Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 139 - Переговоры II.

— Разумеется, это всё не за бесплатно!

Член семьи Ширасаки... адвокат Ширасаки Котару говорит Минахо-сан.

— Как насчет тридцати миллионов йен?

Марго-сан криво ухмыляется смотря в монитор.

— Слишком мало. Даже обсуждать не собираемся.

Верно...

Я тоже не понимаю...

— Мы заплатим пятнадцать миллионов авансом и еще пять за то, чтобы вы вернули Маику-сан и Ямамине Мегуми-сан... Когда вернется господин Ширасаки Сусуке, то получите оставшиеся десять миллионов. Как вам? Звучит неплохо!

— За Маику я готов дать еще десять миллионов. Что скажете?

 

Присоединяется к адвокату господин Ичикава.

— В общем... сорок миллионов йен, вы не уйдете обиженными!

Услышав такие эгоистические речи от господина Ичикавы... Минахо-сан начинает смеяться!

— Ахаха...Хихихихи!

— Что такое?

Ичикава строго смотрит на Минахо-сан.

Но та...

— Нет... просто... я никогда не думала, что семейства Ширасаки и Ичикавы такие!

— Что в имеете ввиду?

Минахо-сан холодно улыбается и продолжает.

— Позвольте спросить, а как вы собираетесь передать нам эти деньги?

— Ну... скажите номер своего счета... я свяжусь с секретарем и переведу их вам!

Отвечает старик Ичикава.

— Вы доверите такое дело секретарю?

— Он предан мне, так что можете не беспокоиться!

Раздраженно отвечает Ичикава, но...

Секретать... я думаю это простой рабочий.

Даже я понимаю, что в такое дело нельзя вовлекать людей со стороны.

— Банковский перевод... разве можно так платить выкуп?

— Н-но...

— Все же будет видно по банковским записям!

— Угх!

Старик Ичикава вздыхает.

Да, они ничего не продумали.

Лишь просят "да. сделай это вот так вот" А как именно... и сами не знают...

Что они делают?

— Ну и... даже если Ичикава-сан пришлет десять миллионов, а адвокат тридцать... откуда придут эти деньги? Вы не можете выплатить их со своих счетов.

Минахо-сан ухмыляется и смеется.

— Вас это не касается!

Громко кричит старик Ичикава.

— Нет... если вы возьмете деньги из компаний Ширасаки или семьи Ичикавы-сан... это будет растратой. Обе компания числятся на биржах. Вы не думаете ,что такие расходы вскроются во время проверки отчетности?

Верно... десятки миллионов йен просто так не переведешь.

Сорок миллионов не отдадут никому в руки без четкого указания причины расходов.

— Н-не делайте из нас дураков! Я могу вывести десять миллионов йен со своего счета в любой момент.

Начинает злиться старик Ичикава.

— Да, Ичикава-сама прав. Но, семейство Ширасаки не могут использовать деньги без одобрения главы.

Верно... главе дома даже не известно об этом разговоре.

Значит тридцать миллионов точно никак не вывести.

— И что вы будете делать? Нельзя же просто клянчит деньги у всех членов семьи подряд?

— Н-но...

Адвокат в растерянности.

Он правда ничего не продумал?!

Не знаю, сколько в семье Ширасаки людей, но собрать тридцать миллионов - дело нелегкое.

Кто будет собирать? Сколько с человека?

— Мы обсудим это со старшими в Ширасаки... думаю по пять миллионов с человека мы как-нибудь соберем....

"Как-нибудь"?

Всё это очень подозрительно.

— Кто будет их доставлять? До какого момента нужно заплатить? Вернут ли деньги? Если да, то кто будет их возвращать? Кажется ваши проблемы растут с каждой минутой.

Налегке произносит Минахо-сан.

Верно... причиной всему - Ширасаки Сусуке, что является членом семейства Ширасаки.

За что платить остальным?

Будь я на их месте, то и тысячу бы не вкинул.

К тому же, если они не пообещают, что вернут эти деньги, то мне не кажется, что они сумеют собирать их вообще...

— Н-ну... мы избавимся от господина Ширасаки Сусуке и его личные финансы будут использованы, чтобы выплатить деньги клану. Наверняка у него соберется тридцать миллионов йен.

Отвечает адвокат вытирая пот носовым платком.

— Эй, погодите-ка!

Перебивает адвоката старик Ичикава.

— Деньги Сусуке-кун принадлежат не ему одному. Половина для его жены, Юко!

— Это так, но...

— Юко разведется с Сусуке-кун прежде, чем все перерастет в скандал. Вы знаете это, верно?

— Да... нам жаль за неудобства причиненные Ичикаве-сама.

— Семейство Ширасаки разумеется оплатит половину финансов Сусуке-кун в качестве компенсации.

Гнев господина Ичикавы переносится с Минахо-сан на адвоката.

Они поделят деньги Сусуке и возьмут их в качестве компенсации.

— К тому же... надо поддерживать Юкино и Маику пока они не закончат колледж!

— Насчет этого...

Слова Ичикавы противоречат адвокату.

неужели они ничего между собой не решили?

Невозможно продать дом Ширасаки Сусуке и выплатить компенсацию за выкуп...

— Мне лучше вернуться к Ширасаки и всё обсудить. Разрешите мне посоветоваться с ними. Я не могу сам отвечать на такие вопросы.

Они не могут больше ничего обещать.

Переговоры обернулись полной неудачей...

— Насчет дочерей Сусуке-кун... Юкино-сан и Маики-сан...

Говорит адвокат.... и подхватывает господин Ичикава.

— Я заберу дочерей Юко... мы не намереваемся поддерживать связь с Ширасаки в будущем.

— Ну... главе дома... нравятся девочки... особенно Юкино-сама. Он настаивал, чтобы их взяли в семейство Ширасаки.

Господин Ичикава в гневе кричит на адвоката!

— Я не позволю этому произойти.... они - мои внучки!

— Н-но...

— Ладно, я сам поговорю с Ширасаки-кун... помолчите.

— Д-да... мне очень жаль.

Ч-ч-ч-ч-ч-то за чертовщина?

Поговорите где-нибудь еще.

Неужели они правда надеются вернуть Маику после таких переговоров...

Марго-сан обращается ко мне с отвращением рассматривая монитор.

— Йошида-кун, что ты думаешь о матери Маны?

— Эм... что?

— Ты хочешь её?

Внезапно.

Еще раз... я смотрю на мать Юкино и Маны на мониторе.

Её отец, господин Ичикава, сейчас берет переговоры на себя и женщина молчит, но... не перестает злобно смотреть на Минахо-сан.

Будто говоря "За что нам это?"...

В ней нет ни капли той социальности, что она показывает по телевидению будучи диетологом.

Просто смотрит на Минахо-сан... с очень жестоким выражением лица...

— Честно говоря, не очень. Какая-то старуха с огромным самомнением...

— Хорошо. Тогда не будем её насиловать.

Эм, Марго-сан?

— Йошида-кун, ты рос без матери... я понимаю, что у тебя нет материнского комплекса... потому что ты не знаешь, что такое мать.

— Что?

Я не понимаю о чем она.

— Йошида-кун, опиши свою мать одним словом?

Хм...

— Безответственная.

— Еще?

— Мистическая...

 

Да. Я не понимаю этого человека.

И не хочу понимать.

Не хочу видеть.

Встречать.

Я хочу забыть, что она вообще существовала.

— Вот потому что ты такой... материнские инстинкты Кацуко-сан и Нагисы-сан задеваются.

Говорит Марго-сан.

— Эм?

— Ты не знал материнской любви, верно? И жил всю жизнь не рассчитывая ни на кого, кроме себя... Тебе чуждо чувство защиты.

Разве... я такой?

Я поворачиваюсь к Мегу.

— Да... моё сердце тоже ты задеваешь, Йоши-кун.

Эм... Мегу?

— Йоши-кун всегда делает тяжелую работу сам... я хочу, чтобы ты чаще полагался на меня.

— Потому.. твои женщины и хотят обнять тебя.

Говорит Марго-сан.

Да ну?

Честно говоря, я вообще не понимаю.

— Хм... давайте вернемся к нашей теме... Минахо-сан хочет и мать Маны изнасиловать?

— Да... Минахо проработала все планы мести Ширасаки Сусуке. Как и изнасилование его жены.

— Ну... раз Минахо-сан хочет, то я сделаю.

Ведь я её брат!

И готов на всё.

— Ну, не надо заставлять себя. Мана-тян еще будет переживать?

Я смотрю на Ману...

Та слушает нас...

И понимает всю ситуацию.

— Но... вряд ли Минахо на это пойдет. Если изнасилуешь эту старуху... то ей будет только в радость. "Я потрахалась с молодым парнем"!

Сказала Марго-сан и посмеялась.

— К тому же, посмотри на неё... кто может представить, что они были счастливой семейной парой?

— Нет смысла её насиловать...Сусуке плевать.

Юко-сан не спрашивала, где её муж.

В безопасности ли он... что с ним произошло.

Всем плевать.

Единственное, что заботит этих людей - потенциальный скандал.

Кстати говоря, даже Мана...

Я не вижу, чтобы они сильно переживали!

Что происходит?!

— Сфокусируемся на камерах... я думаю, Минахо сейчас выложит еще одну карту на стол.

Говорит Марго-сан и обращает наше внимание на монитор.

— Судя по всему... теперь вы поняли.

Внезапно заговорила Минахо-сан с адвокатом и Ичикавой.

— У Ширасаки Сусуке долг перед многими преступниками... если вы их выплатите, то от сбережений ничего не останется

Господин Ичикава и остальные удивлены...

— Имущество пары - общее. Юко-сама по-прежнему жена Ширасаки Сусуке, а значит... и долги у вас общие.

— Почему я должна платить такие суммы?!

Кричит мать Маны!

— Юко, заткнись.

Пытается контролировать свою дочь господин Ичикава!

— Но отец! Почему эта женщина делает из нас дураков?!

Она правда так считает?

— Чтобы проститутка смеялась над нами! А отец всё еще терпит!

Да уж...я...

Явно не хочу эту старуху, уж лучше сдохнуть.

— Мы не хотели ими становиться.

Спокойно говорит Минахо-сан.

— Господин Ширасаки Сусуке нас такими сделал.

— Разве я не сказала, что не при чем здесь?!

Не перестает орать мать Маны.

— Ох... это никуда не годится.

Бубнит Мана.

— Мама... так ты мне не поможешь...

Я обнимаю девушку за плечо.

— Онии-тян...

Тихонько шепчет она.

 

— Всё хорошо... все будет в порядке...

— Д-да...

Мана едва заметно кивает мне.

На мониторах...

— Ичикава-сама.

Минахо-сан смотрит на него своим холодным взглядом.

— Ну и как это понимать?

Минахо-сан отвлекает господина Ичикаву, который успокаивает Ману...

— Я дала вам больше двенадцати часов с тех пор, как я доложила вам о Маике-сан вчера вечером. Но как я вижу... вы не использовали это время с умом!

Минахо-сан подозрительно улыбается...

— Ч-что вы говорите? Я договорился с Ширасаки и собирался подготовить максимально выгодные для вас условия!

Он будто сам себя убеждает.

— Это... выкуп в сорок миллионов йен?

Старик Ичикава задерживает дыхание от слов Минахо-сан.

— В-верно... разве это не заоблачная сумма для сутенерской организации вроде вашей? Или я ошибаюсь?!

Старик Ичикава высказывает своё мнение!

— В таком случае, вот что я скажу! Мы ядро национальных СМИ! У нас множество знакомых как во власти, так и среди преступников. Нам ничего не стоить уничтожить мелких преступников вроде вас! Передайте нам Маику и Сусуке-кун! Им непозволительно по статусу быть вашими пленниками!

Марго-сан смеется над тем, что сказал Ичикава.

detained Да... они идиоты. Настоящие идиоты. Он сам сейчас признался во лжи!

О чем ты?

— Ранее, они предлагали нам сделку... "Мы забудем о Ширасаки Сусуке, но сначала дайте его нам". Вот что они обещали.

— Да...

— Но то, что он сказал сейчас... вроде бы они не особо хотят возвращать нам Ширасаки Сусуке...

Ага...

Вот к чему все пришло.

— Они будут держать его взаперти до самой смерти, но всё же не дадут Куромори убить его.

Ага...

— А значит... то, что они говорили о неведении главы дома о сделке – тоже ложь.

А?

— Они предоставили меморандум, но могут отказаться от него в любой момент, так как "его не подписал глава". На самом деле главе семейства Ширасаки все известно. Думаю он сам отправил сюда адвоката.

Это всё ложь.

И с ней они пришли договариваться с Минахо-сан?

— Они не то чтобы хитрят... просто недооценивают нас. Беспомощные ребята.

Огрызается Марго-сан.

Черт...

Я становлюсь все злее...

— Вас что,не устроит сорок миллионов йен?

Старик Ичикава агрессивно требует благодарности.

Эти сорок миллионов йен...

Они правда собираются выплатить их?

Нет, быть не может.

Они совершенно не продумали детали для этого!

— Да, не устроит.

Говорит Минахо-сан старику Ичикаве.

Её губы кривятся и выгибаются...

— Ведь... за последние двенадцать часов я потратила сто двадцать миллионов йен.

Сто... двадцать?!

Глаза старика расширяются от удивления!

Как и у мамы Маны с адвокатом!

Минахо-сан спокойно продолжает.

— Обычно, когда случаются такие проблемы, ваши компании сразу прибегают к помощи преступников, верно? Вы стараетесь не пачкать руки... так вы делаете дела.

Строгий взгляд Минахо-сан... замораживает господина Ичикаву, адвоката и мать Маны.

— Но... ваши знакомые преступные организации не двинулись в это раз. Не важно как много вы им предлагали... знаете почему?

Неужели?!

— Да, я тоже не сидела сложа руки. Использовала связи, денег... запугивания, притворство...!

Все предыдущие двенадцать часов Минахо-сан сражалась...

С подпольным миром.

— Для начала... почему здесь Ширасаки Котару? Вед ваш советник Озата-сэнсэй. Известный адвокат, у него много влиятельных клиентов.

Минахо-сан смотрит прямо на адвоката...

— Но... в фирме Охаты-сэнсэй... делами, связанными с преступностью, занимаются Цугимото или Шагидзака. Для чистых дел используют адвокатов из семейства Ширасаки.

Минахо-сан потратила двенадцать лет своей жизни на эту месть.

Очевидно, что она проанализировала врага и всё, что касается его семьи.

— И всё же... здесь Ширасаки Котару.... Охата-сэнсэй решил не вмешиваться.

Ага... с чего господин Ичикава сам требует здесь всякое?

Потому что им отказали все, кто помогает Ширасаки в таких случаях.

Люди из подпольного мира...

Советник...

Никто не хочет, чтобы их имена засветились в разборках с "Куромори".

Ради этого... Минахо-ман не покладала рук всю ночь..

Деньги, угроза... власть.

— И как вам? Вы не привыкли заниматься грязной работой. Честно говоря, навыки переговорщика у Ичикавы-сама оставляют желать лучшего. Ваш блеф даже блефом называть стыдно. Потрудились хотя узнать сколько стоит наша организация на черном рынке, верно?

Фыркает Минахо-сан.

— Вы могли бы подготовить наличку напоказ. Преступники никогда не пользуются банковскими переводами. Мы используем только старые купюры, с не засвеченными номерами... наличку, обернутую в пакет и переданную из рук в руки другой стороне. Мы верим только в те деньги, которые видим.

Господин Ичикава и адвокат замолчали.

Мать Маны до сих пор не понимает своё положение и злобно смотрит на Минахо-сан.

Да, эти люди не понимают ничего в переговорах с преступниками.

Обычно они оставляют всё "на кого-то еще".

Просто делая, как им велено... они не понимают специфику переговоров.

Не понимают, что общаются с людьми, которые годами ведут такие переговоры.

И не хотят знать.

Вот и ведут себя как всегда.

Отвечают Минахо-сан так, как им приказали сверху.

Недооценивая тех, кто снизу.

Ублюдки.

Худший вид людей.

— Мы потратили всё на нашу месть... нас не купить сорока миллионами йен.

Верно, Минахо-сан готова умереть ради мести.

Разбрасываясь деньгами, готовая рискнуть абсолютно всем.

— К тому же... у нас есть репутация в преступном мире. "Куромори" не покупает всех деньгами. "Куромори" полностью уничтожает своих врагов. "Куромори" грубы и жестоки, и не дадут никому спуска.

Говорит Минахо-сан уставившись в экран.

— Верно... мы – страшная сказка для ночных преступников. "Куромори" – безумные псы. Нас боятся абсолютно все.

— Да... мы никогда не даем никому спуску. Даже обычным хулиганам.

Бубнит Нэи-сан.

— Да, у нас есть имидж "безумцев, с которыми себе дороже связываться".

Так значит... всё то ночное насилие, которым мы занимались... было просто ради признания в преступном мире?

Всё, что мы делали... это подавали знак людям?

— Мы не знаем насколько эффективен результат, но пока господин Ичикава и семейство Ширасаки страшатся нас... оно того стоило.

Говорит Марго-сан.

— Те детективы, которых наняли Ширасаки, ушли как только поняли, что дело касается "Куромори". Думаю... Минахо-сан сама их заставила.

Сэнсэй так далеко зашла.

— Затем... они пытались нанять людей еще... но раз за разом получали отказ. Мы досконально знаем о каждом их ходе. И сами далеко впереди... разнося слухи о том, что Ширасаки никогда не победят в этой битве. Никто не ставит на кривую кобылу... этим мы и занимались двенадцать часов.

Даже если у низ и правда так много власти в СМИ.

Они люди с поверхности.

Так им не победить Куромори... без помощи преступного мира.

Зная это, Минахо-сан обо всем договорилась с организациями заранее.

— Большие организации мы убедили деньгами и властью, более мелкие запугали именем "Куромори". В отчаянии они пытались связаться с отребьем и бандитами, но их-то мы с Мару-тян как раз и избивали последнее время по ночам. Ичикава и Ширасаки остались беззубыми.

Рассказывает нам Нэи-сан.

Ага...

— И всё же... они пытаются блефовать. Никогда бы не подумала, что они так сильно будут нас недооценивать!

Марго-сан буквально передает свой гнев Минахо через экран.

— Так что нам делать, Ичикава-сама? У вас нет союзников. И вы намерены продолжать говорить о смешных сделках?

Старик Ичикава...

— Хорошо... что двадцать миллионов йен... нет, сто тридцать пять миллионов.

Что это он так решил сумму взвинтить?

— Нам плевать на деньги... мы недовольны вашей ложью!...

Минахо-сан улыбается.

— Это... значит, что вы не вернете нам Маику и Ширасаки Сусуке-кун?

Он до сих пор не теряет уверенности...

— Разве это я не умею вести переговоры?

От этих слов...

— Отец! Я больше не могу! Какая глупая шлюха смеется над нами! Отдайте нам Маику! Сейчас же! Кто я, по-вашему, такая!

В истерике орет мать Маны...

— Онии-тян...

Мана смотрит на меня.

— Что такое?

Мана начинает плакать и говорит:

— Мана изнасилуют перед мамой и дедушкой, да?

Мана?!

— А я... просто должна закричать, что Папа на золотом побережье в Австралии, верно?

Хм?

— Но ведь папа уже не в Австралии, верно?

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление