Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 851. Словесный поединок

Дуншэн Тин был обеспокоен. И это его поведение сильно отличалось от поведения Бессмертного императора Сильное Пламя. Для Бессмертного императора Цинь Вэньтянь был всего лишь незначительным героем, поэтому он чувствовал, что тот не достоин того, чтобы тратить на него слишком много времени, несмотря на его появление здесь, на Бессмертном пиршестве.

Но Дуншэн Тин так не считал. Сравнивая статус Цинь Вэньтяня и свой собственный, он, конечно же, презирал его. Тем не менее, человек, который был дорог принцессе Цин’Эр, был не кем иным, как этим незначительным герое, который пришел сюда из мира частиц. Даже Бессмертный император Вечной зелени протянул ему руку, чтобы дать этому молодому человеку еще один шанс, попросив Бессмертного императора Восточной префектуры о помощи. Именно это заставило отца Дуншэн Тиня организовать отбор учеников. Но, несмотря на это, узнав, насколько близок Цинь Вэньтянь с Цин’Эр, Бессмертный император Восточной префектуры прибег к нескольким трюкам, чтобы выставить Цинь Вэньтяня дураком.

Однако прямо сейчас этот человек совсем не знал, что будет для него хорошо, и проделал весь этот путь, чтобы участвовать в Бессмертном пиршестве.

Никто не был дураком. С тех пор, как Цинь Вэньтянь пришел в бессмертные миры, как он мог не понять, что главой бессмертной секты Восточной префектуры был не кто иной, как сам Бессмертный император Восточной префектуры? Следовательно, Дуншэн Тинг понятия не имел, почему Цинь Вэньтянь все-таки пришел сюда.

«Я, Цинь, прошел в Префектуру облаков, пройдя все отборочные испытания до прибытия сюда. Причина? Ваше Высочество считает, что мне, Цинь, нельзя здесь находиться? Если это так, я немедленно уйду», - проговорил медленно Цинь Вэньтянь, уставившись на Дуншэн Тиня. Увидев, что на него смотрят, Дуншэн Тин также посмотрел на молодого человека. Цинь Вэньтянь был полностью уверен, что эти нелепые условия, навязанные Бессмертным императором Восточной префектуры, были вызваны намерением сделать из него дурака.

Разговор между ними мгновенно привлек внимание присутствующих. Они не могли не чувствовать озадаченность в своем сердце. Эти двое… Один из них был верховным и высокопоставленным принцем, младшим сыном Бессмертного императора Восточной префектуры, а другой – простолюдином 27-го ранга, который прибыл сюда после прохождения отборочных испытаний для Префектуры облаков. Если подумать, то между этими двумя не может быть никакого взаимодействия. Даже если оно и есть, Дуншэн Тин не покажет этого.

Просто потому, что их статусы сильно отличались.

Выражение лица Бессмертного императора Праздное Облако резко изменилось. Его взгляд повернулся в сторону Цинь Вэньтяня. Как и ожидалось, у этого молодого человека действительно было несколько секретов. Этот герой, который когда-то вызвал такой огромный переполох в их городе, был не только знаком с Бессмертным императором Сильное Пламя, но и Дуншэн Тинем, которого сильно затронуло его присутствие. Как странно.

Что касается Лунного Бессмертного императора, бесчисленного множества воплощений Бессмертного императора, Неугасающего Бессмертного императора и других, то они, естественно, помнили, кем был Цинь Вэньтянь. Этот молодой человек ранее мог бы стать учеником Бессмертного императора Восточной префектуры, если бы все прошло гладко, тогда у Цюэ Тяньи вообще бы не было никаких шансов.

Принцесса Глейз тоже смотрела на Цинь Вэньтяня. Никто не знал о то, что было между Цин’Эр, Бессмертным императором Вечной Зелени и Цинь Вэньтянем. Принцесса Глейз никогда не слышала о нем, поэтому ей было крайне любопытно.

«Конечно, Вы можете остаться здесь», - посмотрел Дуншэн Тин на Цинь Вэньтяня. В такой обстановке, несмотря на свой статус, он не мог взять и отозвать квалификацию Цинь Вэньтяня. Кроме того, по какой причине он должен был это сделать? Здесь был так много высших героев, включая принцессу Глейз. И если принцессе Глейз тоже знает Цинь Вэньтяня, разве она не сообщит о том, что произошло, принцессе Цин’Эр, как только вернется? Если бы он изгнал Цинь Вэньтяня, то это только показало бы, что он, Дуншэн Тин, был человеком с маленьким и черствым сердцем.

«Я лишь немного опешил. Вам, кто прибыл из мира частиц, должно быть, было довольно трудно оказаться здесь. Присоединиться к нашей группе – поистине редкая возможность для Вас. Делайте все возможное и боритесь за этот шанс. Если Вы будете упорно трудиться в области самосовершенствования, то у Вас будет шанс получить бессмертную империю в будущем. Хотя сейчас эта империя все еще слишком далека для Вас. Пока у Вас есть только вереница возможностей».

Лицо Дуншэн Тиня приобрело торжественное выражение, когда он со всей серьезностью обратился у Цинь Вэньтяню. Тем не менее, его тон содержал своего рода высокомерие, подкрепленное его высоким социальным положением, что позволяло ему смотреть сверху вниз на обычного простолюдина.

«Ты, Цинь Вэньтянь, всего лишь обычный человек из мира частиц. Тебе будет довольно трудно стать сильнее. Наши мастера могут дать тебе надежду и необходимые ресурсы. Царство Бессмертного императора слишком далеко. У тебя есть только вереница возможностей, чтобы добраться туда», - эти вежливые слова содержали много высокомерия, но никто не почувствовал ничего странного в них, потому что тот, кто говорил, был не кто иной, как Дуншэн Тин. Если бы Цинь Вэньтянь был обычным учеником, он также чувствовал бы, что это нормально, когда Дуншэн Тин сказал то, что сказал.

Но он Цинь Вэньтянь!

Глядя на эту снисходительную манеру Дуншэн Тиня, особенно когда он говорил таким тоном, словно давал руководство младшему поколению, Цинь Вэньтянь не мог не усмехнуться холодком в своем сердце. Его взгляд по-прежнему говорил о том, что он разоблачен необузданной резкостью, когда смотрел на Дуншэн Тиня, но в это время слабая улыбка тронула его губы, и он сказал: «Боевой путь, как он не может быть трудным? Если кто-то зависел от своих старейшин, когда им требовалось укрытие или защита, то как они могут взлететь высоко в небо? Независимо от места, откуда человек родом – мира частиц или обширных бессмертных миров, независимо от того, является он сыном императора или простолюдина, это одинаково для всех. Как может быть иначе? Сколько потомков эти могущественны героев опустились до разврата, став бесполезными людьми? И опять же, сколько простолюдинов могли наслаждаться стремительным подъемом на вершину, не завися ни от чего, кроме своих собственных способностей? Давайте сделаем шаг назад и посмотрим на более успешных людей, у которых отцы – могущественные бессмертные императоры. Сколько из них действительно могут выделиться, используя только собственную идентичность и способность стать основателем бессмертного региона?».

Цинь Вэньтянь говорил спокойно. В его голосе не было слышно никаких колебаний. Смысл его слов был предельно ясен. Вы могли бы быть сыном Бессмертного императора Восточной префектуры, но как насчет самого Вашего отца? Разве он не полагался на себя, чтобы достичь своих нынешних высот? Сколько его сыновей и дочерей могли превзойти его?

Они обменялись словами. Так что оказалось, что в словах Его Высочества Дуншэн Тиня скрывалось какое-то намерение.

Однако этот ученик на самом деле осмелился заговорить с ним. Его дерзость действительно всех удивила.

«Хорошо сказано», - глаза Дуншэн Тиня заблестели от ярости. Он посмотрел на Цинь Вэньтяня и сказал: «На боевом пути, независимо от того, кто является потомком бессмертного императора или простолюдина, они, в конечном счете, все должны надеяться только на себя. Однако если кто-то имеет благородное происхождение, то они будут иметь некое преимущество. Такое преимущество заключается в лучших талантах или свободном доступе к ресурсам самосовершенствования, в то время как простолюдины должны отдать все, чтобы бороться за руководство мастеров и ресурсы самосовершенствования. Тем, кто имеет благородное происхождение, это не нужно. Вот пример: бесчисленные мастера тринадцати префектур сражаются друг с другом только ради шанса войти в нашу группу».

«Ваше Высочество прав. При тех же обстоятельствах, когда у них одинаковое количество талантов, простолюдины должны приложить в бесчисленное количество раз больше усилий, тогда как знатным родам намного проще. Они могут идти по боевому пути, прилагая меньше усилий. С этим моментом я, Бессмертный император Сильное Пламя, полностью соглашусь. Насколько мне было трудно пробиться в царство бессмертного императора? Но старший брат Вашего Высочества уже дошел до царства Бессмертного императора в столь юном возрасте. Насколько это удивительно?» - вздохнул Бессмертный император Сильное Пламя. После этого он моргнул и повернулся к Цинь Вэньтяню, холодно сказав: «Вы знаете, что самое страшное на боевом пути? Это не что иное, как встреча с людьми, которые не знают необъятности небес и земли, веря в эту глупую логику, что тяжелая работа является единственным критерием, позволяющим парить высоко в небе. Сколько мастеров в бессмертных мирах приложили усилия и упорных труд в своем самосовершенствовании? Но сколько из них может достичь царства бессмертного императора? Твои слова смешны».

После того, как его голос затих, все повернулись к Цинь Вэньтяню. Они хотели знать, что он ответит на слова Бессмертного императора Сильное Пламя.

Бай Уя также обратился к Цинь Вэньтяню. Он не мог ничего сказать. Сегодня он был только зрителем.

«Хехе», - холодно рассмеялся Цинь Вэньтянь. Как он может опровергнуть слова Бессмертного императора Сильное Пламя? Если бы он это сделал, то это было равносильно утверждению вышесказанного.

«Вы очень уважаемый бессмертный император. Раз уж Вы так выразились, что еще я могу сказать? Я могу только горестно вздохнуть и сказать, что Ваше суждение – дерьмо. Основываясь на Ваших же словах, Блэкпик, Ваш ученик, - тот, кто имеет статус, авторитет и не испытывает недостатка в ресурсах для самосовершенствования; таким образом, он, конечно, будет во много раз более выдающимся по сравнению с кем-либо из других представителей его поколения. Тем не менее, в первом отборочном испытании, где база самосовершенствования каждого была установлена на один уровень, результат ученика Сильного Пламени действительно разочаровывает и в основном роняет Ваше лицо».

Цинь Вэньтянь смотрел прямо на Бессмертного короля Сильное Пламя, когда саркастически разговаривал с ним. Поскольку одна его часть хотела унизить его, он, конечно, ударил его по лицу со всей силы, используя собственные слова Сильного Пламени, чтобы максимально противостоять ему.

«О, так Блэкпик – ученик Сильного Пламени? Во время первого отборочного испытания, где участники должны были бороться за каменные платформы бессмертных статуй, Блэкпик привел группу людей, чтобы напасть нас. Но все они были убиты с неимоверной легкостью. Мой старший брат Цинь легко бы растоптал Блэкпика, готовящегося лишить его жизни; но все-таки он проявил милосердие и пощадил его. Так получилось, что Блэкпик – ученик бессмертного императора. Насколько это шокирует?» - Цзюнь Мэнчэнь был недоволен и, увидев, как Бессмертный император Сильное Пламя и Дуншэн Тин хотели унизить Цинь Вэньтяня, он не мог не сказать что-либо. Как он пропустить такое?

Когда его голос затих, Блэкпик, который сидел рядом, мгновенно покраснел. Он взглянул на Цинь Вэньтяня и Цзюнь Мэнчэня так, словно способен был убить их, и не мог дождаться, когда можно будет разорвать их на части.

Глаза Бессмертного императора Сильное Пламя сузились, холодно поглядывая на Блэкпика. Увидев выражение лица Блэкпика, его собственное лицо стало ледяным.

«Конечно, нельзя полностью винить в этом только старшее поколение. Собственный талант Блэкпика – никчемен. Это и есть его небольшая проблема», - Цзюнь Мэнчэнь продолжал смеяться. Все на пиршестве смотрели на этого парня, но не могли вымолвить ни слова. Эти несколько учеников публично унижали Бессмертного императора. Они не знали, когда следует остановиться. Дерзость!

«Может быть, Бессмертный император Сильное Пламя не успел ввести его в курс дела или не дал Блэкпику достаточно ресурсов для самосовершенствования. Или, может быть, сам Блэкпик слишком ленив и не приложил никаких усилий для самосовершенствования», - добавила Цзы Цинсюань со всей серьезностью. Но, несомненно, слова, сказанные этими тремя людьми, считались унизительными для Бессмертного императора Сильное Пламя. И в такой ситуации, когда вокруг было много высших мастеров, лицо императора почернело.

«Ваше Высочество, разве цель сегодняшнего Бессмертного пиршества не выбрать тройку лучших? Этот старик очень хотел увидеть, насколько великолепна эта партия учеников. Когда начнется соревнование?» - в этот момент раздался голос, нарушивший неловкое молчание. Это был не кто иной, как Бессмертный император.

«Правильно, Ваше Высочество, нам всем не терпится увидеть их мастерство», - сразу появились люди, поддержавшие это предложение. Взгляды присутствующих повернулись к Дуншэн Тиню, и холодный взгляд Бессмертного императора Сильное Пламя также перешел от Цинь Вэньтяня и двух других. Хотя он сейчас не предпринял никаких действий, он глубоко спрятал слова, которые звучали в его сердце.

«Правила соревнования меняются каждые сто лет, но цель всегда одна – выбрать тройку лучших. Я хотел бы спросить мнения уважаемых старейшин. Вы все знаете, как нам действовать дальше?» - Дуншэн Тин посмотрел на бессмертных императоров. Все эти 160 учеников имели различные уровни самосовершенствования, от первого уровня небесного явления до десятого уровня. Естественно, правила соревнований не могут быть простыми.

«Желая стать учеником Его Величества, Бессмертного императора Восточной префектуры, вы должны показать, что сможете справиться со всеми трудностями. Это соревнование будет не таким уж легким», - проговорил мастер. Все было предельно ясно.

Участники ниже слушали со всей серьезностью. Какими бы высокими ни были статусы гостей этого Бессмертного пиршества, ученики по-прежнему оставались главными фигурами мероприятия. Прямо сейчас они были готовы показать себя во всей красе!

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление