Глава 3. «О, неужели Герой?»

Наступил понедельник, следующий день после нашего свидания. Я шёл в школу, и на мою спину внезапно обрушился удар.

— Доброе утро, жулик!

Вот таким вот внезапным образом со мной поздоровалась Нибутани. Видимо, одной только садистской внешности ей уже не хватало, и она переключилась на садистское поведение.

Нибутани подошла ко мне и невинно спросила:

— В чём дело? У тебя такой вид, будто ты сейчас скажешь: «Больно! Умри!». Я тебя даже не со всей силы ударила. Давай же, скажи: «Доброе утро, жулик» мне в ответ!

— Что значит «такой вид», мне и правда больно! Я этого даже не ожидал! Такого приветствия с утра пораньше вообще никто бы не ожидал!

— Раз уж сейчас утро, назовём это «Световым ударом»?

— Это что за бред?!

«Световой удар»? Да уж, это название излучает солнечные лучи. Интересно, хватит ли у неё смелости долбануть так кого-то спереди?

— Да ладно тебе, твоя любимая одноклассница с тобой поздоровалась. На меня не за что злиться.

— Если бы ты просто поздоровалась, я и не стал бы.

— Доброе утро!

Вот вам и обычное приветствие.

Ага, а расплачусь-ка я с ней той же монетой.

— Доброе утро, Водяной Дракон.

— Воу, что это было? Прозвучало совсем уж восьмиклассно!

— Закрой рот. Как ты можешь жаловаться на то, что с тобой поздоровались?

— Ну и ладно. Просто приму твои хорошие намерения.

Нибутани посмотрела в небо. Мы были практически одного роста, но она говорила так, словно была выше меня рангом. Как будто я горе-солдат, рассказывающий о своей нелёгкой судьбе.

— Эм, тебе от меня ещё что-нибудь нужно? А то я в школу иду.

Что-то я совсем жалко себя веду. У меня такое чувство, что она собирается отнять у меня деньги на обед.

— А тут что, нужна какая-то причина? Я сошла с поезда, пошла в школу, увидела перед собой своего друга. Что, здороваться с друзьями — это плохо?

— Да, в общем-то, нет, но… друзья друг друга по спине не бьют… Хватит и хлопка по плечу.

— Ага, значит, мы не друзья. Вот если бы я ударила по спине не своего друга, то это было бы преступление.

— Да даже друга ударить —преступление! — это не было признание того, что мы друзья. А мы вообще друзья?.. — Нибутани, мы с тобой друзья. Ты же мне с личной жизнью помогала? Хочешь, я тебя близкой подругой назову?

— Может, знакомые…

Предательница. Может, спросить её, собирается ли она стать третьей лишней в нашем с Риккой любовном треугольнике? Тогда я смогу отшить её и сказать: «Давай останемся друзьями».

— Кстати, как всё прошло?

Ага, вот и её садистская улыбочка. Вопрос на миллион, «Как прошло свидание», да?

— Благодаря тебе этот день был днём счастья.

Нибутани закрыла уши руками и ответила:

— А-а-а, слишком много похвал! Я не хочу больше это слушать!

Если ты собиралась так сделать с самого начала, то зачем вообще спрашивала? Ладно, лучше я ничего на эту тему не буду говорить.

— Значит, всё прошло хорошо. А я думала, она тебя на первом свидании и бросит.

— И ты жалеешь, что она этого не сделала?!

Она что, сердится на меня? И тут до меня дошло: «вечные связи». Эй, я тут вообще ни при чём!

— Если ты будешь говорить со мной в таком тоне, дальше пойдёшь один.

— От жалости до греха один шаг?!

Ты не тому мстишь, я вообще молчал! Кошмар! Спасите меня! И почему она решила выместить свою злость именно на мне?

После дня в раю меня ждёт день в аду?..

— Но я не хочу обосабливаться от вас двоих.

— Это что за внезапная смена точки зрения?! И ты думаешь, что после того, что ты только что сказала, я тебе поверю?

Я вообще не понимал её образ мыслей. Она меняет темы независимо от ситуации. Может, вообще не стоило отвечать на её приветствие? Рикка вчера и то удивлялась меньше обычного, а значит, бак резких ответов у меня был заполнен. Хотя ладно.

— Хм, ты не считаешь нас друзьями? Как грубо! Может, мне разорвать с тобой отношения?

— Ты дальний друг, разве не так?!

Ещё одна мгновенная измена. Если кто и ведёт себя грубо, то она. Ну, раз мы не друзья, то я запишу этот удар в спину в материалы твоего личного дела!

— Ха-ха-ха! Нравится же тебе язвить. Я же сказала, что шучу. Зачем я это делаю, ты вряд ли поймёшь, но сейчас я говорила правду. Честно.

— Ты про то, что не хочешь от нас обосабливаться?

— Да. Я же всё ещё хочу излечить Таканаши-сан.

— Излечить? Ты до сих пор думаешь… что её можно излечить?

Нибутани думает, что синдром восьмиклассника лечится. А мне вот после встречи с Риккой кажется совсем наоборот.

Я считаю это чудом. Моё прошлое не кажется мне таким плохим и ужасным, каким кажется Нибутани. Нет, когда оно всплывает, мне, конечно, становится стыдно, и я готовлюсь принять смерть в страшных муках, но я не хочу от него отказываться. Хоть мне и хотелось бы, чтобы прошлый я был внимательнее к другим, становиться обычным человеком я бы ему не пожелал. Сейчас мне кажется, что синдром восьмиклассника — это лучшее, что со мной тогда случалось.

Прошлый я думал совершенно так же. Почему? Возможно, потому, что синдром восьмиклассника — это прекрасное средство самовыражения.

Поэтому я не мог ответить Нибутани ничего. Сначала она долго смотрела на меня, а потом заговорила:

— Но ты думаешь, что было бы неплохо, стань она такой же, как ты. 

— А? Ты о чём?

Она задумчиво подняла бровь, а потом чуть погрустнела.

— Я о том, какая она сейчас. Ах да, я же всегда обращаюсь к тебе просто «ты», да? Может, мне начать звать тебя Герзони?

— Я совершенно не понимаю твой образ мыслей, Мори Саммер! Совершенно!

И тут мне снова досталось. На этот раз это был удивительный удар тыльной стороной левой ладони. Недостаточно сильный, чтобы я закричал от боли, но, всё-таки, болезненный. Это… Световой удар?!

— Ух… Погоди-ка. Я тут в чём виноват вообще? Я же тебя Нибутани всё время звал… Ты, вообще, давно начала людей избивать?

— Избивать? Я тебя не била. Это было опровержение. Бьют — это когда кулак сжат. А если ладонь открыта, то это обычное опровержение. Тем более что большой палец был согнут, так что я считаю это дружеским опровержением.

— По-твоему, должно существовать ещё и полюбовное опровержение?!

Плевать мне, если она обидится. Как мне остановить этот поезд идиотизма?

— Точнее… Не то чтобы я об этом раньше не задумывался, но я не вполне уверен, что значит опровержение.

— Ты этого не знаешь? — презрительно ответила Нибутани. Она задрала нос и отвернулась. Похоже, вот и конец нашей совместной прогулке. — Я иду вперёд. Увидимся в школе, Гер-зо-ни!

И только ветер раздувал её волосы…

Я остался один. Вот ей бы точно надо быть внимательнее к другим. Она глава нашего класса, и я должен быть ей благодарен, но мне хотелось бы, чтобы она не вела себя со мной вот так. Она даже называть меня теперь по-другому стала. Нет, в принципе, мы друзья, а друзья часто дают друг другу клички. Но я надеюсь, что эта не приживётся. Не хочу я, чтобы меня звали Герзониансасу, а Герзони… Тут ещё можно подумать.

◆◆◆

— Возвращаю вам ваши контрольные! И чтобы вы знали, средний балл был… ровно 50, ни больше, ни меньше! Это как-то мало; вы вообще к экзамену готовились? Нет, конечно, жизнью в старшей школе нужно наслаждаться, но время от времени лучше проводить ночи не на улице, а за учебниками. Те, кто не сдал, летом будут ходить на дополнительные уроки!

Вторым уроком сегодня была математика. Нана-чан уже стояла на подиуме, вызывая учеников по одному, чтобы вернуть листы с ответами на вопросы семестрового экзамена, который мы сдали несколько дней назад. Судя по лицам тех, кому листы уже вернули, для нашего класса это был чёрный день.

Обычно, получив листок, люди либо радовались, либо впадали в уныние, а сейчас они либо впадали в уныние, либо просто садились за свои парты с каменными потухшими лицами. Средний балл — 50, говорите?.. Это уж слишком слабо. Я начал беспокоиться, не упала ли моя оценка ниже обычного. И… справилась ли Рикка… 

И затем вызвали Рикку. Когда она медленно встала и пошла к подиуму, я почувствовал исходящее от неё напряжение. После неё моя очередь. Сделав глубокий вдох, я приготовился встать.

— Таканаши-сан, я очень рада… Ты работала изо всех сил! — разнёсся по маленькому классу голос Наны-чан. — Следующий, Тогаши-кун.

На пути к доске я прошёл мимо Рикки, которая с благоговейным трепетом прижимала к груди листок с ответами. Что же она получила?

— Тогаши-кун, не думаю, что ты не заслуживаешь этих слов. Спасибо.

— О... обращайтесь.

— И да, ты тоже поработал изо всех сил.

— О?

На листке, который я взял в руки, красовалось число 85; это было значительно выше среднего балла. Хоть эта оценка и ниже оценки за предыдущий экзамен, она всё равно весьма неплоха!

Но я сделал несколько ошибок по невнимательности. В следующий раз нужно это исправить.

Успокоившись от вида своей оценки, я обернулся и направился было к себе за парту, но тут ко мне внезапно подбежала Рикка. Она смотрела на меня так, будто собиралась на что-то пожаловаться. Я задал ей наиболее важный на данный момент вопрос:

— Что тебе?

— Ю… Юта… Бог даровал мне чудо! Или же я сама бог.

— Ты же из Мира Демонов, как ты можешь быть богом?

Бог Демонов… это будет покруче, чем Король Демонов. Ну да, кое в чём она меня превосходит.

— Так что тебе?

— Не помню. Смотри!

Дрожа от возбуждения, она протянула мне листок с ответами. Посмотрев на него, я увидел написанную на нём чудесную оценку. После всех этих экзаменов и пересдач она действительно была словно дарована небесами и — уж простите меня за прямоту — я совсем не ожидал её сегодня увидеть.

Я был так потрясён, что не мог сказать ни слова. Дар речи покинул меня. Если я бы и смог что-нибудь сказать, это было бы слово «чудо».

На лице Рикки, как вы можете догадываться, было настолько триумфальное выражение, насколько это вообще возможно, когда речь заходит об оценке по математике. Поза, в которой она стояла, была поскромнее.

— Должен сказать, это не так уж плохо… Стоп-стоп, это потрясающе!

— Хе-хе, ты слишком добр, — улыбнулась Рикка.

А! Точно! Есть одна фраза, которая вознесёт её на вершину блаженства!

— Ты сильнейшая!

— А-хм! Сильнейшая!

Она завела руку за спину и горделиво выпятила грудь. Этот экзамен стал моментом её триумфа.

Сколько бы я не смотрел на лист, её оценка не менялась: 41. Чуть ниже средней, но всё ещё проходная. Ну, едва проходная. Ничего лучше «Дополнительных занятий не требуется» на листе написано не было.

Окинув лист взглядом, я увидел несколько исправлений красной ручкой. Мне показалось, что это было послание от Наны-чан, она должна знать, сколько усилий Рикка вложила в учёбу. И эти усилия, можно сказать, окупились.

Бросив взгляд на её подпись, я заметил, что имя написано неправильно.

— Эм, что это?

— Это имя, которое я использую только тогда, когда вкладываю в задание все силы!

— Я не понимаю, зачем тебе звать себя так только тогда, когда ты настроена серьёзно! Ну и что за второе имя?

— Рикка Б(еспредельная) Таканаши.

— У тебя нет предела?!

Круто! Стоп, так это значит, что до этого она себя ограничивала? Всегда старайся изо всех… Ну да ладно.

— Интересно, пропустила ли это, как обычно, сквозь пальцы Нана-чан или нет.

— Она бы такого не сделала. Посмотри на эту строчку: «Ты японка только наполовину?».

Нана-чан и правда так написала. Да уж, после того, как она увидела разный цвет глаз Рикки, именно это и могло прийти ей на ум при виде второго имени.

— Кстати, Юта, что получил ты?

— А, 85.

В этом году бывало и получше. Но мне хватит.

— О, это всё равно хорошая оценка.

Видимо, Рикку беспокоила не только своя оценка, но и моя. Скорее всего, её волновало, учусь ли я сам, когда работаю с ней столько времени. Как мило с её стороны.

— Ну, это же предмет, который я знаю лучше всего. С математикой у меня всё в порядке. Беспокоилась бы лучше за другие мои оценки.

Так я хотел уменьшить её тревоги.

— О. Тогда в остальных дисциплинах ты тоже должен преуспеть, — ответила Рикка, мило улыбнувшись. — Иначе тебя постигнет кара.

◆◆◆

Кара? Что это ещё за игры с карой? Звучит, почему-то, весело, но мне показалось, что экзамен — сам по себе наказание.

В итоге Рикка одержала сокрушительную победу со счётом 2:1, опередив меня в дисциплинах, которые давались ей легче всего — японском и обществоведению. Учитывая, насколько близка была её оценка к максимуму в прошлый раз, я понимал, что мне никогда не получить больше неё.

По японскому я получил 73, а Рикка — 97. По обществоведению оценки были ближе, но я проиграл 77:80. Так уж случилось, что большинство вопросов теста не касались любимых тем Рикки, и такую низкую оценку она получила лишь поэтому. Помнится, я ещё подумал, что при таких условиях победа будет за мной. А учитывая её познания в родном языке, тут мне надеяться было не на что. Для того чтобы понять, о чём я думал, сила Тиранического Глаза Истины была не нужна.

Когда уроки закончились, Рикка радостно хлопала в ладоши, празднуя свою победу.

— Сегодняшний результат: Юта — одна победа, я — две. Таким образом, я выиграла, и тебя должна постигнуть кара.

— Эм, а почему мы должны ограничиваться сегодняшними результатами? Экзаменов было больше трёх.

— А? Разрешить это завтра будет интереснее?

— А до завтрашнего дня это и нельзя разрешить…

К тому же, завтрашние результаты и правда будут поинтереснее. Интересно, что же мне поставили? Похоже, я всё-таки могу победить.

Хе-хе-хе, завтра нам раздадут результаты по неосновным предметам! Называйте меня демоном факультативов, потому что никто не сможет одолеть меня на этом поприще! В средней школе у меня было 87 по физкультуре (самая высокая оценка за всю мою среднюю школу), что дало мне второе место по школе и прозвище «Одиночка». Вот вам ещё немного моего тёмного прошлого.

— Отлично, на том и порешим. Завтрашний результат покажет, что контракт, согласно которому ты понесёшь наказание, будет инициирован мной!

— Думай так сколько хочешь, но не забывай, что наш контракт заключила я, что делает любой заключённый тобой контракт недействительным.

— Тебе не кажется, что это немного нечестно?!

— Шучу. Если я и проиграю, то позволю тебе быть инициатором контракта. Но, не вдаваясь в детали, скажу сразу: он не сильно на меня повлияет.

— Эй! Откуда в тебе такая уверенность?..

«Не вдаваясь в детали», говоришь? Может, хочешь, чтобы я заставил тебя готовить мне школьные завтраки до самых каникул? Может, я и отравлюсь, но домашняя еда — это так дивно!

Что ещё можно придумать?.. Заставить её носить кошачьи ушки после уроков до самых каникул? Это зрелище мне определённо понравится. И без «Рикка-нян!» она от меня не уйдёт!

— Итак, сегодня ты должен заключить со мной новый контракт…

Я сглотнул слюну. Что за кару она мне приготовила? Во всяком случае, я точно уверен, что не помощь ей с дополнительными занятиями по математике.

— …и стать девочкой-волшебницей.

— Хому?!

Она была очень счастлива. А вот я похвастать таким не мог.

— Погоди, погоди. Ты так быстро говоришь, что я ничего не понял. Нет, я понял, что ты имеешь в виду, мне это аниме тоже нравилось, но у меня нет желания помогать тебе разбираться в твоей неопределённости. И да, я не уверен, что вообще смогу подойти на эту роль. Я же парень.

Сдаётся мне, наши интересы в аниме совпадают. Но творить в школе всё, что душе угодно, как офуру, я не собираюсь.

— Или… ты этого хотела?

— Тц-тц. Это другое. От обещанного мной уходит совсем недалеко.

— Какого обещанного?!

Что она обещала? Может, она вообще подумала: «Это пришло мне на ум только сейчас, так что вперёд!». Это слишком восьмиклассно, Рикка. Да, видимо, всё именно так.

— Мы должны выполнить условия контракта. Вот, возьми, — сказала Рикка, вынимая что-то из своей сумки и передавая это что-то мне.

— Эм, что это? И что мне с ним делать?

— Это одежда, используемая при трансформации. А теперь ТРАНСФОРМИРУЙСЯ! — подстегнула меня Рикка, подмигнув.

Я так и раскрыл рот. Серьёзно? Ты правда хочешь, чтобы я запятнал такую красивую одежду, надев её на себя?.. Моей смелости на это не хватало — естественно, нормальный парень не захочет одеваться в женскую одежду. Это и правда игра в кару. Я не ошибался.

— Как бы мне получше выразиться?.. Что ты хочешь, чтобы я надел? Вот это?

— Естественно. Я шила её сама. Она свяжет нас через контракт.

— Правда?!

— Правда. Тиранический Глаз Истины смог измерить твои окружности талии и груди. Надев это, ты станешь отличной девочкой-волшебницей.

Она передала мне ещё и парик… С закручивающимися спиралями косичками. Это определённо странно.

Я бы никогда не согласился такое надеть. А потом в моём мозгу вспыхнула мысль: «А что, если всё это мне кажется? Что, если это существует только в моей голове?»

— Ну, я…

— Ты говорил, что будешь держать каждое данное тобой слово. Это была ложь?

— Я…

Рикка заплакала. Если она притворяется, то я не видывал актрису лучше. Сегодня она была при повязке, и золотого глаза видно не было. Может, он сейчас мне улыбается.

— Я, я не лгал!.. Я всегда выполняю свои обещания! Я заключу с тобой контракт и стану девочкой-волшебницей!

— Вот это мой Юта! Твоей фразой для превращения будет: «Дай мне храбрость!»

— Эй! — неистово ответил я. Это же старый штамп. Тем более что меня терзают смутные сомне-ния о том, что фраза жутко нескладная. Раз уж я не смог пошпынять утром Нибутани, буду постепенно переключаться на своих друзей?

— А пока ты будешь трансформироваться, я подожду снаружи.

Рикка быстро выбежала из класса. Да уж, она явно не из тех, кто будет нападать на персонажа во время его трансформации. Очень мило с её стороны.

Но хоть я и пообещал, что трансформируюсь, чувство стыда никуда не исчезло. Снова меня против воли делают девчонкой. Но обещание есть обещание, а контракт есть контракт. Выбора нет…

— Ого. Сидит идеально. Потрясающе.

Переодевшись, я не мог не заметить, что костюм шит точно на меня. Он был полностью чёрным, и посреди пустого класса стояла тёмная девочка-волшебница.

Странно, но мне совсем не было неприятно. Я как будто надел отличный наряд для косплея. Благодаря нему я чувствовал себя прекрасно.

Однако волосы были слишком длинными. Да и юбка… Не то чтобы я жаловался…

Вдобавок к длинной юбке Рикка припасла и высокие чулки, из-за которых я стал выглядеть ещё более по-женски…. Хм… Такое чувство, будто я пробудился… Нет! Я не могу этим наслаждаться!

У меня наступил кризис!

Пока я переживал, в комнату вернулась страшно довольная Рикка.

— О! Ты стал девочкой-волшебницей! Тебе очень идёт. Потрясно выглядишь.

— А, спасибо… Но ты правда сшила его только ради того, чтобы меня наказать?

— Хм, на самом деле, нет. Но можно и так сказать.

Ответ был несколько нерешительным. Костюм был сшит очень аккуратно. Видимо, не один день она над ним просидела.

Прочитав по моему выражению лица, что я сомневаюсь, Рикка добавила:

— На самом деле это подарок. Спасибо за то, что ты рядом со мной.

Так вот зачем она всё это придумала. Рикка стыдливо опустила глаза.

Наконец всё прояснилось. Осознав это, я кивнул. Рикка точно запланировала всё заранее. День, в который нам вернут наши контрольные. Этот «контракт кары». Всё. Всё было спланировано.

Сегодня… Сегодня был ровно месяц, как мы начали встречаться. Этот костюм очень подходил под её видение слова «отметить». Вот почему она отвела от меня взгляд. Мы и правда очень похожи друг на друга.

— Ясно. Тогда я буду беречь этот костюм. Спасибо. У меня для тебя тоже кое-что есть.

Я подошёл к своей сумке и достал из неё подарок. Ну, знаете, который подготовил специально для нашего маленького юбилея.

Даже после разговора с Нибутани и Казари-чан я не знал, как его вручить. В конце концов, я решил сделать это прямо. Того, что задумала Рикка, я не ожидал совсем, но благодаря ней у меня появилась хорошая возможность вручить его.

— Что это? Можно открыть?

— Конечно. Это же твой подарок.

Рикка развернула красивый бумажный свёрток и, увидев, что было внутри, мило вздохнула.

— Вау! Какая красивая!

— Но не настолько пышная, как та, что ты подарила мне. Эм, это знак благодарности за то, что ты рядом.

— Тебе не стоит беспокоиться. Я буду её носить! Спасибо, Юта!

Я подарил ей резинку для волос, на которую была повязана ленточка*. Неуклюже спросив свою сестру, что хотелось бы ей, я получил в ответ резинку для волос. Рикка сразу же надела её на своё запястье и сжала ленточку в кулаке.

— Что даёт ношение этой резинки?

— Да ничего… И ленточка тоже.

Столкнувшись с такой информацией, Рикка шумно выдохнула.

— О-о-о-о-о, тогда нам нужно влить в эту ленточку магическую силу. Пока что она будет украшать мою сумку, — с готовностью сказала она, привязывая к ней резинку.

Вообще-то, её нужно носить на голове, ну да и сумка сгодится. А если кто-нибудь увидит меня в этом наряде, мне будет мучительно больно, так что пора переодеться.

— Я рад, что она тебе понравилась. Ладно, пора перео…

Не успел я договорить, как громкоговоритель на стене тренькнул и…

— Ангел! Время сразиться! Покажись! Это…

Громкоговоритель отключился на полуслове. Естественно, администрация никому не даст говорить на всю школу такие возмутительные слова.

И в то же время я подумал, что голос мне знаком. Может, я слышал его по телевизору или радио, но слышал точно. Но я не мог его узнать. Кто бы это ни был, свою роль он отыграл превосходно. Может, это какая-нибудь сейю?

Но голос не выходил у меня из головы. Именно голос, а не то, что говорила эта девушка. Я вновь и вновь прогонял его у себя в памяти.

— Юта? В чём дело?

— А, просто мне кажется, что я уже слышал этот голос. Это одна из наших одноклассниц?

— Хм, я никогда прежде не слышала этот голос. Скорее всего, она не из нашей школы. Кроме того, мне кажется, что она меня куда-то зовёт. Но куда?

— Почему ты думаешь, что это сообщение для тебя?

— Она назвала меня ангелом.

Один из нас очень любит спорить. Не утруждайте себя догадками: она это.

Нет! Я абсолютно уверен в том, что это сообщение не предназначалось для того, чтобы куда-то тебя вызвать!

— Но ты же не ангел.

— Что же, позволь мне раскрыть тебе один секрет.

— Это будет ложь, а не секрет. У ангелов есть крылья!

— Это так. Я — то, что ты назвал бы тёмным павшим ангелом. Крыльев… у меня нет. Так что она, скорее всего, зовёт именно меня. Я готова к битве.

— Это что, круто?! Да, у тебя может быть Тиранический Глаз Истины, дарованный тебе как павшему ангелу каким-нибудь богом Мира Демонов, но ты не должна драться! Это что-то другое! Может, опять общество изучения аниме…

Мне вспомнились слухи. Примерно месяц назад в обществе изучения аниме произошёл… случай с маской, верно? Ох-ох-ох, я уже ничего не помню. Наверно, это было не настолько важное для меня событие, чтобы я стал записывать его в долговременную память на месяц. Лучше сосредоточиться на том, что происходит сейчас.

— Юта, мы должны приготовиться к битве. Если она не предстанет перед нами, сделать это будет нашим долгом. Мы должны совершить вылазку!

— Что значит «совершить вылазку»?

— Именно это и значит. Мы должны найти обладателя этого голоса. Инициирую Тиранический Глаз Истины: Режим Обнаружения. Должно быть, она устроила нам засаду в радио-комнате.

Рикка уже и повязку с глаза сняла, и способность новую придумала.

Естественно, любой бы первым делом подумал о радио-комнате. Стоп, Тиранический Глаз Истины — это что, очки, которые могут выслеживать преступников? Мне тут же захотелось заполучить себе такую штуку. Как обычно.

— Ладно, понял. Ну да, было бы неплохо встретить такую интересную девушку, только ты не против подождать? Я не могу выйти отсюда в таком виде…

— Что? Девочка-волшебница Юта не может её уничтожить?

— Не может! Если я выйду… Ах да. Я же обещал беречь эту одежду! Я не могу тратить её на что-то вот такое простое! Кроме того, моя магия не…

— Ясно. Ты должен трансформироваться обратно. Я боюсь, как бы она не сбежала, так что пойду вперёд, чтобы выследить её. Свяжись со мной, если что-нибудь случится.

Рикка выбежала из класса. А ведь никто бы не ожидал бы от неё такой скорости. Обычно она ведёт себя скромнее; вот такая резкая смена характера. Если всё кончится битвой, беспокоиться мне не о чем. Рикка стопроцентно победит. Спешить мне было некуда.

Но если Рикка права и эта девушка не из нашей школы, то вероятность сражения возрастает. Плохо дело. Я стал переодеваться быстрее.

Как-то странно я себя чувствовал: не хотел расставаться с этим костюмом. К счастью, во время моего переодевания в класс никто не вошёл.

— Так, где у нас радио-комната?

Я слышал, откуда идёт сигнал, но сейчас в коридоре было так шумно, что я не мог спросить, куда мне идти.

— Где она?! Там?

— Где мы уже искали?

Я подошёл к двери в коридор. Как только я до неё дотронулся, она внезапно открылась. Загадочная девушка вошла в класс в поисках убежища. Она дышала так тяжело, будто только что заняла первое место на стометровке.

Отдышавшись, она подняла взгляд, и наши глаза встретились.

— О, неужели Герой?

Передо мной, сделав вид, что зарядила игрушечное ружьё, стояла Шичимия Сатоне. Как давно я в последний раз слышал это постыдное прозвище, которое она для меня придумала?

  1. Того же типа, что была и в первом томе. Только с ленточкой.

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть