Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 12. Точно-точно

Придя в школу, я заметил кое-что необычное. Обычно к этому времени за партой, стоящей перед моей, сидела куклоподобная Рикка и читала книгу, но в этот раз всё было иначе.

Что? Она ещё не пришла? Странно. Хоть мы и занимались до поздней ночи, я не думал, что она проспит.

Какое-то время я встревожено ждал появления Рикки. Моя тревога возрастала каждый раз, когда я смотрел на часы. Уже прозвенел предупредительный звонок. Рикки так и не было.

Что происходит? Она сбежала?..

Нет, этого не может быть. Вчера Рикка училась с таким остервенением, словно от этого зависела её жизнь. Она не могла сбежать после такого.

Но… В чём же дело?.. Моя тревога росла. Я ещё пытался убедить себя в том, что сейчас она может ещё идти в школу, но не мог быть уверен ни в чём. В моей голове проносилось то, во что я хотел верить, и то, во что я не хотел верить. В классе шумно. Что же, если я позвоню ей, никто не сможет сказать, что я совсем ничего не сделал. И я позвонил Рикке.

Она не брала трубку. А если что-то случилось? Вероятность того, что она не придёт вообще, очень даже существует. Чёрт, что мне делать?

Мне остаётся только одно. Я должен найти её. Ох, я уже начинаю вести себя так же, как она. Мне даже плевать на пропуск уроков. Я встал и пошёл к выходу из класса.

— Тогаши, — окликнул меня кто-то. Я обернулся и увидел Ишшики. — Чувак, ты куда? Сейчас урок начнётся. 

Я знаю. Но не могу ответить на твой вопрос. Я уже практически впал в состояние шока. 

— В принципе, можешь не отвечать, я и так примерно понимаю, что происходит. Но я член дисциплинарного комитета. И я должен вынести тебе предупреждение. 

Какой же он, всё-таки, непреклонный парень. 

— Это Таканаши-сан? Я не знаю, из-за чего ещё ты решил бы уйти с уроков. Я в первый раз вижу, чтобы она не пришла в школу. Она решила устроить себе отдых или… Что происходит? 

— Не знаю. Поэтому я должен её найти. Прости, но останавливать меня бесполезно. 

— Да уж, ты прям показушничаешь с этими шагами по дороге любви. Так, держи. 

Он швырнул мне ключ от велосипедного замка.

— А? Что ты?.. 

— Ты что, не знал? Дисциплина — это не только проверять, носят ли ученики уставную форму. Это значит защищать правопорядок. Разве я тебе не говорил? Не нарушай чистоту взаимоотношений между парнями и девушками. Если бы я попробовал тебя остановить, ты тут же нарушил бы мой приказ. Так что я доверяю тебе свой велосипед ради защиты всех парней и девушек в нашем классе. 

Это Ишшики. Мой лучший друг. 

— Только не выноси мне предупреждение. 

— Хм, я знаю, что ты сейчас поедешь к Таканаши-сан, где бы она не находилась и каких усилий это бы не стоило, так что хочу помочь тебе. 

— Что с тобой?.. Ты так круто говоришь… 

Похоже, моя женская половина в него влюбилась. Мне так нравилось говорить ему эти слова.

— Но это не значит, что на этой дороге ты единственный. Есть и другие. Ты лишь тот, кто дошёл до конца. Я должен заботиться о безопасности учеников, но этот случай я оставляю на тебя. 

Судя по реакции моей женской половины, эти слова ни разу не крутые. Но я же парень, так что пофиг. Тем более что эти смешные слова помогли мне сбросить оцепенение. 

— В общем, хватит ныть и вперёд! — подстегнул меня Ишшики, когда у него закончился бред. — Найди Таканаши-сан и привези сюда. У неё ведь сегодня пересдача? 

— С… Спасибо. 

— Только по коридорам не бегай. 

Член дисциплинарного комитета до мозга костей, а? Его серьёзность спасла моё умственное состояние. Пока он говорил, я вновь обрёл самообладание.

Я шёл по школе со скоростью человека, который куда-то опаздывает. Повернув к лестнице, я столкнулся с Наной-чан.

— Боже, сейчас же уроки начнутся, Тогаши-кун. 

— Простите, Нана-чан, но я сегодня уйду пораньше. 

Нана-чан озадаченно наклонила голову, но, похоже, всё поняла, потому что сказала:

— В тебе сейчас такой пламенный дух, которого я раньше не видела! Надеюсь, причина веская? Ладно, будь осторожен и возвращайся поскорее! 

Откуда вокруг меня взялось столько хороших людей? Чёрт, мне в последнее время кто только не помогает. 

— Слушаюсь! Большое спасибо! 

Расставшись с Наной-чан, я направился прямо к стоянке для велосипедов. Едва ступив на неё, я начал бежать. Мне нужно было найти велосипед Ишшики. Мне неловко садиться на его любимый велосипед, но времени мало. Хоть он ничем особым не выделялся, нашёл я его быстро.

Осторожно, чтобы не поцарапать, я отцепил его от стойки и опустил сиденье. Видимо, Ишшики не ожидал, что будет его кому-то одалживать. Поставив ногу на педаль, я сел на сиденье и высвободил всю силу, которую сберёг до этого.

Велосипед полетел по дороге. Сейчас было полдевятого, и тротуары были пусты. По ним шли только опаздывающие школьники, но я проехал мимо них, крутя педали изо всех сил. Точка назначения: квартира Рикки.

Дождись меня, Рикка, я найду тебя.

До квартиры Рикки я доехал быстро. Пытаясь восстановить дыхание, я бросил велосипед Ишшики перед домом, не получив разрешение на парковку, и направился прямо к комнате Рикки.

Я не знаю, дома она или нет, но я должен, по крайней мере, постучаться. 

— Рикка, ты здесь? Если да, то, прошу, открой дверь. 

Я звал её несколько раз, но ответа так и не дождался. Может, она не здесь? Где ещё она может быть? Может, мы просто разминулись? 

Чёрт. Я же не могу обыскать здесь каждый угол. Повернувшись обратно к велосипеду Ишшики, я вдруг увидел, что её дверь открыта. 

— Юта?..

Дверь открылась совсем чуть-чуть, но чтобы рассмотреть за дверью Рикку, этого расстояния мне хватило. А я ведь уже так испереживался. Всё в порядке. Она здесь.

Но её лицо выглядело совсем не так, как обычно. Это тёмное, унылое лицо совсем не походило на обычное лицо Рикки.

— Ты здесь. Я так беспокоился. В чём дело?

Её рот был закрыт так же плотно, как и в день школьной поездки. Её глаза были безжизненны.

Я почувствовал, что виновата в этом отнюдь не бессонная ночь. 

— Э… Так. Ничего, если я зайду? 

— Заходи… 

Она открыла дверь шире, так, что я смог пройти.

Занавески были закрыты, и в комнате было темно. На Рикке была школьная форма. Бинты были на месте, но повязки на глазу не было. Тиранический Глаз Истины уже сиял.

Это поэтому она не пошла в школу?..

Я остановился у входа. Я не мог зайти дальше. Мне казалось, что если я пройду ещё чуть вперёд, меня отвергнут. Рикка тоже стояла у входной двери, но её взгляд был направлен вниз.

— В чём дело? 

— … 

Она продолжала молча смотреть в пол.

— Ты хочешь спать? Если да, то ничего страшного. Я не буду сердиться. 

— Не это… 

Она заговорила в первый раз с тех пор, как я вошёл. В её голосе не было никаких эмоций. Он звучал одиноко.

Атмосфера постепенно мрачнела. Что мне делать?..

— Ты не хочешь писать экзамен? 

— Не это… 

— Ты хочешь убежать? 

— Не это. 

— Тогда что происходит? 

На какое-то время нас поглотила тишина. Я не знаю, сколько это будет продолжаться. Атмосфера была удушающей. Наконец, Рикка, по-прежнему глядя себе под ноги, тихо сказала:

— Не знаю… 

— А? Чего ты не знаешь? 

И снова повисла тишина. Рикка, обдумывая ситуацию, всё так же смотрела вниз. Что именно происходило в её голове, я не знаю. Как же это меня злит. Я смогу всё понять, если она скажет хотя бы что-нибудь. 

И она рассказала о том, чего не знает: 

— Я не знаю… Просто не знаю… Эти чувства… Почему, откуда они взялись?.. Юта… прости меня… мне очень жаль… 

Рикка даже не могла поднять глаза и извинялась всё перед тем же полом. Её голос дрожал. 

— Рикка?.. — спросил я этот дрожащий голос. 

— Что мне делать?.. — она запнулась и громко закричала: — Что… Как… Как я такой стала?.. Я… Я не знаю!.. — она подняла свои хрупкие руки, чтобы утереть с глаз слёзы. — Я ничего не знаю!.. Я собралась пойти в школу, но мои ноги не слушались!.. Я не знаю. Мне так страшно… Да, это просто... кошмар! 

Слова лились из неё вместе со слезами. 

— Я подумала, что с твоей по… помощью я со всем справлюсь, что всё будет хорошо!.. Я думала, что получу высший балл! Но… Но… Как только экзамен закончится, закончится всё… Это… страшно… Это так страшно… Я не смогла выйти наружу!.. 

Слёзы всё лились из её глаз, будто она прятала их там очень долго. Я начал думать о том, как мне стоить ответить на все эти слова, предложение за предложением. 

— Я… унаследовала эту силу от своего отца… Но потом… все, кто о ней узнавал, начинали меня ненавидеть… Я хотела, чтобы кто-нибудь понял… понял Тиранический Глаз Истины… но… но ты был не таким… только ты… слушал каждое моё слово… не смеялся… и хорошо ко мне относился! 

Рикка раскрывала мне своё прошлое. Все эти эмоции постепенно накапливались в ней, пока не стали настолько сильными. 

— Поэтому сегодня… когда экзамен кончится… занятий больше не будет… Я снова буду одна… ты… больше не будешь связан со мной контрактом… ты исчезнешь… 

Я так не думаю. Я ни за что не могу исчезнуть перед Риккой. 

Мне нужно сказать ей. Сейчас. Я не могу подобрать нужных слов, но мне нужно рассказать ей о своих чувствах. 

Однако я не мог ничего сказать. Мои плечи крупно дрожали, а она продолжала плакать. 

— О-о-о… так… жаль… Юта… я сказала, что сделаю всё… что получу высший балл… 

Всё в порядке. Я не стану на тебя сердиться.

— Я… Я… Она продолжала рыдать и извиняться. Тебе не за что извиняться. Я тоже хотел бы тебе кое-что сказать, но у меня не получается.

Точно. Мне нужно сказать ей те самые слова, верно? Когда меня захватили эти чувства, я решил, что буду стараться ради неё изо всех сил, буду поддерживать её в трудную минуту. Может, они помогут. Я хочу быть с ней. Я должен сказать, что она мне очень нравится. Я ещё никогда никому не говорил этих слов.

— Прости… Юта, прости! Ты смотрел на меня, когда мы занимались… много занимались… Ты смотрел на меня, когда мы были вместе… Ты всегда был так добр ко мне!.. 

Мне показалось, или когда она смогла выражать своё одиночество должным образом, слёзы стали литься из её глаз не так сильно, как раньше? 

Я должен сказать ей одну вещь. Она чувствует то же… что и я? 

— Рикка. 

Назвав её имя, я вошёл в комнату, подошёл к её столу и достал из него ручку. Конечно…

— Рикка, посмотри сюда. Это фрагмент безопасности! Ты забыла то, что сказала мне раньше? Это постоянная магия. Ты знаешь, что значит постоянная? Что она будет длиться вечно. Она никогда не исчезнет. Может, он и поблекнет, может, он и сотрётся, но он по-прежнему будет здесь. Так что беспокоиться не о чем! Я должен провести с тобой всю свою жизнь! Нет, я хочу провести с тобой всю свою жизнь!

Рикка удивлённо на смотрела на заново нарисованную на моей руке «ю». Из её глаз снова потекли слёзы. В них по-прежнему оставалась печаль.

Точно, когда-то у меня был синдром восьмиклассника.

Я тоже знал, что это такое — когда рядом с тобой никого нет. Знал, насколько это больно. Но никогда никому не жаловался. Просто не мог. 

Наверно, это задержит её излечение. Но кому до этого есть дело? Главное, чтобы рядом с тобой был человек, который тебя понимает, которому всё равно, что у тебя за болезнь. 

Мне же нравится каждая черта Рикки. И её синдром восьмиклассника тоже. 

— Поэтому я использую свои собственные силы, чтобы то, чего ты так боишься, исчезло. Смотри, как моё пламя тьмы раскрывают последнюю тайну. Супер Взрыв Агапеникку! 

У меня по-прежнему синдром восьмиклассника. Но я думаю, что эти слова как раз подходили ситуации. 

Я ещё раз набрал в грудь воздуха и продолжил: 

— Они высвобождены. Рикка, ты мне очень нравишься. Я люблю тебя. Поэтому я хочу провести с тобой всю свою жизнь. Мы всегда будем вместе! Всегда. Я буду рядом с тобой во веки веков. Обещаю!

Но мои чувства не были вызваны синдромом восьмиклассника. Их вызвала моя непоколеби-мость. Вечность. Красиво звучит, да? Я обязательно сделаю так, чтобы столько всё это и длилось.

Рикка, всё ещё плача, смотрела на моё лицо. Слёзы капали из её золотого и чёрного глаз так же, как у человека, потерявшего работу.

— О-о-о, Юта… Юта… 

— Рикка, ты больше никогда не будешь одна. О, и ещё одно. Ты знаешь, что в нашем классе учатся очень хорошие люди? Тебе стоит рассказать о своих силам и им. Ишшики уже всё знает. Каннаги-сан тоже. Это сделало бы твою жизнь ярче, тебе не кажется? И я уверен, что Нибутани однажды тоже перейдёт на нашу сторону. 

— Д… Да! 

— И у нас впереди ещё пересдача экзамена по естественным наукам. Так что наши занятия не закончены. Но даже после второй пересдачи конец не наступит. В конце семестра будут итоговые экзамены. Давай посмотрим, сможем мы ли мы поднять твои оценки до среднего уровня! И ещё… 

У меня не очень хорошо с английским, и я был бы очень тебе признателен, если бы ты меня по нему подтянула. 

— Да! — воскликнула Рикка, одновременно плача и улыбаясь. 

— Вот видишь, мы всегда будем вместе. 

Я подошёл к Рикке и стал гладить её блестящие волосы. Довольно скоро она перестала плакать. Это хорошо. Я хочу, чтобы Рикка всегда, всегда улыбалась.

— Юта, Ю-ю-юта-а-а-а-а-а-а! 

— О, воу! 

Рикка прыгнула на меня, как щенок. Её тело обмякло, и я поддержал её. Опустив голову, я увидел её лицо. Она тоже смотрела на меня.

— О-о-о, Юта… Прости… Я тоже, ты тоже мне… Я тоже тебя люблю!.. Поэтому я не хочу, чтобы ты исчезал!.. Я хочу, чтобы мы всегда были вместе! 

— Да. Всё будет хорошо. Мой и твой контракты накроют друг друга, и, как ты и сказала, станут настолько крепкими, что их будет очень трудно разорвать. 

— О-о-о, ты смеёшься надо мной. 

— Э, не, нет. Я не это хотел сказать. Я хотел сказать, что они сильнейшие! 

— Естественно… Тиранический Глаз Истины сильнейшая! — сказала Рикка, смеясь и плача. — Юта, спасибо… Спасибо… 

— Не плачь, не плачь. Всё будет хорошо. Я всегда буду рядом. 

— Мы будем связаны контрактом всегда? 

— Да, всегда. 

Думаю, вы скажете, что это очень крутой способ предложить девушке начать встречаться. Просто сказать «спасибо» мне будет стыдно, так почему бы не попробовать так?

— Это значит, что я всегда буду твоим парнем.

И нет ничего удивительного в том, что я покраснел. Она тоже.

— Я твоя девушка?..

— Д, да. 

— О… И затем 

Я почувствовал на своих губах тёплое прикосновение. До меня не сразу дошло, что происходит, 

но…

— Это доказательство того, что наш контракт имеет силу.

Я таки не выдержал и тоже заплакал. Я был очень счастлив. Человек, который мне нравился, разделял мои чувства. Я был очень счастлив.

— С, спасибо, Рикка.

Сказав это, я почувствовал, как по моему лицу стекают слёзы. Слёзы счастья. Они были доказательством того, что я был счастлив.

И мы ещё немного постояли вот так, прижимаясь друг к другу и согревая друг друга теплом своих тел.

◆◆◆

И после этого непомерного «немного» мы вновь заговорили.

— Юта, помнишь, ты спросил меня, почему я заключила контракт именно с тобой?

— Да, помню. Этот вопрос меня очень волновал.

И сейчас волнует. Всё-таки, если бы мы не заключили тот контракт, то сейчас не были бы вместе.

— Ты хочешь узнать, почему? Предупреждаю, ты можешь быть разочарован ответом. 

— Да? Звучит страшновато, но я должен это знать. Всё же, это объясняет нашу встречу. Какова же была причина? 

Кивнув, Рикка продолжила: 

— Ты помнишь день, в который вывесили списки поступивших учеников? 

— Тот день? Я его помню, но почти не помню, что тогда происходило. 

Это был ужасно холодный день. Прямо перед тем как вывесили результаты, пошёл дождь. Всё пространство перед школой было заполнено незнакомыми школьниками, одетыми в школьную форму, и их родителями. Я, вроде как, пришёл один.

— Мы с тобой впервые встретились именно в тот день. 

— Правда? Ты серьёзно?! 

— Серьёзно. В тот день я была одна. Но ты заговорил со мной. 

Нет, я совсем этого не помню. Я бы запомнил, если бы заговорил с красивой девушкой (да ещё

и с повязкой на глазу и бинтами на руке). 

— Прости, но я не помню, чтобы разговаривал с девушкой, у которой на глазу была повязка… 

— В тот день я её не надела. Тиранический Глаз Истины был спокоен. 

— Что же это за сила такая?! 

Новые сказки. То есть, если успокоиться и подумать, она имеет в виду, что её глаз был не золотой?

— А… Прости, что прошу тебя разжевать мне всё, но я правда ничего не помню… Прости… 

— То, что ты ничего не запомнишь, было неизбежно. Я была в режиме скрытности, так что запомнить обо мне что-нибудь было бы очень трудно. 

— А вот этим ты меня утешила… И что же я тебе сказал? 

— В тот день, как раз перед тем, как вывесили результаты, пошёл дождь. Мне было приятно стоять рядом с тобой, потому что я услышала, как ты сказал: «Мои силы тьмы помогли мне поступить!». 

— А?! 

Я сказал такое, когда мы впервые встретились? Начисто вылетело из головы. Как что-то такое могло исчезнуть из моей памяти?..

— Ты разочарован? 

— Да, но не тобой, а собой! Как я мог сказать что-то вроде этого?! 

— Сказав это, ты сделал для меня одну добрую вещь. Я не взяла с собой зонт, и ты одолжил мне свой. Когда мы узнали, что я прошла, ты поздравил меня. Этого не сделал больше никто. Я была счастлива, очень счастлива. 

— Так вот как всё было. Прости, что ничего не запомнил… 

Наверно, я так счастлив именно потому, что в тот день наружу вырвались мои силы тьмы… Какое же у меня постыдное прошлое, а?

— Поэтому я и пошла за тобой в день церемонии поступления. 

— И тогда ты и узнала?!.. 

— Да, именно поэтому я и услышала, как ты говорил это на крыше. 

— И поэтому ты стала так себя вести, когда нам вернули наши контрольные? 

— Нет, не поэтому. Тогда я на самом деле была больна. Тиранический Глаз Истины неистовствовал. И помог мне тогда снова ты. Ты помогал мне с самого первого дня в этой школе. 

— Меня просто переполняет счастье. Как же я рад тому, что у меня такое доброе сердце. 

— Я тоже этому рада. 

Рикка кивнула мне с крайне серьёзным лицом. Не знаю, кивнул я ей в ответ или нет, но сиял так же, как она.

— Ну, нам пора возвращаться в школу. 

— Пересдача… 

Рикка снова стала обычной собой, не любящей школу. Мне стало даже спокойнее.

— Говоришь, много занималась? 

— Да. 

Мы стали готовиться к выходу. Рикка ушла в раздевалку, чтобы переодеть промокшую от слёз блузку. Я нервничал. До меня доносились звуки шуршащей ткани, но это была лишь слуховая галлюцинация.

Рикка вышла, сказала: «Пойдём» и села на порожек спиной ко мне. Когда я посмотрел на её бледное лицо, то не увидел привычного белого прямоугольника. Из-за того, что она недавно плакала, её золотой глаз ослепительно сиял.

— А это ничего, что ты выйдешь наружу без повязки? 

— В ней нет нужды. Сила была запечатана, так что всё хорошо. 

Вот, значит, как. Ну, если она говорит, что всё хорошо, то я спокоен.

— Ну что, пойдём? 

— Да. 

Впервые мы шли в школу вместе. Рикку переполняло счастье. Тиранический Глаз Истины не пробудился. Не думаю, что она когда-нибудь сможет излечиться полностью. Думаю, она будет рассказывать мне всё новые и новые истории.

А разбираться с ними придётся мне. Даже не так: это моя вечная роль. И никому другому я её не отдам. Я всегда буду на её стороне.

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление