Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 71.2. Поджег зала предков (часть 2)

Около десяти Ли (1 Ли = 500 м) от столицы находились лошади, которые пили воду из подмерзшего ручья. На увядших лугах, которые выглядели пожелтевшими, отдыхало немного солдат.

Поодаль от всех находился мужчина средних лет, его кожа на лице была бронзового цвета, из-за солнца и дождей, с которыми он сталкивался на полях сражений, также хорошо было видно его великую силу. Он был невысокого роста, его широкие брови подчеркивали большие глаза, которые вызывали страх. Вместе с его густой бородой, только по виду, можно было сказать, что он обладает решительным характером.

Женщина, которая была возле него, гладила по голове лошадь. Женщина тоже была среднего возраста, на ней был зеленый жилет и штаны, украшенные золотой вышивкой, волосы были уложены в простую гульку. У нее были очень живые глаза, и выглядела она привлекательной, хотя больше всего привлекала мужественная героическая аура, которая исходила от нее. На ее талии была пара серебряных наручников, которые звенели, когда она гладила лошадь. 

- Фюрен, мы доберемся до столицы примерно через один Шичен (1 Шичен = 2 часа), - мужчина средних лет рассмеялся. - Мы так долго провели на северо-западе, что при приближении к столице, мне кажется будто я ощущаю сладость воздуха. 

- Неужели северо-запад настолько плохой? - женщина глянула красивыми, но сердитыми глазами. - Я выросла на холодном северо-западе. Если тебе нравиться сладкий аромат, то зачем ты тогда на мне женился?

Человек начал умолять о пощаде:

- Фюрен, ты права, эта столица источает сладкий аромат, который никак не подходит для таких грубых людей, как мы. Конечно северо-запад намного лучше, там можно зимой охотиться в горах и лисиц полно. А после охоты шкуру лисиц можно отдать мастерам и они пошьют тебе накидку.

Услышав это, женщина улыбнулась и, смеясь, сказала:

- Вижу чиновника, а говорит бюрократ!

Этими двумя людьми были не кто иные, как грозный Генерал Шен Синь и его Фюрен Лоу Сюэ Ян. Они возвращались в спешке, так как хотели успеть на празднования Дня рождения Старой Шен Фюрен. Они решили ничего не сообщать в столицу Дин, желая сделать людям сюрприз и с великим триумфом вернуться в столицу Дин.

- Мы еще не были на банкете в честь Дня рождения Старой Шен Фюрен, - сказала Лоу Сюэ Ян. - В предыдущие годы мы возвращались к концу года и дарили Матери самые лучшие подарки, которые нам давал Его Величество на долгую память. Мы спешили вернуться, поэтому не знаем, понравиться ли Старой Шен Фюрен накидка из огненной крысы.

- Почему она не понравиться Старой Шен Фюрен? - услышав предположение своей жены, он тут же спросил. - Она очень хороша. Даже на поле сражения это считается большим сокровищем. Благодаря ей, можно защититься от ножа и даже копья. Чтобы поймать эту огненную крысу, я семь дней и ночей выслеживал ее. Поэтому если ты не будешь настаивать на том, чтобы подарить ее Старой Шен Фюрен, то я... отдам ее тебе, - по мере того, как он говорил, голос Шен Синя становился мягче. Возможно, его слова были не совсем правильными, но где-то в глубине души, он предвзято относился к этому вопросу. Несмотря на то, что Старая Шен Фюрен хорошо к нему относилась, все же она не была его настоящей матерью, и поскольку между ними не было кровной связи, Шен Синь больше заботился о своей жене. Кроме того, Лоу Сюэ Ян следовала за ним на полях сражений и принимала в них участие, поэтому эта накидка из огненной крысы была более полезней ей, чем Старой Шен Фюрен. Если бы Лоу Сюэ Ян не настаивала на том, чтобы подарить ее Старой Шен Фюрен, то он бы давно отдал ее своей жене.

- Что ты можешь знать, - Лоу Сюэ Ян уставилась на него. - Ты каждый раз пропускал день рождения Старой Шен Фюрен, и несмотря на то, что ты передавал ей все награды, которые тебе давал Его Величество, кто об этом знал? В последний раз, когда мы были в столице, я слышала, что люди говорили о том, будто ты специально решил не находиться рядом с Матерью. Все это я делаю только для тебя. Даже если ты не беспокоишься о своей репутации, все же наша дочь не может иметь такого отца.

После этих слов Шен Синь довольно долго молчал. Действительно, столица Дин не была похожа на северо-западный регион, где было полно вражеских ловушек. Но, по настоящему, это место нельзя было считать мирным. Они, муж и жена, долго не были в столице, поэтому слухи будут распространяться с необузданной скоростью, а это было просто невыносимо.

Лоу Сюэ Ян продолжила говорить:

- Ты знаешь, что я не знаю обо всех хитростях, которые окружают наш внутренний двор, из-за того, что в нашей семье Лоу не было столько правил и норм. Я могу пользоваться только самым простым методом. Если эта накидка из огненной крысы понравиться и осчастливит Старую Шен Фюрен на глазах у присутствующих, то все слухи превратятся в ничто.

 Спустя немного времени Шен Синь ответил:

- Это моя Фюрен, которая так хорошо все придумала.

- Я делаю это не для тебя, а для нашей дочери, - Лоу Сюэ Ян фыркнула и неожиданно стала угрюмой. - И ты и я большую часть времени не находимся в столице Дин, а на северо-западе условия жестоки. Наша дочь еще слишком молода, поэтому мы не можем взять ее с собой. Все эти годы, мы не занимались ее обучением, никуда не сопровождали, мы действительно бросили ее.

Слушая все это, Шен Сень вздохнул, склонил голову, а в его глазах появилась боль.

Не было бессердечных родителей, и не было родителей, которые не любили своих детей. Но Лоу Сюэ Ян выбрала свою судьбу, она приняла решение сражаться на полях битвы, а Шен Мяо не могла следовать за ними. Когда две армии воевали, то все методы были ужасными, убийство родных считалось обычным делом, только из-за этого, они были вынуждены отстраниться от своей дочери. В столице Дин, по крайней мере, не нужно было думать о ее безопасности.

Лоу Сюэ Ян выглядела печальной, немного подумав, она продолжила:

- Я часто думаю о том, что наше решение о том, чтобы оставить дочь в столице, безопасное. Но она живет без родителей, думаешь она счастлива от этого? Каждый год, когда мы с ней встречаемся, она холодно к нам относиться, что не говори, мы сами в этом виноваты. Поэтому, чтобы она не сделала, мы не имеем права ее винить.

Шен Мяо не была близка ни с Шен Синем, ни с его женой, ни даже с Шен Цю, потому что никто из них не был с ней с самого детства. Она была близка с Рен Ван Юнь, Чэнь Роу Цю и даже со Старой Шен Фюрен, так как они постоянно с ней общались, и именно они были для нее ее "семьей". Шен Синь и Лоу Сюэ Ян старались с пониманием относиться ко всем ее капризам, так как их виновниками были они. 

Шен Синь погладил по плечу Лоу Сюэ Ян и сказал:

- Наступит день, когда наша дочь поймет все наши поступки.

- Неужели она действительно поймет? - с горечью усмехнулась Лоу Сюэ Ян. - Иногда мне кажется, что такая непокорность дочери вызвана не кем иным, как жителями резиденции Шен... - она неожиданно замолчала и расстроенно посмотрела на Шен Синя.

Шен Синь, конечно, понял смысл недосказанных ее слов, и у него изменилось выражение лица. Через мгновение он вздохнул и взял за руки свою жену:

- Фюрен слишком много беспокоится. Мать и ее тетушки хорошо ее обучали, поэтому было бы удивительно, если бы она не была с ними близка. 

Отношение Шен Мяо к тетушкам было настолько хорошим, что вызывало даже ревность. Поэтому даже если и были какие-то предположения, они были необоснованными.

- Да, я действительно слишком беспокоюсь, - сказала Лоу Сюэ Ян. Она была драгоценной дочерью Ди из северо-западной семьи Лоу, а также из семьи военных. Несмотря на то, что она была третьей чиновницей, все остальные из их семьи были хладнокровными мужчинами. Лоу Сюэ Ян была младшей сестренкой, у нее было три старших брата. Когда она родилась, то вокруг нее были родители и старшие браться, поэтому в их семье не было грязных событий, таким образом у нее было мало знаний о позорных тайнах, и она не понимала, как могут у близких быть зловещие намерения.

Если бы она обо всем узнала, то рискнула бы и взяла бы Шен Мяо с собой, вместо того, чтобы оставлять в этой ужасной резиденции Шен. 

Пока они говорили, то услышали, как кто-то закричал:

- Отец, Мама.

Выражение Шен Синя стало сердитым и он сказал:

- Назовите имя, тот, кто кричал...

- Генерал Шен! - быстро ответил человек, приближаясь.

- Не стоит быть похожим, на своего отца, - Лоу Сюэ Ян выпучила глаза и сказала. - Какой важный!

Подходящий мужчина, был молодым человеком с достойным видом. Его кожа была золотистого цвета, а когда он улыбнулся, на его щеках появились две ямочки, придавая лицу детское выражение. Этот человек был очень похож на Лоу Сюэ Ян и был сыном Шен Синя, Шен Цю.

Шен Цю в этом году исполнилось двадцать два года. Когда ему было десять, Шен Синь взял его с собой на поле сражения и говорил о том, что у строгого учителя получаются выдающиеся ученики. Шен Цю был храбрым, и уже совершил несколько достойных поступков, и теперь его считали маленьким Генералом четвертого ранга.

- Отец, Мать, вы подготовили хороший подарок, но что мне подарить? - Шен Цю почесал руку и выглядел немного растерянным. 

- Такой испуганный мальчишка, почему ты спрашиваешь у нас, что подарить? Человек должен быстро принимать решения, как ты можешь находиться на поле сражения, если даже не можешь справиться с таким легким вопросом! - Шен Синь воспользовался возможность и начал критиковать поведение своего сына.

- Я уже очень долго не принимал участие в праздновании дня рождения бабушки, - с неловкостью в голосе сказал Шен Цю. - Я не знаю, что подарить, я же не могу просто похвастаться скольких врагов я убил. Это точно не подойдет для такого праздника, как день рождения.

Лоу Сюэ Ян рассмеялась над словами Шен Цю:

- Все нормально. Его Величество наградил тебя рулоном парчи тонкого шелка, поэтому ты должен подарить это Старой Шен Фюрен. Я слышала, что в столице Дин есть недостаток в этой ткани, даже не все Леди могут ее приобрести. Если Старая Шен Фюрен получит в подарок рулон этой ткани, то, несомненно, будет очень счастлива.

- Но я хотел отдать ее Младшей Сестре! - поспешно ответил Шен Цю.

- Не думай об этом, - Шен Синь махнул рукой. - Ты видел, чтобы твоей Младшей Сестре нравилась такая парча?

Несмотря на то, что он не знал, что предпочитают женщины, Шен Синь точно знал, что его дочь не любит такие изысканные материалы. Она любит серебро и золото и чем оно больше, тем лучше. Он был беспомощным, поэтому приобретал для нее то, что ей нравилось. Даже при том, что эта парча была просто прекрасной, он не был уверен, что Шен Мяо сможет ее оценить.

Услышав это, Шен Цю согласился, в словах его отца действительно был смысл. Он присел на корточки и тихо сказал:

- В этот раз, из-за того, что мы так спешили вернуться, я не приготовил ни одного подарка для Младшей Сестры. Думая об этом, я чувствую себя виноватым.

На самом деле, в прошлом, отношения между Шен Цю и Шен Мяо были хорошими, брат и сестра всегда поддерживали друг друга. Но Шен Цю начал следовать за Шен Синем, поэтому теперь он виделся с Шен Мяо раз в год. С каждым годом у Шен Мяо портился характер и теперь, брат и сестра редко общались. Как бы Шен Цю не старался сблизиться с Младшей Сестрой, она отвечала ему едва теплым отношением.

Шен Цю не понимал причину такого поведения, но Шен Мяо знала из-за чего она себя так ведет. Шен Юэ, Шен Цин и даже Гуи Момо, все время напоминали ей, что ее отец и мать, оставили ее, но взяли с собой Шен Цю, а это значило, что они больше ценят мужчин, чем женщин. Сыновья могли продолжить родословную линию предков, а женщинам это было не под силу. Шен Мяо была молодой, поэтому ее легко можно было убедить. А когда она видела Шен Цю, то ей казалось, что он украл всю любовь их родителей и ощущала к нему ненависть, поэтому и не хотела сближаться. 

- Ничего, - Шен Синь встал и стряхнул пыль со своей одежды. - Зови всех братьев, мы продолжаем путь. Мы должны добраться до столицы через один Шичен (1 Шичен = 2 часам).

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление