Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 7. Ревность

Я восхищался Шичимией.

В седьмом классе, когда мои фантазии только начали вырываться наружу, в восхищении тем, кто помогал воплощать их в жизнь, не было ничего странного. Когда мы встретились, у неё уже был синдром восьмиклассника, и я начал восхищаться ей с этого же момента. Я никак не мог её возненавидеть.

Боюсь, меня могут неправильно понять, но если уж на то пошло, я признаю, что люблю её. Хоть я и говорю слово «люблю», это совсем не та романтическая любовь между лицами противоположного пола. Я люблю её как друга, как лучшую подругу, как товарища по болезни. Вот что я о ней думаю.

Поэтому я и считал, что, встретившись, мы снова сможем валять дурака. Сходить куда-нибудь, напридумывать ещё что-нибудь. Но всем этим мы заниматься не будем. Может, неплохо будет воспользоваться чем-нибудь, что предложит Рикка?

Мне не нравится идея с проникновением в чужую школу, но у нас с Шичимией сейчас установились именно такие отношения. К несчастью, Рикка не способна посмотреть на это под таким углом. Надо бы доходчиво ей всё объяснить.

Я люблю только Рикку.

Шичимия мне только подруга. Но я так и не ввёл её в курс дела. Как мне доказать это Рикке?..

Я раздумывал об этом не только днём, когда мы с Риккой разошлись по домам, но и большую часть вечера, и даже на следующий день. Рикка по-прежнему выглядела недовольной, но сегодня она хотя бы сказала мне несколько слов. Поздоровалась со мной утром, сказала ещё два-три слова потом.

На переменах она, как обычно, поворачивалась ко мне и говорила ещё пару слов. Не каждый час, как говорил Ишшики, но, по крайней мере, как обычно. Это меня успокоило.

Уроки закончились незаметно для меня. И разговаривать с ней сразу же стало заметно тяжелее. Нужно побороть волнение и найти тему для разговора. Это было как-то сложно сделать. Нет, я мог просто уйти, не сказав ей ни слова, но тогда мы рискуем попасть в порочный круг взаимного игнорирования.

Поэтому я и заговорил с ней:

— Рикка, чем хочешь сегодня заняться? Останемся в школе?

Ответила она, привычно глядя на меня. Я успокоился. Но когда услышал то, что она сказала, от моего спокойствия не осталось и следа.

— Конечно. Я хочу с тобой кое о чём поговорить, Юта.

— О чём же?

Когда её вопрос достиг моих ушей, моё сердце забилось быстрее. О чём же она хочет поговорить?.. От разнообразия возможных тем у меня закружилась голова.

Нет, я не хочу об этом думать. Если я продолжу представлять себе невесть что, то не смогу спросить её об этом. Мне достаточно и того, что она хочет со мной поговорить… но о чём же?

Об этом? Моё волнение нарастало.

— Эм, но сначала я хочу вернуть книгу в библиотеку. Сегодня последний день.

— А, хо-хорошо.

Чёрт, из-за этого волнения я уже начинаю отвечать жутко неуклюже.

— Я скоро вернусь.

Рикка вытащила из своей сумки книгу в твёрдой обложке и встала.

— А, э-э-э, я пойду с тобой.

Прозвучало так, словно я ни на минуту не хочу с ней расставаться.

— Всё в порядке. Я скоро вернусь.

— О. Ладно. Понял.

— Я пошла.

Рикка вышла из класса, оставив меня наедине со своими мыслями. О чём же она хочет со мной поговорить? В голову лезло только плохое. Может, она хочет сказать, что нам надо расстаться?.. Это будет худший вариант.

О… Меня накрыло такое уныние, что в голове появлялись только плохие образы. В одиночестве они лезли мне в голову всё быстрее и быстрее. Я не могу сидеть тут один…

— Я, я не собираюсь покончить с собой только потому, что скучаю по ней, — пробормотал я.

И затем я совершил совсем не крутой поступок: встал и пошёл в библиотеку. В коридоре никого не было; здесь стояла такая тишина, что плохие мысли стали возвращаться ко мне в голову.

Не стоило мне этого делать (может, у меня паранойя?). Ахх. Я потряс головой, выбрасывая из неё все эти мысли, и пошёл по коридору. Библиотека на втором этаже. Пытаясь избегать чужих взглядов, я быстро спускался по лестнице.

А потом… На лестничной площадке между вторым и третьим этажами я столкнулся с Шичимией. Каждый из нас удивлённо сказал: «А!». Для меня эта встреча была случайной, но для неё, похоже, — нет. Она выглядела так, будто была готова к встрече со мной.

— Йо, Герой. Судьба вновь свела нас вместе!★

Она беспечно улыбнулась мне. Мне кажется, или при нашей первой встрече всё было точно так же? Она говорила тем же тоном. Дежа вю? Нет, что-то было по-другому, но я не могу сказать, что.

— Ага… Судьба… Ты снова переоделась… Ну, ты не говорила, что больше не придёшь, но сегодня ты не показывалась.

— Нья-ха-ха! Я всегда должна быть готова к битве с Риккой-чан! Ведь она всегда находится в боевом режиме!

— А тебе всё лишь бы подраться…

— Точно! Рикка-чан — мой достойный соперник! Просто идеальное определение для учебника!

— Ну, если учитывать, что она сражается только с тобой, то да, она твой соперник.

Во всяком случае, в этих «битвах восьмиклассника». А у нас с ней сейчас похожие отношения, кстати говоря. Что значит, что она сражается только с теми, кто к ней близок?

Я не знаю, что Рикка думает о Шичимии, но она может считать её своей соперницей. Может, они уже начинают чувствовать привязанность, дружеские чувства? Когда Рикка поймёт, что они соперницы, между ними может начаться замечательная дружба.

А может, я просто хочу на это надеяться? Рикка… Да. Может, она собиралась поговорить со мной именно об этом? Они не соперницы, они хорошие подруги! Я не знаю, почему она не могла сказать этого раньше. Может, им нужно говорить во время битвы…

— Герой, сегодня ты не так возбуждён, как обычно. Похоже, твои трудолюбие или аура куда-то подевались. У тебя усталый взгляд.

Когда я вошёл в режим мыслительной самоизоляции, Шичимия забеспокоилась. Да уж. Откуда у меня взяться трудолюбию, когда я в мыслительном режиме?

— А… не высыпаюсь, наверно, просто. Тут вчера столько всего произошло, и я не смог отдохнуть.

— Хмм. Герой, поэтому тренировки и важны.

— В общем, произошло…

Я вздохнул. Мне не хватало уверенности в себе даже при разговоре с самим собой. Вся эта запутанная ситуация с Риккой проняла меня.

— Короче, прости, но мне надо идти. Я не могу тут торчать.

— Что? Почему?!

— Мне нужно кое-что сделать.

Сделать мне нужно было всего одну вещь — поговорить с Риккой, но это, без сомнения, самое важное, что я когда-либо делал.

Шичимия, к моему удивлению, не двигалась. Мне показалось, что мои слова ей не понравились. Раньше она сказала бы что-нибудь крутое.

— В чём дело? Ты какая-то мрачная. Сегодня никак не получится, а вот завтра, может, будет в самый раз, — извиняющимся тоном сказал я ей. Ничего другого я сказать не мог.

Момент был тягостным.

Шичимия обошла меня сбоку и схватила за левую руку.

— Не иди к павшему ангелу! Если ты пойдёшь к ней, Герой, я не смогу победить, — тихим и серьёзным голосом сказала она. Если раньше она выглядело мрачно, то сейчас — невыразительно.

— Ну, эммм…

Я не знал, как ответить этой новой Шичимие. Её действия сбивали меня с толку. Если коротко, я был так озадачен, что не мог ничего сказать.

Из-за наших спин до нас донеслись приближающие звуки шагов. Я не знал, смотрит на нас кто-нибудь или нет. И поэтому совсем не понимал, на что наша поза похожа со стороны. Вот такими Рикка нас и увидела. Всё это было явным недопониманием.

Встретившись с Риккой взглядом, я увидел в её глазах удивление… Нет. Невыразимую печаль.

Она не издала ни звука. Потом повернулась и пошла прочь.

— По… ПОДОЖДИ! — поспешно крикнул я и собрался тут же кинуться за ней, но мою левую руку до сих пор держала Шичимия. Единственное, что я мог сделать, — вырвать у неё свою левую руку правой.

— Прости, Шичимия. Я должен идти.

Сделав несколько шагов, я услышал, как Шичимия тихо и чётко сказала:

— Я так и знала.

Я не стал переспрашивать, что она имела в виду. Только бросил на неё короткий взгляд и побежал за Риккой.

◆◆◆

К тому времени Рикки уже и след простыл. Она бегает быстрее меня. Думаю, она побежала в класс по лестнице, находящейся в другом конце коридора.

Когда я вошёл в класс, Рикка уже была там. Она так быстро схватила свою сумку, что та обмоталась вокруг её руки. Она собиралась выйти через вторую дверь, но я успел подбежать к ней и схватить её за руку.

— Ха-а, ха-а… Я же сказал: «Подожди»…

— Я не собираюсь ждать! — закричала она. Из её глаза текли слёзы. Всё не так, как было раньше. Увидев её заплаканное лицо и услышав, как из её горла вырывается плач, я не смог ничего сказать.

Так что Рикка говорила за меня.

— Ты забыл о нашем контракте, Юта!

— Как я мог о нём забыть?! Я хорошо его запомнил!

— Лжец! Ты забыл о нашем контракте! Поэтому… поэтому…

— Ты ошибаешься! Между нами с Шичимией нет ничего такого! Сколько раз тебе повторять?! Мы просто друзья!

Мой голос сам собой стал громче. Я не злился, я просто хотел, чтобы она поняла, что я хочу сказать, любой ценой, поэтому и говорил громче, чем обычно. Если я и злился, то не на Рикку. На самого себя.

Услышав, как я повысил голос, Рикка стала очень грустной. Каким же я был идиотом. Но как мне сделать так, чтобы она мне поверила?.. Я бы никогда и не подумал лгать ей. Я люблю Рикку больше, чем кого бы то ни было. В этом отношении не изменилось совсем ничего. И мне показалось, что до неё это не дошло!

— Ю… Юта! Е… если ты хочешь остаться с ней, я не буду тебя держать…

— …………

Она изо всех сил вырвала у меня свою руку.

Её слова, её освобождение, вся эта ситуация повергла меня в шок. К тому времени, как я начал что-то соображать, Рикка поклонилась мне и убежала.

Сколько я уже тут стою? Не знаю. Тишина нарастала. Я уверен, что выгляжу ужасно. Чтобы убедиться в этом, я подошёл к окну, и из отражения оконного стекла на меня посмотрело нечто отвратительное.

Мы поссорились. Поругались. Называйте это, как хотите…

Я вяло сел на свой стул. Если вы думаете, что у меня кончились силы, то вы совершенно правы. Я чувствовал внутри себя пустоту. Печаль и отчаяние подступали ко мне всё ближе. Они всё нарастали и нарастали, и я не мог пошевелить ни единым мускулом своего тела. Я чувствовал, что даже пытаться это сделать бесполезно.

Да что с Шичимией такое? Эта мысль исчезла из моей головы так же быстро, как и появилась, а на её место встало воспоминание о ссоре. А-а-а! Почему оно никуда не уходит? В моей голове всё перемешалось. Я чувствовал, будто раскалываюсь на маленькие кусочки. Мой разум затуманился.

Когда я посмотрел на часы, они показывали пять часов вечера. Почему так поздно? Может, после нашей ссоры время для меня остановилось? А может, наоборот, стало идти быстрее? Проверить не получится. Я знал наверняка только одну вещь — в классе больше никого нет.

Пытаясь очнуться, я потряс головой.

Рикка, ты в порядке? Ты дома? Или ты до сих пор здесь? Нет, если ты расстроена или плачешь, то захочешь пойти домой. Вот так она себя и чувствует. Расстроена или плачет. Не знаю, какое из двух «или». Почему она не поняла… Почему она думает, что всё иначе… Почему она так несчастна…… Я ничего не знаю.

Ну, если поискать виноватого… то это не Рикка. Это я говорил и делал всё неправильно. Просто не понимал этого. Бремя лежит на мне.

Шичимия — моя подруга. Поэтому я и не ожидал от её появления ничего плохого. Но затем всё просто покатилось по отвесной. Моё сознание, мои чувства помутились, и я не мог взять себя в руки. Я продолжал терять свои позиции.

Мы поссорились, и теперь я должен сделать всего одну вещь. Извиниться.

Но как? Погнаться за Риккой? Извиниться перед ней вместе с Шичимией? Заключить новый контракт? Все эти варианты, может, и хороши, но это всё равно не то. Больше в голову ничего не приходило. Я не могу извиниться перед ней прямо сейчас. Может, вариант «Прибежать к ней домой и извиниться перед ней там» и кажется неплохим, но я не чувствовал, что должен это делать.

Внезапно я бросил взгляд на висящие на стене класса часы. Ученикам пора покинуть школьное здание. Снаружи уже должно темнеть. Небо понемногу отражало то, что творилось у меня внутри. В недостатке света было что-то успокаивающее. Я вспомнил, как Рикка однажды сказала, что пока нас скрывает тень, мы будем жить.

Что же, нужно идти домой?

После внутренней борьбы я встал, схватил сумку в охапку и вышел из класса. Дверь класса я оставил незапертой, но не обессудьте. Я был не в состоянии что-либо делать.

◆◆◆

Я вышел из школы в одиночестве. В последнее время рядом со мной всегда была Рикка, и сейчас я чувствовал себя очень неудобно. О… Как же приятно, когда рядом с тобой есть кто-то ещё… Теперь-то я знал разницу, так что можете мне верить. Чёрт, этот день оставил после себя ужасное послевкусие.

Я пошёл к воротам, не переставая жаловаться на самого себя. Услышав последний звонок, оповещающий запоздавших учеников, что школа закрывается на ночь, я почувствовал себя ещё хуже. Оглянувшись на неясный школьный двор, я потащился дальше.

Вокруг не было ни единой живой души. Спортплощадка была пустой, да и те, кто ходил на занятия кружков, тоже должны были давно разойтись по домам. Может, в учительской и сидит пара учителей. Ух, даже сейчас я не перестаю думать о том, как я одинок. Я привёл себя в порядок и пошёл дальше.

Дойдя до ворот, я услышал женский голос. Подняв взгляд на свет, я изумлённо увидел несколько праздно болтающих школьниц. По моей голове пронеслась мысль, что я, оказывается, был в школе не один. Ну и ладно. Пора домой.

— О, ты сегодня один, Герзони. Странно, — достигло моих ушей. А? Герзони? Это не моё имя… Я оглянулся и увидел, конечно же, Нибутани с подружками. Не самое приятное зрелище…

— А… Похоже на то. День такой сегодня.

— Что? Вы поссорились?

Девушки, стоявшие рядом с Нибутани, Саса и Миёши, отреагировали так же, как и их улыбающаяся подруга.

— Серьёзно? Наши жених и невеста?

Вот они и узнали. Во всяком случае, когда я услышал эти вопросы, мне стало чуточку лучше. Но я хотел бы, чтобы это услышала Рикка. Я хотел бы посмотреть, как она на это отреагирует.

— Замолчите, замолчите, замолчите. Оставьте меня в покое…

— Что же, теперь ты знаешь, как ужасно чувствует себя поссорившаяся пара. Это естественное чувство.

— Я понял это ещё раньше…

— Тогда не надо!.. — настойчиво ответила Нибутани. — Знаешь, тебе станет легче, если ты перед ней извинишься. Ты ведь сейчас чувствуешь себя плохо, я права?

Я не смог ответить. Но когда кто-то со мной заговорил, я понял, как ужасно себя чувствовал. Я не мог разобраться в своих чувствах. Рикка ни в чём не виновата. Я знаю это, но не могу в этом признаться. Мне нужно время, я не смогу извиниться перед ней прямо сейчас. Наверно, в этом виноват вновь пробудившийся во мне эгоизм.

Я… не люблю Шичимию. Она мой наставник, она человек, которым я восхищался, мой покровитель, крутая девушка, но так было в прошлом. Сейчас я не чувствую к ней всего этого.

А к Рикке — чувствую. Но раньше это почему-то не приходило ко мне в голову.

— Может, поразмыслишь на эту тему?

— Хорошо. Так и сделаю. Спасибо за совет. Пока.

Разумеется, это были слова Нибутани. Саса и Миёши тоже попрощались со мной. Я повернулся к ним спиной и пошёл домой.

И тут что-то бросилось мне в глаза. Обычно я не обращаю внимания на то, что находится вокруг меня, но эта сумка заставила меня задержать на ней взгляд. Это была сумка ученика нашей школы.

В ней не было ничего странного, за исключением того, что она лежала возле школьных ворот. Может, её оставила тут одна из подруг Нибутани, когда они пошли в ванну, но почему от её вида по моему телу пробежала дрожь?

У меня было плохое предчувствие. Я подобрал сумку. Моё дыхание ускорилось. Дышать стало тяжело, пульс участился. Потому что я заметил то, чего не замечал раньше.

Эта сумка меня пугала. Господи, как же мне страшно. Я уже говорил эти слова, но при взгляде на эту сумку меня посетило плохое предчувствие.

Потому что я увидел на ней ленточку.

Эта ленточка была, если вы не помните… моим подарком ей…

Хоть дышал я и тяжело, я всё ещё мог думать. Ответ на вопрос, возникший в моей голове, был прост. Это была сумка… Рикки.

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление