Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 2. Фантом перед моими глазами

Итак, мы с этой (не знаю, можно ли её так называть после всего этого) больной девушкой дошли до медпункта, находящегося на первом этаже. Обычно туда заходили только те, кто был чем-то болен, но Таканаши вошла до того, как я успел ей об этом напомнить. Деваться было некуда, и я последовал за ней. Хорошо, что внутри всё равно никого не было.

Ходили слухи, что заведует этим местом красивый молодой парень. Наверно, девчонки сюда «на осмотр» толпами валят. У меня же, в отличие от них, повода зайти сюда никогда не было. Ни простуды, ни боли в животе, ни травм, ничего. Так что слухи могли быть только слухами. Я, конечно, мог встретить сегодня этого парня, но был очень рад тому, что его здесь не было.

— Здесь никого нет.

Когда Таканаши сказала это монотонным голосом, я обернулся.

— Похоже на то.

— Что мы будем делать?

— Ну, у тебя, вроде как, глаз болел.

И тут до неё дошло! Человек, из-за которого мы сюда и пришли, наконец всё вспомнил и подошёл к столу, чтобы поискать глазные капли. Нет, я могу пожалеть тебя, если у тебя болит глаз, но если бы он болел на самом деле, ты бы не смогла сейчас искать нужное лекарство!

— О, нашёл. Давай, я закапаю тебе золотой глаз.

Он, наверно, очень сухой, но я не думаю, что проблема в этом.

Поэтому, взяв в руки глазные капли, я бросил взгляд на Таканаши.

— Ты уверен, что это святая вода?

— А? Что значит «святая вода»?

— Другие текущие среды могут повредить Тираническому Глазу Истины.

Я представил себе, как капли доставляют ей больше страданий, чем больной глаз. Ой-ой. Такое чувство, что у тебя глаз зомби.

— Хм… Ты не мог бы оценить силу этой жидкости? Если можешь, дай свою оценку.

Я почему-то яростно ответил: «Это святая вода». Надеюсь, это не прозвучало подозрительно. Кто знает, может, в этих каплях и правда есть что-то святое.

— Мой глаз утомлён… Я поняла. Она годится для использования. Воспользуйся ей.

— Что за сомнение в голосе?

Пожалуйста, скажи, что ты знаешь, чем лекарства отличаются от миро. Ладно, поехали! Стоп, я же ещё школьник. Я смогу сам всё сделать? Хотя выбора всё равно нет.

Таканаши запрокинула голову. Теперь она абсолютно беззащитна. Моё сердце заколотилось, но я попытался не трястись, закапывая ей глаза.

— Не двигайся!

— Яс…но… Вливай…

— И молчи!

— Ух… Ух… Там ещё осталось?..

— Ты ведь не хочешь, чтобы он болел, а? Я не могу всё так оставить!

Закапать, промыть, повторить через десять минут.

Наконец, мне удалось выдавить ей на глаз достаточное количество капель. Сердце сразу же перестало колотиться. После закапывания мои тело и дух окончательно устали… Серьёзно, не пора ли вздремнуть?

— Он восстановлен. Прими мою благодарность, Юта, — сказала Таканаши, выпрямившись и учтиво наклонив голову.

Стоп, «Юта»? Это с чего бы? Разве я представлялся? Более того, почему по имени, а не по фамилии? Вопросы продолжали накапливаться.

— Да без проблем. Но откуда ты знаешь моё имя?

— Это часть заключения контракта. Ты вписал в него своё имя. Это ещё одна моя способность, связанная с контрактом.

— Способность, связанная с контрактом? Ты серьёзно?

Моё сердце вновь начало стучать. Нет-нет-нет-нет, это плохо. Способность? Это должно быть ложью. Как-то где-то я мог ненароком представиться. И то, что она запомнила моё имя, чудом быть не может. Но блин, если она и правда обладает этими способностями, то знает обо мне побольше этого.

А ну-ка…

— Поразительно. Скажи, что ещё ты обо мне знаешь?

— В день церемонии поступления ты пошёл на крышу. Окинув взглядом территорию школы, ты сказал: «Муа-ха-ха! Этот мир принадлежит мне! Ха-ха-ха! С такими-то силами мир МОЙ!».

— Гх!

Я не смог ответить, услышав, как такие слова произносит такой красивый голос. Слишком уж это жутко. Но я всё равно собирался задать вопрос, о котором глубоко пожалею.

Вопрос простой: как она об этом узнала? Стоп, посмотрим на это с другой стороны. Такое я мог сказать в средней школе. И кричал их, стоя на крыше, я именно тогда! Кто-то мог это подтвердить.

Но зачем мне это повторять?

Среднешкольный я, умри. Спрыгни с крыши и умри. Хотя там большая высота и ты можешь испугаться прыгать. А-а-а! Как же стыдно!

— Я знаю больше. Под школьной формой ты носишь майку с иероглифом «тьма». Это ещё не всё.

— Откуда… ты… знаешь?!

Я не надеваю эту майку, если в расписании стоит физкультура. Никто не должен о ней знать. Откуда она узнала о моей любимой майке, которую я с таким трудом ото всех прятал?.. Но это ведь не может быть одной из её способностей, да?

О Господи…

— Таковы мои способности. Они связывают нас контрактом. Для заключивших контракт сторон это естественно. Разве ты этого не понял? Я знаю о тебе ещё больше.

ЕЩЁ БОЛЬШЕ?! Ты даже сейчас действуешь по контракту? Я не знаю, сколько ещё смогу вынести после того, как ты доказала мне существование своих сил. Это вопрос жизни и смерти! Я загнан в угол!

Но у меня не случится рецидива только из-за того, что я связан таким контрактом (спокойствие ко мне уже вернулось). Единственное, о чём мне стоит беспокоиться, — это чтобы её состояние не ухудшалось. Так уж плохо всё не звучит, но что-то я не уверен…

— Ты до сих пор мне не веришь? Ты…

— Я… верю. Я понял, что связан с тобой контрактом.

— О.

Теперь я привязан к ней. Мне ничего не остаётся, кроме как согласиться с условиями контракта. Обещаю, что не начну вести себя как прежде; я буду потерпевшей стороной.

— Что же. Поговорим об этом контракте. Зачем он мне?

— Ты можешь называть меня Риккой.

— Просто по имени?!

И эта относительно простая вещь стоит заключения контракта? Зачем мы вообще его заключили? Число вопросов в моей голове росло. Ну и ладно, на такое я ещё могу согласиться.

— Ну… Рикка-сан… Так пойдёт?

— Нет. Рикка.

Неожиданно категорический отказ. Похоже, она не хочет, чтобы к ней обращались с использованием именных суффиксов. До этого момента я называл её Таканаши. Смогу ли я справиться с нежеланием называть её просто по имени? Я для этого, пожалуй, слишком застенчив. Мы говорим всего в первый раз, но я должен расслабиться и назвать её Риккой.

— М-м-м… Рикка?

— Чего?

— Просто произношу вслух.

«Чего»? Ты что, дура? Да любой бы попробовал произнести это вслух после того, как его об этом попросили. Блин, она меня уже достала. Сильно достала. Я знаю, что конца этому не будет, но по-прежнему сравниваю её с прежним собой. Я ведь был таким же.

— Значит, порешим на этом? Раз уж мы с этим покончили, лягу-ка я поспать.

— Это был только первый пункт. Остальное — секрет.

— Что, будут ещё?!

— Это секрет.

Что? Какой, к чёрту, секрет?!

— Это секрет.

Не понимаю я тебя… Лечь бы прямо здесь и забыться.

Не бывать этому. Надо продумывать всё прямо на месте и отвечать правильно. А если я лягу спать прямо здесь, она продолжит следовать контракту, и кто знает, что она со мной сделает? Пока я не выброшу это из головы, поспать мне не удастся.

Похоже, лучше всего будет вернуться в класс. Отлично, я пошёл!

— Что же, я тебя выслушал, но мне кажется, что сейчас тебе лучше отдохнуть, Рикка. Я возвращаюсь обратно в класс. Ты как-нибудь восстановишься, я в этом уверен.

— А?..

Рикка выглядела заметно обеспокоенной. Это выражение лица отличалось от того, которое я привык лицезреть. Я не могу её оставить, когда она так смотрит. А-а-а, что делать?!

И как раз когда воздух в комнате стал тяжелее некуда, кое-кто вмешался и исправил ситуацию.

— О, у вас всё хорошо? Я очень удивилась произошедшему. Знаете, никогда раньше такого не видела.

Пока Рикка собиралась с мыслями, чтобы ответить Нане-чан, я быстро соврал:

— Ну, ситуация была довольно опасной. Всё случилось так быстро, что я успел всё забыть.

Однако ей до этих слов не было дела. Видимо, до моего существования тоже. Нана-чан смотрела на Рикку с явным беспокойством.

— О-о-о, какой занятный золотой цвет! Это инфекция?!

Не время для шуток! Это называется первый год работы.

— Сенсей, это цветная контактная линза, — осторожно объяснил я.

— Нет, это Тиранический Глаз Истины.

— Это такая новая болезнь?

Меня опять проигнорировали, и теперь учительница думает, что штука, выдуманная Риккой, — это новая болезнь. Третья сторона нашего контракта была настолько счастлива, что не хотела отпускать мысль о том, что Рикка больна.

Похоже, единственным цуккоми в этом комедийном трио являюсь я, вот мне и придётся расхлёбывать эту кашу.

— Подумайте об этом с нормальной точки зрения и поймите, что это линза. Таканаши-сан говорит с позиции шестнадцатилетней девочки.

Поздравьте меня, я стал мамой. Нана-чан удивилась. Она что, поверила Рикке?

Та вновь натянула на лицо бесстрастную маску и стала отвечать учительнице в прежнем стиле.

— Тиранический Глаз Истины — это моя отличительная сила. Боюсь, сенсей, вы не способны понять этого. Естественно, вам кажется, что это простая контактная линза. Это доказательство разницы между человеческим миром и миром демонов.

Вот видите, Нана-чан? Разве эти слова не укрепляют мою позицию? Я не могу сдаться. Если то, что я сейчас услышал, правда, то Рикка-сан точно демон.

— А-а-а, э-э-э, ну, эм… Таканаши-сан, ты, наверно, устала после всего этого…

Как вы можете догадаться по этой реплике, самообладание к Нане-чан не вернулось.

— Юта, не объяснишь мне насчёт Рикки?

— А… Да! Сейчас, сенсей.

Этот чёртов контракт умеет принуждать. Даже Нана-чан называет нас по именам.

— Что с Риккой?

— А… Она… Как бы…

Это точно тест на выносливость. Но я по-прежнему упорен, вернее, нелогичен. Судя по лицу Наны-чан, она уже давно ничего не понимает. И что мне делать?

Похоже, нам нужно изменить план.

— Ах да, сенсей, что там в классе? Сейчас ещё первый урок?

— А, об этом не беспокойся. Раздав все контрольные, я быстро объяснила вопрос и предоставила классу время для самообучения, чтобы все просмотрели ответы.

Ответив, Нана-чан вернулась к прежнему расположению духа. Похоже, смена темы сработала.

На какое-то время.

— А теперь вернёмся к Рикке.

— Что?

Чёрт! А она упрямая. Интересно, какое у меня было выражение лица? Явно не такое, как у неё. Мой запал кончился.

И поэтому я ответил:

— Рикка…

— Ну?

— Уже в порядке, видите?

Попробуем дурацкий ответ. Может, так удастся сбить её с толку.

— Аха-ха, очень, очень интересно, да. Отличная из вас вышла пара!

— Мы не пара. Он связан контрактом. Но я благодарна за то, что вы нашли это интересным.

Рикка-сан обрадовалась тому, что её посчитали интересной?! Внезапно! На её лице ничего не отразилось, но я почувствовал, что сейчас она гордится собой. Может, этого она и добивалась?

С другой стороны, Нана-чан всё ещё улыбалась. По ней было видно, что она еле сдерживается, чтобы не засмеяться. Мда, похоже, она до сих пор считает нас не теми, кем мы являемся.

— Эм, сенсей, всё совсем не так. Вы что, не видите, что мы не комедийный дуэт?

— Вижу. Ладно-ладно, вы не дуэт!

Она точно так считает. Приготовьтесь к безудержному смеху! Сейчас начнётся комедийное выступление дуэта, состоящего из людей, один из которых страдает синдромом восьмиклассника сейчас, а второй страдал им раньше!

Нет! Эта рекламная фраза не то, о чём я должен думать!

— Аха-ха, у меня уже живот болит! Ах да, чуть не забыла. Вот твои дополнительные вопросы для пересдачи. Постарайся уж, ладно?

Всё ещё улыбаясь, наша учительница засунула руку в свою сумку и достала из неё три листа бумаги, затем передала их Рикке, вид которой так и говорил: «Это конец». Ну, если честно, на её лице и мускул не дрогнул, просто мне так показалось.

Её рука задрожала.

— Сенсей?

— Какие-то проблемы?

— Это действительно необходимо?

— Разумеется. Рикка-сан, ты же, всё-таки… ноль за экзамен получила.

НОЛЬ?! Такую оценку вообще можно получить? Да если ты напишешь хотя бы маленькую закорючку, тебе уже больше поставят! Нет, экзамен-то, конечно, был по математике, но он не был таким уж трудным. Не было ничего такого, чего я не смог бы решить. Вспомни формулу и подставь в неё числа. Всё просто, даже для девочки передо мной.

— Эм… Вам не кажется, что это немножко перебор, сенсей?..

— Ой, прости-прости… Аха-ха! Тогда знаешь что? Почему бы тебе не помочь ей, Юта-кун?

Интересно, сможешь ли ты улучшить её оценки?

— А? Я? У меня и своих дел хватает.

Нет, ну нашла себе занятие — спихивать свою работу на ни в чём не повинных учеников.

— Ну, у тебя же лучшая оценка в классе. Если ты не сможешь, то никто не сможет!

— Лучшая?

Мы с Риккой были в шоке. Слу-ушайте! Даже когда я зубрю уроки, я крутой! Наконец, честь быть лучшим в классе! Дождался! Получил этот статус, и меня даже не назвали «Ботаном»!

Пока я был в экстазе, Рикка успела что-то задумать.

— Юта, я объявляю второй пункт нашего контракта.

— М?

— Ты избран на роль моего наставника в вопросах обучения.

— И когда же?

— Ещё до своего рождения.

— Ты хочешь сказать, что я живу только ради того, чтобы помогать тебе с учёбой?

— Да. Ради этого и того, чтобы называть меня Риккой.

Вот уж… Она добавляет пункты прямо на ходу. Она сможет что-то когда-нибудь не придумать? Всё уже выходит за рамки того, чтобы лишь вынужденно называть тебя Риккой, и я уже начинаю к этому привыкать. И сколько ещё раз это повторится?

Хотя показать тому, кто не умеет учиться, как это надо делать, мне не сложно. Проблема в этой носительнице запущенного синдрома восьмиклассника. И сейчас она, похоже, считает, что ради её обучения я, герой, и был создан. А, ну да, и чтобы называть её по имени.

После того, как она расширила границы контракта до совместного обучения, я начинаю всё больше и больше нервничать. Но я не смогу пропустить её желание мимо ушей, даже если захочу.

Я так понимаю, мне придётся против воли присматривать за этой носительницей запущенного синдрома восьмиклассника. Может, это и есть моя судьба? Быть похожим на кого-либо или быть связанным контрактом?..

Думаю, Нана-чан тоже на меня рассчитывает. Не знаю, почему она решила, что я буду тратить своё время на эту носительницу синдрома восьмиклассника, но проводить немного времени после школы с очень красивой Риккой, пожалуй… не так уж и плохо.

— Думаю, пожаловаться не получится. Ладно, я ей помогу.

— Что и ожидалось, Юта. Ты человек, избранный для этого задания.

Я умудрился рассмотреть на её бесстрастном лице лёгкую улыбку. Эта привилегия доступна только тем, кто связан с тобой контрактом? О да, за эту улыбку я готов на многое.

— А теперь иди учиться. Я начну восстанавливаться. Здесь.

Беру свои слова обратно.




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление