Глава 7. Занятия после уроков дома у Рикки

Был полдень пятого дня занятий. Я прибыл по указанному Риккой адресу. Если хотите, называйте это её домом, но на самом деле это лишь маленькая квартира.

На двери квартиры №1, находившейся на первом этаже, было нацарапано «Таканаши». Похоже, здесь она и живёт. Я поискал глазами интерком, но не нашёл. В наши-то времена это редкость. Похоже, придётся стучать.

Не успел я коснуться двери, как она открылась, будто коридор был нашпигован инфракрасными датчиками. За дверью стояла Рикка.

— Входи.

— С твоего позволения.

Интересно, это её способность или она на самом деле установила инфракрасные излучатели?

Сегодня Рикка была не в школьной форме. Очевидно, потому, что сегодня выходной. Как вы могли догадаться, её наряд был, большей частью, в чёрных тонах. Чёрная безрукавка здорово контрастировала с бледными плечами. Далее по списку шли чёрная юбка с оборками и чёрные чулки, не доходящие до бёдер. На вид Рикка казалась абсолютно беззащитной, но в её одежде виделось что-то тёмное. Осторожно, гот.

Кстати, я был в школьной форме. Не могу я прийти к кому-нибудь домой в обычной одежде. Кроме того, я ещё школьник, так что всё.

В её квартире была всего одна комната, разделённая на три зоны — жилую, обеденную и кухонную. Комната была вполне просторной для одного человека. В жилой зоне стоял большой шкаф. Представляю себе, сколько там чёрных вещей. Больше комната ничем особенным не выделялась. Стол, приставка, манга, компьютер и так далее. Из-за своеобразия хозяйки и наличия у неё синдрома восьмиклассника вполне можно было подумать, что здесь живёт парень. Когда-то мне хотелось, чтобы моя комната была тёмным, наполненным брелоками с изображениями классных золотых драконов местом. Рикка, смотрю, не из таких людей.

— Я живу одна.

Когда ты говоришь это вот так, я и сам чувствую одиночество.

— Да, мне так, почему-то, и показалось… А где твои родители?

— Они живут отдельно.

Да уж, после такого ответа расспрашивать её на эту тему дальше тяжело. Стоп, это как-то странно. Уж прости, но я должен услышать больше.

— А у этого есть причина?

— Думаю, да. Причина кроется во мне.

Не нравятся мне её родители. Засунули сюда свою дочь и живут отдельно.

— Это как-то бессердечно, тебе не кажется?..

В ответ лишь подул ветерок. Не совсем тот ответ, которого я ждал. Я хотел бы о ней позаботиться, но могу ли я влезать в её дела?

Рикка, казалось, читала мои мысли.

— Мне очень нравится жить одной. Такой образ жизни не доставляет хлопот.

Всё равно как-то грустно звучит. И да, сегодня она, похоже, активировала свои экстрасенсорные способности.

— А что насчёт еды, там, и прочего? Может, они и не хотят с тобой разговаривать, но деньги же шлют?

— Я получаю денежное содержание. Оно позволяет мне покупать различные продукты питания.

Денежное содержание, значит? Неужели так сложно жить всем вместе? Может, я просто не понимаю её родителей и их отношение, но как можно жить отдельно от своей дочери и только присылать ей деньги?

Видя, как всё это меня беспокоит, Рикка добавила:

— Всё в порядке. Здесь человек, с которым я заключила контракт. Теперь нас двое.

Эти слова наполнили меня счастьем. Мы и недели друг друга не знаем (но, всё же, как-то умудрились заключить контракт), но она уже хочет, чтобы я был рядом?

— Время обеда.

— Ты ещё не поела? Прости, я дома поел.

Встреча была назначена на полдень, и я не хотел напрягать её с обедом, поэтому быстренько навернул чашку рамена перед выходом.

— О… Еда домашняя…

— Что?! Ты приготовила её для меня?!

— Какую-то часть.

— Какую-то часть… Ладно, раз уж ты через всё это прошла, я её съем.

Я не ожидал, что она будет этим заниматься. Может, она любит развлекать гостей?

Сказав: «Подожди здесь. Я быстро», она надела белый фартук и ушла на кухню, чтобы приготовить еду.

Ковёр был пыльноват, но в остальном комната казалась чистой. Мне было несколько неудобно сидеть на ковре, поэтому я пересел на стул, стоящий возле стола. Помимо компьютера, на нём лежало много предметов для учёбы. Книжные полки были забиты мангой. Стол явно был из тех, которые называют эргономичными. Едва бросив на него взгляд, я чуть не покрылся пятнами от зависти. Мне было немного интересно, какие книги она читает, поэтому я пробежал глазами по корешкам. Да уж, необычные названия. «Обучение борьбе с агрессивно настроенными пришельцами», «Как разговаривать с пришельцами»… Да здесь не было ни одной нормальной книги!

Похоже, она читает книги об У-Син* и Ктулху, равно как и мангу о всяких мистических историях. Именно такие книги, по моему представлению, и должны читать люди с синдромом восьмиклассника. Прежний я так и норовил вырваться на свободу, и я потянулся к книгам рукой. Начнём с самой интересной.

Когда я взял «Как разговаривать с пришельцами» и стал читать её, Рикка высунула голову из кухни и сказала: «Кстати, Юта, тебе запрещено трогать компьютер». Я поднял голову и посмотрел на неё. Мои глаза встретились с её глазом, и она моргнула, после чего быстро подошла ко мне.

Компьютер, возвышающийся над остальными предметами, лежащими на столе, я и не трогал. Подойдя ко мне, Рикка смутилась.

— Ю-юта, что это за книга?

— Это… «Как разговаривать с пришельцами».

Рикка издала вздох облегчения.

— Юта, продолжай читать эту книгу. Изучи её и научись разговаривать с пришельцами. Трогать компьютер в какой-либо момент времени тебе запрещено. Трогать другие книги тебе тоже запрещено!

— П-понял.

Под её угрожающим взглядом я мог только рефлекторно кивнуть.

Наверно, она хотела убедиться, что никто не увидит то, чего она стесняется… Я хотел бы осмотреться получше, но придётся читать. Больше всего её беспокоит, чтобы никто не увидел на её компьютере что-то такое, от раскрытия чего ей захотелось бы умереть. Или нет.

Ладно, с компьютером всё ясно, но что насчёт книг? Наверно, за них она тоже беспокоится. Ладно, бесполезно об этом думать.

Кивнув в ответ, Рикка повернулась и ушла обратно на кухню. Глядя на неё, я невольно подумал, что из-за фартука, надетого поверх готической одежды, она похожа на горничную. Когда рядом нет никого, кроме неё, уровень напряжения повышается.

Придя на кухню, она высунула из неё лицо и спросила:

— Юта, я готовлю и напитки. Что ты хочешь?

— Кофе, — моментально ответил я. Условный, так сказать, рефлекс. Не то чтобы я очень любил кофе, просто он слишком горький, и я предпочитаю о нём не думать. Если честно, мне больше нравится кофе-латте*. Но когда я жаждал крутизны, то всегда заказывал кофе. Кофе делало меня крутым. Правда, это не только базис крутизны, но ещё и симптом синдрома восьмиклассника. И я тщательно пытался избавиться от этой привычки.

Погодите, у девушки, живущей одной, кофе не должно быть! На что я рассчитываю?

— Поняла. Сегодня жарко, я приготовлю кофе со льдом.

Ах да, она же не просто старшеклассница, а старшеклассница с синдромом восьмиклассника. Ничего выходящего за рамки обычного…

Но меня по-прежнему что-то беспокоило. «Что-то здесь не так», — думал я, глядя, как Рикка переливает кофе из морозильника в чашку…

— Юта, тебе чего-нибудь долить?

— Нет, я люблю угольно-чёрный!

Ещё один мгновенный ответ… Перестань вести себя, как идиот, придурок! Я уже привык так отвечать. Молока? Ах, ты сказал, что хочешь чёрный?.. Ошибки продолжали накапливаться.

— Вот. Одна тебе, одна мне.

Будто подчёркивая эту ошибку, она принесла две чашки — одну с чёрным напитком, а вторую — с бледно-коричневым. Моя, естественно, чёрная. Она поставила кофе и молоко на низкий обеденный стол. Она ещё слишком маленькая для чёрного кофе!

— Мой напиток запечатан. Ты не можешь его выпить.

Я не уверен, что и свой смогу. Ты ведь не обидишься, если я отхлебну пару раз и больше не буду его трогать? Единственная альтернатива, кофе со льдом, рассыпалась у меня на глазах. Кстати, похоже, манга популяризировала для выражения «кофе со льдом» значение «холодный кофе». Думается мне, хороший детектив над этим поработал.

Но знаете… Эм… То, что я пью кофе, не очень-то помогает моей реабилитации. Это не…

Следующие пять минут я читал книгу и пил свой кофе. К тому времени, как последний кончился, Рикка приготовила свой домашний обед.

— Держи. Она домашняя.

«Домашняя еда», которую она поставила на стол, была ничем иным как такой же чашкой рамена, которую я съел дома, только сервированной луком и яйцами. Она что, за идиота меня держит?..

— Не знаю, как следует на это ответить, но… благодарю за еду…

— Домашняя часть — это яйца.

— Я, по-твоему, муха?!

Да уж. Стоп, а в этой комнате вообще мухи есть? Я не вижу.

— На потолке.

— Ты серьёзно?!

— Шутка.

Не уверен я, что это шутка, Рикка-сан. Похоже, дома Рикка счастливее, чем в школе. Нет, я не хочу сказать, что в школе она несчастна.

— Это ведь не шутка, да?

— Ла-дно! Прости!

Во время этой дурацкой беседы я с энтузиазмом поглощал не совсем домашний рамен Рикки. На вкус он был почти таким же, как обычно, но немного вкуснее.

— Ты всегда так готовишь?

— Обычно я готовлю немного по-другому. Сегодняшняя еда особая. Она домашняя.

Как она голосом-то подчеркнула слово «домашняя». Видимо, для неё это имеет некий смысл.

— А что ты обычно ешь?

— Полуфабрикаты из круглосуточного магазина.

— Как холостяки?!..

Я беспокоюсь. Я очень сильно беспокоюсь. Ты не сможешь полноценно питаться, если не будешь готовить себе нормальную еду. По моим венам течёт кровь не только учителя, но и заботливой матери. Многообещающе.

— Ты собираешься питаться так вечно? Это не самый полезный выбор…

— А? Юта, ты умеешь готовить?

— Ну, не хотелось бы хвастаться, но я умею готовить на уровне среднего старшеклассника. Мои родители оба работают, так что мне приходится заботиться о младших сёстрах и собаке.

— О, я должна была догадаться, что тот, кто управляет пламенем тьмы, имеет способности к кулинарии. Значит, твоя готовка должна иметь свойства этого пламени.

— Прости, но именно такой способности у меня нет. Ты как, сама сможешь себе что-нибудь приготовить?

— Хм. Прости, что разочаровываю тебя, но сегодня здесь недостаточно ингредиентов. Может, в другой раз.

� Ясно.

Рикка сегодня часто улыбалась. И как только разговор о пристрастиях в еде может сделать человека настолько счастливым? Такое чувство, что она пригласила меня к себе, чтобы я поел, а не позанимался с ней математикой. После небольшого перерыва на не совсем домашний рамен Рикки я перешёл к сути.

— Ну, раз уж мы насытили желудки, приступим к учёбе!

— Сегодня мы должны сделать кое-что ещё.

— А?

— Сегодня день моей смерти.

— Что?! То есть ты мертва?!

— Я ошиблась. День рождения.

— Не смешивай день, в который ты родилась, с днём, в который ты умерла! А то получается похоже на день перерождения!

— Тому, чтобы человек, с которым я заключила контракт, присутствовал здесь, есть необходимость.

— Какая?!

— Настало время праздника.

В комнату влетел какой-то новый ветерок. То есть что? Ты подготовилась к празднику?

— Правда?

А ведь она одета не так, как раньше. Её одежда теперь не чёрная, а красная. Она выглядит каким-то готичным Сантой Клаусом. В юбке. Родился новый Санта. Настало время господства тёмного Санты.

— Ого. Ты и правда переоделась так, чтобы быть похожей на Санту!

— Разве это не праздничный костюм?

— На этот вопрос несколько сложно ответить, тебе не кажется?

Я и правда хотел отпраздновать с ней её день рождения, но почему-то сильно нервничал. Наряд Санты — это совсем не то, чего я ожидал.

Но это же день рождения, мы должны праздновать. Сегодняшний день и так должен был быть свободным. Да начнётся праздник.

И наша днерожденственская гулянка на двоих началась.

— С днём рождения! — кричали мы, стреляя из подготовленных ею хлопушек. Когда такое кричат два человека, эти слова будто становятся слабее

Хм, единственным другом, которого я мог позвать, был Ишшики, но он сейчас на подработке, и я не могу с ним связаться. Да и Рикке, вроде бы, звать некого… Ну и ладно, отпразднуем вдвоём.

Рикка всё равно выглядела радостной. Не знаю, от чего именно счастлива эта нарядная девочка — от того, что она центральная фигура праздника, или от чего-то ещё, но даже мусор от хлопушек она убирала с таким счастливым видом... Этот Тёмный Санта смог принести немножко зимы в лето.

— Ах да. У нас есть торт. И на этот раз он действительно домашний.

— О-о-о! Без торта на дне рождения никак! Это ты молодец!

Когда речь идёт о дне рождения, торт вспоминается в первую очередь, особенно, если ты именинник. И Рикка испекла его себе сама. Она всё время одна. Здесь… В школе… Всегда одна…

Я… в этом плане… немного другой. Может, мне просто повезло, но в средней школе рядом со мной был человек, который меня понимал. Она слушала все истории, которые я выдумывал. Настала моя очередь быть таким спасителем, которым Шичимия была для меня. Если бы её у меня не было, я бы тоже был одинок.

Поэтому, глядя на счастливое лицо Рикки, я почувствовал, что должен сказать: «Я буду стараться изо всех сил, чтобы улучшить твои оценки». Я её сторонник. Это навсегда. Я мысленно добавил ещё одно предложение: «Вот так я думаю».

Я услышал, как Рикка возвращается с кухни со своим «домашним» тортом в руках. К тому времени я даже забыл, что Рикка не умеет готовить. Эм… Что же она в него положила, пока я не видел?

— Эм… Это… Как ты это называешь? Тёмная материя?

— А? Торт?

— У него нет потустороннего названия?! Ладно, если вести себя как обычно, то что это за чёрный цвет?!

Это был не шоколадно-чёрный, а битумно-чёрный цвет. Первое, что пришло мне в голову, когда я его увидел, — тёмная материя. Единственным продуктом питания, цвет которого совпадал с этим, были чёрные соевые бобы. Украшения тоже были нелепыми. То, что этой чёрной штукой может быть испечённый человеком торт, сказать можно было с натяжкой. На торте были оттиски золотых листков, только подчёркивающие то, что у Рикки синдром восьмиклассника. Видимо, она хотела подчеркнуть цвет своего Тиранического Глаза Истины. Умело, однако! Но хоть это и умело, не стоит такого делать, чтобы произвести на кого-нибудь впечатление.

— Он чёрный, потому что я использовала кунжутную пасту, чтобы сымитировать традиционный японский стиль приготовления пищи.

— Ну вот зачем ты это сделала?! Вернись в будущее и купи вместо неё белый крем!

— Если он не будет чёрным, вкус будет не таким хорошим.

Она просто хочет чрезвычайно новый вкус. Всё, сдаюсь. Придётся смириться с судьбой.

Хотя он может оказаться не таким уж и плохим. Снаружи он, может, и неказист, но содержимое может меня приятно удивить. Может, если я не буду к нему так плохо относиться, мой флаг смерти не поднимется.

— Правда? Хорошим? Ну, насколько я могу судить, он кажется вкусным. Давай съедим его!

— Перед этим ты должен задуть свечи.

Естественно, она тут же зажгла свечи на торте (если его можно так назвать) спичками.

— Подожди! Зажигать свечи на торте, если их не задует именинник, бессмысленно! Особенно если он сам его испёк.

— Ладно.

Рикка приблизила торт к своему лицу.

Комната была освещена лучами солнца, но мы всё равно видели яркие огоньки свечек на торте. Они были похожи на зимние иллюминации. Красота. Может, сейчас и не сезон, но к наряду Рикки подходит.

Когда Рикка подула на свечи, их огоньки исчезли в порывах ветра.

— Сегодня мне исполнилось сто шестнадцать лет.

— Вот уж нет, Ваше Величество!

— Я создание из Подземного мира, грубиян! Поздравь меня, поздравь меня!

— Что за роль ты играешь?! Стоп… Что значит: «Поздравь меня»? Я и так тебя поздравляю!

— Тогда вручи мне подарок.

Умно вымогает, а? Я почувствовал, что нахожусь в самом сердце бури.

— Нет уж, приятель.

— Зови меня Риккой.

— Да, да, знаю. Но я не приготовил подарок на такой случай…

— Подойдёт всё, что угодно.

— Всё, что угодно, говоришь?.. Ладно, вариант, конечно, избитый, но как насчёт того, что я достану тебе то, что ты попросишь? Но только что-то такое, что я смогу достать за сегодня.

— Установлено ограничение: сегодняшний день.

И наступила тишина. Я задумался. Не то чтобы я никогда раньше не думал о подарке на её день рождения, но плохим подарком в этот особенный день я её точно не обрадую.

Прошло десять минут.

— Скажи уже, о чём ты думаешь!

Я больше не мог терпеть тишину, поэтому пришлось что-то ляпнуть.

— Я сузила выбор до двух вещей. Но ими может быть трудно завладеть.

— И как ты будешь выбирать?

— Мне выбрать то, что получить легче?

— Нет… по крайней мере, если их оба легко добыть.

Какой я сегодня щедрый. При обычных условиях я бы ничего ей не дал, но раз уж сегодня такой день, то можно.

— Тогда…— она достала маркер, который перед этим спрятала, — могу ли я кое-что написать у тебя на лице?!

— О’кей.

Может, мне и пришлось согласиться, но это не значит, что её затея мне нравится… Когда буря чувств во мне улеглась, я закрыл глаза.

— Только пиши понезаметнее.

— Даже если бы я солгала, всё было бы в порядке.

Рикка открыла колпачок маркера и зачем-то написала что-то на тыльной стороне моей левой ладони. Я испуганно открыл глаза.

— Э-э-э, что это?!

— Заключение нового контракта.

На моей руке была написана хирагана «ю».

— Из-за неё люди подумают, что я собираюсь на горячие источники!*

— Тут другое значение. Это фрагмент могущественного заклинания.

— И что оно даёт на этот раз?

— Это… стыдно говорить.

А мне-то как стыдно! Похоже, на заклинателе заклинание уже сработало.

— Может, угадаешь?

— Нет, скажи так.

И так всегда. Она начинает говорить — и я улавливаю суть. Сам я никогда не пойму, как что к чему относится.

— Это постоянный магический фрагмент. Вот посмотри, — Рикка показала мне свою левую руку, на которой был написа—тот же иероглиф.

— С ними наш контракт будет значительно сильнее. Его будет чрезвычайно тяжело разорвать.

— Другими словами, мне не сбежать?

— Мы как не разлей вода.

— Ого… Этому выражению столько лет. Странно слышать его от такой девушки, как ты.

Кстати, а сколько этой фразе лет?

В любом случае, пока Рикка занимается, мы вместе. Понятно. Я чувствую то же самое. Я доведу этот контракт до конца! Я освобожу тебя от кандалов дополнительных занятий.

— Кстати, а есть другие фрагменты?

— Ну, это стыдно.

Где-то я это уже слышал. Начинается серая повседневность?

— Не хочешь сам догадаться?

— А…

Она правда хочет, чтобы я догадался? Странная какая-то.

— Если честно, у меня будет пересдача по естественным наукам. Я бы хотела, чтобы ты мне помог.

— Что?! — панически вскрикнул я. Пожалуйста, скажи, что тебе не назначили дополнительных занятий и по естественным наукам.

— И какая же у тебя оценка? — робко спросил я. Прошу, скажи, что она не настолько…

— 31. Я весьма разочарована.

— Да уж, ходячее разочарование!

Всё, что ниже сорока, — незачёт. С такой точки зрения это не так уж и разочаровывает… Она хоть учебник-то открывала? Она ведь хочет повысить свои оценки… да? Погодите… Меня внезапно охватил страх.

— Кстати, что тебе по другим предметам? — так же робко спросил я. Естественные науки и математику она завалила, но, может, это не всё?

— По японскому мне 100.

— От одного края к другому!

— По обществоведению 99. Я разочарована.

— Да уж, да уж, это полный ужас…

Пожалуйста, вложи свои способности в математику. Почему она не может учиться по математике и естественным наукам так же хорошо, как по японскому и обществоведению? Так просто хрен угадаешь.

— Японский — это просто кандзи, их я могу заучить. Мне очень нравится всемирная история, поэтому обществоведение для меня не проблема. Знание мифологии — одна из моих сил. Буддизм и история Японии, по моему мнению, тоже классные. И мне очень нравится тысячерукая Каннон*.

Когда она объясняла, почему так хорошо успевает в этих дисциплинах, её грудь горделиво вздымалась. Это я образно, конечно. Но не является ли знание мифологии, персонажей и всего такого необходимостью для всех, кто страдает от синдрома восьмиклассника? Ага, понятно. Вот почему она так увлечена этими предметами! Тогда…

— Тогда давай считать, что все эти формулы очень классные!

Нет, я не кричал. Но для математики они жизненно важны.

— Это допустимо.

— Отлично…

И раздумья о подарке на её день рождения завершились тем, что я стал её наставником по естественным наукам. Кстати, по английскому она получила 78. Не намного выше среднего, но не мне это говорить.

После этого разговора мы принялись за испечённый Риккой домашний торт. Прежде чем я успел откусить от своего куска, Рикка сказала:

— Хороший…

Опять. Интересно, она говорит так только потому, что сама испекла его, или нет?.. Может, попробовать, а потом уже ответить? Ладно, я ведь не хочу испортить Рикке настроение в такой день. Это испытание моего терпения. Что делать? Короче, съем и посмотрю, что произойдёт.

— Он и правда хороший…

Это была правда. Я не мог соврать. Он был вкусным; мне совсем не хотелось проклясть его именем всех сладостей на свете. Как большой любитель сладкого, я не мог просто взять и положить свой кусок обратно на тарелку.

— Таковы безмерные силы Тиранического Глаза Истины. Они могут создать даже превосходный торт.

От того, что ты придумала эти силы только что, стало только лучше. Торт охрененный, отвечаю, но есть ли предел твоему позитиву?

— А теперь давай…

— Юта, давай поиграем.

И она показала на телевизор. Рядом с ним лежал… MOX.

— Откуда он у тебя?! Ого! Знаешь, сколько я такой хочу… Нет, у меня такой есть, но я никогда не думал… ого!..

Моя теория о том, что я единственный человек, у которого есть эта непопулярная приставка, раскрошилась в прах. Чёрт! У неё даже трёхсотая модель? Это поднимает планку ещё выше. Мой MOX сломался. Но на подставке под её телевизором стоял настоящий, большой MOX.

Ничего себе. У неё тоже есть Pyuu○. Что она за человек такой? И у неё есть не только новые американские, но и старые японские игры. Думаю, с музыкой у неё то же самое — есть и японские песни периода Сёва*, и новомодные западные.

Похоже, сегодняшние занятия будут длиться дольше обычного и к математике не будут иметь никакого отношения. Обычно я уступаю Рикке только после того, как она жалобно на меня посмотрит, но сегодня был случай иной. Ну, раз сегодня её день рождения, нужно веселиться. Тем более что мой MOX сломан, и дома я именно ТАК повеселиться не мог.

Начнём с игры для двух игроков. Стоп, у неё тут, в основном, игры для одного человека, похоже, придётся играть в пародийный шутер. Я думал, что один жанр скажет мне об игре всё, но экран выбора персонажей меня очень удивил.

Почему главный герой игры — осьминог? Похоже, его прародитель был богат и имел большое влияние на тамошние земли. Стоп, кальмар тоже не может быть главным героем! Я знаю, это может прозвучать эгоистично, но игра не могла хорошо продаваться из-за кальмара!

Я выбрал пингвина, потому что у меня есть с ними какая-то связь. В других случаях Золотое Яблоко добыть мне не удавалось, но сейчас, думаю, всё получится. Рикка выбрала осьминога. После чего началась игра*, и я услышал ту мелодию, по которой давно скучал.

Хидебу! Хидебу! И экран уже был полон врагами. Давно не виделись, ребята. Я давно не играл, и мой пингвин умер быстро. Хрен мне, а не Золотое Яблоко. Я передал джойстик Рикке и стал наблюдать за её богоподобной игрой. Она победила в загадочной «камень-ножницы-бумаге», нашла искривление пространства «Как ты вообще сюда попал?!» и не потеряла ни одной жизни до самого конца игры. Я почувствовал, что какая-то часть моей гордости дала течь.

— Пожалуйста, посмотри финальный ролик и титры.

— Хм, осьминог тут точно лучший, но ты очень хорошо играешь, Рикка.

— Эта игра мне нравится. Это всё, что я могу о ней сказать.

Оп, и гордость стала втекать обратно.

— У тебя есть какой-нибудь бит’эм’ап*?

— Нет, но Great Uprising, думаю, подойдёт.

Это не бит’эм’ап, это военная игра! Стоп…

— Great Uprising? Разве она не Sumabura называется?

— Эх, Юта, это другая игра. Это Great Uprising. Я не слышала, чтобы эту игру называли как-то иначе.

Нет, это не официальное название, но мне плевать. Я не сдамся. Great Uprising, говоришь? Значит, сокращённо будет «GreUp»? Может, ты думаешь о другой военной игре? Кроме того, название Sumabura все узнают.

— Нет, это Sumabura.

— Great Uprising!

— Sumabura!

о� Great Uprising!

АХ! Дуэль названий, в которой ни одна сторона не сдаётся. На экран нам было уже плевать. Наверно, это первый спор со дня нашей встречи, к тому же из-за какого-то пустяка. Нет-нет-нет, я этой девчонке так легко не сдамся. Может, вы сейчас думаете, что это глупо, но вопрос личный. Я не сдамся.

— Ладно, почему бы нам не разрешить наш спор игрой?

— О-о-о, хотелось бы на это посмотреть! Покажи мне свою настоящую силу, Юта!

— Это мне нравится. Первый раунд без предметов. Будем драться чисто на способностях.

Я тут же начал готовиться к бою. На этот раз я выбрал Розового Демона. Рикка выбрала Жёлтую Мышь. Не самый лучший персонаж с точки зрения внешнего вида и полностью бесполезный, если ты не умеешь пользоваться его бешеной скоростью.

— Будем на этом уровне?

— Я и представить себе не мог, что мы будем сражаться на каком-нибудь другом уровне!

Странный способ сдруживаться. Но это битва, не стоит об этом забывать. Я приготовился. Я не собираюсь проигрывать.

Я собирался срубить все деревья на уровне, как бы плохо это не сказалось на местной окружающей среде. Победа достанется мне легко! Но давайте понаблюдаем. Я не знаю, как хорошо она играет в эту игру, так что лучше не спешить. Мой план ведь может и не сработать. Раз уж она так хорошо играет в предыдущую игру, тут всё может быть так же. Нужно учитывать абсолютно всё.

Мы стояли на месте. Бой, по сути, так и не начался. И…

— Разве ты не сильнейший? Почему ты не двигаешься?

Она ещё насмехается. Ради победы я готов на всё.

— Хмпф.

Я резко рванул вперёд, как рассвирепевший пьяница. Бросив взгляд на небо, я увидел, что оно забито током. Какая нубская тактика — защищаться таким образом от атак издалека. Читая мои атаки, Рикка приземлилась напротив меня. Я до сих пор не знаю, на что она способна. Эта битва уже напряжённее некуда.

Если я буду играть честно, то не смогу победить, но если придумаю уловку, то вытяну бой. Смотри, ради чего я тренировался все эти годы!

Я побегу вперёд, сделав вид, что плохо играю. Когда Рикка на это купится, я в нужный момент увернусь от её атаки. Именно тогда всё и решится.

Сверху электричество, снизу ловушки, к тому же мой противник закидывает меня метеоритами. Самое время изменить ход игры. Израсходуй всё своё оружие.

— Ха-ха-ха, я ещё не показала всю свою силу. Высвободить силу Тиранического Глаза Истины! LIMTER RESCEND! Ха-ха-ха!

Включив невидимость, Рикка сняла повязку и стала смотреть на экран обоими глазами. Оковы сняты. Думаю, мне тоже пора показать ей, на что я способен.

Игра шла с переменным успехом каждой из сторон, поочерёдно атакующих и защищающихся. Я каким-то чудом умудрился победить. Опасная была схватка.

— Я… Я сделал это, да?! Я впервые сражался изо всех сил.

— Я… Я просто пощадила тебя! Я сильнейшая… Ещё один матч, Юта!

Проиграв, она тут же захотела реабилитироваться. Ничему не учится.

— Разве сильнейшие так говорят? Такие слова я слышал лишь от обычных людей.

— У-у-у, сдаюсь. Впервые я проиграла. Это был хороший бой. Я буду тренироваться, чтобы стать сильнейшей. Пожмём друг другу руки.

— Ха-ха, хороший вызов. Можешь сражаться со мной, когда захочешь!

И мы скрепили наши слова крепким рукопожатием. Прямо как заключение пламенной дружбы в молодёжных сериалах.

Я в первый раз играл с кем-то, кроме сестры, так что неудивительно, что меня зажали в углу. Моя сестра Рикке разве что в оруженосцы годится. Думаю, сама Рикка осталась о нашей битве того же мнения.

Версия на Wi○ может подключиться к интернету, а эта — нет. Ещё одно преимущество оригинала.

— Что же, мы должны сразиться в Sumabura ещё раз.

— В следующий раз я заставлю тебя называть её Great Uprising! Более того, я хочу реванш!

Она хочет продолжить? Вот шельма!

В общем, я прошёл через череду накалённых до предела сражений в Sumabura. Рикка, должно быть, играет в неё постоянно. Я бы тоже так делал, если бы моя приставка не сломалась. Когда она играла, на её лице была самая красивая улыбка из всех, которые я видел. Раньше она расцветала, только когда Рикка что-то выдумывала.

Взять, к примеру, второй контракт, который она выдумала, чтобы развлечься. Хоть мы и должны были заниматься, мне приятно видеть, как она проводит время дома, и играть с ней. Я совсем этого не ожидал.

Я почти ничего не знаю о Рикке. Я знаю, что у неё синдром восьмиклассника, что она ненавидит учёбу, что она любит игры и что у неё сегодня день рождения. Я чувствую, что за сегодня узнал её лучше, но я всё равно многого не знаю. Не знаю, например, почему она заключила контракт именно со мной. Или, что существеннее, почему она заболела синдромом восьмиклассника? До этого момента она вела себя так же, как и я, и я думал, что её болезнь протекает так же, как моя. Но когда случается что-то такое, как сегодня, я просто не знаю, что делать. Простите, что отхожу от темы. Есть у меня такая плохая привычка.

Учиться е� это важно, но такие моменты, как этот, тоже важны. Она дала мне звание человека, с которым заключила контракт, и хоть я его не признаю и не хочу знать о контракте больше, может, это не так уж и плохо? Остаётся только ждать, когда настанет ещё один такой день, и выдумывать новые истории. Наверно, поэтому она так и ответила.

Так что сегодня я узнал о Рикке что-то новое, мало, но узнал. Это был чрезвычайно важный день.

◆◆◆

— Ладно. Тут всё в порядке, так что пойду я, наверно, домой…

Когда мы закончили играть, я посмотрел на часы. Они показывали 18:00. Я передал джойстик Рикке и разочарованно на неё посмотрел.

— Уже?..

— Прости. На мне сегодня готовка. Если я не схожу в магазин, готовить ужин будет не из чего.

— Вот как. Тогда тебе нужно в магазин. В таком случае, я буду тебя сопровождать.

— Нет-нет-нет, сам справлюсь. Тем более что до магазина далеко. Я не хочу, чтобы ты так напрягалась ради меня.

— О.. Точно! Мне же тоже нужно в магазин. Нужно купить еды на завтра, так что я пойду с тобой.

— Ах да, директор же сказал взять с собой еды. Если ты с собой ничего не возьмёшь, то так и не поешь.

Наведя шороху вчерашним утром, директор ещё раз вышел на связь в полдень.

— Я забыл кое-что сказать вам утром! Принесите с собой еды, по меньшей мере, на триста иен! Всё, что будет стоить меньше, мы выбросим! Это требование для поездки! С вами был ваш сладенький директор!

Вот такой у нас директор. Когда он заходит в класс, урок превращается в перемену.

— Неподалёку есть хороший магазин. Давай пойдём туда.

— О-о-о, магазин с рекомендациями! Тогда пойдём!

— Принято. Оставайся снаружи. Призываю комбинацию переплетённых волокон.

— Как ты можешь произносить такие сложные слова так быстро?

Наверно, опять откуда-то сплагиатила. Человеку с синдромом восьмиклассника можно черпать вдохновение из стольких разных вещей. Если они думают, что фраза крутая, они пополняют ей свой лексикон. Правда, я не могу сказать, что не знаю, откуда они это берут. Когда я болел этой попугайской болезнью, то тоже честно тырил фразы откуда попало. Но давайте не будем об этом говорить.

— Ах да, тебе ведь надо переодеться, да?

— Призываю комбинацию переплетённых волокон!

Опять. Я думал, что привык к её предыдущему костюму, но из-за костюма Санты как-то забыл о нём. Да уж, выйти из дома в таком виде она явно не может. Уже почти лето, всё-таки.

В общем, ждать пришлось примерно пять минут. Плюс-минус.

— Прости за ожидание.

Рикка надела костюм, похожий на первый, в тёмном готическом стиле. Я не разбираюсь в готической моде, но все эти оборки жутко красивые. Хотя стирать их, наверно, то ещё удовольствие.

— Какое красивое на тебе сейчас платье, — сказал я. Рикка улыбнулась.

— Юта, я сшила его сама.

— Правда?! Сама?!

— Правда. Завершающим штрихом стал отражающий жилет.

— Ты хочешь стать волшебницей?!

Такие, как она, могут с лёгкостью разрушить всю красоту махо-сёдзё.

Но это ещё одна вещь, которой я о ней не знал. Никогда бы не догадался, что она на такое способна, ведь она такая неуклюжая. Она может сшить костюм, который можно выставить на продажу в ателье, но совершенно не умеет готовить… Ладно! Как-нибудь преподам ей пару уроков кулинарии.

За те десять минут, которые Рикка рассказывала мне, как она шила костюм, мы дошли до магазина, который она посоветовала. Снаружи он казался обычным магазином, но назывался…

«Магазин устойчивых существ бесконечных мелодий»

Уже по одному названию было ясно, почему он так нравился Рикке. Меня он тоже очаровал… Но в моей голове не утихал спор на тему: «Должен я возразить и пойти в другой магазин или нет?»

Зайдя внутрь, я почувствовал себя оторванным от остального мира. Это место определённо могло доставить нам обоим немало удовольствия. Здесь было много товаров, предназначенных для мальчиков, но это было ещё не всё. Короче, здесь продавалось всё, что мог бы пожелать человек с синдромом восьмиклассника. Здесь были такие вещи, как перчатки с серебряными кончиками пальцев, защитные очки и прочие штуки, западающие глубоко в душу. Каждую вещь так и хотелось купить.

— Юта, Юта! Сюда, сюда!

Пока я осматривался, Рикка успела положить на что-то глаз и стала радостно звать меня.

— А? Что-то нашла?

а� Смотри! Это «Агрессивные пришельцы ☆ Секретный справочник»!

Рикка показывала мне новейшее издание той книги, которую я читал у неё дома. Значит, это целая серия…

— Да, она, конечно, интересная, но еду-то ты себе нашла? Мы ведь за ней сюда пришли, помнишь?

— Еда находится здесь.

посмотрел туда, куда она показывала. В углу стояло несколько стеллажей с бенто. Это что, универмаг?!

— Чего здесь только нет!..

Теперь понятно, почему она посоветовала именно этот магазин. Гляну-ка я для начала таро Суга○-сан.

— Юта, я советую вот это.

Рикка передала мне жезл Кина○. Это может показаться странным, но он мне понравился.

Помнится, мы пришли сюда за едой на сумму 300 иен… Пользуясь возможностью, Рикка пошла листать журналы, а я подошёл к перчаткам с серебряными кончиками. Дёшево-то как стоят, всего 500 иен. Мне хотелось их купить, но я не знал, куда я их буду надевать. Вот в чём опасность импульсивных покупок. Но магазин и правда интересный. Я и понятия не имел, что неподалёку может находиться нечто подобное. Как-нибудь ещё зайду.

— А не пора ли мне уже домой?..

— Юта, крупный враг с той стороны.

— А?

Я оглянулся и увидел большую собаку, тащившую маленькую хозяйку. Они приближались к нам. Рассмотрев хозяйку получше, я узнал в ней… свой сестру. Она сжимала ту странную плюшевую игрушку, которую я ей купил. Да, это она. Заметив меня, моя сестра закричала:

— ПАПА!!!

Рикка обернулась и встретилась с ней взглядом. Увидев её глаз, моя сестра очень удивилась. Улыбаясь мне и Рикке, зачем-то сделавшей заботливое лицо, она подбежала к нам.

Знаю. Рикка — нет, весь мир — сейчас должен думать о том, что только что произошло. Почему маленькая девочка назвала меня папой? Пахнет преступлением! Наш протагонист — лоликонщик! Но это клевета! Просто помолчите и дайте мне объясниться!

Когда она подбежала, я зажал ей рот рукой. Да, это, несомненно, выглядело сокрытием вины. Но не дать ей ляпнуть ещё что-нибудь можно было только так. Пепапи (наш милый пёсик) гавкнул на меня. Шавка неблагодарная.

— Ну-у-у, я не буду громко. Папа, что ты здесь делаешь?

— Зови меня братиком! Юмеха, вы с Пепапи гуляете? Не важно. Юмеха, я братик. Когда мы не дома, зови меня братиком, хорошо?

— Ха-ха-ха, ты так привык, да?! Но мы вчера не доиграли в «дочки-матери»!

— Я знаю. После ужина доиграем. Но сейчас зови меня братиком.

— Да!

Энергия бьёт через край. В её детском саду все дети такие. Обычное поведение для пятилеток. Вот только как мне всё Рикке объяснить?..

Понаблюдав за происходящими событиями, Рикка пошла к нам с Юмехой. Подойдя ближе, она остановилась и на шаг отступила.

Ох, придётся это сделать… Я начал устранять проблемы между Риккой и своей сестрой.

— А-а-а, ну, это моя младшая сестра, Юмеха. А папой она меня сейчас назвала… ну… а… потому что ей так захотелось, наверно.

Я не мог признаться, что играю в «дочки-матери». Это слишком стыдно. Но этой беззаботной пятилетке чувство стыда было незнакомо.

— Он папа. Это из вчерашней игры в «дочки-матери», правда?!

— Да ёлки!

Я опять закрыл ей рот и начал шептать на ухо:

— Зови меня братиком, и тогда я куплю тебе что-нибудь вкусненькое. Если будешь хорошо себя вести, то я точно дам тебе вкусняшку.

Я почувствовал, что говорю, как киднеппер, ну да ладно. Чтобы выпутаться из этой истории, я готов на всё.

— О-О-О!

Издав этот крик, Юмеха стала прыгать вокруг нас, как заяц. Потом она встала перед нами и вновь заговорила с Риккой:

— Эмм. Это мой братик, который всегда мне помогает! Э… My name is Yumeha! I’m fine thank you please shhh! Эм, я играю в «дочки-матери» одна! Когда мой братик дома, он помогает мне! It’s neat*!

Сестра. Да, иногда она пугает. Она даже сказала несколько английских слов, которым я её научил! Хотя насчёт последней части я не уверен…

Рикка молча смотрела на мою сестру. Не знаю, о чём она думала. В качестве компромисса она стала теребить платье Юмехи (на котором тоже были оборки) и трогать её лицо. Юмеха держалась молодцом.

— Хорошая девочка. Я обладатель Тиранического Глаза Истины. Моё кодовое имя — Рикка, можешь звать меня так. Или ты можешь обращаться ко мне «Рикка Сильнейшая».

— Использовать в качестве кодового своё настоящее имя бессмысленно! Как ты можешь представляться моей сестре вот так?! К тому же, твоё: «Или ты можешь обращаться ко мне» напрочь лишено логики!

Мой взрыв прошёл для них незамеченным. Рикка с Юмехой начали скреплять себя узами.

— О, Рикка! Рикка! Какое классное имя!

Сразу без именных суффиксов, да? Хотя Рикке же всё равно.

— Между прочим, Юмеха, можешь передать Цербера Юте? Я из Мира Демонов, так что плохо лажу с такими созданиями. Если ты так сделаешь, я буду очень тебе благодарна.

Она взяла руки девочки в свои. Думаю, Юмехе сейчас очень интересно. Значит, она отдаст его мне? Ах да, когда мы вышли из магазина, она назвала его врагом. Мило.

— Это не Цербер, это Пепапи! Но только для Рикки. Держи, братик! — и она отдала мне поводок Пепапи. Сделав это, она подошла к псу и стала мягко гладить его подобно любящей матери.

— Слушай, Рикка. А почему у тебя глаз спрятан?

— Заметить такую силу?! Этого стоило ожидать от сестры Юты!

Одна из её редких похвал. Но затем я испугался.

— Думаю, мне нужно показать тебе активацию Тиранического Глаза Истины, — возбуждённо сказала Рикка и стала снимать с глаза повязку. Золотой глаз засиял во второй раз за сегодня.

— О-О-О! Он золотой! Золотой!

Сначала Юмеха испугалась, но потом стала показывать на глаз Рикки пальцем. Эй, нельзя тыкать в людей пальцами!

— Это моя наследованная сила: Тиранический Глаз Истины.

— Он настоящий?

— Да. Он связал нас с Ютой контрактом.

Эй, не говори об этом моей сестре. Знаешь, под каким впечатлением от меня она была два года назад? Я начинаю за неё беспокоиться…

— О! Классно! Братик связан с тобой контрактом! Классно! КЛАС-НА!

Глаза Юмехи сияли так же, как глаз Рикки. Она может стать вице-командиром. Она не считает, что с Риккой что-то не так. Но слишком уж восьмиклассной становится это история. Пора её заканчивать. — Ладно, Юмеха. Тебе пора идти домой, иначе ты не получишь ужин…

— Э?! Я хочу поиграть с Риккой!

Юмеха замахала руками в знак протеста. Она уже привязалась к Рикке. Быстро. Очень быстро, сестра. Я от тебя просто в восторге…

— Юмеха, я хочу сделать тебе подарок. Это секретный справочник о пришельцах. Иди домой и начинай его изучать. После этого ты сможешь уничтожать пришельцев.

Рикка достала книгу, которую купила в магазине, и отдала её Юмехе.

— Что?.. А это ничего страшного? Ты её уже прочитала?

— Всё в порядке. Ты сестра Юты, так что держи, — сказала она нежным голосом, глядя на меня.

— ЙЕЙ! Спасибо! При-шель-цы! А ты раньше побеждала пришельцев, Рикка? А? Пух-пух?

— Тиранический Глаз Истины сильнейшая.

Юмеха и так была в экстазе, но после слова «сильнейшая» практически впала в транс. Молодец, Рикка!

— О! Я тоже хочу быть, как Рикка!

Всё по-старому, да? Только теперь твой идеал — Рикка.

Хотя, если честно, я рад, что вы поладили.

— Понимаю. Если ты придёшь в свой дом и пройдёшь через специальную тренировку, то, возможно, твоя сила тоже пробудится.

— ЙЕЙ! Она пробудится!

Это ведь и мой дом, если ты забыла. Если ты вздумаешь ко мне зайти, мне сначала придётся прибраться в своей комнате. Комната-то обычная, но нужно запечатать подальше всё, что имеет отношение к моему тёмному прошлому… Ох, что делать?

Пока я над этим размышлял, Рикка встала и стала прощаться с Юмехой.

— Пока, Рикка. Увидимся, когда ты зайдёшь к братику.

— Ясно. Я постараюсь не заставлять тебя ждать.

Я отдал поводок Юмехе и подошёл к Рикке.

— Прости. Тебе пришлось послужить временной сестрой. Спасибо. Вы хорошо поладили.

Я был ей за это благодарен.

— Нет проблем. Мне это тоже доставило удовольствие, — она улыбнулась, но затем понизила голос и спросила: — Ты играешь с ней в «дочки-матери»?

— А?! А, а, э, ну, эм, не то чтобы мне это нравилось. Просто… это… у меня иногда просыпается родительский инстинкт. Или что-то типа того.

Предложение было наполнено хаосом. Я начинаю думать, что говорить, как цундере, — это совсем не круто. Родительский инстинкт? Не знаю, откуда он берётся, но пора бы уже за ним присматривать. Или я умру со стыда… Играть в «дочки-матери» в таком-то возрасте…

— Не волнуйся. Я никому не расскажу твой секрет. Может, сыграем вместе? Хм, я буду тёмным павшим ангелом.

— Прости, но в «дочки-матери» нет павших ангелов! И вообще, веди себя сдержанно!

Хм, а ведь игра в «дочки-матери» тоже завязана на воображении, да?

— Это меня печалит. Но мне кажется, что перед своей сестрой ты ведёшь себя, как любящий брат.

На лице Рикки было разочарование. Она шутит или нет? Может, и для падшего ангела найдётся местечко.

— Ну, сколько бы ей ни было лет, за ней всегда было тяжело присматривать. Э-это не значит, что я любящий брат! В наши дни это звучит несколько…

— Тогда хороший друг?

О… Мне настолько стыдно, что я не могу ни подтвердить этого, ни опровергнуть. Не думаю, что могу это отрицать, так что придётся согласиться с тем, что мы друзья.

Мы немного помолчали, и я услышал, как Рикка тихо пробормотала:

— Я… завидую…

— А?

— Не волнуйся. Разве ты не должен сейчас возвращаться домой?

— А я вот волнуюсь, но да, мне пора идти. Да уж, навязался я тебе сегодня. Заходи иногда ко мне, поиграешь с Юмехой.

Она кивнула и одиноко улыбнулась.

— Тогда до завтра. Пока!

Скованно попрощавшись, Рикка повернулась и пошла к себе домой.

— О, ага! До завтра!

Хоть у меня и был в голове беспорядок, надо же попрощаться. Похоже, после всего этого её настроение ухудшилось. Что происходит?..

— Братик! Братик! Смотри! Смотри!

Когда я перевёл взгляд со спины Рикки на Юмеху, то тут же перестал переживать. Равно как и дышать. Юмеха где-то нашла такую же повязку на глаз, как у Рикки, и налепила её на тот же глаз. Её правый глаз был запечатан ещё до того, как я успел что-то предпринять.

— Отлично! А теперь — Великий Другой Тип, начать! Эй, эй! Мои глаза золотые? А?

Господи… И как мне ответить? Я взвыл на Рикку за то, что она натворила. Не хочу злить свою сестру, но выбирать не из чего. Сначала уклонюсь от ответа, а потом аккуратно успокою её.

— Ну… Пока что нет. Похоже, тебе нужно больше тренироваться. Оба твои глаза всё ещё чёрные. Может, лучше будешь учить то, что тебе Рикка дала…

— Мне нужно многое сделать, пока он не пробудится! Да! Я буду учиться, как Рикка, и уничтожу пришельцев!

Вот это прозвучало мило, но не думаю, что её поступки превзойдут то, чем я занимался я в её годы.

Но вернёмся к нашим барашкам…

— Юмеха, мама захочет узнать, что ты носишь… Может, снимешь дома эту повязку?

— Нет! Он запечатан! Рикка сказала, что если его не запечатать, то Другой Тип не пробудится!

Вот оно как.

Услышав, как она выдумала нечто эдакое, нигде не ошибившись, я не смог вымолвить ни слова. Глубоко вздохнув, я стал придумывать объяснения насчёт Юмехи и пошёл домой.

  1. «Пять элементов», один из элементов традиционной китайской философии (Дерево, Земля, Металл, Огонь, Вода и взаимодействие между ними).
  2. Эспрессо с горячим молоком.
  3. При входе на горячие источники часто висит полотно с хираганой «ю».
  4. Также Гуаньинь, богиня милосердия в буддизме. По одной из легенд, когда она пыталась помочь страждущим, её голова раскололась на одиннадцать частей, а руки — на тысячу. Будда помог ей и дал одиннадцать голов и тысячу рук.
  5. 1926—1989 гг.
  6. Вполне возможно, что это Parodius для приставки MSX.
  7. Иначе «слэшер», то есть игра, в которой на игрока постоянно нападают новые орды врагов, от которых нужно отбиться.
  8. Сейчас безоблачно! (англ)



Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Нравится 53
Aa
Размер

Высота строк

Отступ

Режим чтения
Aa
Размер

Высота строк

Отступ

Ширина текста

Режим чтения