1. Ранобэ
  2. Чернокнижник в Мире Магов
  3. 1 - 1200 [С редактурой]

Глава 1185. Спасение

24

Дорон осмотрелся.

Кругом было много закалённых солдат, на чьих лицах читалась решимость. Эти солдаты в доспехах объединились в одно большое войско, шагая по улицам и образуя мощный черный поток.

Эти солдаты были самых разных возрастов: от подростков до седовласых стариков. В их рядах можно было заметить даже мускулистых женщин. Хотя из-за этого они и выглядели крайне неорганизованно, всё это подавлялось их уникальными аурами. Тёмная Эпоха пробудила в них холодный нрав, который помог им пережить бесчисленные смертельно-опасные ситуации.

Они делили территорию с жуками и зверями, и боролись везде, где бы ни находились. Люди, живших до этих времён, никогда не смогли бы понять их мышление. Даже бывший плотник Дорон был уверен, что теперь без проблем сможет убить одного из городских стражей главы своей старой деревни.

«Я должен вернуться, я должен! Ради Лины!» — Дорон принял решение и открыл большие металлические ворота. Подумав о девушке, ждущей его дома, он почувствовал себя помолодевшим.

Хотя Дорон не знал, почему он был тогда так мягок и спас её, благодаря этому он нашёл себе спутницу, которая понимала его и на которую он мог положиться. Их отношения позволили ему пережить бесчисленные неприятности, которые запросто могли убить его. Даже лекари говорили, что он чудом выбрался из могилы.

«Я не знаю, доживу ли я до завтра, но в следующий раз… я попрошу её руки», — он потер грудь, выдохнув холодный воздух.

— Дорон!

Тяжёлая, но тощая чёрная рука хлопнула Дорона по плечу; неожиданный удар чуть не сбил его с ног. Дорон, обрадовавшись, обернулся:

— Большой брат Джимми! — человек, похлопавший его по плечу, был высоким долговязым юношей. У него был большой боевой топор и шлем с коровьим рогом. Даже если он лишится лезвия, сам вес этого стофунтового оружия сможет заставить врага содрогнуться.

Рядом с ним было ещё несколько воинов, составлявших небольшой отряд. Джимми, казалось, пользовался среди них большим уважением.

— Ха-ха, детка. Я знал, что кислота Жуков-Убийц Света не убьёт тебя… — Джимми выглядел чрезвычайно воодушевлённым, протягивая Дорону бурдюк. — Давай выпьем!

— Ооо… — Дорон облизнул губы и осторожно сделал глоток, когда услышал возле себя несколько глотков. Мощный кисло-пряный вкус стекал по его горлу вниз, заставляя его чувствовать тепло.

— Крепкое вино! — завистливо сказали воины вокруг него. Любые крепкие вина в эти времена стоили заоблачных денег. Бурдюк с вином был сродни второй жизни в этой холодной пустыне.

Многие члены отряда странно посмотрели на Дорона, но когда он вернул вино Джимми, отвернулись.

С кем они пытались шутить? Имя Раскалывателя Черепов было известно каждому в округе. Хотя Джимми и был похож на палку, его боевой топор уже пробил головы нескольким мужчинам в разы крупнее его.

Иногда выжившие были даже опаснее, чем жуки. Люди часто бились насмерть за небольшой мешок пшеницы, чистую воду или даже кусок вяленого мяса. Дорон и сам не раз сталкивался с такими ситуациями.

Однако из-за этого у него сложилось хорошее впечатление о щедрости Джимми. В эти трудные времена редко можно было встретить добрых людей, сумевших сохранить некоторые из своих принципов.

Даже если Джимми просто хотел использовать его, в этом не было ничего плохого. В конце концов, такая харизма и искренность были редкостью даже среди лидеров. Если Джимми хотел использовать его, это, как минимум, означало, что он имел определенную ценность, разве нет?

Дорон сжал в руках тонкий металлический меч.

— Ха-ха... Как ты? Ты присоединишься к нашей миссии в этот раз? — Джимми потёр лысину. Его голубые глаза сверкали искренностью.

— Нет… в этот раз мне нужны припасы, чтобы пережить холода, а также лекарства или исцеляющие свитки. Лина недавно простудилась, и я очень волнуюсь...

Дорон покраснел. Даже отряд Джимми погибнет, если попытается раздобыть всё, что перечислил Дорон.

— Ну, раз так… — Джимми потёр подбородок.

— Так что на этот раз я пойду один, — сказал Дорон после некоторого колебания.

Джимми схватил его за плечи и рассмеялся:

— Я никогда не думал, что наш маленький Дорон станет большим мужчиной... Ха-ха... Очень хорошо! Ты можешь взять дополнительный комплект из моей добычи!

— Спа… Спасибо, Большой Брат Джимми! — Дорон был очень тронут, и чуть не расплакался.

— Не будь сентиментальным как баба. Скорее, идём! — Джимми поднял свой боевой топор и вышел из дверей крепости.

На самых дальних краях этой крепости располагались высокие башни; центральные районы также были укреплены. Даже если внешняя оборона будет пробита, они смогут отступить и укрепить периметр. Лидер располагался в центре, окружённый солдатами и Профессионалами. Классовость сохранялась и Тёмную Эпоху.

Такой человек, как Дорон, мог втиснуть свою семью только в самые незащищённые районы. Они находились на переднем крае опасности и несли самые большие потери. Вот почему их дома были похожи на маленькие крепости.

Самым большим желанием Дорона, кроме женитьбы на Лине, было привести её в самое сердце крепости. Ходили слухи, что его защищали могущественные заклинатели, что делало его самым безопасным местом на материке. В каждой семье имелись запасы красного вина и хлеба. Дорон мечтал о такой жизни задолго до начала Тёмной Эпохи.

«Однако… разве волшебники не лишились своих способностей?»

В конце концов, он всё ещё чувствовал вину за случившееся на вилле Старого Холдмана.

Тем не менее чтобы отразить нападения жуков и выжить, крепость полагалась именно на волшебство, поэтому не было смысла подвергать сомнению его существование. Дорон взглянул на внешние крепостные стены.

Там располагалась крепкая гранитная башня, покрытая следами крови и внутренних жидкостей насекомых. На каждой платформе стояло по одной маленькой чёрной пушке.

Яркие руны украшали стволы пушек, вселяя покой в сердце каждого, кто их видел. Дорон уже не в первый раз смотрел на эти пушки, которые убивали немало насекомых при каждой их атаке. Даже мощные красные черви ненавидели их.

*Грохот!*

Мощный механизм отворил двери, и большой отряд кавалерии в изысканных доспехах рысцой промчался по мосту, притягивая к себе множество завистливых взглядов наёмников.

Это был полк Профессионалов, обладающих поразительной боевой мощью. После призыва в армию, даже если их не поселяли в самом сердце крепости, их отправляли в относительно безопасные районы и обеспечивали стабильным запасом продовольствия.

Для многих простолюдинов это было мечтой всей жизни. Сильнейшие отряды авантюристов меркли по сравнению с солдатами. Было крайне мало таких людей, как Джимми, кто был ничуть не хуже солдат, и даже мог с ними потягаться.

«Один жук приносит 1 очко содействия. У меня уже есть 90, так что мне осталось всего десять, чтобы попасть во внутренние районы и стать членом армии…» — Дорон загорелся желанием. В конце концов, это означало, что он был в шаге от своей мечты!

«Большой Брат Джимми уже накопил необходимое количество очков, но поскольку во внешних регионах у него осталось несколько братьев, он решил остаться с ними», — Дорон был очень впечатлён поступком Джимми.

*Тук! Тук!*

В этот момент войско сформировало строй, из-за чего в воздухе повисла торжественная атмосфера, заставив авантюристов замолчать.

*Свист!*

Подул холодный ветер, из-за чего флаг Сильвермуна в руках одного из рыцарей, заколыхался на ветру, излучая странное свечение.

Джимми моргнул и увидел в небе несколько чёрных пятен. Даже при отсутствии солнца его глаза, по неизвестной ему причине, хорошо ориентировались в темноте. По крайней мере, с помощью звёзд в небе — тому, что, по поверьям, было светом божественных царств богов – он мог ясно видеть всё в радиусе пятидесяти метров.

Эти несколько чёрных точек становились всё больше, и когда они приблизились, присутствующие удивлённо воскликнули. Это были фигуры нескольких волшебников, парящих в воздухе.

— Граждане… — заговорила волшебница в серебристо-белых доспехах. Её лица не было видно, но её голос вызвал множество встревоженных возгласов и вздохов людей.

— Это городской лорд!

— Королева Сильвермуна!

— Ооо! Ооо!

Дорон поклонился, последовав примеру всех остальных людей. Неважно, для чего он это делал: для того, чтобы выразить ей свою благодарность и уважение. Ему было вполне достаточно того, что он мог найти в ней защиту в это нелёгкое время.

Только на лице королевы, парящей в воздухе, не было особой радости; казалось, что она сильно постарела.