1. Ранобэ
  2. Чернокнижник в Мире Магов
  3. 1 - 1000+ [С редактурой]

Глава 1194. Поле боя

5

Два существа 9-го ранга были ужасающе быстрыми. Во время взрыва они мгновенно дистанцировались, терпеливо ожидая, когда всё закончится.

«Что… это… такое?» — Лейлин с удивлением наблюдал за слиянием двух миров. Объединённая область поглощалась прямо у него на глазах, и Мир Богов с Миром Магов, казалось, достигли идеального баланса. Теперь они напоминали гантель: два мира, соединенные точкой слияния.

Он мгновенно прибыл в эти новые земли. Прежде здесь было пусто, но после взрыва образовался чёрный континент.

«Законы Пространства и Времени кристаллизовались...» — просканировав весь континент, Лейлин обнаружил, что все законы и пространство здесь стали крайне стабильными, а земля — даже тверже, чем магический сплав. Даже Магам Рассветной Зари было трудно летать здесь, забыв о прорыве сквозь пространство.

Лейлин просканировал весь континент с помощью Закона Первородного Греха, чтобы вычислить его удельную площадь. Он был скалистой пустыней размером с десятую часть Главного Материального Уровня, без единого намёка на жизнь.

— Куда подевались Всебог и Воля Мира Магов? — спросил Лейлин у Сердца Матери, которая стояла рядом с ним.

— Это место расположено в центре слияния двух миров. Оно отличается крайне странным балансом… — Сердце Матери была существом, пережившим Древнюю Заключительную Войну. Её проницательность и богатый опыт позволили ей быстро разобраться в ситуации. — Несмотря на то, что при уничтожении Плетения Всебог получил серьёзные травмы, бой этих существ 9-го ранга превзошёл все пределы моего понимания...

— Даже если Всебог чуть слабее, чем Воля Мира Магов, я боюсь, что быстро им победителя не определить. Сейчас они должны находиться в измерении, обнаружить которое нам не под силу, так что исход Заключительной Войны полностью лежит на плечах существ законов…

— Вы имеете в виду… — Лейлин посмотрел на огромный континент под ними. Хотя он не был пригоден для жизни, он мог послужить прекрасным полем битвы для существ законов.

— Да… Когда два мира слились воедино, пожирание зашло в тупик. Всё остальное зависит от силы существ законов… — Сердце Матери указала на материк. — Это решающее поле боя, край нирваны… место, где проигравший потеряет всё. Если мы сможем добиться здесь решающей победы, Воля Мира Магов сможет пожрать Всебога… Однако верно и обратное!

— Другими словами, — пробормотал Лейлин, — сила Воли Мира определяется его обитателями. Победитель этой битвы определит окончательного победителя среди этих двух существ законов...

— Правильно. Благодаря плану по слиянию двух миров и нашему опережению, у нас сейчас есть огромное преимущество... Нельзя потерять его!

— Боюсь, что существ законов недостаточно... Нам нужно очень много пушечного мяса, — размышлял Лейлин, — Нам нужен полк Магов Рассветной Зари во главе с существом законов, чтобы уничтожить Младших и Средних богов…

— В наших резервах Маги со всего Астрального плана. Мы имеем серьёзное численное преимущество...

— Мы соберём наши войска и немедленно мобилизуем их на войну… — пообещали многочисленные существа законов.

Лейлин в это время задумчиво смотрел на огромный чёрный континент. Он станет решающим полем боя, местом Конца. Можно было представить, в какое жуткое место превратится этот континент в ближайшем будущем.

***

Пространство на другом конце поля боя задрожало, когда на него начали спускаться многочисленные божественные царства. Они образовали странную, похожую на улей структуру, своего рода надёжную крепость. Отовсюду раздавались молитвы, когда святые духи готовились защищать материк. Боги игнорировали все свои представления о добре и зле, сражаясь бок о бок.

Армии элементалей вышли на поле боя в сопровождении лордов демонов, возглавляемых двумя Лордами Бездны. Огромное войско демонов устремилось вперёд.

— Божественные царства сошли, и все расы объединились... Кажется, Боги тоже ставят на эту битву всё... — Лейлин насмешливо посмотрел на строй своих противников.

— Финальная битва близка… Масштабы этой войны уже превзошли нашу прошлую войну, — добавила Сердце Матери.

— Похоже на то! Нам тоже пора начать свои приготовления.

Многочисленные Маги Законов взревели, и сила слитых законов позволила им раскрыть всю свою силу без Доспехов Мировой Войны.

То же самое относилось и к Богам. Однако такая «справедливость» на самом деле не была справедливой.

— Наша решимость продвигаться вперёд... Всё, что мы с таким трудом получили от Астрального плана, будет продемонстрировано здесь сегодня. Величие Магов окутает всё! — громко взревели Маги, открывая каналы в один мир за другим.

Тёмный Мир, Чистилище, Ледяной Мир... Из каждого мира непрерывным потоком хлынули войска; лица пребывающих солдат выражали непоколебимую решимость. Самыми слабыми были Маги Утренней Звезды, эквивалентные легендам Мира Богов. Именно они были пушечным мясом!

Во имя справедливости и ради продвижения своих Истинных душ, эти Маги без колебаний ринулись в бой. Жуткий бой боевых барабанов эхом разнёсся по всему Астральному Плану!

Огромный жуткий замок появился в месте, назначенном Лейлином, словно живая змея, издав кровожадный рёв.

— Отец!

В огромном зале появились два Чернокнижника, и Лейлин взглянул на них с нежной улыбкой:

— Я планировал использовать свои накопления в этой войне только в двух местах: в Мире Воображений и в божественном царстве моего аватара. Я не думал, что вы станете настаивать на своём приходе. Клан Уроборос был слишком слаб, чтобы помочь мне.

Перед Лейлином стояли два его старших сына, Саир и Даниель. Они оба унаследовали его родословную, и пользовались силой Кошмарной Гидры. Они были близки к царству законов, точно так же, как он, когда он был на пике 6-го ранга.

Ранние стадии продвижения Чернокнижников практически полностью зависели от силы их родословной. В связи с этим, что могло быть лучше, чем родословная Кошмарной Гидры?

— Вы знаете, насколько опасна Финальная Война? Даже Маги Рассветной Зари — всего лишь пушечное мясо… Что скажут об этом ваши матери? — Лейлин посмотрел на своих старших сыновей. Им было уже по тысяче лет, и они стали предками клана Уроборос, давно успев обзавестись собственными детьми и внуками.

— В записях о Древней Войне в библиотеке всё описывается достаточно хорошо… — Саир и Даниель переглянулись, прежде чем Даниэль встал и заговорил, — Мы предупредили маму и тётю перед тем, как уйти…

— Вы… — Лейлин вздохнул. Он мог видеть в глазах своих детей тень самого себя в молодости: в них читалась неутолимая жажда истины.

Кроме того, Магу Рассветной Зари было трудно продвинуться до 7-го ранга. Даже Лейлин полагался на этом этапе на отчаянное разграбление Мира Воображений и Мира Богов.

Несмотря на то, что у Саира и Даниеля было преимущество в виде их родословных, им всё ещё нужны были возможности, чтобы длительное время процветать. Мир Богов был наикратчайшим путём к этой цели. Если им удастся убить Истинного бога и захватить часть его божественного огня или божественности, они смогут напрямую постичь законы.

Ни один Маг Астрального Плана не смог бы устоять перед таким искушением. Именно по этой причине такое огромное количество Магов низкого ранга продолжали присоединяться к этой войне, несмотря на шокирующее число жертв.

— Я уважаю ваш выбор… — Лейлин с нежностью посмотрел на своих сыновей, — Однако… поскольку вы выбрали этот путь, вы должны быть готовы взять на себя ответственность за свой выбор, независимо от того, каким будет результат…

— Да, сэр! — возбужденно ответили его дети. Они не ожидали, что всё пойдёт так гладко...

Лейлин хлопнул в ладоши, как только они ушли. Два Повелителя Бедствия вошли в зал вслед за ними, поклонившись ему.

— Следуйте за ними и защищайте их. Взамен я увеличу ваши квоты на сто лет.

Повелители Бедствия были счастливы этой сделке, поэтому быстро поклонились и ушли.

«Их будут защищать два Мага 8-го ранга…» — Лейлин покачал головой. Эти дети не могли понять всей жестокости Финальной Войны. Даже если Повелители Бедствия будут защищать их, они могут умереть, если им не посчастливится встретить Высшего бога.

Однако Лейлин решил больше не думать об этом. Он предупредил их об опасности этой затеи и приставил к ним охрану. Он считал свой долг выполненным.