1. Ранобэ
  2. Триллер Парк
  3. Том 1

Глава 124. Смертельный блиц-опрос (часть 8)

«Верный!» - наконец, через продолжительное время, объявил господин Исключительный. Баллы на консоли увеличились, и выигрыш Фэн Буцзюэ уже составил 120 очков.

Из зрительного зала раздались крики и аплодисменты, звукорежиссер добавил ритмичное звуковое сопровождение, и свет замигал в надлежащее время.

«Ха-ха, участник номер один, по-видимому, вошел в полосу удач». – Рассмеялся господин Исключительный. – «В таком случае… Продолжим, далее четвертый вопрос». – Он сжег карточку с третьим вопросом и посмотрел на новую. На его лице появилась интригующая улыбка, он посмотрел на Фэн Буцзюэ. – «Это вопрос стоимостью 120 очков!»

Зрители громко зашумели, братец Тань услышал их и испугался.

«Участник номер один, вы четверо…» - господин Исключительный огляделся по сторонам. – «Ваша основная цель… Выживание, а не состязание. Во втором туре, не важно, кто победит, а важно, кого победитель отправит на арену». - Говорил господин Исключительный. – «Баллы второго, третьего и четвертого участников 0, 20, 0 - соответственно. Можно сказать, у вас сейчас и так уже большое преимущество, нужно лишь, чтобы они отказались отвечать на два вопроса и можно гарантировать, что у вас будет первое место».

«Вы имеете в виду, что мне нет необходимости продолжать, невзирая на риск потерять все очки?» - уточнил Фэн Буцзюэ.

Господин Исключительный ответил: «Ха-ха… Я лишь вместо вас провел анализ ситуации, если вы тот, кто отвечает за стратегию среди вас четверых, я думаю, ваши товарищи с радостью будут взаимодействовать с вами».

«Вы говорите, товарищи по команде? Ха-ха… Раз уж вы с самого начала знаете, что наша цель общее выживание, а не борьба за первенство». – Выражение лица Фэн Буцзюэ изменилось, он уставился на собеседника со злобной усмешкой, такой, какая должна быть у настоящего Джокера, его тон тоже изменился. – «Если спросите меня… Зачем еще нужно первое место, как не для получения награды? Мы – одна команда, есть ли разница, кто ее получит?»

«Эм… Это…» - мямлил господин Исключительный, он был поставлен в тупик этими вопросами и не хотел отвечать.

«В придачу, нужно лишь напомнить остальным участником, что подсказка может вызвать потерю баллов отвечающим, и это правило соответствует командному взаимодействию. Если бы это была состязательная игра, участники не стали бы подсказывать друг другу, тогда бы не было необходимости в таком ограничении». - Фэн Буцзюэ холодно усмехнулся. – «Ох… Думаете, я бы не смог сделать такие предположения…» - Он поднял руку и указал на название программы на большом экране. - «Смертельный Блиц-Опрос, в этой программе участники борются за первое место в игре, но на самом деле это игра на выживание одной командой».

Фэн Буцзюэ просто сидел и говорил в микрофон: «В каждом туре есть человек, который отправляется на арену, но это едва ли может закончиться смертью, арена – это лишь финальное испытание каждого тура, любой человек не сумевший получить наибольше количество баллов может пойти… Короче говоря, отказ от вопроса ничего не значит, участник с сильными боевыми способностями так же может пойти в следующем туре». - Фэн Буцзюэ наклонил голову и, облокотившись на консоль, уставился на неопределенным образом перекосившееся лицо господина Исключительного. – «Поэтому… Все, через что мы проходим сейчас, это лишь подготовка к последнему туру игры, сколько их будет, 3, 5… Я не знаю… В итоге, в последнем туре, начнется настоящий «Смертельный Блиц-Опрос», и тогда…» - Фэн Буцзюэ снова откинулся на спинку стула. – «Все ранее накопленные «баллы», сыграют, я пока еще не зная какую, но очень важную роль».

В студии царила мертвая тишина, за исключением некоторых звуков, которые время от времени издавали монстры, например, рыгающий за пределами трибун, внутри же все благоговели.

Господин Исключительный взял микрофон, и свет прожектора сразу переместился на него. Он подошел к видеокамере, на лице постепенно появилась воодушевленная улыбка: «Дамы и господа, Участник номер один…» - в этот раз господин Исключительный говорил очень тихо, но из-за поразительно тишины, слышали его очень ясно. – «Он, неожиданно, догадался об изменениях правил в третьем туре… Это…» - Он, неожиданно, повысил голос. – «Это беспрецедентно! Давайте подарим ему наши овации и аплодисменты!»

Зрители бурно отреагировали аплодисментами, криками и душераздирающими воплями, посреди всего этого еще взвыл вервольф.

Коренастая фигура господина Исключительного, шатаясь, переместилась к консоли Фэн Буцзюэ: «Однако очень жаль, но сейчас я не могу сказать вам конкретные правила последнего тура».

«Я думаю, того, что я знаю, уже достаточно». – Сказал Фэн Буцзюэ. – «Короче, четвертый вопрос, 120 баллов, я выбираю отвечать».

«Слушайте вопрос!» - господин Исключительный поднял карточку с вопросом. – «Среди перечисленных ниже персонажей, кто самый богатый…» - Он сделал паузу. – «а) Тони Старк; b) Брюс Уэйн; с) Дядя Скрудж; d) Форрест Гамп».

Фэн Буцзюэ тут же нажал кнопку С. Господин Исключительный размеренно произнес: «Ваш ответ – дядя Скрудж?»

«Естественно, эта утка на порядок богаче остальных трех парней».

«Ответ…» - после ожидаемой паузы, господин Исключительный сказал. – «Верный!» - баллы Фэн Буцзюэ увеличились до 240, в студии зазвучали бурные аплодисменты.

Господин Исключительный сжег четвертую карточку и, посмотрев на пятый вопрос, сказал: «Участник номер один, если я сейчас скажу, что вопрос номер пять необычайно трудный, вы откажетесь?»

«Сначала скажите, сколько баллов даст этот вопрос». - Фэн Буцзюэ, естественно, было не так-то легко провести.

«Цена этого вопроса….» - выражение лица господина Исключительного вдруг стало очень странным. – «1000 очков навыка».

Зрители и почетные гости не выразили какой-то особой реакции, но четыре игрока, услышав эти слова, выглядели неуверенными.

«Какого… Навыка?» - пробовал спросить Фэн Буцзюэ.

«Что за глупости, ты спрашиваешь, что за навыка?» - господин Исключительный открыл обе руки и со смехом посмотрел в камеру, зрители тоже взорвались хохотом.

«Я буду отвечать!» - твердо сказал Фэн Буцзюэ. – «Говорите вопрос». – Он понял, что в этом сценарии очки навыка – это нормальное явление.

«Хм…» - господин Исключительный холодно усмехнулся и, взяв карточку, сказал. – «До этого момента в Триллер Парке вы получали лишь один рейтинг страха…»

«О чем вы?» - Фэн Буцзюэ широко распахнул глаза и почти инстинктивно прервал господина Исключительного.

«Что такое? Есть какие-то проблемы?» - тон господина Исключительного был невозмутимым.

«Что это, в конце концов, зна…» - Фэн Буцзюэ задавал вопрос и одновременно попытался встать, но господин Исключительный легко махнул пальцем, и невидимая сила снова толкнула его на место.

«Кто позволил вам встать?» - господин Исключительный использовал тон, каким обычно взрослые делают внушение детям. – «Дослушайте вопрос».

В этот момент братец Тань, Скорбящая Душа и Дождь Разлуки почувствовали давление, которое трудно описать словами. Атмосфера на арене изменилась, стала давящей и пугающей…

Господин Исключительный продолжил читать вопрос с карточки в своих руках: «До этого момента в Триллер Парке вы получали лишь один рейтинг страха, скажите, какой… а) Воплощение храбрости; b) Смылось достойная похвалы; с) Дрожащий от страха; d) Душа ушла в пятки».

Фэн Буцзюэ с сомнением посмотрел на господина Исключительного, затем медленно протянул руку и нажал на кнопку А. Господин Исключительный еще не объявил ответ, а он уже услышал системное сообщение: [Вы получили 1000 очков навыка].

«Неужели вы – потомок?» - понизив голос, спросил Фэн Буцзюэ, это было его первой реакцией, но он ошибся.

«Ты подозреваешь, что я отношусь к более низкому виду, чем ты?» - рассмеялся господин Исключительный. – «Ха-ха-ха… Не шути так, ладно?» - Он сжег карточку и взял следующую. – «Шестой вопрос… Награда за ответ – один билет во "Внутренний Мир" Триллер Парка». – Он говорил и двинул пальцами, между указательным и средним появилась маленькая черная карточка. – «Ответишь неверно, и твое чудодейственное оружие исчезнет».

Мозг Фэн Буцзюэ работал на огромной скорости… С момента начала этого сценария постоянно накапливались аномалии, и почти мгновенно произошли качественные изменения.

«Достаточно». – Раздался незнакомый голос.

Это был мужчина в костюме с коричневыми волосами, он неожиданно появился посреди арены и стоял в метре от господина Исключительного.

В одно мгновение улыбка застыла на лице господина Исключительного. Почетные гости сейчас были похожи на офисных работников, которые весело болтали на рабочем месте, но неожиданно зашел начальник, их позы и выражения лиц изменились. А зрители были поражены.

Так называемая тяжелая артиллерия ужаса закончила зарядку и ожидала пламени… Которое устроит взрыв на весь зал.

Симон стоял за спиной господина Исключительного и свысока смотрел на шею толстяка: «Ты собираешься пойти против моих слов?»

«Ха… Ха-ха… Не посмею… Не посмею». – Пот градом лил из-под шляпы господина Исключительного, напряжение и страх были прямо написаны на его лице.

Взгляд Симона переместился на оператора, ему не пришлось даже ничего говорить, одного взгляда хватило, и эта полупрозрачная душа издала ужасающий вопль, покрылась белым светом, затем вспыхнула, как фейерверк и взорвалась, душа полностью рассеялась. Его видеокамера, естественно тоже загорелась.

«Мелкие рыбешки, пошли прочь». – Симон говорил не громко и не тихо, но его тон был непререкаемым, посреди арены он сказал лишь одну фразу.

Нечисть в зрительном зале была похожа на людей, увидевших черта, они бежали без оглядки, издавая вопли, как резаные свиньи. В суматохе они бросились к выходам, пыль стояла столбом, кровь лилась рекой, все двери были снесены с петель. Они бежали, чтобы спрятаться так, что даже проломили стены.

Спустя секунд тридцать, в студии остались лишь четыре игрока, Симон, господин Исключительный и три почетных гостя.

«Сколько лет, сколько зим, друг Симон, ха-ха-ха…» - Гефест заискивающе рассмеялся.

Симон, однако, с безразличием ответил: «Ты… Как товар, который я заказывал?»

«Эм… Ты же знаешь, друг Симон, создать подходящее для тебя оружие очень хлопотно, мы так и не договорились, что до конца 21 века закончим его производство…»

«Но, на мой взгляд, ты свободен?» - Прервал он.

«Понял! Понял! Я сейчас же исчезаю! Ха-ха! А ты поступай, как хочешь, ха-ха…» - как и сказал Гефест, тут же исчез.

«Не ожидал, что ты тоже можешь оказаться в таких условиях». – Взгляд Симона переместился на Гордыню.

«Хм…» - она холодно хмыкнула. – «Твое ведение достаточно широко».

«Я здесь по служебным делам». – Ответил Симон. – «Если у тебя какие-то личные дела, ты должна мне сказать…»

«Пф!» - Гордыня не стала его слушать, она превратилась в черную дымку и улетела.

«Чего смотришь на меня?» - далее молодой господин Чума встретился взглядом с Симоном. – «Я только смотрел, не говори, что так тоже нельзя?»

«Ты сделал ставку». – Ответил Симон.

«Сотрудники высшего ранга в основном все сделали ставки». – Чума скорчил невинную мину.

«Я – судья». – Продолжал Симон.

«Это потому, что нет никого, кто мог бы победить тебя, но…»

«Еще есть «но»?» - Понизил голос Симон.

«Очень хорошо… Я ошибся, я ошибся ладно? Я просто ухожу и все». – Чума прокашлялся, превратился в черный свет и ушел.

Взгляд Симона снова вернулся к господину Исключительному: «Хорошо, пожалуйста, объясни, что все это значит?»

«Эм… Старший брат, могу я спросить, что, в конце концов, тут происходит?» - Фэн Буцзюэ помахал рукой Симону, спрашивая, он тщательно взвешивал каждое слово.

Симон мельком взглянул на Фэн Буцзюэ, он тут же щелкнул пальцами и спустя секунду, бутылочка с SCP-500 появилась в его руках, он бросил пузырек Фэн Буцзюэ и сказал: «Вы уже прошли».

Фэн Буцзюэ поймал пузырек и, не просматривая свойства, тут же снова спросил: «Что тут происходит, в конце концов? Этот сценарий…»

«Успокойся, я гарантирую, что такого больше не случится, по меньшей мере, какое-то время не случится…» - когда Симон закончил фразу, четыре игрока превратились в белый свет и были принудительно перемещены.

***

В стартовом пространстве Фэн Буцзюэ связался с членами команды: «Вы все были перемещены?»

Братец Тань ответил: «Ага».

«Что только что творилось в сценарии?» - послышался голос Скорбящей Души.

Раздался голос Дождя Разлуки: «Похоже… Между боссами сценария возникли противоречия, а затем нас изгнали?»

Заговорил братец Тань: «Любопытно, мне тут показывают, что закончено заданий 0/0, но награда за прохождение полная, это какой-то баг?»

Фэн Буцзюэ сказал: «Тот неожиданно появившийся мужчина в костюме… Судя по всему ГМ, мы стали свидетелями чего-то важного».

«И что делать?» - спросил братец Тань.

«Что значит, что делать? Разве плохо получить награду за прохождение? Если ты постучишься в службу поддержки, то они все равно не смогут ничего тебе ответить, тебе ни в коем случае нельзя жаловаться… Эту игру мы прошли достаточно легко». – Сказал Фэн Буцзюэ.

«Поневоле, до нынешнего момента твой рейтинг страха всегда был «воплощение храбрости»?» - неожиданно спросила Дождь Разлуки.

«Капитан, ты же не можешь быть читером?» - добавила Скорбящая Душа.

«Эм… Это…» - Фэн Буцзюэ на самом деле еще не придумал, как ответить на этот вопрос, он и эти девушки не были близкими друзьями, они лишь познакомились в игре и то не так давно, неужели ему придется рассказать о своей непонятной болезни мозга?

Однако, обдумав все еще раз, если сейчас он уйдет от ответа, даже если отодвинет решение на некоторое время, то кто знает, эти две девушки могут выведать у братца Таня правду… Подумав еще немного, Фэн Буцзюэ заговорил: «Не читер, и, естественно, не использую никакие препараты для игры… Я лишь не могу чувствовать страх».

Когда эти слова прозвучали, Дождь Разлуки и Скорбящая Душа, естественно, хотели продолжить допрос.

Фэн Буцзюэ отмел все вопросы, которые они хотели задать: «Но почему так, извините, я не могу вам сказать, и не спрашивайте братца Таня. Считайте, что это мое личное дело, надеюсь, вы сохраните этот секрет».

После небольшого молчания, Дождь Разлуки сказала: «Хорошо, больше не поднимаем эту тему».

Услышав ее слова, Скорбящая Душа добавила: «У меня нет возражений, не беспокойся, мой рот на замке».

«Эм… Спасибо, тогда давайте на сегодня разойдемся». – Предложил Фэн Буцзюэ.

«Хорошо, я тоже немного устал, выхожу». – Отозвался братец Тань.

Дождь Разлуки и Скорбящая Душа тоже готовились отключиться, четверо попрощались и вышли из игры.

***

Перенесемся на несколько минут назад во времени, студия Смертельного Блиц – Опроса.

Симон посмотрел сверху вниз на господина Исключительного: «Кто разрешил тебе переносить их в Смертельный Блиц-Опрос? Тебе ведь было запрещено готовить эту программу?»

«Эм… Сюда были перенесены только проекции, они не могли умереть…» - похоже господин Исключительный хотел объясниться.

«Что ты планировал сделать?» - спросил Симон.

«Это Вуди первым нарушил правила! Он позволил Фэн Буцзюэ на уровне чуть выше десятого войти в мир Раскатов Грома и легко получить чудодейственное оружие». – Напрямик объяснил господин Исключительный.

«Ты имеешь в виду… Что ты вместо меня хотел исправить нарушение правил?» - спросил Симон.

Лицо господина Исключительного стало белым, он знал, что в этой фразе скрыта очень опасная ловушка. Если он ответит «да», тем самым признавая, что взял на себя право вершить правосудие, то зная характер Симона, это дало бы ему повод не то, что полубога, даже бога не побоялся бы убить.

«Нет!» - ответил господин Исключительный. – «Я не это имел в виду».

«Сначала ты дал ему 1000 очков навыка, затем собирался отнять его чудодейственное оружие, и полагаешь, что можешь считать себя непредвзятым?» - сказал Симон. – «Как ты думаешь, что сделает Вуди, если узнает о твоих уловках?»

«Эээ…» - в этот момент слова застряли в глотке господина Исключительного.

Симон холодно продолжал: «Он может без колебаний бросить парня, на которого поставил ты в район принадлежащий потомкам первого уровня, отбросить его силу на уровней десять назад».

«Н… Но…» - господин Исключительный еще хотел что-то сказать.

В том, как Фэн Буцзюэ получил чудодейственное оружие, нет ничего неподобающего, с его силой нет смысла ждать тридцатых уровней, чтобы его получить. Так я рассудил». - Сказал Симон. – «С этой минуты твои пакости этим парням закончены». – Он холодно добавил. – «Я уже закончил вносить правки в систему, черный вход, который оставил Вуди уже не существует. Вы тоже даже и не думайте снова вмешиваться, даже на секунду».

Симон говорил и в то же время подошел к зафиксированной главной видеокамере, он остановился перед объективом, в его взгляде сверкнула сталь: «Казино только что открылось, я собственноручно изрублю того, кто посмеет протянуть руки к столу».