Глава 5. Волшебная Королева Демонов, о которой пошла молва

— Ха-ха-ха-ха! Чувак, ты слышал, что вчера было? Похоже, в нашем мире таки появилась девочка-волшебница!

Человеком, пребывающем в состоянии эйфории, будто он был Богом, спускающимся с небес, и смеющимся по непонятной мне причине, одновременно очищая туалет, был Ишшики.

Уроки закончились, и мы с Ишшики и нашим замстаросты Сакадой-куном убирались в туалете на четвёртом этаже. Мужской туалет в нашей школе, помещения в которой были спроектированы весьма странным образом, находился прямо напротив нашего класса. На переменах, в принципе, удобно.

— Это, конечно, только слухи, но блин, я слышал, что эта девушка была офигенная. Ты о ней слышал уже?

Я не смог ответить на эту бессмыслицу. Улыбаемся и чистим, улыбаемся и чистим…

— А, я тоже о ней слышал. Мой семпай видел, как эта странная тёмная девочка-волшебница вышла из радио-комнаты, — ответил за меня Сакада-кун.

— Хм, а ты ведь ходишь в кружок радиовещания, да, Саки-чан? Расскажи мне! Расскажи мне, что же случилось!

— А я не знаю, что там было. Ты слышал, что по радио сказали, Ишшики-кун?

— Конечно! Мы в дисциплинарном комитете хоть и занятые, но такое пропустить никак не могли. И почему она говорила об ангелах и битвах?

— Кто знает? Может, в школе завёлся ангел, который на нас злится? Ха-ха-ха, типа, — пошутил Сакада-кун, продолжая мыть пол. Лучше бы ты и разговор этот подальше смыл.

— Хм, а ты её видел, Тогаши? Ты в школе был тогда?

— Я ничего не знаю. Ладно! Я своё домыл. Может, пойдём уже отсюда?

Я закрыл кран на пожарном шланге и быстрым шагом направился к выходу.

— Ха. Врёшь, — послышалось у меня из-за спины. Как ты узнал?.. Я не говорил и не делал ничего странного. Они ведь не могли втайне от меня овладеть экстрасенсорными способностями? — Ты врёшь, чувак. По тебе сразу видно, когда ты что-то выдумываешь.

Ух… Они что, видят меня насквозь? Чёрт, да плюньте вы на меня!

— Ладно, прости, я соврал. Я её видел.

— Что? И какая она? Мне очень хочется это узнать.

Сакада-кун смотрел на меня, не отрывая взгляд. Ишшики тоже было очень интересно; он даже свой блокнот вытащил, совершенно забив на щётку.

— Давай! — отрывисто сказал он. — Особые приметы!

— Так, ну, она, вроде как, была красивая. Я не всё успел рассмотреть. Просто в коридоре было шумно, за ней гнались члены кружка радиовещания, и я решил выглянуть в коридор. Успел как раз на неё.

— И всё? Ну ладно, а на кого она была похожа? Она была твоего типажа?

— Знаешь, не могу точно сказать…

— Тогаши. Я же помню, как ты спрягал и спрягал про Таканаши-сан. «Она такая красивая, что я думаю, что умру. Она самая красивая девушка в мире!». Причём ты ещё и с другими девушками общаешься. Чувак, я себя чувствую так, словно меня бросили за борт. Пожалуйста, не забывай, что наша дружба очень важна для меня…

— Какого?!.. Я ничего такого не говорил! Наша дружба важна и для меня, но я не считаю, что сбрасывал тебя за борт.

— Раз уж мы друзья, может, расскажешь мне что-нибудь о тех девушках, с которыми общаешься?

— Ты переключился прямо в режим извращенца!

И тут я вспомнил, что единственная тема, на которую мы с ним в последнее время разговариваем, — это мои отношения. Даже жалко его стало.

— Да не парься! Я же ваш прораб любви.

— Что? Ты опять читаешь меня насквозь?

Чёрт, мне нужно научиться делать покер-фейс. Что бы ни пытался от него утаить — обо всём узнавал.

— Не парься об этом, чувак. Просто расскажи нам о той загадочной красавице, которая вчера ворвалась к нам в школу! Кроме тебя, нам никто не расскажет! А нам никогда не надоест слушать рассказы о девушках!

— Точно! Я тоже хочу о ней услышать! Я бы никогда не отказал человеку, если бы он предложил мне послушать историю о красивой девушке!

Эти двое совершенно одинаковы. Улыбнувшись, они пожали друг другу руки. Только что зародилась новая дружба. Если честно, я тоже не прочь поболтать о девчонках. Мне это даже нравится. Но именно о ней…

— Давай, чувак, расскажи нам то, чего мы так жаждем!

— Ладно… Ну, на ней был такой странный шарф, что она была похожа на тёмную девочку-волшебницу, вот как Сакада-кун сейчас сказал. Я не понял по форме, из какой она школы. А на кого она была похожа… Не знаю.

Это и правда тяжело понять. У неё весьма специфическая внешность.

— Хм, значит, подробностей ты не разглядел, да? Ещё что-нибудь?

— Ну, ещё у неё…

Когда я запнулся, мы услышали доносящийся с коридор голос:

— Сюда!

— Куда?

У меня появилось нехорошее предчувствие. Причём очень резко.

Я понял, откуда оно взялось, едва высунул голову в коридор. И это была не случайность; то, что я высунулся в коридор, было предопределено судьбой. Я понял это, потому что по коридору со всех ног бежала девушка. Ну и, естественно, встреча именно с этой девушкой тоже была предопределена.

— О! Я нашла Героя! — воскликнула Шичимия Сатоне и резко затормозила перед входом в туалет. Королева Демонов, о которой уже пошла молва, пробиралась в нашу школу уже второй день подряд. Этому просто суждено было случиться.

Вспомни дьявола, и он появится. Да уж, вот так поговорки и становятся былью. Может, если бы мы держали рты на замке, она бы и не появилась.

— Что за шум?

Ишшики, который за сегодня и так убедился, что мне нельзя верить, направлялся прямо к двери. Сакада-кун тоже пробормотал: «В чём дело?».

Что делать?.. Из-за её вчерашней вылазки все и так наполнены любопытством. Можно было бы спрятать её здесь, не будь туалет мужским. Плюс тут ещё эти двое…

— Герой, надвигается конец света! Давай убежим вместе!

— Что?! Ты хочешь, чтобы мы убежали?! Куда?!

Мда. Шичимия полностью проигнорировала мои возражения, схватила меня за руку и побежала подальше от туалета.

— Эй! ЭЙ! Тогаши! Чё это за тёлка?

— Что?! Кто это?! — стали спрашивать Ишшики и Сакада-кун, едва успев выйти из туалета. Ответить им я не мог.

Шичимия тащила меня по коридору с необычайно большой для девушки скоростью, и я не мог вырваться.

— Эй! По коридорам нельзя бегать! А, это она! — раздался у нас за спиной вопль Ишшики.

— Она здесь! — закричал кто-то сзади. Сегодня за ней гнались даже учителя. Интересно, посчитают ли они меня её сообщником? Тогда уж точно засадят писать одну и ту же фразу тысячу раз. Чем дальше мы бежали, тем больше я переживал.

◆◆◆

— Нья-ха-ха. Сомневаюсь, что эти приспешники Организации найдут нас здесь. Я воспользуюсь своей магией, чтобы убедиться, что они не поставят вокруг нас ограничивающий барьер.

Шичимия спокойно, не радостно и не устало, улыбнулась. Потом она села и стала мурлыкать себе под нос какое-то: «Ндзё, ндзё».

Я вздохнул. То ли из-за её поведения, то ли из-за того, что мне нужно было перевести дыхание. Я существо домашнее, и столько бегать не привык. Кислорода мне, кислорода.

Я тоже сел и запрокинул голову назад. Мы убежали от приспешников Организации(учителей) и спрятались в складском помещении, находящемся возле сцены в спортзале. Здесь стояло много аудиоаппаратуры. Мы прибежали сюда ещё до того, как в спортзале начали собираться спортивные секции, и она, видимо, решила, что искать нас здесь учителя не станут. Этой комнатой редко пользовались, так что для пряток она подходила идеально.

— Фух. Наконец-то отдышался…

— Что, Герой, не был готов к погоне? Я даже не знаю, сможешь ли ты подготовиться к тому дню, когда мы будем сражаться за спасение этого мира, если не будешь каждый день тренироваться.

— Мне незачем сражаться за спасение мира…

Вот за спасение Рикки я стал бы сражаться. В этом мире я хочу защищать лишь её. Что-то я нечаянно на восьмиклассные мысли переключился. Наверное, их появление вызвано этой Королевой Демонов.

— Тц-тц-тц. Как ты можешь быть Героем, сражающимся за спасение мира, если у тебя нет на то причины? Значит, у тебя должна быть причина не делать этого.

— Как же круто звучит! Причины, по которой я не могу сражаться… нет!

Точно. У меня нет причин не сражаться за спасение мира. Это же наш мир. Чёрт, разговор о причинах сражаться не так прост, как я думал.

— Значит… у меня есть причина уничтожить мир!

— Этого мне совсем не хочется! Что в этом крутого?!

— Нья-ха-ха-ха, понятно. Я Королева Демонов, и у меня нет причин уничтожать этот мир!

— При чём здесь вообще демоны и королевы?!

Не пытайся сбивать меня с толку, разыгрывая милую невинность! Она, как и всегда, творила, что хотела.

— Так, ну, ты пришла сюда вчера. А сегодня ты что тут забыла?

— Что за глупый вопрос, Герой?! Вчера мне не удалось одержать победу, и вернулась, чтобы победить! Другими словами, я хочу сразиться с ангелом!

— А-а-а, теперь понятно…

Она явилась сюда ради реванша с ангелом… то есть Риккой.

И тут я вспомнил, что мы с Риккой собирались встретиться после уроков (решили устроить разгрузочный день от занятий). Сомневаюсь, что она обрадуется, если услышит, что я нахожусь в обществе другой девушки. Может, отправить ей сообщение?.. О Шичимие писать? Нет, просто напишу: «Тут случилась одна неприятность. Прости». «Не жди меня», — дописал я, подумав о том, что не хочу реванша.

Шичимия внезапно наклонилась к моему лицу и сказала:

— А ещё… я хотела вновь увидеть Героя!

— Что?

Её лицо было прямо напротив меня. Я тонул в её глазах. С такого расстояния я чувствовал, как лицо Шичимии теплеет. Её щёки были красными. Наверно, после быстрого бега.

Она отодвинула от меня своё лицо и сказала:

— Мы не закончили наш вчерашний разговор.

— Это точно. Давно мы вот так наедине не говорили. Я скучаю по тем дням. Хорошо было, да?

— Да. Я тоже по ним скучаю. Мы планировали захват мира!

— Когда?!

Неужели у меня настолько плохая память? Насколько я помню, мы сражались как герой и Королева Демонов. Наши действия могли изменить мир. По крайней мере, нам так казалось.

— Ну, может, мы и не изменили мир, но кто-то же должен был! ☆

— Эм… Изменить не изменили, но список повреждений должен быть внушительным.

По крайней мере, синдромом восьмиклассника точно заразились бы все. Если бы это случилось, вина лежала бы на мне, учитывая, что я исходный носитель. А если бы всё произошло случайно? Тогда лично я точно назвал бы это как-то другому.

— А ещё я скучаю по нашим шпионским вылазкам. Мы скрывались от приспешников Организации, как и сейчас.

— Ну да, было дело. Сколько раз мы вместе убегали?

И был день, в который она исчезла без следа. Тогда случилось вот что: учителя конфисковали её плащ с капюшоном и меч, потому что их ношение было явным нарушением правил. Шичимия обозлилась и внезапно исчезла. С территории школы она явно не уходила. Среди учеников пополз слух, что она переместилась в другое измерение. Её искали весь день, но так и не нашли. После уроков я, уже отчаявшись найти её, случайно забрёл на такой же склад аудиоаппаратуры в спортзале нашей школы и нашёл её там.

Вспомнив об этом, я захотел узнать, зачем она пришла сюда, ещё сильнее.

— Ладно, отвлечёмся от этой темы. Ты не могла попасть в нашу школу более мирным путём?

Не уверен, что вина за это лежит на мне. Я редко сержусь, но в тот раз можно было бы и разозлиться для разнообразия. Нельзя посягать на неприкосновенность школьной территории! Я, конечно, рад, что ты вернулась, чтобы повидаться со мной, но можно было бы выбрать более мирный способ проникновения.

— Нья-ха-ха! Герой, выбери я путь поспокойнее, всё было бы уже кончено. А это совсем не весело, верно? Нужна броскость! ☆

На слове «броскость» она быстро показала на меня пальцем. Конечно, из её уст это звучало круто, но если заново проиграть в голове… Да, это Шичимия, тут уж ничего не поделать.

— Значит, ты хотела как-то выделиться… Ну, зная тебя, я уверен, что смешиваться с толпой — это не твоё… В общем… Меня тут кое-что беспокоит. Где твоя школьная форма? И почему сегодня ты без шарфа?

— А? Это мой обычный наряд Волшебной Королевы Демонов. Какая же я без него Королева Демонов? Сейчас он на модернизации. Слишком уж на улице жарко, чтобы носить шарф.

Действительно. Во всяком случае, отказ от шарфа ещё не означает отказ от образа.

— Это правда, Шичимия?.. Эм… Ты сейчас ходишь в старшую школу?

— В Мире Демонов, — ответила она так же быстро, как ответила бы Рикка. При всём этом сходстве пора бы уже прекращать попытки что-либо понять.

— Отлично. Ты продолжать придумывать всякие истории.

— Нья-ха-ха! Это так! — ответила она, всё так же улыбаясь. — Придумываю! ☆

Вот, в чём разница между ней и Риккой. В словах Шичимии больше эмоциональности.

Она прекрасно понимала, что у неё синдром восьмиклассника. И поэтому видела себя выше других. Её синдром восьмиклассника, вероятно, развился до высшей — нет, совершенной — стадии. Я в этом уверен.

С течением времени болезнь обычно проходит, а всё, что с ним связано, ты считаешь тёмным прошлым. Так было у меня, у Нибутани. Ты учишься на своих ошибках и взрослеешь. Так и должно быть. Именно так, на мой взгляд, и поступает каждый, кто переболел этой болезнью.

Но Шичимия была другой. Я уверен, что даже если симптомы её болезни уменьшатся, она по-прежнему будет выдумывать разные вещи и пытаться внести в существования этого мира какой-нибудь больший смысл, чем он есть. Именно этим она и занимается. И я это понимаю. Каждое произнесённое ей слово отражает синдром восьмиклассника. Она такова.

Но реальность… Вот смотрите. Я не обладаю способностями, которые могут изменить мир. Я не могу призвать пламя силами тьмы. Я не могу летать, и не смогу научиться, сколько бы ни пытался. И я никогда не смогу отправить сообщение в прошлое.

С другой стороны, Шичимия… владеет способностями, которые могут изменить мир. Думаю, рано или поздно она сможет управлять огнём. Немного потренировавшись, научится летать по небу или отправлять сообщения в прошлое. Поэтому её стадия и совершенна.

Вы уже поняли, почему я ей восхищался. Я ей завидовал. Это началось ещё до моей встречи с Риккой. Похоже, ни у кого развитие синдрома восьмиклассника ещё не заходило так далеко, как у Шичимии.

— Ты способна придумать что-нибудь новое буквально в любой ситуации. Ты потрясающа. Это очень круто.

— А? Всё не так, Герой. Мой образ несовершенен. Он совершенно несовершенен. В совершен-ной истории не должно быть ошибок, ты так не думаешь? Я хочу бороться, сражаться и сопротивляться. Понимаешь?

Как же круто! Вот видите, у неё совершенная стадия.

— Теперь понимаю. Я ошибся, да? Да-а-а, разговор был интересным, но как мы будем выбираться? Снаружи всё уже, вроде как, успокоилось.

— Да, наверно. Тогда проведи мне экскурсию, Герой!

Её просьба меня ошеломила.

— Что? — резко спросил я.

— Ну, здесь у ангела передо мной есть преимущество — ей это место знакомо, а мне — нет. Так почему бы мне не исследовать его?

— Ты что, забыла, как все за тобой гонялись?

— А. Ты забыл, что я Волшебная Королева Демонов, Герой? Я могу изменить свою внешность на время прогулки.

— Чего ж ты тогда так и не сделала перед тем, как сюда пробраться?!

— На это уходит много магических сил. Ангел слишком сильна, я не хочу растратить все свои силы ещё перед битвой. И она холодна.

И после нескольких звуковых эффектов Шичимия показала мне свою майку. Не в этом смысле; она просто быстро встала и сняла верхнюю часть своей формы. На майке Шичимии было написано «Скорость☆Света».

— Ого!

У неё такая есть? Вот ведь крутотень! Чёрт, я хочу себе такую же!

— А? Что это за ультрарадостное выражение лица?

— А, это? Нет, это не то, о чём ты думаешь. Не то чтобы я потрясён… да, ты сняла одежду так быстро, что я удивился.

Меня кольнуло, что можно было бы сказать это получше… Я так завидовал тому, что у неё есть такая майка, что не мог здраво мыслить.

— Похоже, ты совсем не ожидал того, что я начну раздеваться, Герой. Хорошо. Ты хочешь специальное обслуживание? — чуть смущённо спросила Шичимия, снимая юбку.

Я застыл, и в моём мозгу чётко отдалось две вещи: «Я слышу шорох одежды» и «Я слышу, как она падает на пол».

— Нет! Нет! Нет! Нет! — закричал я, быстро закрывая глаза руками. Я не должен на это смотреть. У меня есть девушка. Мне нельзя пялиться на других…

— Нья-ха-ха-ха, какой расхожий штамп, но я разочарована тем, что ты отреагировал так же, как обычные люди. Похоже, есть во мне что-то извращенское. Я не должна делать таких бесстыдных вещей, да?

— А?

Я приоткрыл щёлки между пальцами, чтобы посмотреть, что происходит. Шичимия надела короткие чёрные штаны.

Успокоившись (если честно, я был немного разочарован), я опустил руки. Шичимия выглядела так, будто ходила в какую-нибудь спортивную секцию. Она была совсем не похожа на человека, стоявшего здесь минуту назад. Очень быстрое перевоплощение.

— Вероятность того, что они узнают меня в таком виде, крайне мала. А теперь покажи мне, что и как здесь устроено, Герой!

— А, да. Понял, — обессилено сказал я, чтобы найти хоть какой-то выход из ситуации.

Ладно, на экскурсиях главное, чтобы туристы не скучали, так что надо бы поменять настроение. Пока я этим занимался, Шичимия аккуратно складывала свою одежду. Правда, обычно её оставляют в разде-валке.

— Ты хочешь оставить её здесь?

— А ты хочешь помочь мне её нести, Герой? А то тащить с собой всё это не айс.

— Я не хочу, чтобы все считали меня извращенцем, увидев, как я таскаю с собой женскую форму!

— Ладно, тогда я зайду сюда попозже и заберу её. Отлично, сваливаем отсюда! ВЕЛИКИЙ РЫВОК!

— Ладно, ладно…

Обмениваясь репликами, мы стали спускаться по лестнице. Нас встретил стук мячей. По спортзалу носились потные члены баскетбольной и волейбольной команд. Мы быстро прошли к одному из боковых выходов и вышли из спортзала.

— Так, ну и что ты хочешь посмотреть?

— Хм, да мне как-то без разницы.

— Без разницы, говоришь? В нашей школе ничего странного, вроде как, нет…

Я понятия не имел, как выглядят старшие школы у демонов. А чтобы представить свою школу в таком качестве, воображения мне сейчас явно не хватит.

Ладно, просто пройдёмся. Сейчас всё равно идут занятия кружков.

— Эй, Герой. Ты видел моё нижнее бельё?

— Почему ты решила завязать разговор именно с этой фразы?

— Просто ты так разочарованно выглядел.

— Нет! Ни разу! Мне и шортики понравились!

И снова я заговорил, не подумав. И судя по её улыбке, именно к этому она и стремилась.

Но почему она носит гетры с короткими штанами? Что-то я туплю. Это всё ради зеттай рёйки*.

— Вот как? Думаю, можно сказать, что тебе повезло. Не то чтобы я устроила это шоу ради тебя, но рада, что тебе понравилось, Герой.

— Я не уверен, извращенство это или нет, но ты говоришь, как эксгибиционистка!

— Герой, ты же знаешь, что я Волшебная Королева Демонов? И когда я трансформируюсь, моё нижнее бельё становится видно. Если уж это не стыдно, то то и подавно.

— Что?! Тогда трансформируйся прямо сейчас!

А теперь уже я говорю, как извращенец. Моя очередь, что тут скажешь?

— Между прочим, в момент трансформации и слияния я стану абсолютно обнажённой.

— С чем ты сливаешься?!

С другим человеком? С роботом? С каким-нибудь экзоскелетом? Она уже превзошла возможности обычной девочки-волшебницы… Это магия?.. Но если она окажется обнажённой… это всё равно ненормально!

Я уже решил высказаться, как Шичимия кротко вмешалась в мои раздумья:

— Это… в последнее время в момент моей трансформации одежда мелькает очень быстро. Прости, что разочаровываю тебя. Думаю, сейчас всё длится в два раза быстрее, чем раньше. Что скажешь, Герой?

Не буду повторять, что Шичимия выглядела очень смиренно. Я не то чтобы не понимал, что она хочет сказать. Если подумать, я даже всё понимаю. Ты должна сосредотачиваться на боевых сценах, и поэтому не хочешь, чтобы твои трансформации длились долго. Первое время они смотрятся круто, но в пылу схватки длятся не больше секунды.

— А разве твой противник не может решить напасть на тебя прямо во время трансформации, хоть ты и будешь трансформироваться в два раза быстрее?

— Тогда я атакую прямо во время трансформации. Закричу: «ТРАНСФОРМИРУЮСЬ!» и начну стрелять магическими стрелами во все стороны!

— Но это же максимум ошеломит противника!

Хотя, если стрелять во все стороны, можно и попасть. Но как-то невесело получится, если ты вырубишь противника ещё до того, как закончишь трансформацию.

— Точно! Тогда я использую эту стратегию против ангела! Совмещу её с ускоренной трансформацией и убью двух зайцев одним выстрелом! ☆

— Если ты говоришь о Рикке, то на ней это не сработает.

— Вот как? Значит, ангел… Рикка-чан очень сильна. Кстати, Герой, в каких вы с ней отношениях? Она сказала что-то про контракт.

— Что? А…

Я запнулся. А потом вновь раскрыл рот и сказал ей нечто постыдное. Может, потому что говорил именно с Шичимией? Но я и не должен скрывать это от неё.

— Она инициатор моего контракта и моя девушка.

Шичимия была потрясена. Думаю, мысль о том, что у меня может появиться девушка, никогда не приходила ей в голову.

— Ясно. Значит, девушка Героя — ангел. Что значит… что Герой — тоже мой противник…

— Ну, так далеко я заходить не буду… Мы может и сейчас вместе играть.

— Но ты же только что сказал, что поддерживаешь Рикку-чан, Герой.

— Ну, мы связаны контрактом.

— Ясно. Похоже, теперь мне придётся составить план победы над двумя людьми, а не над одним. Может, мне удастся найти Четверых Всадников.

Четверых Всадников… Да уж, уверен, Ишшики ей сразу же поможет. Хоть Первым Всадником его назвала Рикка, он не сможет бросить девушку в беде.

Мы бездумно шатались по школе, но когда поднялись на второй этаж, я кое-что вспомнил и повёл Шичимию в многоцелевой зал. Может, они теперь и разные люди, но есть тут один старый друг, с которым она, может, не прочь повидаться.

— Шичимия, посмотри сюда.

Она наклонилась надо мной, чтобы взглянуть на то, что я хотел ей показать. Я немного приоткрыл дверь; нас вряд ли могли заметить. В зале тренировался танцевальный кружок.

Мы вместе следили за ним. Я видел их тренировку впервые в жизни, но меня сразу же поразили их красивые движения в такт классной музыке. Они танцевали просто восхитительно. Но нам нужна была только одна девушка. Такое чувство, что мы её преследуем…

Я толкнул зачарованную Шичимию в спину.

— Ага, посмотри на ту высокую девушку в синем! Знаешь, кто это?

Чуть дёрнувшись назад от моего толчка, Шичимия посмотрела туда, куда я показывал.

— А? Она? Не может быть… Мори Саммер?!

Она посмотрела на меня. На её лице появилась улыбка человека, который встретил старого друга.

— Да. Это Нибутани.

— Правда?! Мори Саммер! — громко закричала Шичимия и вбежала в зал.

Нужно было её остановить, но она так быстро рванула вперёд, что я не сразу понял, что от этой идеи может быть больше вреда, чем пользы. Пощади меня, пожалуйста.

Нибутани, ясное дело, жутко удивилась, увидев, как к ней несётся Шичимия.

— Ч-что ты тут делаешь?! — спросила она так громко, что было слышно аж снаружи.

— Давно не виделись, Мори Саммер!

Хоть Шичимия и называла себя Королевой Демонов, сейчас она выглядела милым ангелочком. Но недолго, потому что Нибутани, едва услышав, как из её рта вырывается запретное имя, сжала её щёки. Образ принцессы исчез.

— Не зови меня так! А ну пойдём-ка!

— Осему сы сымаэ оы сохы?

Так и сжимая щёки Шичимии, Нибутани поклонилась остальным членам танцевального кружка и старшеклассницам, после чего извинилась перед ними:

— Прошу прощения, я отлучусь ненадолго.

Она направилась прямо сюда. Наши глаза встретились. Чёрт! Сейчас плохо будет не только Шичимии, но и мне! Пора сваливать отсюда!

— А ну иди сюда, Герзони, — тихо сказала Нибутани. — От меня не убежишь.

Ну вот…

Её взгляд был даже пронзительнее взгляда Шичимии. Нибутани не отпускала её щёки, пока они не вышли из зала.

— И что ты здесь забыла?

— Я пришла, чтобы сразиться с ангелом!

Рот и глаза Нибутани широко раскрылись. Она была страшно удивлена.

— З… зна… значит, это ты вчера сделала то сообщение?!

— Ку-ку-ку, НЬЯ-ХА-ХА-ХА! ДА! Это была я! Волшебная Королева Демонов София Кольцо была перерождена, чтобы сразиться с павшим ангелом! И сегодня я прибыла сюда снова!

Нибутани словно лишилась дара речи. Я радостно смотрел на то, как менялся цвет её лица, но боялся того, что может произойти, если мы оставим её одну…

— Нужно было спросить тебя, что он здесь делает, — спросила Нибутани, показав на меня пальцем. Недолго же её плющило. Я знал, что до этого дойдёт, но мне всё равно было страшно.

— Эм… как бы это сказать?.. Я показывал Шичимие школу, а потом мы решили воспользоваться возможностью повидаться с тобой, и…

— Хммм,− протянула Нибутани, холодно глядя на меня. Потом она перевела взгляд на Шичи-мию. — А почему она так одета?

— А, это? Совсем недавно я была в наряде Волшебной Королевы Демонов, но потом решила сменить свой облик, чтобы враги не нашли меня.

— О’кей. Я смотрю, ты совсем не изменилась.

— Точно! ☆ Я всегда буду такой же, как сейчас!

Те же слова, что она сказала и мне. Для Шичимии это нормальное поведение. Нибутани устало пожала плечами.

— И я всегда буду звать тебя Мори Саммер!

— Заткнись! Нет, не зови меня Мори Саммер! В кружке об этом имени не знают!

— А? Но ты же Мори Саммер!

— Не произноси этих слов! Моё имя — Шинка!

— Что? Раньше ты называла себя этим прозвищем!

— А-а-а, это тёмное прошлое!

Похоже, Шичимия ошеломила Нибутани. Когда кто-то находит слабые места Нибутани, меня наполняет радость, как и тогда, когда Казари-чан раскрыла её прозвище. А, так вот как чувствуют себя садисты?

Нибутани снова пожала плечами. Но на этот раз она вздохнула, и её напряжённое выражение лица резко изменилось.

— Ну и ладно. В конце концов, я тебя и Шичимией раньше называла.

— А? Что происходит?

Шичимия подбежала к Нибутани почти как собака, и по неизвестным мне причинам обняла её. Она выглядела неимоверно счастливой.

— А-А-А-А-А! Как же я по тебе соскучилась! Такое чувство, что я воссоединилась с Мори Саммер, которую так давно не видела!

— Ты что, сразу не поняла, дубина? — прилетела ответка от Нибутани. Похоже, моя роль во всём этом сыграна, и мне остаётся только наблюдать.

— Мори Саммер, ты ненавидишь меня?

— Да, ненавижу! Ненавижу! Я уже успела забыть тебя!

— Но я очень люблю тебя!

Нет, это не юрийная сцена. Но очень трогательная, чем бы это ни было.

О, Нибутани оттолкнула от себя Шичимию.

— О-о-о, твоя сила выросла, Мори Саммер. Когда мы трансформировались, ты всегда была сильнее меня. О, как я это называла?

— Да, да. С тех пор я изменилась. Я уже не тот человек, которым была раньше. Я излечилась от синдрома восьмиклассника, — Нибутани выдержала паузу, а затем стала рубить правду-матку: — Это по твоей вине у меня появились воспоминания, о которых я хочу забыть! Я не смогу вернуть тебя в то состояние, в котором ты была до того, как перешла в восьмой класс, но точно исправлю твой синдром восьмиклассника!

— Нья-ха-ха! О чём ты? Синдром восьмиклассника останется со мной навечно, Мори Саммер, я обещаю тебе! Похоже, вся твоя затея с исправлением провалилась, да? ☆

— О-охх… Я точно перевоспитаю тебя!

— Мори Саммер. Ты сказала, что вернёшь меня на тот путь, которым идут обычные люди, но я никогда не сойду с того пути, по которому иду. Я всегда буду такой, как сейчас. Я останусь ему верна.

У неё нет тёмного прошлого. Ей нечего менять в своей жизни. Если ей не о чем беспокоиться, она не сможет измениться. Она с самого начала была уверена в том, что её дело правое.

— Нья-ха-ха, поэтому ты и не сможешь исправить меня, Мори Саммер. Когда-то ты была благочестивой, но почему ты зовёшь тот период тёмным прошлым? Меня не было рядом с тобой, когда мы учились в восьмом классе, но такой ты стала, уже когда я стала проводить с тобой своё время. Ты так говоришь, чтобы заставить меня плакать?

Нибутани молчала. Может, просто не могла подобрать нужных слов?

— Я… Я сама виновата в том, что подхватила синдром восьмиклассника. Я думала, что все, даже ты, это знают! Мне… тоже было весело, когда я так себя вела… как и любому… Я не могу назвать это тёмным прошлым. Но разве люди с синдромом восьмиклассника не причиняют остальным кучу проблем?!

Похоже, куча плюсов синдрома восьмиклассника не помешала Нибутани ругать его.

Я тоже знал, о чём она говорит. Ещё месяц назад я и сам считал те времена своим тёмным прошлым. Как я мог её не понимать? Но, похоже, мы оба наслаждались теми временами, когда у нас был синдром восьмиклассника. Даже Нибутани не станет этого отрицать. Может, сейчас в это и не верится, но может настать день, когда я встречу Шичимию и пойму, что она чувствует себя так же, как мы с Нибутани сейчас.

— Разве ты не доставляешь кучу проблему этому ангелу, кто бы он ни был, как и всем тем учителям?!

— Нья-ха-ха-ха… Да, было дело. Да… прости меня, — печально сказала Шичимия слабым голосом. — Я знаю, что могу доставлять проблемы многим людям вокруг, но не хочу жить по-другому. Я уверена, есть и такие, которым я сделала больно, и такие, которых я раздражаю. Никто не может жить так, чтобы не надоедать кому-нибудь другому, так какая разница, насколько?.. Вот почему я не могу жить так, как ты хочешь. Хоть это и может прозвучать эгоистично, я думаю, что мне лучше будет жить так, как прежде.

«Герой, я буду сильно тебе надоедать».

«Я буду надоедать и себе самой».

«Но я не могу жить без этого».

Когда она заговорила, я начал кое-что вспоминать. Когда мы впервые встретились в седьмом классе, она сказала что-то похожее. Ничего не изменилось. Я тоже совсем не изменился.

Надоедать кому-то и быть с ним рядом — сколько же в этом похожего. Но десятки тысяч людей никогда с этим не согласятся. Они, скорее всего, предпочтут сказать, что хотят быть рядом с други-ми людьми, чтобы заботиться о них. Они не сочтут её образ жизни правильным.

— Ты и правда заражена… — пробормотала Нибутани, опустив взгляд.

— Да. Эм, прости… Я надоедала и тебе, Мори Саммер. Тебя раздражали даже встречи со мной. Мне очень жаль. Я попробую не докучать тебе в будущем. В общем, прости. Пойдём, Герой.

— А, ладно… — неопределённо ответил я и пошёл вслед за Шичимией. Решив показать ей Нибутани, я совершил ошибку. Может, они не должны были встречаться снова? Я не хотел, чтобы всё кончилось вот так.

— Погоди… — проворчала Нибутани из-за наших спин. — Не пойми меня неправильно, но не говори, что ты не будешь надоедать сама себе! Я… Я не хочу, чтобы ты кому-нибудь надоедала, но я… Я твоя подруга, так что между нами всё хорошо. Подумай об этом! Именно поэтому я всё это тебе и сказала!

Чего и стоило ожидать от Нибутани. Во время войны она бы в первую очередь заботилась о первой линии обороны. Она королева класса, которая обо всех заботится. Может, она и не очень заботливый человек, но когда надо, она прямо заряжается заботой. Нибутани особо подчеркнула последнее:

— Я буду пытаться вылечить тебя всегда!

После этого она развернулась и вернулась к своим. Я стал размышлять над её чувством справедливости. Точка зрения каждого человека кажется ему единственно верной. Я начал немного жалеть о том, что их встреча прошла вот так. Была ли она вообще нужна?

— Нья-ха-ха-ха, ой, как же я люблю Мори Саммер! Она нереально крутая, а?

— Да, Нибутани классная староста.

— Она ведь меня не ненавидит, да?

— Не думаю, что она способна на ненависть.

Шичимия очень обрадовалась, услышав это. Она улыбнулась. Я улыбнулся ей в ответ. А затем…

— А.

…мы услышали голос. Когда нас заметили, мы спустились уже почти к подножью лестницы. Посмотрев туда, откуда исходил голос, мы с Шичимией тоже не смогли выдавить из себя что-нибудь ещё, кроме первого знака хираганы, «а».

Рикка сразу же заговорила:

— Юта! Что ты делаешь вместе с моим противником?!

Удивление? Злость? Я не знал, что завладело Риккой, когда она спускалась по лестнице. Дойдя до нас, она тут же вклинилась между мной и Шичимией.

Рикка повернулась к Шичимие передом, ко мне задом.

— Юта, как ты мог?!

Первый раз слышу от неё такую фразу.

— Эм, прости. У меня с ней было дело. Это…

Я так говорил, что мне стало казаться, будто я оправдываюсь в супружеской измене. Вот и конец, да?..

— О-о-о! Взять Юту в заложники — нечестный ход!

— А?.. Он же мой старый друг. А хотя это не имеет значения! Твоё время наконец пришло! Павший ангел Рикка-чан, когда ты увидишь моё танцующее пламя, то сгоришь подобно ангелу под ярким летним солнцем! К тому же, я чувствую себя прекрасно! Как насчёт реванша?!

— Я согласна, противник Юты!

Эй, я ещё не умер! Чёрт, они так себя ведут, что я не смогу вклиниться в их обмен репликами. Всё пропало…

— Отлично, тогда я трансформируюсь!

— Немедленно. Быстро трансформируйся!

— Ах ты сварливая!.. Чёрт! Я не могу трансформироваться без своего устройства трансформации, Меравиглии! А! Чёрт!

— Тиранический Глаз Истины сильнейшая.

— Я совершила тактическую ошибку. И проиграла уже два раза подряд… В следующий раз я точно одолею тебя! Вот увидишь! — прокричала Шичимия на прощание и побежала вниз по лестнице.

Что, уже конец? Стоп, они же в этот раз даже не сражались… Но Рикка не могла не обойтись без своей коронной фразы.

— Юта… Ты солгал мне? — спросила Рикка, обернувшись ко мне. У неё было крайне серьёзное выражение лица. Мои лицевые мышцы словно сковало.

Я переживал, что мог солгать ей, но мог честно сказать, что не делал этого.

— Хм… Это была не ложь. У меня и правда было с ней дело. Я должен был увести её от учителей, которые её преследовали…

— Вот как… Больше ничего не случилось?

— М? Ну да, больше мы ничем не занимались.

Ну разве что с Нибутани о прошлом поболтали.

— О… Тогда хорошо. Но когда София явится сюда в следующий раз, я тоже хочу об этом знать. Я должна знать о том, что делает мой противник.

— София? А, Шичимия?

Я вспомнил. Вчера Шичимия представилась именно этим именем, и Рикка, естественно, так её и зовёт.

— Верно. Если она снова придёт в нашу школу, свяжись со мной.

— Понял. Обещаю, что скажу тебе, если она вернётся.

— Утверждено и согласовано. А теперь пошли обратно в класс.

Рикка пошла в сторону нашей классной комнаты.

— Кстати, ты мне напомнила… Почему ты до сих пор в школе?

— Потому что ты не ушёл, — недовольно ответила Рикка. Она выглядела, как ребёнок. Выглядело это мило, но я тут же начал чувствовать себя виноватым.

— Это произошло по моей вине. Прости.

— Да не надо…

— Рикка, может, я тебя до дома провожу?

— Давай.

Вернувшись в класс, мы снова засели за ту карточную игру. Рикка весь день была в плохом настроении. Не знаю, из-за того, что постоянно проигрывала, или из-за чего-то другого.

Кстати, сегодняшней карой было написание иероглифов, отражающих наши действия, но по оценкам у нас была ничья (1:1), и мы решили оставить её на завтра. Иероглифы почему-то значили «правонарушитель». Если учитывать то, что на мне висело, причин писать их у меня не было, потому что я сегодня таким не занимался.

Наступало время воспользоваться воспоминаниями. И это будет опасно.

  1. «Дзэттай рёики» — неприкрытая часть женского бедра от гетр до юбки или шорт.

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть