Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 11. Последний день

С той среды, в которую Нана-чан занималась с Риккой, прошло два дня. Да, сегодня была пятница. До пересдачи остался один день. Это был последний день наших занятий.

Звонок с четвёртого урока сигнализировал и начало обеда. Обычно я хожу в столовую вместе с Ишшики и заказываю себе морисобу, но на сегодняшний день у меня были другие планы.

Я хотел спросить Рикку, не хочет ли она пообедать вместе со мной. Чёрт, я так волнуюсь! Но удивляться нечему, для парня это вполне естественно. Слова: «Не хочешь перекусить вместе со мной?» уж больно похожи на приглашение на свидание.

Я начинал смущаться уже от одной мысли об этом. Но я не могу что-то задумать, а потом этого не сделать. И, сделав глубокий вдох, чтобы успокоить моё быстро бьющееся сердце, я заговорил с Риккой:

— Рикка, не хочешь поесть вместе со мной?

Чёрт, у меня голос поехал.

Она обернулась и сказала:

— Да.

Хоть она и ответила: «Да», я продолжал волноваться, напрягая брови. Если я буду слишком быстро вторгаться на её территорию, она ведь может и передумать.

— О, эм, вместе с Ишшики. Нормально?

Этот ответ всё решит.

— Да.

Почему-то всё чувствуется немного не так, как я хотел. Наверно, из-за того, как неуклюже я задал эти вопросы.

— А где ты хочешь поесть? Я взял с собой бенто.

— Раз уж ты прошёл через такие трудности, любое место снаружи подойдёт. Пока нас будет скрывать тень, вероятнее всего мы будем жить.

Только не веди себя так, будто мы вампиры! Если бы это была правда, мы не могли бы выходить на улицу днём. Что же, раз Рикка хочет поесть в тени, то подойдёт любое место, где она есть. Получив от неё утвердительный ответ, я направил стопы к Ишшики. Рикка медленно пошла за мной.

— Ишшики! Давай пообедаем, что ли? Разве ты не хочешь поесть в компании Рикки, а?

Он комично широко раскрыл глаза и уставился на меня. Это выражение радости или беспокойства? Не знаю. Снова вошёл в режим «Я стесняюсь»? Хотя судя по раскрытому рту, это скорее режим «Карп».

— Ч… что?.. Ты серьёзно?

— Чистая правда.

— Эй, эй! Ты так со мной не шути… почему сегодня?..

А? Почему когда я говорю что-то интересное, никому до этого нет дела? Нет, глупости из моего рта тоже выходят, и вот тут-то пофигизм окружающих мне только на руку. Хотя лучше завязывать…

Но он должен расслышать то, что я сказал. Может, он думает, что я его разыгрываю? Или сегодня неподходящий момент? Тут может быть всё, что угодно.

— Чувак, я не шучу…

— Да нет… Сегодня я не смогу к вам присоединиться… У нас в дисциплинарном комитете сейчас будет совещание… Что же выбрать? Поесть с тобой… и Таканаши-сан? В тот раз я так и не смог с ней заговорить. Может, сегодня я реабилитируюсь? Если меня спросят, я, пожалуй, выберу второй вариант…

Он зашёл в тупик. Серьёзная часть его личности разваливалась прямо на глазах. Он говорит таким тоном, что скорее выберет первое.

— Нет, нельзя нарушить приказ и не прийти на совещание, чувак. Я же всегда говорил, что должен подавать хороший пример. Если я не пойду, то они будут говорить: «А помнишь, как ты не пришёл на совещание, которое сам же и созвал?», если я у них что-нибудь попрошу. Да, с этого и надо было начать. Хоть ты меня и соблазняешь, я член дисциплинарного комитета. Мне нужно завершить четыре или пять дел.

Похоже, он выбрал худшее из зол. Хоть голос Ишшики и дрожал, будто был записан на неисправную пластинку, итоговый выбор был вполне в его стиле. Нацепив на лицо Будда-подобную маску, он продолжил:

— Я делаю это ради нашего спокойного будущего. Я пойду на совещание, но у меня есть к тебе просьба. Не нарушай чистоту взаимоотношений между парнями и девушками. Ты не можешь этого сделать. Всё же, я могу нагрянуть в любую минуту. А теперь я ухожу. Это затянувшееся время сомнений подошло к концу.

Он чуть ли не сиял. Мне даже захотелось поискать над его головой нимб.

— Ну, удачи, друг.

Ишшики встал со стула и пошёл к выходу быстрым строевым шагом. Он же не мог побежать. Когда его решимость пошатнулась, он вернулся в класс.

Ты что-то забыл? А-а-а, бенто не взял, да? А вот и нет. С удивительно решительным выражением лица он схватил меня за плечи.

— В следующий раз я пойду с вами.

И он снова вышел из класса. Его нимб полностью скрылся под грязью и исчез. Похоже, дьявол, сидящий на его правом плече, взял верх над ангелом, сидящим на левом. Что же, Ишшики есть Ишшики. Всё тот же твёрдый парень, любящий девушек.

— Юта, что происходит с Первым Всадником? — спросила сжавшаяся за моей спиной Рикка, схватив меня за рубашку.

— Хм, он сегодня не может. У него дела в дисциплинарном комитете, — сказав это, я испустил вздох облегчения.— Похоже, сегодня мы будем обедать вдвоём. Пошли?

— Пошли.

И мы вышли из здания школы, подыскивая тенистое местечко. Рикка всё время оставалась в тени, чтобы соответствовать сегодняшнему образу. Один луч света — и её игра закончена. Я держал это в уме, пока мы не нашли скамейку возле одного из деревьев.

— Подойдёт?

— Она находится в тени, значит, выживание возможно.

Мы сели на скамейку. Вокруг никого не было, так что мы, похоже, нашли хорошее отдалённое место. Хоть меня и прельщал один соблазн за другим, голова, наконец, стала работать нормально. Я смог вспомнить, зачем делаю это.

— Начнём с того, что поблагодарим небеса за еду.

Рикка уже достала свой обычный бенто из круглосуточного магазина и положила его себе на колени. Она сложила ладони, и я повторил её действия с точностью до мелочей. Мы хором воздали небесам хвалу за еду.*

— Слушай, ничего, если я спрошу у тебя кое-что странное? — спросил я, когда мы начали есть. Рикка подняла глаза, раскрыла рот и недоуменно наклонила голову.

— Нет, не это. Мы с тобой связаны контрактом, верно? Но даже будучи одной из сторон этого контракта, я ещё столького о тебе не знаю. Я много думал об этом в последнее время.

Во как завернул. Захожу издалека, как любой нормальный японец.

— Понимаю, — Рикка кивнула. Она перестала работать палочками.

— Поэтому я и пригласил тебя поесть вместе со мной. Ты не против?

— Я не имею ничего против этого.

— Вот и хорошо. И учти, я хочу узнать это не просто потому, что я заключил с тобой контракт, понимаешь?

Рикка засмеялась.

— Я тоже хочу узнать о тебе больше. Когда у тебя день рождения, например.

— Спрашивай, что угодно.

После этого у нас был совершенно непоследовательный разговор. Мы говорили о таких вещах, как четвёртая группа крови Рикки, её множественных личностях (я завидую?), о том, как понравилась ей моя любимая еда: та жвачка, о которой она ничего не знала до прошлой недели. Всё это было не очень важно; обычный разговор. Так обычно беседуют парочки на договорных свиданиях.

Когда мы заговорили о том, что любим, я, скорее всего, сильно покраснел. Я не хотел, чтобы она знала о моих к ней чувствах, но у меня было подозрение, что где-то я уже спалился.

А ведь это наш первый нормальный разговор. Обычно в наши разговоры влезали всякие выдуманные штуковины, но сейчас мы просто обменивались вопросами и ответами.

Но этого было недостаточно. Я хотел знать о ней больше. Хотя, если я узнаю всё со временем, в этом же не будет ничего плохого, да?

— Было бы неплохо.

«Прекрати читать мои мысли!» — подумал я. Правда, она говорила о том, чтобы попробовать мой бенто. Замерев, Рикка смотрела на моего осьминога по-венски. Её не прикрытый повязкой глаз сверкал. Я чувствовал, что скоро она пустит слюну.

У Рикки был обычный бенто из круглосуточного магазина, главным блюдом которого были водоросли. Бутылка, в которой я приношу с собой воду, выглядела несколько девчачьей, но я, по крайней мере, не налил в неё соуса (хоть было бы и не плохо). В принципе, я не уверен, обратит на неё внимание Рикка или нет.

Её нынешняя цель — еда. Значит, так тому и быть.

— Хочешь?

Рикка вдруг покраснела. Её глаз встретился с моими, а потом вновь вернулся к осьминогу.

— А можно?

— Тебе — да, могу немного дать.

— О! Ты, определённо, Повар Пламени Тьмы. Так что всё в порядке.

Она закрыла глаза и широко раскрыла свой маленький рот. Хорошая девочка.

Стоп. Серьёзно? Ты хочешь, чтобы я тебя покормил? Обычно же всё наоборот. Это ставит распространённый штамп с ног на голову. Разве не я должен раскрыть рот и сказать: «А-а-а-а» в ожидании пищи? Ну и ладно, так тоже сойдёт.

Я палочками взял осьминога из своего бенто и приблизил его ко рту Рикки.

— Слу, слушай! Лу, лучше ешь быстрее!

Я прикусил язык. Чёрт, как же натянуты мои нервы…

Это мне должны были сказать: «Ешь» и покормить с палочек. Я сейчас умру со стыда.

— О-о-о! Вкусно! — оценила осьминога Рикка необычайно громким для неё голосом. Она расплылась в улыбке. Верный признак того, что человек наслаждается вкусной едой. Вот и хорошо. Похоже, моё решение встать пораньше, чтобы приготовить этого осьминога, окупилось с лихвой.

— Это лучший вкус на свете. Ещё.

Рикка вернулась к своему прежнему поведению, но говорила всё ещё радостно. Когда она вот так говорит, она очень счастлива. Но что за ингредиент наполнил её счастьем?

— Да, хороший осьминог. Он вполне может заменить собой весь обеденный стол. Мясо обёрнуто спаржей. Очень питательная еда.

— Должно быть, это и есть тот «Meat in Gemüse», о котором ходят слухи.

— Если так хотела использовать иностранный язык, то сказала хотя бы «Meat in Vegetables»*!

Почему ты не можешь называть вещи японскими словами? Gemüse?.. Я понял только слово «мясо»! Как же меня раздражает, когда я чего-то не понимаю!

— Между прочим, Юта, это ты всё приготовил?

— Ну да. На моём уровне приготовить такое несложно.

— О-о-о, ты владеешь столькими женскими способностями.

— Ты хотела сказать «мужскими»?! Всё, ни слова больше!

Рикка продолжала смотреть на мой бенто, но когда она отвела от него взгляд, я поднял его вверх.

— Ха! — выкрикнула Рикка, пытаясь отобрать у меня бенто. Но знаете, я стремился прожить жизнь более дико. Даже то, что я сегодня приготовил, было едой дикаря. Осьминог по-венски внушал именно такие мысли. Это мясо! Слышите?! Мясо!

Но пока мы болтали о том, о сём, перед нами прошла не участвующая в деле личность. Когда я обратил на неё внимание, она посмотрела мне в глаза. Пожалуйста, иди дальше. Боги, исполните моё желание.

— Что вы здесь делаете?

Не знаю, почему мы стали ей интересны, но Нибутани подошла к нам, да ещё и такой лёгкой поступью, что я сразу стал уверен в том, что мы и сегодня увидим её садистскую сторону.

— Да просто едим… Тебе от нас что-нибудь нужно?

Раз уж в присутствии Нибутани Рикка входила в режим «Я стесняюсь» (или на самом деле это режим «Ты мне не нравишься»?), у меня не было другого выбора, кроме как говорить с той от лица нас обоих. Рикка уже застыла.

— Да, в общем-то, ничего, просто мимо проходила. Увидела, как вы тут развлекаетесь, и решила проверить, не нарушаете ли вы моральных устоев общества.

— Ты на нас что, обижаешься?

Рикка, насколько я понял, подумала о том же. Она несколько раз кивнула.

— Ну, не могу сказать, что это ужасное прозвище весь класс узнал по вашей вине; наверно, это во всём мои убеждения виноваты.

Это точно обида, но то, как ты об этом говоришь, меня напрягает.

Убеждения, значит? То есть твоё желание избавлять людей от синдрома восьмиклассника?

— Ну, вы, вроде как, ведёте себя нормально, так что я лучше подожду того момента, когда вы заступите за черту. Если это случится… Ты ведь не хочешь умереть в агонии, Тогаши-кун? А ведь так всё и будет. Увидимся.

Выговорившись, она ушла, будто у неё ещё были дела. Так я и знал — эта садистская натура вырвалась наружу.

— Ох, как же она мне не нравится, Юта!

— Ш-ш-ш! Не так громко, а то ещё услышит! Я не знаю, что она сделает, но нам лучше убраться отсюда.

— Понятно.

Мы встали и принялись искать ещё одно тенистое место.

◆◆◆

После стычки с Нибутани мы рассказывали друг другу разные случаи из нашего детства. А потом провели последнее перед её пересдачей занятие после уроков. Когда все вышли из класса, мы сдвинули наши парты друг к другу и начали заниматься.

— Итак, пересдача уже завтра. Ничего нового изучать мы не будем. Раз уж сегодня последний день, мы повторим всё, что прошли раньше. Ах да. Использовать силу Тиранического Глаза Истины тебе сегодня запрещено.

Я попытался вставить в разговор шутку, опередив слова Рикки. Но она не казалась счастливой.

— Последний день…

Вот о чём она думает… Ну, завтра же экзамен, она, наверно, нервничает.

— Всё в порядке, Рикка. Если вложишь в экзамен все силы, то обязательно сдашь его!

— Ага…

Рикка улыбнулась и кивнула. Она, всё-таки, в порядке.

— А… Юта. Фрагмент заклинания исчезает.

— А?

Я посмотрел на тыльную сторону своей левой ладони. Хирагана «ю», обведённая кружком, немного потускнела.

— Похоже на то. Быстро стирается, однако. Ладно, я перестану мыть руку в этом месте.

— Всё в порядке, я могу её обвести.

— Не надо, это несколько стыдно.

— О…— разочарованно выдохнула Рикка и прикрыла голову рукой.

— Всё хорошо, не беспокойся. Я всё равно буду выполнять условия контракта.

— Естественно, ты же ему подчиняешься.

— Ясно. Понял. А теперь — за работу. Решим этот список задач.

— Предоставь это мне! Я выложусь на полную!

— О! Вот это сила духа!

А потом наше последнее занятие после уроков по математике закончилось.

После заключительного звонка мы вышли из класса. В окнах виднелись летние сумерки.

Стояла тишина. Обычно после конца занятий она переключается на всякие выдуманные штучки. Но на этот раз этого не случилось. Рикка шла рядом со мной с почему-то очень унылым лицом.

Пока я смотрел на Рикку, её меланхолия передалась и мне. Да, закончилось наше последнее занятие. Но нас ещё ждёт цикл занятий по естественным наукам, так что впереди ещё много веселья. Рикка казалась одинокой. Мы молча переобулись и вышли из школы. Не в силах это терпеть, я заговорил, едва мы дошли до того места, на котором обычно прощались:

— Рикка. Завтра выложись на полную! Я помогу тебе, чем смогу. Но взамен покажи мне результат!

— Юта, мне не нужно показывать его тебе. Моя оценка уже предрешена.

— И что это за оценка?!

— Это идеальные 100 баллов.

Рикка показала знак Victory.

— Буду ждать.

— Наблюдай за мной.

— Хорошо. Пока.

— До завтра. Пока.

На этом мы и разошлись.

◆◆◆

Вечером я сидел у себя в комнате и занимался обычными делами. Мне о всяких там пересдачах можно было не переживать, но почему-то мне никак не удавалось успокоиться. Я лежал у себя на кровати и пытался читать детективный роман, но смог прочесть только три страницы и закрыл его. Почему я не могу успокоиться?

Похоже, из-за своей крови учителя и заботливой матери я переживал за Рикку. Нет, нельзя так думать. Я должен верить в то, что она сдаст и получит эти сто баллов. Но почему я не могу успокоиться?

Я сделал глубокий вдох… но это не помогло.

После этого зазвонил мой любимый рингтон. Я тут же отключил телефон от зарядника и посмотрел, кто звонит, хотя ещё по мелодии звонка понял, что это Рикка. Я опустил глаза на экран и увидел на нём слова: «† Обладатель Тиранического Глаза Истины, Таканаши Рикка †». А ещё я увидел время. Была уже полночь. «Поздно она», — подумал я, нажимая на кнопку.

— Это я, — раздалось в трубке в этот же момент. Не знаю, как она узнала, когда я отвечу, но её голос звучал не так, как обычно.

— В чём дело?

— Эм… Я дошла до места, которое не умею решать.

— М? А-а-а, ты занимаешься?

— Да. Я на середине полного повторения.

Мне стоило догадаться об этом раньше. Я не подумал, что она может продолжить заниматься дома. Мои внутренние учитель и мама рыдали. Она ненавидит математику, но всё равно продолжает отдаваться ей без остатка. Мне, всё же, нечего волноваться. И почему я так сильно беспокоился? А не знаю.

Вот это и творилось в моей голове, пока я молча держал в руке трубку.

— О? И какие же задачи ты решаешь на этом «полном повторении»?

— Ну-ка… Задачи с пятой по тридцатую из вчерашнего списка.

— То есть почти все?!

Мне стоило об этом догадаться. Прости, беру свои волнения обратно.

Переживать рано. Всё хорошо. Если она возьмётся за эти задачи серьёзно, то сдаст завтрашний экзамен хорошо. Сто баллов получит вряд ли, но проходной балл — вполне. Если она сейчас не ляжет спать и мы вместе позанимаемся, думаю, ничего страшного не случится. Математику сложно зубрить в последнюю минуту перед экзаменом, но если она запомнит формулы, то решит все задачи без проблем. Всё в порядке.

— Не бойся, повторение короткое.

— Тогда начнём! Чего ты не знаешь?

— Так…

Закончили мы только в три часа ночи.

— Отлично, теперь всё будет хорошо.

— Да, всё будет хорошо. Завтра Тиранический Глаз Истины будет силён. Таким образом, тебе не нужно беспокоиться. Хе-хе-хе, — сонно произнесла Рикка и зевнула. Несмотря на сонливость, она, похоже, в хорошем настроении. Или её глаз. Я по-прежнему не знаю, откуда она черпает информацию о том, какими способностями он обладает.

— Ты хочешь спать? Так ложись. Если ты не ляжешь спать, то не сможешь завтра вспомнить нужные формулы. Давай, после этих ночных посиделок тебе нужно поспать.

— Я создание из Мира Демонов. Мне не нужен сон, — сказала она, зевнув. Это уже перебор. Даже существам из Мира Демонов нужен сон. Если ты заснёшь прямо на уроке, по головке тебя никто не погладит.

— А я думаю, что сон тебе не повредит. Пересдача начнётся после уроков. Если отрубишься прямо на уроке, учитель рассердится.

— Угу…

— Тогда завтра покажи класс! Надеюсь, мои молитвы сделают то же самое.

— Ты как всегда… Пойду спать. Увидимся завтра. Спокойной ночи.

— Да. Спокойной.

Звонок завершился. Фух. Я шумно выдохнул.

— Всё в порядке. Как-нибудь справится, — сказал я, пользуясь тем, что меня никто не слышит.

Я начал думать о том, что сделать завтра. О, наверно, нужно будет сделать ей за сдачу этого долгожданного экзамена подарок. Для начала жвачку, которая ей так понравилась. Но сегодня она не попросила ни одной пластинки. Да и не кажется жвачка чем-то таким уж праздничным. Может, приготовить ей чего-нибудь? О, отбивную. А у нас они есть? Если нет, подойдёт что-нибудь из замороженных продуктов.

Я раздумывал над всем этим ещё примерно час, после чего благополучно уснул.

И наступило завтра. День её пересдачи.

Рикка не пришла в школу.

  1. Да, это и есть смысл слова «итадакимас».
  2. И то, и другое переводится как «мясо в овощах». Рикка смешала английский язык с немецким, Юта заменил немецкое слово «Gemüse» английским «vegetables».

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление