5
1
  1. Ранобэ
  2. Тёмный король
  3. Том 1

Глава 714

5

Видя, что Люциус продолжает молчать, Дэбиан решил ковать железо пока горячо: «Ранее ты говорил, что Монастырь проповедует доброту и мир, но что именно такое доброта? Ты наверное думаешь, что доброта это — честность, праведность и всё остальное, что не запрещает закон. Это означает что человек должен быть чистосердечен, терпимым, проповедовать самопожертвование, никогда и никого не убивать, не обманывать и т. д.»

«Если рассматривать это с точки зрения обычного гражданского, то я мог согласиться с твоей точкой зрения, но должны ли военные так же следовать всем этим принципам? Представь, что они будут подчиняться твоему понятию доброты, то как они смогут защитить других людей? Как судьи могут быть «добрыми»? Прощение, это так же относится к доброте и если они будут прощать, то сколько настоящих преступников выйдет на свободу?»

«Однако ни военные, ни судьи не могут следовать понятию доброты. Доброта многогранна и когда военные убивают бандитов, а судьи приговаривают бандита к смерти, они так же используют доброту, но уже совсем другую. Убив преступника, они спасают множество других, ни в чём не повинных жизней.» Дэбиан пристально посмотрел на Люциуса и продолжил: «Убийство — это плохо, но убийство преступников, это хорошо. Разница лишь в том, кого именно ты убиваешь. Убийство обычного человека — преступление против закона, убийства плохого человека — помощь закону. Получается, что даже что-то плохое, может быть хорошим!»

«Добрые поступки это всегда хорошо, даже если это убийство! Убив плохого человека ты очищаешь этот мир от зла и спасаешь других невинных людей. Однако, те люди, которые убивают обычных ни в чём не повинных людей, идут против закона и системы, а это плохо!»

Люциус внимательно слушал Дэбиана и когда тот закончил, покачал головой: «То есть ты хочешь сказать, что-то что ты делаешь, это хорошо? "

Дэбиан покачал головой и ответил: «Ты считаешь, что ради своих эгоистических желаний, я готов принести в жертву жизни других. Однако я даю всем своим людям то, чего они хотят и они живут намного лучше, чем до встречи со мной. Всё в этом мире сбалансированно — где-то прибывает, где-то убывает.»

Услышав слова Дэбиана, Люциус ухмыльнулся: «Знаешь, в мире существуют определённые правила и им нужно следовать. Это как карета, которая может ездить только по проделанной борозде. Это путь по которому должно следовать человечество и только в этом случае, мы сможем создать процветающее общество. Если люди не будут следовать правилам, то карета сломается и она не будет двигаться дальше!»

Дэбиан ненадолго задумался и сказал: «В мире естественно должны существовать правила, но почему мы должны следовать правилам, которые устанавливают другие люди? Почему мы не можем следовать своим собственным правилам? На самом деле, наша социальность берёт своё начало от муравьиных колоний. Простые люди как муравьи, которые должны подчиняться своей королеве, её правилам и нормам. Эту социальную политику можно так же представить как огромную фабрику — пока все винтики на своём месте, всё работает хорошо, но если какая-то деталь выйдет из строя, то конечная продукция будет отличаться от того, что планировалось произвести ранее.»

«Но у такого подхода есть существенный недостаток — если правитель примет неправильное решение, то всё сообщество так же пойдёт по неправильному пути.»

«Однако, нам повезло и мы люди умнее муравьёв. Хотя мы, подобно муравьям, так же не осмеливаемся ослушаться своей королевы, но у нас есть собственная воля и некоторые из нас могут выбирать свой собственный путь!»

«Каждый правитель может столкнуться с ситуацией, когда гражданский лица будут недовольны его правлением. Хотя обычные люди в большинстве своём и глупы, но если правитель будет постоянно принимать неправильные решения, то начнутся восстания и бунты! Если говорить прямо, то у человеческих правителей, в отличии от муравьиной короли, нет абсолютной власти. Пока они движутся в сторону всеобщего желания и мнения, у них будет власть, но если они отклоняться от мнения большинства, их просто напросто свергнут!»

«В старую эпоху существовала пословица — Вода может нести лодку, а может и перевернуть.»

«Ты говоришь, что я устроил восстание, но это то восстание, которое необходимо для того, чтобы направить Внешнюю стену на правильный путь и заметить того, кого необходимо заменить.»

«Ты хочешь сменить правителя?» ошеломлённо воскликнул Люциус. Только сейчас он понял, что амбиции Дэбиана лежат далеко за пределами Внешней стены. Он даже планировал сместить Его Высочество Аристотеля. Это было просто невероятно.

«А почему я не могу этого сделать?» ухмыльнулся Дэбиан: «Как появляются вторые и третьи правители? Неужели ты думаешь, что они уже рождаются ними?» Люциус ненадолго задумался, после чего ответ: «Их назначил посланник Царства Богов. Если ты хочешь стать правителем Великой стены, то тебе сперва нужно получить одобрение посланника! Так просто тебе никто не позволит занять трон. Твои действия — это восстание и как бы ты не пытался оправдать его, ты должен признать, что оно было обусловленно твоими эгоистическими желаниями!»

Дэбиан пристально посмотрел на парня: «Если правителя Великой стены выбирает Царство Богов, то ответь мне на один вопрос. Ты действительно думаешь, что Монастырь делает всё во имя добра и мира? Неужели Монастырь действительно создан именно для этого?» «Конечно!» даже не задумываясь, ответил Люциус.

«Если ты действительно в это веришь, то почему ты здесь? Если они всё делают во имя добра и миря, почему бы вам просто не передать мне всю Внешнюю стену? Почему вы так отчаянно пытаетесь забрать её обратно? Разве вы не понимаете, что если начнёте действовать, то разразится война, которая повлечёт за собой множество смертей? Разве вам не жалко всех этих невинных жертв?» ухмыльнулся Дэбиан.

Люциус не ожидал, что Дэбиан укусит так больно: «Я сказал, что Монастырь всё делается во имя мира, но твоё завоевание Внешней стены, это точно было против мира и добра!»

«Разве добро не должно стоять превыше правил?» Дэбиан рассмеялся: «Поэтому я ещё раз тебя спрошу — ты действительно веришь во всё это?»

Люциус замолчал и понял, что это был довольно-таки каверзный вопрос: «Я понимаю, что некоторые люди считают, что этот мир слишком несправедлив. Например некоторые люди рождаются обычными гражданскими, а другие становятся членами знаменитого рода. Однако это не справедливость, а просто Божье предназначение. Если в этой жизни человек беден, то вероятней всего в прошлой жизни он совершал множество злых поступков. Поэтому в этой жизни, он должен искупить свои грехи.»

«Наш монастырь поддерживает справедливость. Хотя кем родиться мы и не выбираем, но кем мы станем, выбрать нам по силам. Если какой-то человек совершает злые поступки, то независимо от его происхождения, он должен понести должное наказание. Разве это не сп ра ведл и вость?»

«Я считаю, что мир достаточно справедлив, но ваш Монастырь — нет.»

Люциус непонимающе посмотрел на него: «Что ты имеешь ввиду?»

«У богатого человека — двадцать четыре часа в сутках и у бедного, те же двадцать четыре часа. Разве это не справедливо?» Дэбиан пристально посмотрел на парня: «Как богатые люди, так и бедные буду чувствовать несправедливость этого мира. Разве это не справедливость? Этот мир справедлив ко всем, но Монастырь стремится навязать людям свою справедливость, что для ваших верующих является величайшей несправедливостью!»

Дэбиан ненадолго замолчал, после чего снова спросил: 'Ты говорил, что Монастырь делает всё во имя добра и мира, но так ли это?»

Люциус не мог найти слова, чтобы ответить на этот вопрос. Он чувствовал, что слова Дэбиана были слишком странными. Парень даже начал подозревать, что его собеседник пришёл из другого мира, в котором всё сильно отличалось от того, к чему привык он. В данный момент, перед ним как будто открылись ворота, что вели в новый мир.

Спустя несколько минут, Люциус покачал головой: «В любом случае, твои действия привели к смерти множества невиновных людей. Они не шли против тебя и не делали ничего плохого, но ты разрушил их жизни. Это твой величайший грех!»

«Мир это игра, а все живые существа — обычные шахматные фигуры. Неважно, кто ты — маленькая пешка, королева или король, тебя могут убить! Ты можешь даже ничего не делать, но это не будет значить, что ты останешься в живых. Если твоя фракция потерпит поражение, то с большей долей вероятности, тебя убьют! Большинство людей, хотят вести хорошую жизнь и ради этого готовы пойти почти на всё. Я много что сделал и сейчас чувствую себя в безопасности, так как именно я выбираю что мне делать дальше и никто не контролирует ни меня, ни мои решения. Контролируя других, я действительно получаю от этого наслаждение. Или ты контролируешь других, или другие контролируют тебя — главное правило этого мира и с этим ничего не поделаешь!»