Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 105 - Встряска разума.

— Я говорил, что Маика напоминает мою первую любовь... мне она нравится, потому что напоминает Юкино. Она подумала, что я лгу. Тогда я об этом и задумался...

Когда мне сказали, что это ложь... я и правда...понял.

Моя первая любовь - это не Юкино.

— Я убеждал себя "это так"... И не понимал своих настоящих чувств.

Думал... кто же, если не Юкино. Сэнсэй сказала, что Нэи-сан слишком высоко в моем списке приоритетов...

Ответ пришел ко мне сразу же.

— Мне нравится Нэи-сан. Я всё ради неё сделаю. Это ведь... любовь, верно?

Нэи-сан спокойно смотрит на меня.

— Спасибо... но я не могу ответить тебе тем же.

Отвечает Нэи-сан.

— Я проклята.

Я....

— Мне плевать. Я лишь хочу быть уверен, что ты счастливая и веселая. У меня нет никаких эгоистичных чувств касаемо тебя... просто хочу, чтобы ты была сильнее.

Нэи-сан смотрит мне прямо в глаза.

Серьезно...

— Даже если у нас не будет секса?

— Да...

— Я не могу стать твоей любовницей.

— Я не против.

— Но почему?

Я говорю то, что у меня на сердце.

— "Первая любовь"... никогда не бывает такой, какой она тебе нужна, верно?

На глаза Нэи-сан наворачиваются слезы.

— Ты идиот, Йо-тян.

Я улыбаюсь.

— Да... я тоже так думаю.

— Может тебе просто оставить меня в покое и быть счастливым с остальными?

— Я же жадина, ты знаешь.

Верно...

Я...

— Я не могу быть счастлив без тебя.

Она улыбнулась.

— Я отвратительная женщина.

— Знаю.

— Я буду грузом для Йо-тян.

— Мне плевать.

— Тот, кто идет за мной - безумец. Он убивает не поведя глазом.

— Я буду тебя защищать.

Моё сердце все решило без меня.

— Йо-тян.

Она плачет...

— Ты правда не против?

Я отвечаю ей.

— Я мужчина. Нет ничего дурного в том,чтобы помогать первой любви.

Нэи-сан всё ревет.

— Но... я не способна дать тебе ничего взамен.

Я...!

— Я влюблен... мне ничего не нужно. Пока ты улыбаешься... я доволен. Если ты женишься на ком-нибудь... то я просто тихо улыбнусь и порадуюсь за вас. Всегда поддержу тебя. Помогу. Сделаю всё, что смогу...

"Первая любовь" не совсем любовь.

— Но, Йо-тян..я...я...!

Она трясет головой и плачет!

— Просто скажи ему "спасибо".

Обернувшись я увидел Кацуко.

— Эй, Кацуко... ты разве не в ванной?

Кацуко рассмеялась.

— Мисудзу-сан сказала, что сама со всем справится. Я подумала, то без меня вы только сильнее во всем запутаетесь.

Кацуко и Мисудзу переживают насчет меня и Нэи-сан.

— Нэи-сама... просто отложите это всё, пока вопрос с Мистером Виолой не улажен, хорошо?

Предлагает ей Кацуко.

— Пока мы не сделаем с ним что-нибудь... ты не будешь свободна.

Это значит?

— Но Кацусик... есть шанс, что ничего не решится. Я просто могу поменять внешность и сбежать.

Отвечает Нэи-сан опустив голову.

— Прямо как когда я убежала от него в первый раз... когда меня подобрала сэнсэй и забрала в Японию из США... я поменяю имя и сбегу в другую страну.

Поменяет имя?

— Это уже невозможно.

Кацуко сказал Нэи.

— Госпожа хочет поскорее расформировать "Куромори"... И когда его перестанут поддерживать... Нэи-сама больше не сможет сменить имя и спрятаться в новом месте.

— Знаю...

— Кроме того... Госпожа и Марго-сан разобраться с Цезарио Виолой здесь. В качестве последней работы "Куромори".

Сэнсэй и Марго-сан уже всё решили. Конец "Куромори"... Так вот почему... Марго-сан была так зла в последнее время.

— Если ты действительно хочешь быть счастливой, то тебе стоит взглянуть на реальность и хорошенько поразмыслить.

— Цезарио Виола – монстр.

Вздохнула Нэи-сан.

— Именно поэтому его нужно одолеть. Защитить Нэи-сама...!

Куцоко улыбнулась ей...

— Кацусик?

— Ты наша дорогая "Сестричка"...

— Но... но...

— Божечки, хватит!... Просто оставь это на своих старших сестёр и маленького братика.

Кацуко обняла Нэи-сан.

 

— А что делать мне? Меня вечно все охраняют, а отплатить я ничем не могу...!

Нэи-сан кричала на Кацуко, заливаясь слезами.

— Если так, то присмотри за Мисудзу-сан, Мэгуми-тян и Маикой-тян. Ты же "старшая", так что присмотри за "младшенькими сестричками"...

Нэи-сан кивнула и зарылась в груд Кацуко, продолжая обливаться слезами. Та её утешала и нежно улыбалась.

— Разве не так!? Госпожа!

Закричала вдруг Кацуко, по направлению к стойке у стене. И та издала клацающий звук.

Что?...

— Открой...

Кацуко была занята, обнимая Нэи. Так что, как и было сказано... я окрыл дверь у стойки.

— Ах...

Я открыл её и оттуда вывалилась Юдзуки-сэнсэй. У неё было беспокойное лицо.

— Я же сказала тебе, что здесь нет микрофонов, верно?

Говорит мне Кацуко.

— Но есть секретный проход. Если захочешь подслушать разговоры, можешь спрятаться там.

Ясно... Внутренняя часть стойки соединена с проходом на той стороне...

— Кацуко, ты выманила меня...?

Робко спрашивает Сэнсэй.

— Да. Конечно... Я передала Нэи-сама записку, в которой говорилось чтобы она не покидала кухню.

Ясно... Кацуко пошла в ванную. И думая что она ушла... Сэнсэй пробралась по секретному ходу и стала подслушивать наш с Нэи диалог. Но там не было монитор, так что учитель не могла узнать, что Кацуко вернулась на кухню. А потом та выдала её тайник.

— Я никогда не знала что там есть секретный проход...!

Нэи-сан удивлена.

— Ничего... Госпожа. "Куромори" скоро закроется, так что мы можем раскрыть все секреты особняка!

Кацуко сказала Сэнсэю. Ясно... Здесь не было скрытых микрофонов, так что проститутки могли свободно общаться. В то время как сэнсэй подслушивала их с укромного местечка.

— Н-неважно. Я просто волновалась о вас, ребята.

Смущённо сказала Сэнсэй.

— Госпожа, разве вам не стоит говорить о таком заранее?

Сказала ей Кацуко.

— Вы следили за состоянием Йошиды-сама и Маики-тян, не так ли?

Верно... Это же Сэнсэй, так что она всё время наблюдала.

— Госпожа... Вы приказали ему "Продолжай насиловать Маику-тян, пока она не примет тебя"... верно?

Кацуко уставилась на учителя.

— Я думала так будет лучше...

Сэнсэй отчаянно защищается.

— Что касается его... то лучше все обсудить с "клубом сестренок". Госпожа должна смотреть шире, чем через призму своего оторванного от мира восприятия.

Сэнсэй поклонилась Кацуко.

— Простите...

И смотрит на меня.

— Йошида-кун... ты становишься всё лучше. Ты превзошел мои ожидания и планы. Делаешь всё напрямую, потому с Маикой и вышло гладко. И думаешь о чувствах Нэи-сан.

Сэнсэй?

— Тебе больше не нужны мои указания... я тебе не нужна.

Вот черт... все девочки... из особняка в опасности!

— Сэнсэй, дело не в том что нужно, а что не нужно!

Говорю я ей прямо.

— Йошида-кун...

Сэнсэй удивлена.

— Сколько вам лет?

— Двадцать восемь.

— Верно, вы всё еще юны. Нет ничего страшного в том, чтобы ошибаться и делать ошибки.

Кацуко и Нэи-сан потеряли дар речи.

— Даже если это и было ошибкой... сэнсэй серьезно обеспокоена моим состоянием, верно? Нет, не отвечайте! Я и так это знаю.

Да...

Я знаю, сэнсэй!

— Я мужчина и сам должен принимать решения. Решать сам, действовать сам... быть ответственным. Сэнсэй... просто говорите мне, что думаете. Как всегда.

Сэнсэй овтечает.

— Правда?

Правда!

— Разве вы не наша старшая сестра? Я ценю мнение сестры. И беру его во внимание. Мы ведь уже "семья"?!

— Йошида-кун.

— С Маикой я всё понял. Я уже подготовился. Я готов... и понял, о чем вы говорили.

Обратного пути нет.

Теперь я ответственен за женщин и друзей.

— Сэнсэй. Та кровать, на которой я здесь сплю... позвольте, чтобы она стала моей.

Я поклонился ей.

— Ты... хочешь стать моим дитём?

Спрашивает меня сэнсэй.

Марго-сан уже это говорила.

Нэи-сан хочет быть сестренкой.

Юдзуки-сэнсэй хочет быть мамой.

— Нет...

Я качаю головой.

— Не воспринимайте меня, как своего ребенка.

Сэнсэй удивлена.

— Почему нет?

— Если вы будете так считать, то начнете смотреть на меня свысока и не сможете сказать что-нибудь толковое? Но... ведь вы до сих пор молоды... не надо стараться вести себя как Мама.

Я смотрю прямо ей в глаза...

— Считайте меня своим "младшим братом". Наглым, глупым, хлопотным "братом". Станьте моей самой старшей сестрой... прошу.

Сэнсэй....

— Я... стану... твоей сестрой?

 

Сэнсэй смотрит на меня с удивлением...

— Госпожа...

Влазит в разговор Кацуко.

— Вы очень помогали мне все эти пять лет. Я знаю, каких усилий вам это стоило. Быть нам.. матерью. Но... хватит.

— Кацуко.

— Сейчас в особняке остались только те люди, которым вы можете доверять. Нет нужды быть на пределе... сражаться с Ширасаки Сусуке и отцом.

Сэнсэй боролась и защищала проституток из особняка.

Она им как мать. Но ей даже тридцати нет... это слишком.

Я многому научилась за время в особняке.

Кацуко смотрит на меня.

— Я всегда рассчитывала на вас... делала так, как вы мне велели... и не думала сама. Но сейчас все не так...

Кацуко...

— Я хочу быть счастлива с ним. Каждой ночью я думаю как угодить ему. Нравится ли ему то, что я делаю. Раньше я готовила вам исходя из собственного вкуса, по рецептам. Сейчас же для меня главное, чтобы Йошиде-кун было вкусно. Теперь если он говорит, что это так... то я радуюсь. Я каждый день для него готовлю. Кацуко счастлива. Я искренне счастлива. Я живу!

Спасибо тебе... за то, что ты так думаешь.

— И... теперь я вижу как много выпало на вашу долю. И скольким вы жертвуете, чтобы нам помогать!

Сэнсэй слушает Кацуко не говоря ни слова..

— Госпожа стала нашей матерью. Что наставляет детей на верный путь. Ей нельзя терпеть неудачи... чтобы не подводить детей. И нельзя ждать награды за свои труды... а еще приходится сдерживать свою их силой. Мы с вами никогда не были на равных... мама-защитница всегда выше непутевых деток.

Сэнсэй всегда защищала.

Она нам не ровня.

— Госпожа... всё хорошо. Хотя бы мне больше не нужна мама. Я тоже хочу видеть в вас сестру.. что может поделиться своими чувствами со мной!

Слова Кацуко даже меня трогают.

— Сэнсэй, я такой же! Я хочу называть вас сестрой! С которой я могу посоветоваться!

Лицо Минахо не выражает ничего кроме удивления.

— Я смогу? Быть сестрой?

Тихо сидевшая до этого момента Нэи-сан заговорила.

— Вы сможете!

— Нэи?

— Станьте ею! Станьте сестрой!

Кацуко улыбается.

Значит... я, как председательница "клуба сестричек"...приглашаю госпожу в "Клуб сестричек".

Сэнсэй запуталась.

— Но... я не смогу заниматься сексом с Йошидой-кун.

— Значит мы изменим название и правила клуба! Теперь он будет "Клубом сестричек Куромори"! Члены смогут решать, кто достоин стать одной из нас.

— А можно мне?

Спрашивает Нэи-сан у Кацуко.

— Разумеется!

Глаза Нэи-сан засияли.

— Значит... сэнсэй, Кацусик, Нагиса-сан и я станем сестренками Йошиды. А Ми-тян, Мегуми-тян и Маика-тян его женами, и нашими сестричками! Сводные сестры или нет - неважно. Здесь любой может посоветоваться с кем-то другим и стать счастливым!

Радостно произносит Нэи-сан.

Да... ей гораздо лучше быть веселой.

— Эм... я тоже "младшая сестричка?"

— Ну, братик скорее.. хотя это всё мелочи.

Кацуко посмеялась.

— Так что вы решили, госпожа?!

Сэнсэй вздохнула.

— Я проиграла, хорошо. Я с вами.

Отвечает сэнсэй.

— Значит госпожа будет президентом нашего клуба!

— Президентом?

Кацуко отвечает:

— Да, если мнения внутри клуба разделятся, то решать придется вам .Ведите нас!

Кацуко уважительно поклонилась сэнсэй.

— Вы просто спихнете на меня все проблемы?

— Нет, но просто есть много вещей в которых никак не обойтись без мнения госпожи.

Кацуко с сэнсэй посмотрели друг на друга...

И рассмеялись.

— Я поняла! У меня нет другого выбора! Я покажу что значит быть старшей сестрой!

Сэнсэй наконец-то превратилась в нашего союзника.

Не в начальника, не в наставника... а в союзника.

◇ ◇ ◇

— Значит... госпожа теперь президент "Клуба сестричек"!

Объясняет Кацуко Мисудзу и Маике.

Они обе переоделись в свои формы.

Девочки похлопали.

— Но Кацуко по-прежнему остается председателем. Я буду работать в качестве третейского судьи, если мнения разойдутся.

У сэнсэй отчужденный вид, но внутри она счастлива.

— Мару-тян следующая!

Сказала Нэи-сан.

— Марго-сама не может вступить. Она так и сказала.

— Верно...

Пока месть над Ширасаки Сусуке не свершилась... она не будет с нами.

Я смотрю на Маику.

— Не переживай, Онии-сан!

Маика смотрит на меня.

— Я все понимаю.

Она через силу улыбается.

— Йошида-кун, прими душ и переоденься.. и побыстрее.

Сказала мне сэнсэй.

— Нам нужно возвращаться в колледж.

Точно... на очереди Мегуми.

У нас с ней всё сложно.

Нужно пойти к её семье, чтобы это исправить.

— Данна-сама, у меня сегодня ночная тренировка по танцам.... так что мне пора.

Верно... выступление послезавтра.

— Мисудзу-сан, тебя отвезут, подожди, пожалуйста.

Говорит ей сэнсэй.

— Нет, я так пойду.

Хоть Мисудзу и настаивает...

Отсюда далековато... да и Цезарио Виола может быть рядом.

— Мисудзу-сан, насчет неё и Йошиды-кун, мы с тобой должны поговорить. Йошиду-кун это тоже касается.

Сказала сэнсэй.

Она про Мегуми. Маика ничего о нас не знает.

Сэнсэй все еще скрывает этот факт

— На машине всё равно получится быстрее, верно?

Мисудзу все-таки на это согласилась.

— Ясно, вон оно как всё.

Кацуко сморит на Маику.

— Маика-тян поедет с нами в клинику.

— Ладно...

— Меня туда уже возили. Икеда-сэнсэй добрый доктор, не переживай!

Говорит Маике Мисудзу.

Она стала ей как сестра.

Но... в клинике ничего не заподозрят? К ним водят девушек на проверку девственности третий день подряд. Только Юкино там не была.

— Я сделаю чай, скорее переодевайся. В раздевалке будет форма!

— Ладно!

Поторапливаемый голосом Кацуко... я бегу по коридору.

— Ах, погоди...Йо-тян!

Нэи-сан позвала меня, у неё в руках какой-то файлик.

— Да?

Я останавливаюсь.

— Просто иди,а по пути побеседуем.

— Принято.

Мы идем вдоль длинного коридора. Когда рядом не стало ни души... Нэи-сан заговорила.

— Спасибо за то, что ты сказал на кухне.

— А?

— Это осчастливило меня.

Говорит Нэи-сан, её щечки краснеют.

— Йо-тян, я...

Говорит Нэи-сан.

— Я не Нато Нэи.

Нэи-сан?!

— Моё настоящее имя Надзима Ясуко.

Она поменяла имя, чтобы скрыться от Цезарио Виолы?

— Моего младшего брата звали Надзима Кэито. Нас в семье называли Нэи и Кэи... взгляни.

Нэи-сан достает фото из файлика.

Два ребенка.

Это...?

Я и Кеи-тян.

Да, этот ребенок определенно Нэи-сан в детстве...

Но у обоих детей одинаковые лица!

— Мы с Кэи близнецы...

Нет, но...?!

— Разве на фото не две девочки?!

Она грустно отвечает.

Цезарио Виоле...нравилось такое.

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление