Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 8. Школьная поездка!

В понедельник нас ждала самая подходящая погода для поездок: хорошая, солнечная. Я оглянулся вокруг и увидел на своих одноклассниках, уже разбившихся по группкам, все цвета радуги. Школьную форму на такое мероприятие, как школьная поездка, никто не надел. Такие поездки стоят того, чтобы принять в них участие — так можно увидеть своих одноклассников в новом свете.

Моё внимание было приковано к Каннаги-сан. Обратить внимание на девушку, занявшую второе место в рейтинге одноклассниц, было просто необходимо. Сегодня она была до ужаса красивой и какой-то чувственной.

Но был и ещё один человек, с которого я старался не спускать глаз: Рикка. Она, как и вчера, была одета в чёрное готическое платье. Жарковато, должно быть, носить этот наряд в такую погоду, лето ведь не за горами. Об украшениях можете и не спрашивать: повязка на глазу и бинты были на месте.

— О-о-о, наши девчонки без школьной формы — просто отдых для страждущих глаз!

Парень, с которым наши мнения по этому вопросу совпадали, излучал ауру: «Я люблю девушек!». Ишшики дышал так тяжело, будто контроль над собой давался ему с трудом. Он подошёл ко мне и заговорил:

— Такие поездки — это одно из тех событий, на которых рождается любовь. Девушка в обычной одежде просто не может не очаровать парня своей непорочной улыбкой. Да, если бы не школьные поездки, не было бы в классах никакой любви.

— А ты очень сильно любишь девушек, а? Сел бы в автобусе между ними. Я сяду рядом с кем-нибудь другим.

Автобус сегодня был наш. На всю школу он был один, но Нана-чан выиграла право на него в лотерею, так что о поездке в самом прямом смысле этого слова можно было не беспокоиться. Мы с Ишшики стояли у середины автобуса. Садиться можно было на любые места, но друзья, естественно, хотели сесть вместе и всю дорогу болтать.

Когда мы собрались на посадочной платформе, наш разговор продолжился.

— Да, это сложный вопрос: выбрать мне любовь или же дружбу?

— Та-а-ак! Мы сейчас отъезжаем, так что слушайте все меня! Никого в автобусах не укачивает? Если укачивает, у нас есть несколько свободных мест в голове. Ну что, есть у нас такие?

Нана-чан в обычной одежде казалась одной из учениц. Прохожий ни за что бы не догадался, что она главная, но когда все собрались, она вновь стала Учителем с большой буквы. Думаю, садить тех, кого в транспорте укачивает, вперёд, — правило общее, потому что над колёсами им лучше не сидеть. А спереди их будет не так сильно укачивать. Ну, мне-то переживать не о чем.

Никто не отозвался, и мы уже собрались загружаться, как над нашими головами показалась одинокая рука.

— Так, кто-нибудь ещё? Хорошо. Таканаши-сан, садись в голове автобуса!

Это была Рикка. Меня немного удивило то, что её так легко укачивает. Видимо, это слабое место Тиранического Глаза Истины. Она встревожено повернула голову и вперила свой взгляд в меня.

А? Что? Ты хочешь, чтобы и я там сел? Когда я ткнул себе в грудь рукой, Рикка кивнула. «Да». Телепатией она не владеет; видимо, после того времени, что мы провели вместе, я научился понимать её на расстоянии. Хотя она назвала бы это силами контракта с Тираническим Глазом Истины.

Ну и ладно. Я пожал плечами и поднял руку. Лицо Рикки просветлело. Похоже, это был правильный выбор.

— О, тебя тоже укачивает, Тогаши-кун? Думаю, тебе тоже нужно сесть спереди! Ну, ещё кто-нибудь? Места ещё остались? Возле меня сесть никто не хочет?

Но до Наны-чан никому уже не было дела. Ишшики больно схватил меня за плечо. Его лицо было страшным… и находилось оно слишком близко.

— Э, эй! Ты выбрал любовь, а не дружбу?! Ты хочешь оставить об этой поездке романтические воспоминания?

— Нет, не собираюсь, я просто беспокоюсь за Рикку. Прости, Ишшики. Я не хочу злить тебя всякими романтическими штучками! Так получилось!

— Идиот! Ты хочешь отменить наше соглашение о рассадке в автобусе?! Мы столько ждали этой поездки, а ты собрался бросить меня одного в середине автобуса? Или… ты заранее собирался сесть вместе с ней! А?!

— Ну, это не было бы плохой идеей…

В общем, кончилось всё тем, что мы с Риккой в гордом одиночестве сидели в голове автобуса, ехавшего в центр велоспорта.

— О-о-о… Убейте меня…

Мы едва успели отъехать, а Рикку уже укачало. Её лицо было мертвенно-бледным. Быстро, очень быстро. Один запах автобуса ослабил её. В детстве меня тоже укачивало в транспорте, так что я отлично понимал, что она сейчас чувствует, но чтобы человека укачало так быстро? Такого у меня не было.

— Ты в порядке?

— Я в норме… возможно…

Рикка была на редкость зажата. А вот по лицу не скажешь, что ты в норме. Да и по положению туловища тоже. Что-то мне неспокойно…

— У тебя есть с собой какие-нибудь лекарства? Или у учительницы попросим?

— Тиранический Глаз Истины лучшая… Лекарства могут только лишить меня сил…

Я понимал, что она хочет сказать, и поэтому прекрасно понимал, что ни разу она не в норме. Но это не значит, что ты должна терпеть… Бедняга. Я похлопал её по плечу. Держись.

Остальная часть автобуса, естественно, на Рикку внимания не обращала. В середине автобуса начался конкурс караоке. Я, конечно, завидовал тем, кто там веселился, но от Рикки не отошёл. Я не мог показать ей эту свою сторону.

◆◆◆

И после часа таких мучений (для Рикки) мы наконец достигли пункта назначения, Центра велоспорта. О том, что мы к ним приедем, им сообщили заранее, так что попасть внутрь все смогли без проблем. Войдя внутрь, мы попали на площадь, с которой было видно все аттракционы. Тут были разнообразные виды транспорта, велодорожки и даже американские горки. Да это прямо небольшой парк аттракционов. Я не знал, куда пойти в первую очередь.

День был будний, и атмосфера стояла непринуждённая. В парке почти не было людей. Чудеса да и только. Если вы любите велосипеды, то сегодня самое подходящее время для того, чтобы сюда прийти.

Похоже, тех, кто не знал, что их ждёт, потому что они были здесь в первый раз, хватало. Мои одноклассники только и восклицали: «Класс!», «Звучит интересно!». Ну, я тут тоже был впервые, так что всё казалось интересным, но вот… Рикка, стоявшая рядом со мной, так и не обрела естественного цвета лица.

— Ладно, до полудня можете заниматься, чем хотите! В полдень мы встретимся здесь и пойдём на барбекю! Запомните, встречаемся на этой площади!

После этих слов Наны-чан все стали разбредаться кто куда. Ишшики подошёл ко мне.

— Да уж, хреново она выглядит… Ладно, её лечение доверяю тебе, чувак. Звякни, если захочешь к нам. Давай!

И он куда-то ушёл с другими парнями. После него к нам подошла Нана-чан.

— Ты в порядке? — спросила она Рикку, поглаживая её по спине. — Хоть обычно в таких случаях за больным и должен присматривать учитель, но я ведь могу на тебя рассчитывать, Тогаши-кун? Ты ведь ей и раньше помогал, так что будешь не против, надеюсь?..

— А, да. Она сильная, быстро придёт в норму.

— Прости за это. Ладно, увидимся позже! — сказала она, оседлала какой-то некрасивый велосипед и уехала с площади.

Я сел на скамейку рядом с всё ещё восстанавливающейся Риккой.

— Ты в порядке? Не то чтобы я и так это не видел, но на всякий случай…

— Чего и следовало ожидать от человека, с которым я заключила контракт… Но слушай: ты должен приручить этого ездового дракона, и тогда весь мир будет у наших ног…

Похоже, ей становится лучше. Она опять начинает говорить что-то интересное.

— Звучит, конечно, занятно, но… ты пить хочешь? Может, тебе что-нибудь принести?

— Экстракт жизни Юты в порядке…

— Ты начинаешь вести себя, как вампир…

Думаю, я ответил так из-за того, что на нас без устали светило солнце. Нет нигде тени, нет нигде спасенья… Есть лишь обезвоживание.

— Ячменный чай подойдёт? Я сделал его дома и принёс с собой.

— Если у тебя больше ничего нет, то давай.

Я вынул из сумки пластиковую бутылку с чаем и дал её Рикке.

— Это экстракт жизни Юты…

— Ты ведь на самом деле не хочешь его пить, да?

— Я слышала, что если пить кровь, то восстановишься быстрее всего.

— Так вот почему ты хочешь выпить мою кровь! Только давай я заранее тебе скажу, что я на сто процентов человек!

— Юта — Повелитель Тёмного Пламени. Он Король Демонов, который высасывает кровь из тел молодых юношей и девушек.

Ух, какая у меня предыстория! Она прямо видит меня насквозь. Но я ведь парень. Мне ни разу не хотелось сосать кровь у другого парня.

— Слушай, если ты выпьешь его, то быстрее восстановишься. Это же школьная поездка, мы должны развлекаться.

— Юта, я прибыла сюда не за этим. Я здесь ради тренировки. Вдобавок, мы должны приручить того дракона и сделать его нашим. Да, в этой зоне мы сильны.

— Не втягивай меня в свои планы! Почему бы просто не поиграть, как все нормальные люди? Я немного знаю об этом месте, но здесь, вроде как, должны быть всякие смешные велики.

— Ты не хочешь приручить того дракона?

— А? Тот велосипед? Ты хочешь, чтобы я на него сел?

— Вперёд, приручи его! Ты же наш Юта, Повелитель Тёмного Пламени, Король Демонов и тот, кто высасывает кровь из юношей и девушек!

Это неправда! И она ведь не только хочет приписать мне всё это, но и постоянно добавляет всё новые определения к моему имени. Звучит, конечно, круто, но записывать запаришься.

Хм, похоже, она хочет, чтобы я «приручил того дракона-велосипед». Может, ей не хочется садиться на него самой? Я сегодня уже увидел одну её слабость, так что день уже прошёл не зря.

— Рикка, а ты не хочешь сесть на велосипед?

Заметив, что я едва сдерживаю смех, Рикка, наконец, поняла, что спалилась, и отчаянно замахала рукой, пытаясь всё исправить.

— Это... другое! Чтобы приручить дракона, нужна особенная сила. Из-за того, что я заключила с тобой контракт при помощи сил Тиранического Глаза Истины, я не могу приручить этого зверя. Вот в другое время — возможно.

Да, она здорова. Может, её лицо и было ярко-красным, но это обычная Рикка. Судя по началу обмена дурацкими фразами, ей стало лучше после автобуса.

— Как скажешь. Я научу тебя кататься на велосипеде. Раз уж у них тут есть странные велосипеды, дамский, думаю, найдётся.

— Покажи мне, как приручить дракона! Сейчас же!

— Да, да.

И мы отправились искать в этом парке нормальный велосипед.

— Да у них тут одни странные велосипеды… ёлки!

— Этого классного дракона должно хватить. Как насчёт него? Он нам подойдёт?

Рикка показывала на тандем. Сомневаюсь, что на нём можно кататься, когда один человек не знает, как.

— Нет, нам нужно найти крайне дамский велосипед.

— Обычный дамский велосипед. Есть.

Как бездумно! Но я кое-что понял: клово «крайне» значительно ускоряет процесс.

— Юта! Сюда! Я чую Мир Демонов!

— А?

То, что её вдохновило, называлось «Особняк велосипедов». Буквы, висящие под знаком, казалось, были прокляты. Особняк стоял в тенистом месте, и первое, что приходило в голову при взгляде на него, — дом с привидениями.

«Особняк велосипедов», значит? Если судить по названию, кажется, что внутри будет зал истории велосипедов, но внешне он больше походит на дом с привидениями. Я услышал крик. Наверно, это кричал один из наших одноклассников, который зашёл туда раньше…

— Пошли! Я хочу внутрь!

— Э… Ты уверена? Судя по названию, это музей, в котором хранятся велосипеды из разных временных эпох. Звучит не очень интересно, так что давай пройдём мимо.

— ПОШЛИ!

Это уже слишком. Чёрт, я правда не хочу туда идти.

— Юта, неужели ты испугался?

— Н-н-нет! О чём ты? Как можно бояться музея велосипедов? Мне просто неинтересно, поэтому я и не хочу туда идти!

— Да что ты как девочка?

Она задела моё самое уязвимое место. Чёрт, я очень не люблю, когда меня так называют!

— Ну пошли! Испугался? ХА-ХА! Покажи мне хоть один страшный музей! Давай узнаем страшную историю велосипедов! Что это за дом с велосипедами-привидениями?! Я сожгу его своим пламенем тьмы!

Тиранический Глаз Истины начал пронизывать меня насквозь. А-а-а, оставайся собой, испуганная душа с синдромом восьмиклассника… А ведь если я не буду обращать внимания, Рикка и правда может вытянуть наружу прежнего меня.

Я собрал всю свою храбрость, и вошёл в этот дом с привидениями, называемый особняком велосипедов. Я ничего не видел: снаружи было темно, как в шахте. Раздался чей-то рёв, и моё сердце забилось быстрее. Странно: оно стучит: «ту-дум, ту-дум», но пульса я не чувствую.

Прошу прощения! Но мне страшно! Я уже хотел извиниться перед Риккой и выйти, но потом вспомнил, как она назвала меня девчонкой.

— Юта, ты в порядке?

— А? В чём дело?

— Ты дёргаешь меня за одежду.

Я, не заметив, стал дёргать Рикку за манжету. А-а-а, это совсем не круто!

— А, прости. Мне ничего не видно, вот я и схватил её…

Объяснение было так себе, но мои мозги уже не работали нормально.

— Незаконная утилизация велосипеда — это преступление!!! Когда люди паркуют велосипеды на дорогах общего пользования без разрешения — это так злит!!!

— А-а-а-а-а-а-а-а!!!

Из динамиков раздался громкий голос. Комнату как будто прокляли! Но эти слова были не такими, как обычно звучат в домах привидений, они были на редкость реалистичны. Хватит! Я не больше никогда не припаркую свой велосипед в неположенном месте!

И после этого мы познали весь ужас этого дома с велосипедами-привидениями. Из динамиков раздавалось всё самое плохое, что можно было представить, вспоминая о велосипедах. Сначала это был звук велосипедного звонка, потом велотренажёра, затем голос полицейского на велосипеде, приказывающего кому-то остановиться… Когда этот загадочный аттракцион закончился, я чувствовал себя так, будто только что пережил катастрофу.

Но на лице моего партнёра, Рикки, естественно, была счастливая улыбка.

— Хочу ещё раз!

Она была очень счастлива, но, увидев, что я нахожусь в полуобморочном состоянии, сжалилась и добавила:

— Может, в другой раз.

Я был только рад это слышать.

— Отлично; что же, если мы хотим пройти тренировку на велосипеде, то нам надо найти сам велосипед. Только давай сначала передохнём…

— Есть.

Поход в «Особняк велосипедов» лишил меня сил. Когда мы шли к нему, я заметил площадку, на которой мы могли взять дамский велосипед. Вот туда потом и пойдём.

Я нашёл торговый автомат и купил чай и яблочный сок. Не знаю, в порядке я или нет, но чай должен изгнать из меня всех демонов.

Но когда я вернулся к скамейке, на которой мы недавно сидели, Рикки там не было. Подумав, что она решила поиграть со мной в прятки, я осмотрелся. Поблизости её не было. Хм, и куда она делась? Опять пошла в «Особняк велосипедов»?

Сил идти туда во второй раз у меня не было, и я решил сесть на скамейку. Выполнив задуманное, я нашёл на ней листок бумаги.

«Я ушла в Мир Демонов. Скоро буду».

Почерк я знал по нашим послешкольным занятиям. Писала Рикка. Ушла в Мир Демонов? Сдаётся мне, она всё-таки пошла в этот дом с привидениями. Я остался ждать её на скамейке, попивая чай.

Когда она не вернулась после двадцати минут отсутствия, я начал беспокоиться.

— Странно… Может, позвонить ей?..

Я достал из кармана мобильник и открыл список контактов. Набрав номер Рикки, я получил сообщение типа «Абонент не абонент». На второй раз из трубки донеслось то же самое.

— Мой телефон сеть видит, но видит ли её телефон Рикки?..

Третья попытка тоже не увенчалась успехом. Вот теперь я очень сильно беспокоюсь.

Пошла в Мир Демонов… Где это? Куда, чёрт побери, она пошла?

Раз уж до неё дозвониться не получалось, я решил набрать Ишшики. Тот снял трубку на пятом гудке.

— Привет, это я. Слушай, прости, что беспокою, но ты Рикку нигде не видел? Она ещё недавно тут была…

— Таканаши-сан заблудилась? Хм, мы не видели её с тех пор, как все разошлись. А, народ?

В трубке послышались голоса парней, подтверждавших его слова.

— Да, мы её не видели.

— Ну, прости, что побеспокоил. Если увидишь её, позвони мне. Спасибо!

— Ага! Так и сделаю.

Положив трубку, я попробовал собраться с мыслями. Они уже были готовы покинуть меня. Куда она могла пойти, оставив такую записку?

Я бродил вокруг скамейки, погрузившись в раздумья, из которых меня вывел чей-то голос.

— В чём дело? Ты как-то странно ходишь.

Это была Нибутани.

— А, Нибутани. Почему ты одна?

— Подруги захотели прокатиться на американских горках, а я решила их поснимать. Вон они, смотри.

— Структура реплики, конечно, не совсем правильная, но я тебя понял.

Ответив, я посмотрел туда, куда она показывала. Действительно, вагончик забирался на самый верх аттракциона.

— Мне показалось, что отсюда будет лучше всего снимать. Я плохо переношу американские горки, вот и решила стать фотографом. А ты почему один? Я думала, ты с Таканаши-сан.

— Ну, Рикка недавно ушла и не вернулась…

— Не вернулась?

Нибутани посмотрела на меня с недоумением. Я хотел объяснить ей ситуацию получше, но не придумал, как. Я не хотел об этом думать, но… но… если её украли, всему конец… Я не мог ничего с собой поделать. Ситуация меня очень беспокоила.

— Она оставила записку, и сначала я не волновался, но… Теперь я очень волнуюсь… Я пытаюсь понять, куда она могла пойти…

Я показал Нибутани записку Рикки.

— Это… точно… синдром восьмиклассника…

Выражение лица Нибутани сменилось на диаметрально противоположное — ненависть. Ну, она-то, конечно, так и будет реагировать… Пока я злился на самого себя за то, что показал Нибутани эту записку, она достала мобильник и заговорила с кем-то совсем другим тоном:

— Э, Чинацу? Прости, тут такое дело… Я не смогу вас сфоткать. Да, небольшое поручение. Но барбекю точно будем жарить вместе. Да. Пока!

— А? Что ты делаешь?

— В смысле? Я же должна помочь тебе найти её.

Я подумал, что случилось чудо. Я буду искать Рикку вдвоём с Нибутани? То есть, простите, я буду искать человека с синдромом восьмиклассника вдвоём с человеком, который ненавидит таких людей? Как же это глупо звучит.

— Ты же знаешь, я староста. Я должна искать её, пусть даже она никогда не излечится. Я делаю это безо всяких раздумий. Понял? Понял?

— А, а-а-а…

Думаю, взгляд у меня был странный. Да любой, кто слышал бы весь этот разговор, был бы поражён так же, как и я.

— Знаешь, то, что ты сказала, ну, тогда, ещё не выветрилось у меня из головы. Нибутани, почему ты ненавидишь синдром восьмиклассника?

— Я не могу ответить на этот вопрос прямо сейчас.

Ну да. В принципе, она может ненавидеть его просто так. Как-то невежливо было задавать ей такой вопрос после того, как она согласилась помочь мне искать Рикку.

— Прости. У тебя к таким людям, похоже, своё отношение, вот я и помню это до сих пор. Спасибо за помощь. А теперь пойдём искать!

После того, как я это сказал, Нибутани задумалась. Поглаживая свою чёлку, она спросила:

— Слушай, я задам тебе диаметрально противоположный вопрос. Почему ты защищаешь тех, у кого синдром восьмиклассника? Разве тебе не хочется, чтобы прежний ты умер в агонии?

Она подкинула мне нелёгкий вопрос. Защищаю, да? Ну, я не думаю, что это такая уж весёлая болезнь, но мне просто хотелось защищать Рикку, уж не знаю, почему. Но не сам синдром восьмиклассника. Как же сложно это объяснить.

— Я не собираюсь защищать синдром восьмиклассник как болезнь, но это же не значит, что я должен его ненавидеть. Да, иногда я хочу, чтобы прежний я умер, но ещё я хочу извиниться перед всеми людьми, которым когда-либо мешал.

— Ну и почему ты тогда балуешь Таканаши-сан? Ты же мне сказал, что она быстро вылечится. А она только что убежала от реального мира в воображаемый. И хоть я не знаю, почему и когда она убежала, мне кажется, что так всё и есть. В том, что она делает, нет смысла.

Нет смысла. Эти слова глубоко запали мне в мозг.

— Я не думаю, что баловал Рикку… Может, она использует это, как способ уйти от чего-то? С завтрашнего дня я буду с ней серьёзен. Я не знаю, почему она заболела синдромом восьмиклассника, но знаю, что ей кажется, будто она обладает какими-то способностями. Или она думает, что овладеет ими позже?..

— Хм…— без особого интереса протянула Нибутани, — вот как? Если ты так думаешь о синдроме восьмиклассника, то ты просто нечто. Способности и всё такое, нет, я этого не понимаю… Хотя… та футболка Тьмы — штука довольно интересная…

— Нет, вовсе нет! И как мы перешли к теме, которая может заставить меня умереть от стыда?! И ещё, и ещё… Как ты узнала?

— А она из-под рубашки просвечивается. Все и так её уже видели.

Нет… Это ложь… Кошмар какой…

— Слушай, ты ведь тоже это знаешь: синдром восьмиклассника нужно лечить. Как только у человека появятся характерные мысли, его нужно срочно лечить, чтобы их больше не возникало. Мы избавим их от тёмных пятен на истории, а взамен они получат много светлых.

— Светлых… Вот после этих слов я почти уверен, но всё же: у тебя тоже был синдром восьми-классника?

— А?

Вот дерьмо. Пять секунд назад ситуация полностью вышла из-под моего контроля. Её ответ ударил по мне, как взрывная волна от атомной бомбы. Обычной Нибутани-сан, нашей старосты, королевы класса, которую я почитал, больше не было. Я чувствовал, что наружу выходит её садистская сторона.

— О-о-о, значит, ты хочешь умереть мучительной смертью, а? Ну что же, сейчас узнаем, насколько мучительной я смогу её сделать. И какую же страницу из твоей Тёмной Тетради мне зачитать? Может, пятую главу, в которой были тёмные стихи? Это ведь была вершина твоей болезни, да?

— Чёрт… прекрати… Королева класса… Прости!..

Я извинялся перед погибшей, провалившейся в преисподнюю и ставшей демоном тьмы старостой. Она очень умно продумывает, о чём нужно говорить. Что ещё я мог сказать?..

— Королева класса, значит? — со вздохом повторила Нибутани. Похоже, упоминание этого прозвища её поразило. Она решила оставить меня в покое и повернулась ко мне лицом. — Я говорю это только ради твоего же блага. Не пойми меня неправильно. Но таких штук, как дурного глаза, у меня не было.

Я уже понял. Но у меня тоже не было дурного глаза, хоть я и страдал от синдрома восьмиклассника.

— О, вот как? Значит, и у тебя этот синдром одно время был?..

Ничего себе. Нет, я удивляюсь не тому, что она им болела, а тому, что я сам об этом догадался.

— Судя по твоему ответу, моя шутка упала врастяжку.

— Ты в каком веке родилась?!

Упала врастяжку… сколько же значений у этой фразы? Упала. Врастяжку. Сколько же этой фразе лет? Кто-нибудь, объясните мне её смысл.

Пока я проклинал Нибутани, она добавила:

— Хоть в безумие впадай, честное слово!

Опять переместила нас во времени. Не знаю почему, но впредь она была серьёзна.

— В то время я не прилагала никаких усилий к тому, чтобы излечиться. Меня не волновали ни мои друзья, ни школьные кружки, что что-либо такое ещё. Единственным человеком, который меня понимал, была Шичимия. Но сейчас всё по-другому. Сейчас ты портишь Таканаши-сан, и она тоже не собирается излечиваться. Я думаю, она просто боится. Думаю, нас можно сравнить, но мы разные. В общем, забудем об этом; нам нужно её найти, как бы мне это не нравилось. Но я так легко не отступлю.

Нибутани сказала, что не предпринимала никаких усилий к тому, чтобы вылечиться. Я не уверен, что она имела в виду, но можно покопаться в собственном прошлом. Вот почему она ненавидит людей с синдромом восьмиклассника. Вот как, по её мнению, они себя чувствуют.

Я продолжил наш разговор, заострив внимание на том, что мы не такие уж и разные:

— Вот так? В принципе, сам я тоже не прилагал никаких усилий. Хотя сейчас я прилагаю много усилий к тому, чтобы избавиться от своего тёмного прошлого.

Знаете, наткнуться на меня мог кто угодно, но я рад, что это сделала именно Нибутани, человек с похожим на моё прошлым. Ну, в чём-то похожим. Она человек сочувствующий, как и я. Правда, я не уверен, что она сочувствует тем, кто болеет синдромом восьмиклассника прямо сейчас.

— А? Ладно, давай отвлечёмся, что мы будем делать? Позовём ещё кого-нибудь на помощь?

— А? А как?

— Если я скажу Чинацу, то все всё сразу узнают. Ну как?

— Я, конечно, хочу, чтобы кто-то помог, но… не хочу, чтобы беспокоился весь класс, — нерешительно ответил я.

— О тебе слухи тоже ходили, да?.. Ну, Таканаши-сан — наша одноклассница, если ты ещё не забыл. Если мы быстро найдём её, всё будет в порядке. Ты кажешься подавленным; это необычное для тебя состояние. Тогда я точно позову всех на помощь. А Цукумо-сенсей мы ничего не скажем.

Нибутани была как лучшей королевой класса, так и лучшей старостой из всех, кого я знал. Тяжело ей, наверно, приходится. В моей голове промелькнули её недавние слова.

— Спасибо. Я рассчитываю на тебя! Если найдёшь её, прошу, сразу скажи мне! — воскликнул я и побежал туда, где стояли велосипеды. До меня донеслись слова Нибутани:

— Да, так и сделаю. И пока я не забыла: это прозвище, «королева класса», меня очень удивило. В хорошем смысле!

Отделившись от Нибутани, я быстро прибежал на стоянку с велосипедами и выбрал себе самый простой (сильнейший «дамский», то бишь с корзиной над передним колесом) велосипед. Оседлав его, я стал обыскивать парк. Через пять минут до меня дошло.

— У меня же нет телефона Нибутани…

Я уже довольно много проехал. Надеюсь, если я найду Рикку, рядом окажется человек, который сможет передать эту радостную весть остальным. А если её найду не я, то им придётся связываться со мной через Ишшики.

— Ладно, пофиг, где же она?..

Я немного путано поискал её на аттракционах, но не нашёл. По дороге мне позвонила Нибутани. Все были извещены и опрошены; никто её не видел.

Мне казалось, что поиски длятся уже несколько часов. Я продолжал давить на педали, но чувствовал, что конца этому не будет.

— Она ведь не могла пройти сквозь гору?

По соседству с Центром велоспорта находилась гора. Я не мог исключить возможность того, что именно её она и имела в виду под Миром Демонов. Но попасть туда было невозможно. Кругом были понатыканы знаки «Не входить».

— Кажется, это подсказка.

Я не был уверен, что она пошла именно на гору. Она широкая и высокая, обыскать её будет тяжело. Даже если я попробую, на то, чтобы найти Рикку или хотя бы что-то услышать, уйдут часы. Я совсем выдохся, но продолжал крутить педали.

Скоро наступит время сбора. Ситуация угрожающая, так что нужно поискать ещё немного. Моё нетерпение стало быстро расти.

Но эта гора кажется очень подозрительной. Раз уж все ищут в парке, есть только одно место, куда не ступала нога моих одноклассников. Там никто не искал. В парке не нашли ни единого следа Рикки, и я беспокойно направился к горе.

На пути туда я нашёл путеводную нить. Нечто такое, что прочно ассоциируется с Риккой. Наверно, она обронила её по пути.

Это была белая повязка на глаз.

Я поднял её и убедился, что она принадлежит Рикке. Напротив меня стоял знак «Не входить». На земле были следы, ведущие к горе.

— Значит, она вышла из парка здесь?

Я не знал, зачем кому-то могло понадобиться выйти из парка, но подозревал, что это, оставив по пути свою повязку, сделала Рикка. Я сжал эту повязку в своём кармане и начал взбираться на гору, чтобы поискать Рикку.

— Когда она сказала «Мир Демонов», то имела в виду это место?..

Я ясно видел, что по этой горе давно не ступала нога человека. Следы было почти не разобрать. Столько растений, да и света мало. Искать здесь будет тяжело.

Я не знаю, почему был так взволнован, но моё тело двигалось само по себе. Она должна быть здесь. Тревога. Нетерпение. Эти и другие эмоции, завладев моей головой, мешали мне спокойно думать. Но я всё равно чувствовал, что рано или поздно найду её.

— РИККА! — громко крикнул я, но ответа не было. Продолжая поиски, я громко выкрикивал её имя. Пройдя немного вперёд, я нашёл небольшую полянку.

На ней стояла Рикка, глядя на дерево.

Слава Богу… Она пришла сюда…

— Рикка! Что ты делаешь?!

— Юта?..

Рикка вяло на меня посмотрела. Её глаза были немного красными и казались воспалёнными. Должно быть, недавно она тёрла свой сияющий золотой глаз.

— Как ты меня напугала! Что ты здесь делаешь?

Она не ответила. Опустив голову, она казалась очень вялой.

— В чём дело? Здесь что-то было?

На меня посмотрели её пустые глаза. Рикка тихо сказала:

— Я должна была отправиться в Мир Демонов.

— А… Что ты имеешь в виду? Ты же всё время туда ходишь.

Она несколько раз об этом говорила. Обычно, когда хотела убежать от меня во время занятий. Но сегодня всё не так. Сегодня я чувствовал, что она на самом деле хочет попасть в Мир Демонов.

— Я туда вообще не хожу… Но когда мой отец был в этом мире, я хотела находиться здесь. Но сейчас мой отец в Мире Демонов.

— Твой отец?

Вчера она рассказала мне, как и почему живёт одна. Когда она упомянула свои отношения с предками, я их просто возненавидел, но совершенно не представлял себе всё вот так. У меня появилось чувство, что Рикка очень сильно любила своего отца.

— У моего отца были такие же силы, как у меня.

— Правда?..

— Мой отец… не здесь. Он сказал, что отправится в Мир Демонов, но так и не вернулся. Хотя сказал, что точно вернётся.

Я не знал, что сказать. Я ничего не мог сказать. Я хотел узнать о тех вещах, которые скрывает Рикка. Я хотел узнать о ней больше.

— Поэтому я стала его преемницей и унаследовала его силы. Используя Тиранический Глаз Истины, я когда-нибудь смогу попасть в Мир Демонов, — продолжила Рикка равнодушным голосом. Пока она говорила, я вспомнил слова Ишшики о том, что произошло с ней в средней школе. Она изменилась буквально за одну ночь. — Но всё ещё не могу. Но всё равно, я очень, очень сильно хочу увидеть своего отца. Я думала, что однажды мне это удастся, но это, наверно, просто невозможно.

Я не знал, сколько в её словах было правды, но если они истинны, то всё становится на свои места.

— Ясно… Это очень грустно, но когда-нибудь ты сможешь туда попасть, я уверен.

Я не знал, что именно произошло или почему от этого у неё развился синдром восьмиклассника, но не мог препятствовать её желанию отправиться в Мир Демонов. Если бы я был на её месте, то думал бы так же. Если человека нет в этом мире, значит, он находится в Мире Демонов.

— Когда я учился в средней школе, меня все игнорировали. Я не был близок ни к одному человеку в этом мире. Поэтому я понимаю, что ты чувствуешь, когда говоришь, что хочешь отправиться в Мир Демонов.

— О чём ты?

— Я даже не умел пользоваться своими силами. Ха-ха! Я не мог использовать своё пламя тьмы.

С каждым человеком что-то случалось. И из-за таких событий некоторые люди и заболевают синдромом восьмиклассника. Некоторых людей он очаровывает, некоторых защищает, ну и так далее.

— Человек, с которым я заключила контракт, считает, что я могу попасть в Мир Демонов… Я тренировала свой Тиранический Глаз Истины так упорно, как только могла, но так и не смогла найти его. Долгие, долгие месяцы. Я так давно его не видела… Но сейчас у меня есть ты. Поэтому я и хотела увидеть своего отца именно сегодня.

— Ты слишком сильно веришь в человека, с которым заключила контракт.

Вот почему у неё синдром восьмиклассника, ведь так? Вот почему эти силы для неё что-то значат.

Это полная противоположность тому, что сказала Нибутани. Если человек заболевает синдромом восьмиклассника, к примеру, для того, чтобы сбежать от реальности, я не считаю, что это плохо, пока он отдаёт себе в этом отчёт. Это значит, что синдром восьмиклассника важен для этих людей. Он им жизненно необходим.

Я никогда раньше не думал об этом, но это действительно так. У каждого человека синдром восьмиклассника развивается по-своему, и для каждого человека он значит что-то своё. Все люди разные, и нужно учитывать их причину этой болезни, когда разговариваешь с ними об исцелении или даже самой болезни. Для всех он имеет своё значение, поэтому у каждого своя причина заболеть им. У меня — очарование синдромом восьмиклассника.

У Рикки — ещё не знаю.

— Юта — хороший напарник, — сказала Рикка, и на её лице расцвела её обычная милая улыбка.

— Слушай, почему ты заключила контракт именно со мной?

Во мне проснулось кое-что из вчерашнего дня, и я не мог не задать ей этот вопрос.

— Это секрет, — ответила она.

Ох уж эта мне её улыбка.

— Да всё нормально! Почему ты выбрала меня? Давай же, ты можешь мне сказать!

— Это секрет.

Если уж она вошла в этот режим, то ничего не скажет. Упрямая она. Ну и ладно, ничего страшного. Я пожал плечами и схватил её за руку.

— А ты знаешь, что сейчас тебя ищет весь класс? Твоё отбытие доставило всем немало проблем. Если мы сейчас же не вернёмся, там все взбесятся просто.

Я посмотрел на часы. Полпервого. Твою же…

— Посмотри, который час! Пошли!

— Угу.

Мы тут же быстро побежали вниз с горы. Добежав до выхода, мы сели на велосипед, на котором я приехал. Ладно, сколько туда ехать на велосипеде, минут десять?

И тут зазвонил мой телефон. Номер был мне незнаком.

— Алло.

— Эй, ты! Чего телефон выключил?! — ударило по моим ушам. Это, должно быть…

— А, это ты, Нибутани. Прости, я не знал, что попаду в такое место, где не будет приёма. Я не выключал телефон…

— И куда это ты припёрся, что там не было приёма? Таканаши-сан нашёл?

— После всего этого можно сказать, что да. Нашёл. Прости, мы скоро будем.

— Все уже на поляне. Нана-чан быстро всё узнала и очень разозлилась!

В трубке послышалось два щелчка, и разговор закончился.

Значит, они всё-таки разозлились. Естественно, вот только злиться они будут на нас обоих.

— Рикка, похоже, все немного разозлились. Залезай на багажник. Если мы приедем вместе, то они не будут злиться на тебя одну.

— О-о-о… Они разозлились…

— Они будут злиться и на меня тоже.

— О, поняла.

Я перекинул ногу через раму велосипеда, и Рикка села у меня за спиной. Багажник отлично подошёл ей по размеру.

— Ах да. Рикка, держи свою повязку. Ты её потеряла или что?

— Она была у тебя, Юта?

— Значит, всё-таки потеряла. Зачем ты её сняла?

— Я сняла её для того, чтобы активировать свои силы. Видимо, она выпала из моего кармана.

Забрав у меня свою повязку, Рикка сразу же надела её. Мне почему-то казалось, что ей это было предначертано. Что это путеводный свет к сердцу Рикки. Во мне нарастало поэтическое настроение, но тут я вспомнил о её отце. Если его больше нет, то я не смогу его найти… Всё это — просто выдумки! Может, мои поэтические способности сегодня и на высоте, меня это не очень радует.

— Ладно, поехали?

— Между прочим, Юта, как зовут этого презренного дракона?

— Если тебе нечего умного сказать, тогда поехали! Стоп, как зовут? С чего бы мне давать ему имя?!

— Если ты кого-то приручил, то тебе нужно дать ему имя. В таком случае я дам ему имя сама. Да будет он зваться Антеросом!

— И что бы это значило?! Ты выбрала это имя просто потому, что оно классно звучит?!

Я помню, что где-то видел это имя, но что оно значит? Чёрт, под таким давлением обстоятельств не вспомнить.

— Я готова. Едем!

Она обняла меня руками, и я, смутившись, почувствовал тепло её тела. Нет, нужно скрывать свои чувства. Отчаливаем!

Десять минут или двадцать — какая уж теперь разница? Раз все разозлились, и так и так извиняться.

Через десять минут мы слезли с велосипеда как раз перед площадью. Смелость? Нет, мудрость и ясный ум. Рикка вновь натянула на лицо неловкую мину.

К тому времени все, естественно, были на площади. Едва мы показались, как Нана-чан рванула к нам, выкрикивая:

— Эй! Где вы были?! Мы за вас очень сильно переживали!

— П-простите… Рикка заблудилась.

Мы заранее обговорили с Риккой то, как будем оправдываться перед Наной-чан, и Рикка решила, что будет изображать потерявшегося ребёнка.

— Заблудилась…

— Мы не могли с вами связаться, Цукумо-сенсей. Думаю, вы это понимаете, да?

— Да…

Все подавленно на нас посмотрели. Мы связались со всеми своими одноклассниками и должны были связаться и с Наной-чан. Все подумали о том, что мы должны были это сделать, но не сделали. Рикка тоже погрузилась в раздумья.

— Ладно, хоть мы и отстали чуть-чуть от графика, давайте начнём подготовку к барбекю! Те, кто за это отвечает, подойдите ко мне, а остальные пусть немного подождут!

Ответственные рванули к Нане-чан. Какой же она хороший учитель. Сохраняет улыбку на лице до самого конца. Добрая. Она и так наша классная, но есть в ней некая аура превосходства над окружающими.

— Юта, а если бы ты сказал, что я не потерявшее дитя, а полуночное*, все рассердились бы?

— Чего это ты вдруг об этом подумала?! Конечно, рассердились бы!

Имей совесть. Хотя ты и правда была потерянным дитём, но в полдень. А ведь умная мысль… Ладно, забудем об этом. А вот Нана-чан, кажется, нам ни капли не сочувствует.

— Я рада, что мне не пришлось говорить.

Боже-Боже… Я даже не уверен, имела она в виду разговор с Наной-чан или нет. Хотя она сказала бы такое, даже если бы думала о том, о чём надо.

Пока мы обменивались репликами, к нам подошли наши одноклассники. Первой заговорила, естественно, Нибутани.

— Эй, Таканаши-сан! Ну и куда ты ушла? В Мир Демонов? Тебе не кажется, что это слишком уж по-восьмиклассному даже для тебя?

— Я не уходила в Мир Демонов.

— Я не знаю, куда ты там пошла, но это и не важно. Ты хотела доставить всем неприятности?

— Это…

Выдавив из себя это слово, Рикка замолчала. Наверно, она не знает, как нужно извиняться.

— А? Хочешь этим всё и кончить?

— Мой отец…

— Твой отец?

— Нибутани. Я сам за неё извинюсь. Она устала от поездки и заблудилась. Я был с ней до этого. Простите. Я прошу у всех прощения.

Я склонил голову. Все приняли эти извинения. Кроме…

— Тихо! Я не с тобой разговариваю!

Рикка опустила взгляд и молчала. Но сейчас молчание не лучший вариант.

Рикка глубоко вздохнула и выкрикнула:

— Это всё моя вина! Я больше так не буду! Я больше не буду никому мешать! Обещаю!

Это извинение было вполне в духе Рикки. Над площадью повисла тишина. Одна из девчонок нарушила её.

Это была Каннаги-сан.

— Я сегодня тоже хотела попасть в Мир Демонов! Может, сходим туда вместе как-нибудь, Таканаши-сан?

Вторым человеком, проголосовавшим за Мир Демонов, была Каннаги-сан?! Все пораскрывали рты. А потом разом засмеялись.

Тут к разговору присоединилась Юкимару-сан.

— А неплохое было расследование. Мне всё равно, что там случилось!

И затем понемногу загалдел весь класс.

— Мне тоже всё равно! Искать было весело!

— Точно, Рикка-чан!

— Я сам хотел найти Таканаши-сан! А-А-А!!!

Какой же офигенный у нас класс. Когда я смотрел на то, как они приняли произошедшее, на мои глаза практически наворачивались слёзы.

— Хм, а я её извинение не принимаю! Синдрому восьмиклассника нет прощения! Такие, как она, никогда ни о ком не думают, кроме себя!..

— Шинка ведь просила нас называть её «Мори Саммер», правда? Было ведь? — спросила Каннаги с улыбкой на лице.

— Не зови меня Мо…Мо…Мо…Мори Саммер! Каннаги, ты же ненавидишь, когда тебя зовут Фурин! Ты так и не излечилась, да? Я обязательно тебя вылечу!

— А? Может, моё имя и пишется как «фурин», но называй меня по имени, «Казари». На мне это не сработает.

— Э-э-э?!

Нибутани, точнее, Мори Саммер, залилась краской и топнула ногой. Похоже, у каждого свои интересы. Если Нибутани — светлый маг, то Каннаги-сан, должно быть, дух.

— Юта, все такие добрые, что я даже не знаю… Каннаги-сан, должно быть, дух.

Рикка подошла ко мне, пока я не обращал на неё внимания. Все, включая её саму, были очень счастливы. На её лице сияла широкая улыбка. Правда, когда мы думаем об одном и том же, это как-то жутковато.

— Ага, они хорошие люди.

— Да, — кивнула она, всё так же широко улыбаясь.

— Эй! Идём готовить барбекю! Все сюда!

Услышав крик Наны-чан, все пошли к ней.

— Однажды я положу этому конец. Так и знай.

А неплохой из Нибутани злодей получился. Вот только мне кажется, что человека, который такое говорит, нужно уничтожить любой ценой.

— Я не знаю, что ты имеешь в виду. Я на самом деле владею Тираническим Глазом Истины.

И страдаешь от синдрома восьмиклассника, как никто другой. Даже не знаю, сможет ли она когда-нибудь от него излечиться.

Но сегодняшняя поездка вышла и правда весёлой. Я уверен, Рикке тоже было весело. Думаю, когда-нибудь она раскроет своё сердце ещё больше.

Но сейчас время насладиться барбекю.

  1. Отсылка к Shakugan no Shana.



Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление