

— Правда?! Это значит, что осталось лишь три!

— Эх, теперь мы не сможем дать по одному каждому члену...

Энфри с осторожностью ответил:

— Эм, есть группа искателей приключений, которые называют себя «Синяя Роза», у их капитана и есть этот меч.

— Ох, эта группа адамантовых искателей приключений... тогда ничего не поделаешь.

— Точно. Но поскольку ещё осталось три меча, давайте усердно поработаем и станем достаточно сильными, чтобы заполучить их все.

— Ты прав, раз один существует, остальные три меча тоже должны существовать. Надеюсь, они запрятаны в месте, где их никто другой не найдет, пока их не обнаружим мы.

— Нинья, запиши это в свой дневник, чтобы мы не забыли.

— Хорошо, запишу. Но это мой личный дневник, не должны ли вы сами себе записать или запомнить?

— Оставлять письменную запись — хорошо!

— В этом ли дело? Дайн...

— Как бы то ни было, у нас есть вот что.

— Что?

— Вот, Момон. — Пётр достал короткий меч, в рукоять которого были вставлены четыре драгоценных камня. Он его вынул, чтобы показать чёрный клинок. — Пока не достанем настоящий, мы собираемся использовать этот в качестве нашего символа...

— Наверное, следовало назваться «Клинком тьмы», а не «Мечом тьмы». Впрочем, это не подделка настоящего меча, это символ нашей команды!

— А Люклютер хоть иногда дело говорит!

Члены Меча тьмы разразились смехом. Похоже, они очень дружны. Под влиянием атмосферы Аинз улыбнулся вместе с ними. Их чувства к короткому мечу были такими же, как чувства Аинза к символическому посоху его гильдии.

Темы, подходящие разговору за ужином, всплывали одна за другой, в основном болтали члены Меча тьмы, которых тут было большинство, время от времени переговариваясь с Аинзом, Нарберал и Энфри.

Аинз присоединился к беседе, но всё же чувствовал некоторое расстояние от членов Меча тьмы. Ему не хватало знаний этого мира, приходилось обдумывать каждое слово, вот почему он не мог хорошо общаться и в результате говорил меньше, создавая порочный круг.

Когда они заговаривали с Нарберал, она отвечала странностями, так что постепенно они от неё отстали. Энфри поддерживал разговор хорошо. Он всегда жил в этом мире и был более гибок с другими. Он легко присоединялся к разговорам на любые темы и умел читать настроение.

«Ничего удивительного. У меня тоже в прошлом были товарищи», — в приступе гнева подумал Аинз, наблюдая, как группа при свете огня весело беседует. У них были великолепные отношения, как и ожидалось от товарищей, вместе смотревших в лицо смерти. Энфри, когда смотрел на команду, тоже выглядел так, словно завидует.

Аинз вспомнил своих бывших согильдийцев, он от зависти под шлемом стиснул зубы.

В прошлом он был таким же.

— ...У вас глубокая дружба. Остальные искатели приключений такие же?

— Наверное. Они тоже вместе прошли через огонь и воду, а не понимать мысли и действия друг друга очень опасно. Время укрепляет узы.

— Верно. Кстати, в нашей команде нет девушек. Я слышал, что когда одна появляется, начинаются ссоры.

— ...Точно. — Нинья, неловко улыбнувшись, продолжил: — Если бы была, Люклютер первым причинил бы неприятности. Как бы то ни было, узы у нас крепки, потому что есть цель, так ведь?

Пётр и остальные кивнули в знак согласия.

— ...Верно. Когда все думают как один, чувства иные.

— Э? Момон, в прошлом ты состоял в команде?

Аинз не знал, как ответить Энфри, но не было надобности придумывать странное оправдание, чтобы уклониться от вопроса.

— Мы были не совсем... искателями приключений.

Вполне понятно, что когда он вспомнил своих старых товарищей, его голос стал тяжёлым. Хотя он был нежитью, у него ещё остались эмоции, и по своим старым товарищам Аинз скучал сильнее всего.

Видя, что Аинз не хочет об этом говорить, никто на него не давил, настала тишина. Было так тихо, что, казалось, в этом мире лишь они одни. Аинз поднял голову и посмотрел на ночное небо, полное сияющих звезд.

— Когда я был слаб, меня спас паладин, одетый во всё белое, в одной руке у него был меч, а во второй — щит. Он представил меня четырём другим членам команды. Включая меня, нас стало шестеро. Вскоре присоединилось ещё трое таких же слабых, как я, и девятеро основали изначальную команду.

— Ох... — под треск костра кто-то охнул. Но Аинз не обратил внимания и продолжил вспоминать «изначальную девятку» его гильдии «Аинз Оал Гоун»:

— Они были отличной командой. Паладин, мечник, священник, тёмный... бандит, нин... бандит с двумя мечами, колдун, повар, кузнец... незаменимые хорошие друзья. Мы прошли множество приключений, я до сих пор не могу забыть те дни.

Благодаря ним он узнал, что значит друзья. Он думал, что и в Иггдрасиле его будут не замечать, но реальность оказалась иной, они были идеальной командой, готовой протянуть руку помощи. Медленно набирая членов, они переживали удивительную жизнь, проходя через многие трудности.

Вот почему гильдия «Аинз Оал Гоун» была для Аинза неоценимым сокровищем. Даже если бы он захотел отказаться от всего и разрушить мир, ему всё равно хотелось защитить наследие.

— Когда-нибудь ты найдёшь таких же товарищей, — утешил Нинья.

Но Аинз яростно набросился:

— Такой день никогда не настанет.

Его голос был полон гнева. Потрясённый собственными словами, Аинз медленно поднялся.

— ...Извините... Набель, я поем вон там.

— Я к вам присоединюсь.

— Хорошо... Ничего не поделаешь, раз это дело религии.

«Жаль», — подумал Пётр, но не убеждал его остаться. Нинья, похоже, выглядел удрученно, но Аинз решил ничего ему не говорить. Хотя простых слов «я не принимаю это близко к сердцу» было бы достаточно.

Они двое, похоже, начали ужинать в уголке, где были завязаны веревки.

Если человек так уйдет, остальные будут говорить о нём. Особенно когда он был в центре внимания.

Когда их разговор на мгновение прекратился и все замолчали, костер затрещал. Нинья посмотрел на исчезающие искры и упрекнул себя:

— ...Похоже, я сказал то, чего не следовало.

— Ну, мы ведь не знаем, что тогда произошло.

Дайн сильно кивнул, а Пётр продолжил:

— Возможно, их всех уничтожили. Люди, потерявшие в бою всех своих товарищей, реагируют именно так.

— Такие дела... невыносимы. Даже для нас, кто живёт на грани жизни и смерти, потеря товарищей...

— Ты прав, Люклютер. Я был неосторожен со своими словами.

— Нельзя забрать назад слова, которые сказал. Так что нужно что-то сделать, чтобы он сменил настроение.

Нинья был удручён, он тихо заметил: «Я знаю, что чувствуешь, когда теряешь товарищей, почему я не поставил себя на его место?» — но никто на это не ответил.

В тишине дрова снова затрещали и вспыхнули искры. Чтобы изменить тяжёлую атмосферу, Энфри осторожно сказал:

— ...Момон сегодня был удивительным.

Дожидаясь этих слов, Пётр продолжил:

— Ага, я не думал, что он будет столь великолепен. Одним ударом зарубить огра...

— Просто невероятно.

— Победить огра с одного удара, конечно, удивительно, но насколько же он искусен, что одним ударом разрубал его на две половинки? — озадачено спросил Энфри. Члены меча тьмы переглянулись между собой.

Знаменитый юноша Энфри не только родился с врождённым талантом, он также был превосходным заклинателем. Он обладал талантом, который позволит ему ярко сиять в будущем, но он никогда не знал воина своего уровня, так что ему было трудно понять, насколько Аинз силён как воин.

Пётр ему объяснил:

— Обычно большие мечи используются, чтобы наносить тупые удары, а он его использовал, чтобы рубить противников на части. Просто невозможно разрубить такого крупного монстра, тем более одной рукой... но бывают и исключения.

Похоже, объяснение Петра впечатлило Энфри. Но чувствуя, что это впечатление недостаточно сильно, Пётр привёл для сравнения имя:

— Откровенно говоря, полагаю Момон уже на уровне воина-капитана Королевства.

Энфри широко открыл глаза от потрясения. Он наконец-то понял, каким уровнем члены Меча тьмы оценивают Аинза.

— ...Хочешь сказать, он соответствует искателям приключений адамантового ранга... высшему уровню гильдии искателей приключений, живым легендам и вершине человеческой силы?

— Совершенно верно, — Пётр спокойно кивнул. Энфри перевёл взгляд на остальных членов Меча тьмы, они все кивнули в знак согласия. Энфри потерял дар речи.

Адамант. Магический металл, созданный самой передовой технологией. Вершина пирамиды искателей приключений, и очень маленькая. В Королевстве и Империи лишь две команды сумело добраться до такого ранга. Их способности достигли высшего уровня человечества, и они были буквально герои.

И Аинз соответствовал таким людям.

— Невероятно... — не мог перестать хвалить Энфри.

— Вначале... когда мы впервые встретились, я завидовал Момону. На нём была такая кричащая полная броня, несмотря на то что он был искателем приключений низшего уровня, с медной медалью. Но мы своими глазами видели, что его сила подходит броне, и я убедился, что он её стоит. Такая броня полностью соответствует его способностям. Я завидую такой силе...

Воин Пётр не носил полную броню, на нём была кольчуга. Конечно же, ему хотелось чего-то лучшего, но это была лучшая броня, которую он мог себе позволить.

— Всё нормально, Пётр, уверен, в ближайшем будущем ты сможешь позволить себе отличные доспехи.

— Да, если ты желаешь подобной силы, то должен трудиться ради своей цели. Благодари судьбу, что тебе так повезло увидеть цель, которой ты хочешь достигнуть.

— Нинья прав, просто установи Момона своей целью и усердно работай. Мы поможем, так что давай хорошо поработаем вместе.

— Точно! Просто будем работать шаг за шагом! Судя по внешности Момона, он точно провёл за тренировками больше времени, нежели ты!

Слова Дайна подняли у Энфри сомнения.

— Вы видели, какое у Момона под шлемом лицо?

Аинз, после того как встретился с Энфри, не снимал свой шлем даже во время обеда. Они понятия не имели, как он пьет воду.

— Да, видели. Это обычное лицо... но он не местный, у него чёрные волосы и глаза точно такие же, как у Набель.

— Ясно... он упомянул, из какой страны пришёл?

Члены Меча тьмы посмотрели друг на друга, чувствуя, что Энфри это дело сильно волнует.

— Мы не спрашивали так много подробностей...

— Неужели... Ах, просто если он пришёл из далёкой страны, зелья, которые он использует, могут отличаться от тех, которые используются в этом регионе. Я ведь аптекарь, меня это очень интересует.

— Понятно... Он и Набель, похоже, из одного места, но их внешность сильно разнится... он никогда не будет считаться красавцем. Интересно, кто-нибудь его полюбит?

— Внешность — это ничто, поскольку он силён, в него, скорее всего, влюбится много девушек.

Верно, сильные мужчины популярнее, поскольку в этом мире существуют монстры, и человечество считается низшей расой. Большинство женщин будут инстинктивно предпочитать сильных мужчин.

Вздох... неужели моя любовь не принесёт никаких плодов...

— Конечно нет. Ведь даже признаков прогресса нет. — Нинья вспомнил реакцию Нарберал и неловко улыбнулся.

— Ничего подобного. В любом случае, мне нужно за ней гнаться. Нужно быть более активным, чтобы это работало. Она суперкрасотка, разве не так? Если она начнёт относиться ко мне хоть немного дружелюбнее, я буду победителем в жизни.

— ...Да, она и вправду красива... — с тяжелым выражением на лице сказал Дайн и заметил, что Энфри немного обеспокоен.

— Господин Энфри, что-то не так?

— Ах, нет. Ничего...

— Э? — Люклютер зловеще улыбнулся. — Ты влюбился в Набель?

— Конечно нет! — необязательно громким голосом ответил Энфри. Из-за такой сильной реакции Пётр почувствовал себя неудобно и посчитал, что лучше не задавать вопросов. Он решил снять напряжение:

— Люклютер, это слишком. Думай, прежде чем говорить.

После того как Люклютер искренне извинился, Энфри, казалось, забеспокоился, он не знал, как ответить на это извинение.

— Нет, это, не беспокойтесь. Ну... я немного волнуюсь... Момон правда настолько популярен?

— ...Неважно, какая у него внешность, но с его силой возможность того, что он станет популярным, очень высока. А судя по его доспехам и мечам, он, наверное, богат...

— Ах...

Казалось, что Энфри опечалился, Пётр, будто старший заботится о младшем, спросил с беспокойством:

— Что-то вас тревожит?

Энфри не решался говорить. Рот то открывался, то закрывался, будто как у рыбы. Пётр и остальные не давили, они не заставляли его говорить, если он не хотел. Через несколько секунд Энфри взял себя в руки и с большим трудом открыл рот:

— Эм... просто я не хочу, чтобы девушка из деревни Карн, которая мне нравится, полюбила Момона.

Чувствуя в этих словах бурю эмоций, члены Меча тьмы улыбнулись.

— Тогда давай большой брат научит тебя нескольким трюкам...

Пётр врезал Люклютеру, заставив того странно закричать. Остальные из Меча тьмы проигнорировали его болезненный вид и продолжили утешать потрясённого Энфри. Под сиянием от костра юноша наконец-то улыбнулся.

♦ ♦ ♦

...В то же время.

Лоб был пробит вместе с железным шлемом. Товарищ на мгновение сильно затрясся и упал, будто марионетка, которой обрезали нити. В тёмной ночи послышался глухой удар — это металлическая броня ударилась о землю. Он молился, чтобы кто-то услышал этот звук и пришёл на помощь, но никто не был достаточно глуп. В бедном районе было слишком много заброшенных улиц. Вот почему он тут встретился со своим клиентом.

Мужчина глядел на женщину перед собой. Но он не мог сокрыть то, что лишь на вид старается быть храбрым. Боевой дух весь пропал, когда он увидел, как женщина по очереди с легкостью убила троих его товарищей. Женщина чуть взмахнула коротким эстоком, с которого капала кровь. Кровь забрызгала землю, а эсток засиял так же холодно, как раньше.

— Хмм, хмм, хмм... ты последний, приятель... — Женщина обнажила зубы, хищно улыбаясь.

— Почему?

Мужчина знал, что это глупый вопрос, но он и вправду не понимал, почему всё так обернулось. Он и его товарищи не были искателями приключений, они были известны как «работники» или «сумеречные работники», они принимали работу, граничащую с криминалом, или даже прямо совершали преступления.

Возможно, некоторые их ненавидели, но они никогда не работали в этом городе, а эту женщину даже в глаза не видели.

— Почему же я это делаю? Хм... Я просто хочу тебя, приятель...

Не в состоянии её понять, мужчина несколько раз моргнул и спросил:

— Что ты имеешь в виду?

— Внука этого знаменитого аптекаря сейчас нету дома... а мне нужно, чтобы кто-то проследил за его домом и сообщил мне, когда он вернется. Не хочу заниматься такой хлопотной работёнкой...

— Тогда просто сделай такой заказ! А ты пытаешься сделать совсем иное!

Работники были готовы даже нарушить закон, он не понимал, почему женщина хочет его убить.

— А, ну так вы можете меня предать...

— Если мы получим договоренное вознаграждение, мы не предадим!

— Хмм? Давай поговорим немного о другом, хорошо? Я люблю убивать людей, просто обожаю, не могу сдержаться.

«Ах, вести допросы я тоже люблю», — женщина добавила.

Выслушав такую ненормальную причину, мужчина посерьёзнел:

— Что с тобой не так?!

— Что не так? Может, я привыкла убивать на работе? Или меня всегда сравнивали со старшим братом? Родители посвятили всю свою любовь ему? Или со мной игрались, пока я не стала сильна? А может, после промашки меня схватили и допрашивали дни напролёт? Как же неприятно, когда в рот кладут раскаленные угли, хо.

Перед ним была всего лишь молодая девушка. Но в мгновение этот образ исчез, и она снова улыбнулась:

— Шучу, всё это ложь. Обман, о б м а н. Я не испытывала ничего такого. Но даже если бы всё это было правдой, знание прошлого ничего бы не изменило. Я стала такой благодаря накопленному опыту. Да, кстати, я с вами, парни, связалась так быстро, благодаря тому, что Каджинчик собрал для меня информацию. Знаете, как долго в наши дни искать помощи...

Она отпустила эсток, позволяя ему упасть. Он глубоко вонзился в свою цель благодаря лишь одной гравитации. Такая острота означала, что эсток создан не из простой стали.

— Это орихалк. Точнее, мифрил, покрытый орихалком. Удивительно хорошая штука.

Такое редкое оружие доказывало, насколько сильна эта женщина, а это значит, что шансов на победу нет.

— Тогда... время следующего шага. Если ты поранишься, приятель, станешь бесполезным... Правда, сколько бы я тебя ни ранила, Каджинчик заклинаниями веры тебя починит... А это значит, что я могу наслаждаться пытками бесконечно, да?

Женщина сказала нечто ужасающее, она из-под робы достала другой эсток.

— Полагаю, этого хватит... Извини, если промажу... — женщина высунула язык и извинилась... поистине мило. Но сердце у неё было чёрным. Мужчина повернулся к ней спиной и побежал. Хотя он услышал, как женщина будто бы издала возглас удивления, он сосредоточился на том, чтобы убегать. Во тьме без капли света он мчался, полагаясь на одно чувство направления, которым гордился.

Но с треском сзади послышался спокойный и жестокий голос женщины:

— ...Слишком медленно.

В плече он ощутил обжигающую боль. Как только мужчина подумал, что его ударили эстоком, разум покрыла тень.

Контроль разума.

Мужчина изо всей мочи сопротивлялся, но тень только усиливалась.

Сзади послышался голос друга.

— ...Ты в порядке? Рана не глубокая?

— Да нет, пустяки.

Мужчина обернулся и улыбнулся своему другу. Женщина, услышав это, жутко ухмыльнулась.

Часть 3

Собравшись на рассвете, группа последовала по скрытой в лугах дороге.

— Вскоре мы дойдём до деревни Карн.

Аинз там уже бывал, но никто не должен был об этом знать, среди них, скорее всего, знал о деревеньке лишь Энфри, все остальные в унисон кивнули. Никакой другой реакции не последовало, они просто молча шли. У Энфри, который об этом заговорил, было на лице нетерпеливое выражение.

Между ними была в особенности странная атмосфера. Создавший эту атмосферу, Аинз, скрывал своё настроение под шлемом.

Нинья даже не смотрел в его сторону, но виной тому был сам Аинз, так что нечего было жаловаться. Это также было последствием вчерашней речи. Во время завтрака Нинья извинился, к этому времени уже можно было легко простить, но он не мог сказать простых слов «я тебя прощаю». Аинз понимал, что мелочен, но не мог просто так это забыть. Даже превратившись в нежить, изменившую как моё тело, так и разум, я по-прежнему такой...

После того как он стал нежитью, все сильные эмоции подавлялись, но все более слабые чувства не исчезали полностью. Доказательством чего было то, что до сих пор в нём остался этот мелочный гнев. Старые товарищи занимали важное место у него в сердце. Хотя эти чувства были глубоко, плохо будет, если он продолжит себя так вести. Впрочем, сейчас у него не было никакого желания становиться тем, кто изменит настроение.

Аинз понимал, что ведёт себя словно ребёнок, который бросается в истерику, он был зол на себя за такое детское поведение.

В этой неловкой атмосфере было одно исключение — Нарберал, которая шла возле Аинза. Поскольку Люклютер её не изводил своими речами, она была так счастлива, что даже начала что-то напевать себе под нос. Таким образом, группа молча шла вперёд и быстро дошла до окрестностей деревеньки Карн.

— Н-ну что ж! Обзор здесь столь хорош, что нам, наверное, уже не нужно шагать в формации... — намеренно сказал Люклютер.

С одной стороны дороги виднелся обширный зеленый лес, что бросало некоторые сомнения на его слова. К тому же нельзя снижать бдительность даже на открытой местности, это сами основы. Будет мудро продолжать идти в формации. Просто все знали, что они идут молча не из-за бдительности, требуемой искателям приключений.

— ...Очень важно оставаться бдительными. Давайте... таким же образом пройдём в деревню.

— Конечно! Чтобы на нас не напали, важно всё время быть настороже!

По очереди ответили Пётр и друид Дайн, лицо Люклютера говорило: «Только не снова об этом».

— А если вдруг из далёких краёв прилетит дракон и на нас нападёт? — добавил Нинья. Люклютер быстро ответил:

— Что это за развитие событий такое. Здравым смыслом руководствуйся, как может сюда прилететь дракон, Нинья!

— Конечно это невозможно. Просто слухи ходят, что в окрестностях Э-Рантэла водятся драконы. А говорят, в древние времена существовали даже драконы, которые могли свободно управлять погодой, но, кажется, в последнее время тут даже простых драконов не видели. Ах, точно... я слышал, что недалеко от Азерлисских гор появлялись морозные драконы, но их видели далеко в северной части гряды.

В древние времена? Учитывая, что сказали пленники из Писания Солнечного света, драконы — это сильнейшая раса в этом мире...

В Иггдрасиле драконы тоже считались сильнейшей вражеской расой. У них не только была большая физическая атака, физическая защита и бесконечная выносливость, они также могли использовать бесчисленные особые способности и магию.

Они уже достигли особого уровня.

В Иггдрасиле было много разных монстров, среди них встречались именованные монстры, а также региональные монстры-главари и очень сильные монстры мирового класса. Даже если шесть команд, состоящие из шести людей каждая, будут драться против такого монстра, вероятность победы будет очень низкой.

Кроме босса, который появлялся в конце главной истории, «Пожирателя Девяти миров», были также «Восемь драконов», «Семь демонических Королей греха», «Десять великих ангелов Древа жизни». В расширении «Падение Валькирии» появились новые боссы: «Бог шестого дня» и «Пять радужных Будд». Всего было тридцать два внеуровневых монстра. Некоторые из таких боссов были из драконьей расы, что показывало предпочтения разработчиков.

Если драконы в самом деле существуют, нужно быть очень осторожным. В Иггдрасиле драконы были расой с неопределённой продолжительностью жизни, так что встретить дракона с силой, превышающей воображение, не было странно.

— Ах... если ты не возражаешь, то я хочу кое-что спросить. Как зовут того дракона, способного изменять погоду?

Аинз не был достаточно бесстыдным, чтобы спокойно спрашивать что-то у человека, с которым у него была ссора, так что он молча прошептал. Но всё же достаточно громко, чтобы привлечь всеобщее внимание, поэтому Нинья быстро повернулся к нему головой.

Они вели себя, будто поссорившаяся пара. Аинз хотел этим вопросом примириться с Ниньей. Он машинально сравнил эту сцену со сценой, которую когда-то видел в кафе.

Но тем не менее поскольку вопрос задал Аинз, Нинья, хоть и немного, но повеселел. Члены Меча тьмы и Энфри улыбнулись, никак не отреагировала лишь Нарберал. Кстати, с самого утра она даже не заметила неловкую атмосферу между этими двумя.

— Ужасно сожалею! Как только мы вернемся в город, я разузнаю!

Не нужно так волноваться... просто сказать, что не знаешь, было бы достаточно... я просто хотел услышать ответ...

Вот только он не сказал эти слова.

— В таком случае, Нинья, если позволит время, не поможешь мне найти об этом сведения?

— Хорошо, Момон!

Все удовлетворённо кивнули, заставив Аинза смутиться. Он был самым старшим в группе, поэтому не мог не смутиться. В ином случае всё могло бы быть по-другому.

— Отлично, похоже, мы уже скоро будем в деревне...

С самого утра это были бы наиболее радостные слова, но вдруг Энфри замолчал.

Все посмотрели в сторону деревеньки, которая постепенно начала показываться из-за горизонта. Простая деревня, расположенная возле леса. Никакой необычной атмосферы и ничего интересного, поэтому никто не понимал, почему Энфри вдруг замолк.

— Что-то не так, господин Энфри? Что-то случилось?

— А, не обращайте внимания. Просто раньше тут не было этой прочной изгороди...

— Неужели? Но поглядите, в ней нет ничего особого. Честно говоря, такая защита немного потрепанная как для пограничной деревни, не думаете? Деревня расположена рядом с лесом, так что крестьяне, наверное, огородились от монстров. Не было бы странно, даже если бы изгородь была посильнее, не так ли?

— Эх... ты верно говоришь... но деревню Карн защищает Мудрый Король Леса, крестьяне раньше никогда не нуждались в частоколе...

Все посмотрели на деревню. Из того, что они видели, деревня была полностью окружена стенами, правда, некоторые части были из столь ветхого дерева, что его можно было легко сломать.

— И вправду странно... что же тут случилось...

Даже услышав неспокойный вопрос юноши, Аинз ничего не сказал, потому что последний раз он был в деревне как заклинатель «Аинз Оал Гоун», а сейчас он был искателем приключений Момоном.

Нинья, приняв серьезный вид, вмешался:

— Наверное, я просто слишком сильно волнуюсь... но я явно помню, какой была деревня, когда я последний раз тут был, и я заметил две очень подозрительных разницы. Первая — даже сейчас я не вижу, чтобы кто-то работал на полях, а вторая — часть урожая уже собрали.

Посмотрев в сторону, в которую глядел Нинья, они явно увидели, что некоторая часть пшеничных полей уже собрана.

— Ясно. Но что же тогда тут случилось?..

Аинз с беспокойным выражением лица всем сказал:

— ...Оставьте это на нас. Набель, пожалуйста, используй полёт, чтобы обследовать деревню.

Дослушав указания Аинза, Набель активировала магию маскировки и исчезла. Затем Нарберал завершила произносить магию полёта и после неё даже следа не осталось. Все ждали на дороге, когда вдруг фигура Нарберал появилась на том же месте, она доложила:

— ...Крестьяне в деревне занимаются обычными делами, не похоже, что кто-то ими управляет или командует. На другой стороне деревни есть ещё одно поле, на котором сейчас крестьяне работают.

— ...Что ж, похоже, я просто слишком волнуюсь.

— Тогда не должно быть никаких проблем. Ну что, продолжим идти?.. — Пётр посмотрел на Энфри и Аинза, те кивнули. Поскольку дорога в деревню делалась всё уже и уже, группа стала в колону по одному и направилась к входу в деревню.

Зелёные пшеничные поля, растущие по обе стороны дороги, качались на ветру. Казалось, будто они зашли в зелёный пруд.

— Э?

Повозка, грохоча, ехала вперёд, когда Люклютер, второй в линии, вдруг заговорил озадаченным голосом и внимательно посмотрел на пшеницу. Хотя время сбора урожая ещё не настало, пшеничные стебли достигли высоты семидесяти сантиметров, что затрудняло обзор в море пшеницы.

— Что-то не так? — растерянно спросил идущий сзади Нинья.

— Э? Ничего, наверное, просто моё воображение?

Голова Люклютера была полна сомнений, но он увеличил темп и быстро уменьшил дистанцию между собой и Петром. Нинья тоже посмотрел в ту сторону, убедился, что там нет движений, и ускорился. Пшеницей заросла даже дорога в деревню, казалось, будто её затопило море. Чтобы пройти, они подумывали срезать пшеницу, но так у них наверняка появились бы проблемы.

— Надеюсь, крестьяне правильно обработают поля. Оставлять их так слишком расточительно. — Пётр, идущий впереди, сбивал многие колосья пшеницы, когда задевал их своей кольчугой. Заметив это, он пробормотал себе под нос, чувствуя, что что-то здесь не так.

Интуиция, отточенная бесчисленными опасностями, предупреждала его. Зелёные колосья пшеницы в самом деле падают так легко? Всмотревшись в поле, Пётр осознал, что на него смотрит пара глаз. Там было маленькое создание, которое могло полностью скрыться в пшеничном поле. Хотя ему не было видно черты лица, так как их скрывала пшеница, это точно не был человек.

— Что!

Удивившись, Пётр захотел выкрикнуть предупреждение своим товарищам, но создание — получеловек — заговорило первым: «Не могли бы вы сложить оружие?».

Короткий получеловек уже вынул своё оружие. Каким бы быстрым Пётр ни был, противник всё же будет быстрее.

— Ох, пожалуйста, положите оружие. Можете передать то же самое людям за вами? Мы не хотим убить вас этими стрелами.

Услышав, как из другого места послышался тихий голос, он посмотрел в ту сторону и обнаружил умно скрытую в полях дыру, в которой виднелась верхняя половина нескольких полулюдей. Они также замаскировали себя пшеницей.

Пётр невольно заколебался. Согласно тому, что говорило это существо, похоже есть вероятность для переговоров.

— ...Вы сохраните нам жизнь?

— Конечно. Если вы сдадитесь.

Пётр растерялся. Он должен был стоять перед повозкой и гарантировать, чтобы ни одна стрела не достигла Энфри, сидевшего на повозке. Также нужно было узнать, сколько врагов и какие они. Важно также понять цели противников, но сейчас он не мог ни сдаться, ни отклонить их предложение. Будто бы они видели сквозь замешательство Петра, с шорохом там встало ещё двое полулюдей.

— ...Гоблины, — прошептал Нинья.

Полулюди были из той же расы, что вчерашние гоблины. Они подняли луки, прицеливаясь своими острыми глазами.

Следует драться?

Нинья, Люклютер и Дайн переглянулись между собой, читая намерения друг друга по выражению лица. По росту, весу, мускулам и физическим данным гоблины были слабее людей. Поскольку они обладали ночным зрением, ночью сражаться с ними было сложно, но под солнцем средь бела дня для закалённых в боях членов Меча тьмы они будут не такими уж сложными соперниками.

Более того, здесь был Аинз, так что бой должен пройти так же легко, как вчера. В сражении против гоблинов Пётр был уверен, что победит, даже если придётся спасать заложников. Но он не решался действовать по иной причине. По сравнению со слабыми и костлявыми вчерашними гоблинами, эти имели хорошее телосложение, тело с крепкими мышцами.

И не только. Гоблины также очень умело держали свои луки. Вчерашние гоблины были похожи на детей с палками, но нынешние выглядели как солдаты, знакомые с луком. Поскольку люди могли тренироваться, чтобы становиться сильнее, очевидно, что даже монстры могли это делать. И, разумеется, это относилось и к гоблинам. Стало быть, эти гоблины могут оказаться намного сильнее любых полулюдей, с которыми Меч тьмы дрался раньше. Затем через пшеничное поле ветер принёс новый голос, Люклютер поспешно посмотрел в тыл.

— ...Эй, эй, нас уже обнаружили? — Гоблин высунул из поля лицо, показывая язык. Вполне возможно, он хотел прокрасться назад и скрытно атаковать, но у него оказалось недостаточно навыков, чтобы обмануть рейнджера Люклютера. Хотя гоблина он заметил, это никак не улучшило их положение.

Спокойно осмотревшись, они заметили на полях много передвижений. Похоже, там ещё многие прятались. Видно, все они двигались на повозку, медленно завершая окружение. Положение было очень невыгодным. Члены Меча тьмы больше не могли придумать, как выйти из этой дилеммы. Аинз рукой остановил Нарберал, которая собиралась убить всех монстров, и, понаблюдав за гоблинами, он убедился в верности своей догадки.

— Это гоблины и гоблины-лучники, вызванные «Рогом гоблина-генерала».

Если гоблины под контролем девочки, которой он дал рог, то нужно избегать любых враждебных действий. Нужно подумать о контрмерах, но раз они не ровня мне и Нарберал, проблем быть не должно.

Глядя на спокойного и расслабленного Аинза, гоблины сказали:

— Человек в полной броне, если возможно, не руби с плеча. Мы не хотим драться.

Аинз снова остановил Нарберал и осторожным и жёстким голосом сказал:

— Не волнуйтесь, если вы не нападёте, мы тоже не нападём.

— Благодарю. Эти ребята, может, и сильны, но на самом деле они не пугают... но ты вместе с леди возле тебя, напротив... инстинкты говорят мне, что будет ужасно, если вы двое станете моими врагами.

Аинз не ответил, просто пожал плечами.

— Пожалуйста, немного подождите, пока не придёт старшая сестра.

— Кого ты зовёшь старшей сестрой?! Эта особа оккупировала деревню Карн?!

Взволнованный голос Энфри удивил гоблинов.

— Энфри, успокойтесь. Мне ведь не нужно говорить, у кого сейчас преимущество? Вспомните, что Набель сказала о деревне, тут ещё остались некоторые странности. Поэтому пока мы не узнаем больше о том, что происходит, я надеюсь, мы избежим ненужного конфликта.

Хотя Энфри услышал совет Ниньи, он не мог унять тревогу. Правда, лицо, говорившее, что он готов сражаться до смерти, превратилось в лицо, показывающее недовольство, он медленно расслабил сжатые кулаки.

Видя такие резкие изменения в Энфри, Аинз как удивился, так и озадачился. Конечно, поскольку путешествие было коротким, он не знал всё о характере этого юноши, но всё равно он не думал, что реакция будет такой сильной. Наверное, деревня для него была больше, чем место, где он собирает травы.

Чувствуя подозрение, Аинз посмотрел на юношу. Гоблины, с другой стороны, почувствовали гнев Энфри, и озадачено переглянулись между собой.

— Эх... Это чувствуется иначе, чем ранее...

— На деревню старшей сестры недавно напали рыцари Империи, мы просто осторожны.

— Деревня была атакована?!. Надеюсь, она в порядке!

Будто отвечая на выкрик Энфри, у входа в деревню под защитой гоблинов появилась девушка. Увидев её, Энфри широко открыл от потрясения глаза, громко выкрикнув имя:

— Энри!

Услышав это, девушка тоже ответила дружеским голосом, полным доброты и тепла:

— Энфри!

Аинз вдруг вспомнил о том, что слышал раньше.

— Ах, так тот друг аптекарь... не женщина, а мужчина.