Глава 6. Я люблю только Рикку

Наступила среда, но мне казалось, что с начала недели прошло куда больше времени. Я быстрым шагом дошёл до школы и вошёл в класс. У меня уже выработалась привычка первым делом здороваться с Риккой, но на этот раз её на привычном месте не было. Обычно в это время она уже сидит за стоящей перед моей партой и читает книгу с названием вроде «Сведения о Вселенной», но, как вы уже поняли, сегодня её там не сидело.

Я повесил сумку на крючок моей парты. Похоже, придёт она не скоро. И где она делась? А хотя ладно. Нужно готовиться к урокам.

От того, что я с ней не поздоровался, мне почему-то стало неуютно. Я не мог успокоиться, и в ожидании звонка листал учебник.

Когда я думал, придёт Рикка вообще сегодня в школу или нет, она нетвёрдой поступью вошла в класс как раз с окончанием звонка. Пустое место передо мной сразу же заполнилось.

Я прошептал ей: «Доброе утро», но ответом мне была тишина. Я подумал, что она не расслышала меня, и собрался прошептать ей это ещё раз, но в класс вошёл учитель обществоведения. Как же ты невовремя. Неудобство никак не проходило. Тяжёлый будет денёк.

Когда прозвенел звонок с урока, легче мне не стало. Рикка внезапно встала и вышла из класса. Ничего себе, и ни слова мне за сегодня не сказала. Я уже начинаю чувствовать себя немного не-уверенно.

— Хм. Везёт мне сегодня. В кои-то веки Тогаши и Таканаши-сан друг с другом не заигрывают, — сказал Ишшики, неожиданно усевшийся на стул рядом со мной. Что-то я совсем о нём забыл. Его голос и выражение лица были привычно твёрдыми. Если подумать, то со мной сегодня в школе только Ишшики и поздоровался. Я был одновременно и рад тому, что он со мной заговорил, и немного раздосадован. Но хоть кто-то что-то сказал.

— Ты так говоришь, будто мы только этим каждую минуту свободного времени и занимаемся. С чего ты это вообще взял?

— Ну не знаю. Смотришь на вас на перемене — а Таканаши-сан уже поворачивается к тебе и говорит что-нибудь вроде: «Юта. Мне нужно обсудить с тобой новую способность!» или: «Юта. Сегодня у тебя крайне низкий уровень сил тьмы».

Как он заметил? Рикка же совсем тихо говорит, её никто не должен слышать.

— Но не всё же время! И что это за пародия? Уж прости, если разочаровываю тебя, но мы так не говорим.

— Чувак, так поэтому это и называется пародия! Но меня тут интересует одна вещь. Вы что, поссориться собираетесь?

— Откуда это будущее время?!

— Мне кажется, что вы с Таканаши-сан в контрах. Но в прошлом и настоящем вы явно не ссорились, так что это ещё в будущем.

Какое странное умозаключение… Хотя если бы он сказал про ссору в настоящем времени, то был бы ближе. Нет, нифига мы не поссорились.

— Мы не в контрах. И не собираемся! Ну, да, случилась одна вещь, но она Рикку совсем не тревожит …

— Я так и думал, что ты это скажешь. Так, во-первых, она убежала в коридор!

Я собрался решительно ничего ему не говорить. Твоя затея не сработает, уж прости.

— Да не парься. Если честно, я собирался назначить тебе неделю исправительных лекций за нарушение седьмого школьного правила.

— Ты же это не всерьёз… Я тут при чём?..

— Да шучу я.

— Не шути так о правилах!

Чёрт, это он должен серьёзно к ним относиться, а не я! Хорош ворчать!

— Ну, это вообще никак не связано с произошедшим, но я тут подумал…

— Что?

— Тогаши, погнали в мейд-кафе *! Я когда вчера эту красотку увидел, то сразу подумал, что она выглядит, как горничная, и мне тут же захотелось туда сходить!

И чем это её форма была похожа на костюм горничной? Хотя это ж Ишшики, чему удивляться-то?

— А я туда не хочу.

Он поднял на меня взгляд.

— Тогда как насчёт поделиться со мной информацией об этой красавице?

Чёрт, что делать? Нехорошее у меня предчувствие. Мне даже возразить ему нечем.

— Прости.

— Опа, извиняешься? Я бы, конечно, попросил тебя рассказать мне всё… или согласишься?

А может, сменим тему, пока ты отшучиваться не стал?..

— Мой склад опровержений уже опустел! И с чего ты взял, что я вообще начну отшучиваться?! Я вообще никогда тебе не говорил, что люблю горничных! Но учитывая, что ты всегда помогаешь мне советами, не ответить на твой вопрос будет грубо.

— Что?! Чувак, быстро рассказывай мне об этой красотке! Какая она? Это та девочка-волшебница, о которой сейчас все говорят? В каких вы с ней отношениях?!

— Да, это та самая Волшебная Королева Демонов, которая нашебуршила на радио. Она моя подруга из средней школы. Её зовут Шичимия Сатоне, но её демоническое имя — София Кольцо SP Сатурн Седьмая. И у неё синдром восьмиклассника.

Ишшики кивнул, по ходу дела старательно записывая добытые сведения в свой блокнот. Я засмеялся, увидев, как серьёзно он пишет слова «София Кольцо SP Сатурн Седьмая».

— Понятно. Значит, она твоя старая подруга? Хм, и у неё синдром восьмиклассника?

А ведь я никогда не разговаривал с Ишшики о своей средней школе. Может, сейчас самое время рассказать ему о том, каким я тогда был? Не то чтобы меня совесть из-за утайки грызла, да и не боюсь я, что он будет надо мной издеваться… Он может даже с удовольствием меня выслу-шать, и потом мы вместе посмеёмся. Да, сведу всё к юмору.

— Эм, видишь ли, у меня тогда тоже был синдром восьмиклассника…

— Да знаю я! Ты давай про Шичимию-сан! Что она любить делать? Что она любит есть?!

— Ты знал?!

— Да весь класс уже походу знает. Ну, по крайней мере, пацаны. И сейчас ты обладаешь способностью находиться рядом с Таканаши-сан.

Все знали… Чёрт, как же это меня…

— Ты издеваешься?

— Не-е-е. Я тебя уважаю.

Гм, и правда.

— Вот… вот как, да? Да, это очень хорошо. Ха-ха, похоже, я ошибался…

— Да все через это проходят. Просто у кого-то это затягивается надолго, а кто-то выздоравливает через месяц или пару недель. Если ты не заболеешь такой штукой, тебя можно считать новым чудом света. Я в своё время тоже заразился. Эх, как же я скучаю по своему бамбуковому мечу… А теперь давай про Шичимию-сан!

Ишшики был на взводе. В его голосе уже появлялись счастливые нотки. Ну да, будь я на его месте, то тоже бы… А ещё вместе со счастливыми нотками у него появился акцент жителей Хоккайдо.

— Так, с чего бы начать? Она любит фантазировать. И ещё RPGшки делать в той программе… А её любимая еда, по-моему, мороженое. Я не знаю, в какой школе Шичимия учится сейчас, но она переводилась в среднюю школу Нибутани. Порасспрашивай её, может, побольше меня расскажет.

— Слушай, я о девушках с кем-нибудь, кроме тебя, разговариваю ещё?

— Ну да, действительно.

— И ещё кое-что, — Ишшики захлопнул свой блокнот. Атмосфера моментально изменилась. — Ты собрал вокруг себя слишком много красавелл, тебе не кажется?

— «Красавелл»? Ишшики, ты что, с Хоккайдо? Нет, не кажется.

— Хм, тогда я скажу по-другому. Ты собрал вокруг себя дофига девушек с синдромом восьмиклассника. Они как будто сами к тебе тянутся.

— Я бы так не сказал.

Но… Сначала Рикка, потом Шичимия, это уже тенденция. И если считать всех заражённых, то можно приплюсовать ещё и Нибутани. Чёрт, а ведь это реально тенденция. Мне кажется, что они просто срезонировали с похожим на них человеком. Я сказал об этом Ишшики.

— Ну, даже после всего этого ты должен обращаться с Таканаши-сан очень осторожно. Парни, которые не заботятся о своих девушках, — мерзкие типы.

— Ну, это само собой. Мог бы и не напоминать.

— Да? Вот и хорошо. Не забывай об этом. Ты же знаешь, она-то точно не забудет.

— Ага! — я кивнул в знак согласия. Я не могу забыть такой важной вещи!

— Правильный ответ. А теперь, раз уж благодаря тебе у меня есть информация о Шичимии-сан, может, поблагодарить тебя походом в мейд-кафе? Знаешь, я там никогда раньше не был.

Он опять?.. И тут очень кстати прозвенел звонок. Ишшики тоже посчитал это знаком окончания разговора и вернулся на своё место. Рикка же… так и не вернулась.

Я уже начал думать, где она, как она вошла в класс одновременно с Наной-чан. Где она была? Как же мне хочется это узнать. Но она снова не сказала мне ни единого слова.

◆◆◆

Рикка, как и в первый раз, исчезла из класса, едва прозвенел звонок. Нерадостное это было зрелище, как понимаете. Мне казалось, что она меня избегает, но я не знал, почему. Если поду-мать, Рикка могла делать это из-за того, что вчера случилось с Шичимией, но она уже должна была успокоиться. Но если я с ней не поговорю, мы так и не сможем разрешить эту проблему.

С чего бы ей вдруг начать вот так себя вести? Интересно, что она будет делать, если я попробую с ней заговорить. Может, этим всё решится? Может, она меня не избегает вовсе? Может, мне только кажется?

Сейчас будет самый подходящий момент что-нибудь сделать. Я пошёл за Риккой. Выйдя в коридор, я посмотрел налево, направо, и увидел, как Рикка уходит прочь.

— Подожди!

Я крикнул ещё раз. Интересно, три — на самом деле магическое число? Как только я задумался над этой вещью из «мира восьмиклассника» (как будто сам мир пытался не дать мне поговорить сегодня с Риккой), меня кто-то окликнул. Я оглянулся посмотреть, кто это сделал, и это была — кто бы вы думали — Нибутани.

— Что тебе нужно? Я немного спешу.

— Прости. Есть минутка?

Это что-то новенькое. Нибутани вела себя… робко. Естественно, я кивнул. Похоже, мои подозрения насчёт мира небезосновательны. Но такое поведение было совсем необычным для Нибутани. Я должен её выслушать.

— К, как это необычно с твоей стороны. В чём дело?

— Ну, я только хотела спросить тебя по поводу вчерашнего…

— Вчерашнего? А, ты про ту историю с Шичимией?

— Да… Она после этого что-нибудь говорила?

Копаясь в воспоминаниях, я начал понимать, что Нибутани хотела узнать на самом деле. И если я отвечу: «Ничего», она это не примет.

— Хм, я не знаю, почему ты беспокоишься, Нибутани. Лично я после вчерашнего переживать о ней не стал бы. Если ты знаешь её так же хорошо, как я, то тоже это поймёшь.

Всё дело в том, что у тебя есть совесть. И я не говорил ей этого не потому, что недостаточно ей доверяю, а потому что есть вещи, которые не хочется говорить напрямую.

— Ясно… Прости. То есть спасибо. Но меня как-то бесит, что мне приходится просить у тебя совета, Герзони.

— И почему ты меня так называешь?! Можно уже идти?!

Я знаю, что уже спрашивал её об этом, но не мог не повториться. К тому же, я потерял Рикку, так что дело стало ещё хуже.

— Не-а. Я хочу спросить у тебя кое-что ещё.

— Ты что, не можешь и дня прожить, чего-нибудь у меня не спросив?

— Да нет. О, прямо напомнил, как ты обычно: «Рикка, не наделяй меня только что придуманными способностями!» или: «Не волнуйся, Рикка. Мой уровень сил тьмы низок из-за того, что сейчас обед».

О наших разговорах что, все знают? Я же тихо шептал, никто не должен был услышать… И что у неё с лицом? Она пытается меня пародировать?

— Всё, всё совсем не так! Ты уже закончила? Если да, то я пойду.

— Подожди. Я хочу задать тебе ещё один вопрос.

И какого чёрта сегодня все задают мне вопросы? Это что, викторина?

— Что?

— Что ты думаешь о Шичимие, Герзони?

— А? В каком смысле?

— В самом прямом. А ты хочешь ответить в другом?

Думаю, можно рассказать ей о том, как мы проводили перемены в средней школе. Или о том, как сильно она меня замучила. Но если подумать… удивительно, но она никогда мне не надоедала.

— Ну, хоть мне и не нравятся эти её ежедневные проникновения, и я хочу, чтобы она перестала так делать, она никогда мне не надоедала. Она делает что хочет и когда хочет. Это весело.

— Я знала. Да, знала, что ты так ответишь, Герзони. Но что она для тебя значит? Об этом ты ничего не сказал.

— Ты о чём?

— Меня это, конечно, не касается, но если я не вмешаюсь в ваши отношения с Шичимией, Таканаши-сан психанёт.

— Стой…

— Попытайся с ней помириться. Как ты и сам говорил, я не хочу, чтобы вы расстались. Прости, что отняла у тебя время.

— Ага.

Услышав этот равнодушный ответ, Нибутани вернулась в класс, где быстро заговорила с кем-то из наших одноклассниц.

Я думал, что знаю, какие слова скажу Рикке… Но я не мог ничего сказать. Я не мог ничего придумать.

— Зачем мне искать её, если я не смогу ничего ей сказать?

Может, пустить всё на самотёк? Нет. Я пошёл обратно в класс, чтобы собраться с мыслями. Рикка снова вошла вместе с учителем. Сейчас у нас японский. Всё правильно.

◆◆◆

Четвёртым уроком была физкультура. Когда она закончилась, я захотел попробовать поговорить с Риккой, которая мне за весь день так ничего и не сказала. Всё-таки, сегодня была её очередь со мной обедать. Переодевшись в раздевалке, я пошёл в класс вместе с Ишшики рядом с моим телом и Риккой внутри моей головы.

У всех девушек в классе были мокрые волосы. Ну да, у них же сегодня было плавание. Увы, наша школа поддержала это новомодное веяние разделять уроки плавания по полу и лишила парней одного из удовольствий старшей школы.

Зачарованного Ишшики я оставил наедине со своими мыслями. Не то чтобы мне не нравились мокрые волосы, просто я хотел поискать Рикку.

Её ведь в классе нет, да? Мне всё ещё было как-то неудобно.

Когда я задумался над тем, что делать дальше, в моё поле зрения попал один хороший человек.

— Казари-чан, ты знаешь, где Рикка?

Она как раз сушила волосы пушистым полотенцем. Как чувственно.

— Ох-ох, Рикка-чан же только что здесь была, — ответила Казари-чан, окинув взглядом класс. — Её здесь нет?

Если она была здесь, то куда потом пошла?

— Похоже на то. Я хотел пообедать вместе с ней, но не знаю, куда она подевалась. У тебя есть какие-нибудь мысли на этот счёт?

— Хм, в бассейне ничего необычного я не помню, но сегодня она как-то плохо выглядит. Может, в медпункт пошла? Или цветы собирает?

— Медпункт… Понял. Спасибо! Я побежал!

— Осторожнее там!

Отлично, в медпункт.

— Плохо выглядит?

Не то чтобы я этого не заметил, но опять же, она мне сегодня ничего не сказала. Раз уж она может оказаться в медпункте, нужно побыстрее туда попасть.

Я зашёл в медпункт всего во второй раз за время учёбы в этой школе, но тут, кажется, ничего не изменилось. И по-прежнему никого нет. В этом месте вообще кто-нибудь работает или нет?

Рикка, конечно же, была… не здесь. Может, она лежит на одной из кроватей? Она как-то говорила, что спала здесь. Я заглянул за штору и… увидел спящую девушку.

Её лицо было красивым, но при этом утончённым, и она выглядела, как отдыхающая принцесса какой-нибудь разорённой страны. То, что она спала, было видно сразу. Думаю, она не боялась того, что кто-нибудь увидит её спящее лицо. При всём вышесказанном я не имел ни малейшего понятия, кто она такая. Уже каникулы скоро, а я её ни разу в нашей школе не видел.

Мне подумалось, что если я спрошу о ней Ишшики, он узнает её имя и класс в мгновение ока. Но мне нет нужды заходить так далеко. К тому же я не смог бы не упомянуть, что на её лбу было написано слово «демон». Это уже начало меня доставать. Над ней что, издеваются?

Хотя издеваться над спящими нехорошо, так что это, скорее всего, просто шутка. Бедная девочка. Я не хотел, чтобы она ходила по школе в таком виде, поэтому положил рядом с ней небольшое зеркало и завесил шторы.

А где тогда Рикка? Нет, серьёзно, где она может быть? Может, когда Казари-чан от неё отвернулась, она пошла в туалет? Нужно вернуться в класс.

Мда, она всё ещё не здесь.

Когда я оглядывал классную комнату, меня позвала Казари-чан, всё ещё сушившая свои волосы.

— Йо. Она была там, Тогаши-кун?

И снова чувственно.

— Нет, в медпункте её не было. И я не думаю, что она собирает цветы… Чёрт, куда же она делась?..

— Хм, может, в столовой?

— Нет, сегодня я принёс ей бенто, так что не думаю, что она пошла бы туда.

— Ну, тогда я без понятия. Может, подставить тебе спину помощи? Я тоже могу её поискать. Время у меня есть, я уже поела. Если она сюда придёт, тебе позвонить?

— Конечно. Только я думал, что обычно плечо подставляют…

Как я требователен к деталям. Кашлянув, я стал успокаивать… скорее, самого себя.

— Спасибо за предложение. Я тебе очень признателен. Может, она в библиотеку пошла, так что я схожу туда и проверю. Если она вернётся, дашь мне знать?

Казари-чан улыбнулась и кивнула. А теперь в библиотеку.

Я обыскал её сверху донизу, но не нашёл Рикку. Чёрт, я же совсем забыл об изобретениях нашей цивилизации. Казари-чан сказала, что чуть что, она сразу же мне позвонит, но я почему-то совсем забыл об этом. Наверно, потому что не хотел говорить с кем попало, и ничего не мог с этим поделать.

Я услышал телефон. Выхватив его из кармана, я тут же ответил… но услышал только гудки. Оборвалось? Чёрт, что происходит?

Я начал искать, как безумный. Я заходил в столовую, в кабинет обществоведения, в котором мы обычно занимались после уроков, и даже в другие классы. В конце концов, я даже сходил к скамейке, на которой мы один раз обедали. Я потратил на поиски весь обеденный перерыв, но так и нашёл её.

Одновременно со звонком на урок мой телефон завибрировал. Это было сообщение от Казари-чан: «Рикка-чан только что вернулась!». Я ответил: «Ясно. Спасибо».

Чувство неудобства начало плавно перерастать в чувство подозрения. Как всё плохо. Как плохо я себя чувствовал. Как же мне всё это надоело. Я начал сердиться. Что происходит?..

Когда я вернулся в класс, Рикка лежала на своей парте. Так с ней не поговоришь… Я не могу описать свои чувства словами.

Я тоже лёг на свою парту, как и Рикка. Мне не хотелось ничего делать. Кстати, сегодня нам вернули наши контрольные по естественным наукам.

◆◆◆

Если честно, мне становилось всё хуже и хуже. Депрессия накатывала на меня волнами.

Я не помню, что говорил учитель. Уверен, в моей тетради царит полный беспорядок. Увидев свою оценку, я было обрадовался, но тут же вспомнил о Рикке, и радость мгновенно испарилась. Шестой урок начался совершенно незаметно для меня. Я достал учебник по английскому и положил его на парту.

Закончился урок так же внезапно. Она должна что-то сказать. Мы собирались куда-нибудь сходить, а точнее, заключить новый контракт. Хоть нам и нечего было отмечать.

За весь день она мне ничего не сказала. Наверно, это первый раз за последний месяц. Нехорошо это.

Поблагодарив учителя за урок, я собрался молча уйти. Я хотел, чтобы моё поведение само говорило: «Иди домой!». Моего состояния это не улучшило бы совсем, но я уже успел на неё обидеться. Сложив свои вещи в сумку, я вышел из класса, не сказав ни единого слова.

Хватит уже так со мной обращаться! Я пробормотал эти слова себе под нос. Выйдя в коридор, я яростно побежал на лестницу, и мне было всё равно, что скажет этот суровый член дисциплинарного комитета. Если я не поймаю её на выходе, то не смогу с ней увидеться. Спустившись на первый этаж, я встал так, чтобы видеть главный вход.

В голове промелькнула мысль: «Что я должен сделать?» Или лучше думать над тем, как мне с ней разговаривать? Да как угодно, Нибутани! «Попытайся с ней помириться», — всплыло в моей голове. Точно. Я не хочу с ней ссориться.

Когда я злюсь, то становлюсь ужасным человеком. Вся обида внезапно куда-то исчезла. Так, что же мне ей сказать? Делать вид, что я сильно рассержен? Не знаю. Но я не дам Шичимие встать между нами.

Когда Рикка подошла ко мне, я схватил её за руку и заговорил:

— Рикка… Э… Кушать не хочешь? Может, вместе поедим?

Интересно, проигнорирует она эти слова или нет.

К моему удивлению, она повернулась ко мне и, отведя глаза в сторону, ответила:

— Да, хочу.

Она быстро вложила свою руку в мою. Похоже, ссориться со мной она не хочет. Вот и хорошо.

— Может, в классе поедим? А то я тоже голодный.

— Угу.

После уроков в классе оставалось не очень много людей. Мы пошли на свои места. Чтобы есть в классе после уроков, нужно обладать некоторой смелостью (да и люди могут посчитать нас странными, увидев, что мы едим после обеденного перерыва), так что мы подождали, пока все остальные не уйдут.

В нашем классе много людей, которые после уроков уходят в свои кружки или на подработку. Так как мы остались в классе вдвоём, мы не такие, как все. Мы не уходили ни домой, ни на подработку. Это довольно необычно для старшеклассников.

Мда, работу на лето я себе не нашёл, а с наличкой была проблема.

— Ну что, будем есть?

Я вынул из сумки свой бенто и поставил его на парту.

— Что же, спасибо за пищу!

Мы ели обед после уроков. Если бы не это, всё было бы как обычно. Рикка ела совсем как всегда.

Если подумать, в это трудно поверить, но я точно знал, что Рикка весь день меня избегала. Может, спросить её, почему, или плюнуть на это? Но мне кажется, что я должен это знать. Я же её парень.

— Эм, чем ты сегодня занималась?

— Ничем.

Ничем… Я весь день чувствовал себя ужасно из-за того, что ты игнорировала меня, занимаясь ничем… Это слишком уклончивый ответ. Может, она сможет ответить как-то получше?

— Эм… Ты пыталась меня избегать?

Фастбол* прямо в цель. Её ответ:

— Да нет.

И это бешеная подача* или попадание мяча по питчеру. От такого ответа мне стало хуже.

«Да нет»… Даже если Рикка говорит правду, я не знаю, что она имеет в виду. Должно быть, она рассердилась на меня за вчерашнее. Хоть я мог сделать ещё одну бешеную подачу, можно было и дабл-плей* схлопотать! Подумав о том, что мои шансы высоки, я решил бросить ещё один фастбол.

— Ты расстроилась из-за того, что вчера произошло с Шичимией?

И тишина. Это была не дикая подача, а, наверно, бол*. Ну да, если подумать, вопрос был непростой. Может, не нужно было упоминать её имя? По крайней мере, теперь я точно знаю, что Рикке от него легче не станет.

На этот раз я не собирался извиняться. Я собирался сказать то, что должен был сказать ещё на перемене.

— Рикка… Я люблю только тебя. Я хочу, чтобы ты это знала, чтобы ты в это верила.

— …

На этот раз она не издала ни звука, но мне показалось, что я что-то услышал. Больше в классе никого не было, но мне показалось, что звук появился со стороны коридора.

Посмотрев туда, я ничего не увидел. Может, бейсбольный мяч до окна долетел? Что бы это ни было, внутрь оно явно не собиралось.

Я вновь погрузился в собственные мысли. Как же тяжело составлять из них предложения.

— Шичимия мне только подруга.

— Угу.

— И я не хочу, чтобы ты забыла… это…

— Я не забуду. Сегодня сила, удерживающая наш контракт, была на низком уровне, что, возможно, случилось из-за трудностей при взаимопонимании. Запомни то, что случилось сегодня.

Этот ответ был полностью в духе Рикки. Я сразу понял, что она хотела сказать, и мне полегчало.

— Да, я это запомню. Я понял… Я уже выжег это в своём мозгу.

Мы были на грани ссоры, но день прошёл без каких-либо событий. Однако в воздухе по-преж-нему висело напряжение. Что-то с Риккой было не так.

Сегодня не произошло ничего необычного. Другими словами, Шичимия так и не появилась. А что произойдёт, если она появится, я не знал. Думаю, мне больше нельзя с ней гулять.

Но она же всего лишь моя подруга. Ну, очень важная подруга.

Но она сегодня не пришла. В чём дело?

Или мне даже думать о ней нельзя? Не знаю.

Может, мне пора разобраться с тем, «в каком смысле»? Верная ли это формулировка? Кто-нибудь, скажите мне, что делать.

  1. Заведение, в котором посетителей обслуживают официантки, одетые в костюмы горничных.
  2. Сильный бросок мяча питчером (подающим) в бейсболе.
  3. Очень мощная подача, при которой кэтчер (игрок, сидящий позади игрока с битой (бэттера), чтобы в случае, если он не сможет отбить брошенный мяч, поймать его в перчатку) не в состоянии поймать брошенный питчером мяч.
  4. Гейм, в котором из игры выведено два раннера (раннер — игрок, который должен оббежать все базы).
  5. Бросок мяча питчером вне зоны удара.

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Aa
Размер

Высота строк

Отступ

Режим чтения
Aa
Размер

Высота строк

Отступ

Ширина текста

Режим чтения


Имитация книги