1. Ранобэ
  2. Нежеланный бессмертный авантюрист
  3. Nozomanu Fushi no Boukensha 9

Интерлюдия: Ноэль Круже

8

Только они добрались из столицы Вистерии до приграничного городка Мальта, и на тебе.

Думал глава «Академии» Ноэль Круже, пока смотрел на спину пытавшегося сбежать торговца и свою робу.

Когда они столкнулись, он услышал звон, который будто блокировал магию, простая проверка дала понять, что хоть и не сильно, но эффект магии робы ослаб.

Конечно робу сделали мастера «Академии» и испортить её было непросто.

Но факт оставался фактом.

До прибытия проблем не было, а после того, как они оказались в Мальте и до нынешнего момента, что-то случилось, и её функции ухудшились, и если спросить, что странного могло произойти, то только то, что в него врезался торговец.

Логично было предположить, что виноват именно он.

Обычно парень во всём убедился и пошёл бы к профессору «Академии», и всё уладить получилось бы относительно мирно.

Но в этот раз он не сдержался.

Парень начал спорить с торговцем, и вокруг собрались люди.

Конечно же Ноэль понял, что облажался.

Он всегда был немного высокомерным, и его просили быть более сдержанным.

И парень всегда был осторожен, чтобы этого не случилось.

Но не в этот раз, и дело скорее всего было в скопившемся стрессе.

Хотя это не оправдание...

В любом случае, раз уже всё случилось, вариантов оставалось немного.

Он прав... А винить стоит торговца, это было ясно уже из того, как тот оправдывался.

Простолюдины, которые общались только со всякими уличными торговцами, скорее всего не уловили бы эту разницу.

Но семья Ноэля относилась к аристократам.

Семья Круже обладала графским титулом.

Конечно не ему хвастаться... Но в их семье был даже министр.

Потому им и приходилось заключать крупные сделки с торговцами.

Часто проходили переговоры, на которых Ноэль иногда присутствовал.

Конечно лично он не участвовал, но как наследник набирался опыта и налаживал связи с торговцами.

Потому даже в столь юном возрасте понимал тонкости эмоций, которые можно было разглядеть на их лицах, так что парень и заключил, что человек перед ним очень подозрительный.

Но вопрос был в другом.

Как он навредил магический эффективности робы?

Этого Ноэль не понимал.

Может это было непреднамеренно, но выглядел торговец высокомерно, парень думал вывести его на чистую воду, но тот торговец, с ним не могло быть просто.

Предъявить было нечего, и дело застряло на месте.

Можно было подать официальную жалобу от имени «Академии».

У «Академии» достаточно власти для этого, показания Ноэля выслушают, а робу тщательным образом проверят.

Но кажется, в таком случае он больше никогда не увидит этого торговца.

Отпускать его нельзя.

Хотя возможно это лишь домысел...

Пока он думал об этом, из толпы появилась девушка.

Элизе Жорж.

Вторая после него в «Академии».

И если честно, довольно проблематичная личность.

Она привыкла действовать, основываясь на чувстве справедливости.

Нельзя сказать, что это неправильно, но она с её ценностями только всё усложнит.

Спор был между Ноэлем и торговцем, а теперь сместился на Ноэля и Элизе.

Он всё посматривал на торговца, а тот искал бреши в толпе.

Точно собирается сбежать, стоит взгляд отвести.

Значит это была его задумка... Но что он сделал?

Он наверняка специально повредил робу Ноэля, но как это было сделано, парень сказать не мог.

Ссора с Элизе давала время подумать, потому может оно и неплохо...

Но тут из толпы появился ещё один человек и остановил их ссору.

... Кто она?

Об этом в первую очередь подумал парень.

Элизе скорее всего подумала о том же.

Но кем бы она ни была, для Ноэля было очевидно, что она маг с выдающимися способностями.

Он ощутил в ней чистую ману.

Обычный маг не понял бы этого, зато ему было бы ясно, что в случае чего она может мгновенно использовать магию =.

Ну, сам Ноэль хоть и был главой в «Академии», всё ещё оставался учеником.

Он признавал, что является возможно даже ниже среднего, но смог понять это, потому что именно это же он ощущал от своего репетитора, высокопоставленного мага из империи.

Если Ноэль думал пропустить занятие, тот буквально пытался раздавить его своим присутствием... Любые возражения приветствовались смешками и магией.

Конечно же худшее, что с ним было — это синяки, оставленные магией воды, он всегда успевал остановиться, но даже вспоминать было страшно.

Парень прекрасно понимал, что этот старик может в мгновение ока лишить его жизни.

Вспоминать об этом вообще не хотелось.

Это было действительно страшно. И от женщины перед ним он ощутил то же самое.

Потому даже когда она подошла и схватила его за одежду, Ноэль не мог ни двигаться, ни разговаривать.

***

Однако события приняли хороший оборот для Ноэля.

Появившийся человек понял, что эффективность робы ухудшилась, и заставил торговца признать вину.

Маг сделал то, что Ноэль только думал сделать.

С точки зрения столицы Мальт — деревня, можно было усомниться в том, что получится встретить здесь кого-то выдающегося, но правда оказалась иной.

Хотелось по возможности задать ей кучу вопросов, но маги в основном скрытны.

И если бы Ноэль попробовал что-то спросить в такой толпе, она бы точно отвечать не стала.

К тому же этот маг спросил, решён ли их спор, значит надо было уходить.

Конфликт таков, что если спорящего нет, то всё заканчивается.

Склонный к спорам Ноэль знал это на своём опыте.

Конечно он не собирался никого несправедливо осуждать, но сам выглядел виноватым, что успевал приплести своё положение, оценки и метод изложения мыслей.

Понимая всё это, он старался избегать конфликтов... Но в этот раз не вышло, в чём он винил лишь себя.

Маг обратилась за подтверждением к Элизе.

Та кивнула.

В принципе она ничего такого не сделала, но всё же извинилась перед Ноэлем.

Ещё и сказала, что потом как-то компенсирует это.

При том, какое у неё сильное чувство справедливости, это вполне в её духе.

И всё же было понятно, почему она в нём сомневалась.

Перед отправкой директор велел ему не делать ничего, что пошатнёт достоинство «Академии».

И хоть он не сделал ничего неправильного, можно было понять, почему Элизе расценила это именно так.

Потому ни извинение, ни компенсация не нужны.

Это он собирался сказать, но снова повёл себя как ребёнок.

Его слова были саркастичными, а на лице Элизе появилось негодование.

Но девушка поняла, что это простое высокомерие, резко посмотрела на него, но ничего не сказала.

Если расшифровать, что значил тот взгляд.

... Ты мне за это ещё ответишь.

Как-то так.

Конечно речь не про драки или убийства, а про оценки.

Между ними была здоровая конкуренция.

Ноэль конечно не думал проигрывать... Но то, что оценки Элизе улучшались, было заметно.

Изначально у него было преимущество, так как у него был отличный репетитор, но оно сокращалось.

Он понимал, что лучше ему не расслабляться.

И ради этого...

Он кое-что должен был сделать в Мальте.

Думая так, Ноэль шёл в снятую «Академией» гостиницу.

***

— ... Ноэль Круже. Я слышала о том, что случилось на месте остановки повозок.

Стоило ему прийти в гостиницу, как к нему обратилась преподаватель «Академии» Аделина Моска, прибывшая в Мальт исследовать лабиринт.

Парень подумал, что узнала она обо всём слишком быстро, хотя шумиха и правда была значительной.

К тому же рядом были и другие ученики, потому можно считать это ожидаемым.

Без возражений Ноэль рассказал о случившемся.

Вначале взгляд Аделины был резким, но постепенно стал обычным.

Лицо у неё было точно ледяным, как и окружавшая её атмосфера.

Даже если взгляд становился мягче, добрее она не выглядела, но именно такой преподаватель и должен был руководить учениками.

По крайней мере никто не шёл против неё и не смел ей возразить.

И пусть она обладала суровым характером, её способности как мага высоко ценились среди преподавателей «Академии».

С такой ученики ссориться не станут.

— ... Вот как, я поняла. В таком случае тебя не в чем упрекать. Но в следующий раз вместе того, чтобы решать всё самостоятельно, свяжись с преподавателями. Это самый удобный и надёжный вариант, Ноэль, — сказала Аделина, но Ноэлу нашлось, что возразить:

— Я думал так поступить, но вид этого торговца... Тревожил. Мне казалось, что он сбежит. Потому я решил уладить всё на месте.

Другого варианта не было.

Так он считал, но Аделина покачала головой:

— ... И пусть бы сбежал.

— А?

— Ноэль. Важнее всего твоя безопасность. Если у того торговца серьёзная поддержка, пусть ты должен стать графом Ялана, возможно невредимым бы ты не остался. И если это так... То пусть бы он бежал. Конечно твоё чувство справедливости не такое сильное, как у Элизе, но всё же достаточно сильное, потому я могу понять, почему ты принял такое решение... Но ты ещё ученик. И пока ты в «Академии», я хочу, чтобы ты оставался в безопасности... Понимаешь, что я хочу сказать?

— Это... Да. Понимаю.

Он был немного недоволен тем, что его поставили в один ряд с Элизе, но если проанализировать его поведение...

Возможно дело и правда в чувстве справедливости.

В любом случае всё случилось потому, что парень решил схватить торговца, который поступил неправильно.

Хотя хвалить его было ни в чем, и можно было дать сбежать.

— Тогда ладно. На этом поучения закончены. Однако... Надо поблагодарить того мага от лица «Академии», — сказала Аделина.

— У меня не было возможности узнать имя и место жительства...

— ... Вот как. И всё же это маг, которому ты даже возразить не смог. Если немного поискать, мы найдём её. Что ж, Ноэль. Сегодня отдыхай. Завтра мы начнём исследовать лабиринт. Не забудь подготовиться вместе со своей группой, — сказала Аделина и вернулась в холл гостиницы.

Там она встретила Ноэля.

Оттуда можно было наблюдать за всеми входящими в гостиницу, и похоже все приехавшие учителя наблюдали по очереди.

А ещё это позволяло отчитать учеников за неправильное поведение.

Как Ноэля.

Значит следующей будет Элизе.

... Хотя некрасиво злорадствовать.

Подумав так, Ноэль пошёл в свою комнату.

***

— О, прибыл. Мой товарищ!

Как только Ноэль открыл дверь, его нарочито наигранно поприветствовал другой ученик, а заодно и сосед, Пьер-Паоло Бланка.

У видевших его впервые складывалось впечатление, что это странный худощавый мужчина.

Так же и Ноэль подумал, когда впервые встретился с ним.

Хотя уже успел привыкнуть.

Кстати, у его отца был дворянский титул.

Он был виконтом, к тому же вёл собственный бизнес.

Пьер-Паоло являлся старшим сыном, и пусть до Ноэля и Элизе не дотягивал, и всё же добился выдающихся результатов в «Академии».

Потому в будущем он должен будет унаследовать титул.

И когда Ноэлю говорили, что когда-нибудь они будут стоять вровень как аристократы, он испытывал странное чувство... Хотя многие знатные люди с причудами, особенно в Ялане.

Явно уже поздно думать о таком.

— ... И? Как успехи? Справился? — Ноэль устало вздохнул и задал вопрос, и парень в ответ размашисто кивнул:

— В целом да. Нашу безопасность в лабиринте будут обеспечивать авантюристы... Конечно мы бы и сами могли справиться с помощью магии, но мы вряд ли сможем потягаться с теми, кто делает это каждый день. К тому же мы идём туда не для того, чтобы сражаться. Нам стоит избегать, чрезмерных физических нагрузок. Верно же, брат?

— Да... От этого зависят оценки в «Академии». Я не проиграю Элизе.

— ... М? Что-то случилось?

Он был даже слишком воинственный, потому Пьер-Паоло заметил странность.

Он вопросительно склонил голову, и Ноэль рассказал о случившемся.

Выслушав, друг схватился за живот:

— Ну ты! Вот же шустрый!.. И ведь просили не ввязываться в ссоры. Хотя похоже так уж сложилась ситуация... И всё же просто коснувшись робы... — парень хохотал.

И Ноэль даже пожаловаться не мог, лишь уныло скрестил руки.

Пьер-Паоло — один из тех редких случаев, кто мог что-то прямо сказать Ноэлю, потому парень даже не думал упрекать его в чём-то.

То есть он был единственным другом Ноэля.

Сам Ноэль был из тех, кто на всех смотрел свысока.

Вообще даже если он не собирался этого делать, выглядело всё равно так.

Но Пьер-Паоло мог оставаться с ним на равных.

И дело не в том, что Ноэль относился к нему иначе, а в том, что Пьер-Паоло проявлял большую инициативу, чем остальные.

И в итоге они выглядели как равные.

И сам Ноэль его признавал.

Конечно оценки у него были лучше, но Пьер-Паоло знал много необычных вещей и нюх у него был отличным.

Дело было в его интуиции...

У Ноэля такой не было, и это вызывало у него уважение.

Пьер-Паоло спросил про волшебницу, которую повстречал парень:

— Как бы алхимик не был хорош, понять всё, лишь прикоснувшись?

Ноэль задумался, но покачал головой:

— ... На самом деле она всё правильно сказала. И торговец извинился. Похоже он даже ущерб возместит...

— Торговец признал вину. А она хороша, эта волшебница...

— Заинтересовала?

— Ну да. Она сильна, что даже ты испугался.

— Что... Я не испугался!

— Да, да. Испугался ты. К тому же она алхимик, который способен сразу понять, из чего состоит роба «Академии». Не слишком ли впечатляющие у неё способности?..

— Думаешь, она какой-то трюк использует?

Это была случайность, и подстроить всё это было нельзя.

Пьер-Паоло тоже понимал это и покачал головой.

— Я не о том. Просто... Такой человек в этой деревне. Я причины не понимаю.

Тут Ноэль согласился.

— ... Может прибыла, чтобы исследовать лабиринт? Откуда-то ещё помимо «Башни» или «Академии»? — предположил он.

Пьер-Паоло кивнул:

— Ну, вполне возможно. Она может быть из другой страны. И не только. Говорят, что новые лабиринты появляются лишь раз в десять, а то и в сто лет. Неизвестно, кто может приехать в город. Надо быть осторожными.

То есть скорее надо думать, что она из какой-то организации или страны, и стоит быть осторожными, чтобы не дать кому-то похитить их достижения.

Ну, такое вполне можно понять.

Но эта волшебница его выручила, и Ноэль решил отбросить необоснованные подозрения.

— Понимаю, что ты хочешь сказать, но она сама сказала, что местная. Это просто случайность.

— Вот как. Значит я слишком беспокоюсь... Всё же тут новый лабиринт. Возможно тут нас ждёт открытие века, — сказал он, но Ноэль понял, что друг шутит.

Такие открытия сделают преподаватели «Академии» и исследователи «Башни».

А Ноэля и Пьер-Паоло будут мальчиками на побегушках, которые соберут нужную информацию.

И всё же всякое может случиться.

— Положимся на твою удачу. Не думаю, что моя удача в этом городе так же хороша будет.

Вспоминая случившееся на остановке, Пьер-Паоло снова схватился за живот и рассмеялся.