Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Последняя глава. У неё синдром восьмиклассника, но…

Когда мы вернулись в школу после Побега Рикки (как я его назвал), меня уже ждал выговор. Дежурный учитель видел, как я уехал с территории школы, и стал меня ругать: «Ты пропустил уроки и уехал из школы!». После часа такого мурыжения он отпустил меня, заручившись моим извинением и обещанием, что такого больше не повторится. Рикка с уроков не уходила, всего лишь опоздала в школу, и её наказание было гораздо меньшим. Когда я рассказал ей о том, что ждало меня по возвращении, она улыбнулась.

Взамен она рассказала мне о своём наказании. Пока меня чихвостили, она пришла в класс. Все, включая учителя, шокировано замерли. Ну да, когда я впервые увидел её глаз, то тоже застыл. Если этот глаз что-то и может, то именно замораживать человека на месте.

Но наш класс, старый добрый десятый «В»*, не собирался никому выдавать её секрет. Это событие, думаю, стало для них таким же, как и тот случай во время школьной поездки. Без повязки на глазу, с разными глазами и забинтованной рукой: ну какой дурак скажет, что она из Мира Демонов? Ну, кроме неё самой, разумеется.

Ну и ладно. Пока с ней всё хорошо, а глаз запечатан, мне как-то всё равно. Это же Рикка; всё, что она скажет: «Всё в порядке».

В порядке, ага. А мне потом защищать её от нападок. Правда, не думаю, что в нашем классе найдётся такой человек, который будет над ней издеваться. Над Нибутани — может быть, но их ждёт очень страшное китайское предупреждение.

Когда мы с Ишшики разговаривали о золотом глазе, я между делом спросил его о дежурном учителе.

— Да, он у нас такой. А я тебя предупреждал. Я бы и сам на тебя разозлился, если бы ты опоздал. А почему ты так жалеешь об этом золотом глазе? Я бы на твоём месте опасался его красоты. У этого демонического глаза могут быть свои очаровывающие силы. 

Значит, с нашим дисциплинарщиком всё отлично. Мне стало легче. А ведь он мог бы и добавить мне перцу за нарушение школьных правил. 

А потом уроки кончились.

У нашего класса, старого доброго 10 «В», была пересдача экзамена по математике. Я, как и обещал, ждал Рикку в нашем классе. Я бы помолился за неё, да её работу должны уже проверять. Через десять минут конец экзамена.

Через эти десять минут дверь, как я и думал, открылась. Убедившись, что это она, я подошёл к доске.

— Ну как? 

— Юта, смотри! Смотри! 

Та-дам! Она держала на вытянутых руках свой листок с ответами, на котором напротив её фамилии стояла оценка 15. А возле неё было написано: «Требуется вторая пересдача». И к чему было это: «Смотри! Смотри!»?

— Этому есть оправдание.

Лицо Рикки так и просило: «Помоги мне». Я собрал в себе все силы для спора.

— 15 ни разу не близко к ста баллам. Какое у тебя оправдание? 

— Когда начался экзамен, я высвободила силу Тиранического Глаза истины, но контролировать её… 

— Хорошо, смотрю, подготовилась! 

Я, как обычно, включил режим учителя. Нет, я не должен на неё злиться.

— О… Прости.

Теперь она ужасно себя чувствует. Может, я перестарался? Я же больше всех знаю, сколько усилий она вложила в подготовку к пересдаче.

— Так, значит, тебе влепили ещё одну пересдачу, да? Теперь тебе придётся вкладывать в учёбу ещё больше сил.

— Эта битва бесконечна.

Нет, пересдачи обычно заканчиваются. Я уже чувствовал, что мнение Наны-чан обо мне падает по отвесной. Или уже упало. Придётся с ней ещё на эту тему разговаривать. Эх.

Спускаясь с подиума, Рикка выглядела, как спускающийся с небес ангел.

Рикка. Снежные кристаллы*

Но её лицо было не снежно-белым, как обычно, а красным. Может, ей стыдно за свою плохую оценку?

Красивая девушка передо мной не излечилась от своего синдрома восьмиклассника, а втянула меня в свой мир. Но наши занятия, всё же, отразились на её болезни так же, как отражается на снеге влияние солнечного света — он тает.

Синдром восьмиклассника может остаться у Рикки навсегда. А может, она от него излечится. Я не знаю, что именно произойдёт.

Но на наших отношениях это никак не отразится. Человек, которого я люблю, всё ещё передо мной. Человек, которого я защищаю, всё ещё передо мной. Человек, рядом с которым я хочу быть, всё ещё здесь. Просто у него синдром восьмиклассника.

Но

Синдром восьмиклассника — штука не плохая.

Может, от этого недуга у людей и развивается мания величия.

Может, люди и начинают считать себя бессмертными.

Для кого-то может быть уже слишком поздно.

Реальность для них превращается в мир какой-то другой формы, какого-то другого цвета.

Но этот мир существует. Поэтому синдром восьмиклассника — лучшая штука на свете!

  1. По японской системе — 1-3.
  2. Имя Рикки записывается иероглифами «снег».



Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление