1. Ранобэ
  2. Чернокнижник в Мире Магов
  3. 1 - 1200 [С редактурой]

Глава 478. Аннигилятор

29

Просмотрев множество Магического снаряжения и драгоценных материалов, Лейлин взглянул на кучу кристаллов.

Все они оказались чистыми кристаллами, наполненными духовной силой. Сейчас он смутно ощущал на их поверхности энергию от энергетических частиц.

Маги кристальной стадии могли откладывать свою духовную силу в виде кристаллов.

Но Лейлин действовал быстро и решительно, не оставив своим врагам и шанса воспользоваться этими кристаллами.

По сравнению с кристаллами духовной силы, подаренных Фреей, эти кристаллы, очевидно, имели в своём составе примеси. Перед непосредственным использованием их стоило очистить.

"Кристаллы с кристальной духовной силой…"

Лейлин почесал подбородок, а в его ладони появилась пробирка с золотой жидкостью.

— Неожиданно, но мне удалось так быстро собрать вместе два предмета. Наверное мне стоит пойти и провести ещё один эксперимент, проводимый организацией Зыбучих Песков, — вздохнул Лейлин, а его глаза сверкнули тёмной торжественностью.

Собранный им урожай из замка Зыбучих Песков заключался не только в кости Ламии.

Когда он закончил расшифровку процессов экспериментов, то полученные им данные стали полезными во время проведения его собственных исследований с родословными. За прошедшее столетие он разобрался с ними, а некоторые из них даже улучшил. Техника сохранения генов внутри тела являлась лишь одним из незначительных его исследований.

Фактически Лейлин считал, что его собственные исследования родословных во всём клане Уроборос, уступали только исследованиям старейшин.

И один из его экспериментов включал в себя воспламенение родословной, ради её укрепления.

Лейлин держал эти сведения в тайне, не желая прибегать к ним, даже после достижения кристальной стадии. Эффекты от первого воспламенения может и окажутся хорошими, но с каждым последующим экспериментом, эффекты будут только снижаться. Поэтому, Лейлин планировал воспламенить свою родословную только тогда, когда будет пытаться прорываться через барьер области Утренней Звезды.

Конечно, один ничтожный эксперимент не смог бы продвинуть его до Мага Четвёртого Ранга. Тем более, что он только недавно прорвался к кристальной стадии, поэтому ещё даже не достиг порога для прорыва.

Существовала огромная разница в боевой мощи между Магами Третьего Ранга и теми, кто даже только прорвался к Магу Утренней Звезды. На центральном континенте проживало очень много Магов, но в область Утренней Звезды продвигались очень немногие, а тем, кто смогли, завидовали многие.

Воспламенение родословной могло сильно поднять силу Чернокнижника и даже поднять его шансы на успешный прорыв.

Однако в рукаве у Лейлин имелся не только этот трюк с воспламенением родословной.

"Мой процесс прогрессирования Третьего Ранга довольно хорош. Сейчас я должен рассматривать следующий этап — Утреннюю Звезду…" — Лейлин в хорошем настроении потирал свой подбородок.

В настоящее время центральный континент находился в шатком состоянии, особенно в клане Уроборос. Их границы не только нарушали, но и погибли многие семьи, а основные их члены пропали без вести. Эти катастрофические события оказывали плохое предзнаменование для будущего.

Среди такого хаоса, самое лучшее на что мог положиться каждый человек — на свои собственные способности!

— Я уверен, что наставник Гилберт и остальные старейшины уже получили известия об этих обстоятельствах. Так почему же они ничего не делают? — пробормотал себе под нос Лейлин. Вдруг он подумал о причинах его назначения инфорсером: — Возможно, что они узнали обо всём, но у них имелись свои тайные планы, которые, возможно, я упустил и не заметил…

Время шло, пока он молча стоял и размышлял.

Позже Лейлин встретил прибывших телохранителей. Он сильнее поверил в себя, увидев среди присутствующих Люциана.

— Ты действительно принял назначение? — спросил Люциан у Лейлина, не в силах скрыть своего удивления.

Узнав, что Лейлин продвинулся до кристальной стадии и теперь находился на одном с ними уровне, он вздыхал в своём сердце.

Этому юниору потребовалась всего сотня лет, чтобы догнать его уровень. Его талант превышал таковой у любого члена клана, даже среди тех, кого обозначили в качестве "семян" Магов Утренней Звезды. И всё же, по сравнению с темпераментным Робином, Лейлин имел намного больший потенциал и оставался всё таким же тихим и серьёзным. Люциан восхищался им.

— Если мы продолжим расследование, то количество причастных к этому людей только увеличится… Хотя наставник и приказал мне помочь тебе… — увидев Лейлина, Люциан почувствовал, что этот младший должен был уйти в уединение и сосредоточиться на прорыве барьера, отделяющего его от области Утренней Звезды вместо того, чтобы сосредотачиваться на таких мелочах. Он всё время задавал себе вопрос, о чём думал его наставник, назначая Лейлина инфорсером.

Думая о Гилберте, Люциан внутренне вздыхал.

Эти высокоранговые Чернокнижники с родословной Великой Кемоинской Змеёй были сильно очарованы мыслью об обнаружении Мира Чистилища и сильно увлеклись его поисками.

Вспомнив о недавней ситуации и внезапно пробудившейся боевой мощи Лейлина, Люциан вздыхал ещё больше.

— Я проинформирую клан. Я могу дать тебе всё, что нужно. Единственное чего я хочу, чтобы ты не участвовал лично, — Люциан с горечью улыбнулся и передал Лейлину прозрачный хрустальный шар.

— Как инфорсер, крайне важно, чтобы я нашёл злоумышленников и устранил все заговоры, плетущиеся внутри клана Уроборос. Я должен избавиться от них! — Лейлин слегка улыбнулся, словно не слышал последних слов Люциана. Но как только его духовная сила проникла внутрь хрустального шара, его лицо изменилось.

— Ситуация настолько плоха? — неверяще спросил он у Люциана.

— Да… — спустя мгновение ответил Люциан, — Хаотическая борьба за власть не ограничивается только близлежащими регионами. Возникли даже некоторые внутренние проблемы. Мы подтвердили предательства со стороны некоторых кланов и семей…

Эта секретная информация стала доступна только Лейлину, поскольку сейчас он занимал положение правоохранительных органов. Если бы он коснулся этого шара будучи Маркизом, то не получил бы подобной информации.

"Чем именно занимался наставник?" — такая горькая мысль пронеслась в голове Лейлина.

— Не стоит сильно переживать. До тех пор, пока мы не потеряем основную базу в Светящихся Болотах, учитывая присутствие трёх старейшин, клан Уроборос всегда сможет дать сильный отпор.

Лейлин протяжно вздохнул, прежде чем встать.

— Я хочу просмотреть список обнаруженных предателей.

— Хорошо, я подготовлю его как можно скорее, — пообещал Люциан и спросил: — Что ты намерен делать?

— Независимо от всего, раз у них имеется смелость предать наш клан, они должны заплатить определённую цену! — решительно заявил Лейлин. Он поговорил с остальными людьми и отправился в путь.

***

Семья Стюартов. Посреди горного хребта Стюарт.

Чёрное пламя яростно пылало. Большое количество высокоранговых Чернокнижников окружало огромного, подобно горе, медведя.

Позади медведя находилась построенная в скале крепость.

— Инфорсер Лейлин, я требую объяснений! — посреди крепости появился силуэт старика Мага, а в небе появилась его разгневанная проекция. — Несмотря на тот факт, что ты стал инфорсером, у тебя нет полномочий нападать на замок Маркиза! — хрипло кричал иллюзорный образ старика.

— Полномочия? Только слабые будут соблюдать такие правила и инструкции, желая чтобы хищники также их соблюдали. Полагаться на такую надежду действительно глупо.

Лейлин ухмылялся. Тем не менее из-за последовавших за ним других людей ему пришлось объясниться:

— Если тебе важна причина, то слушай. Ты обвинён в измене клана Уроборос! Именно по этой причине Чернокнижники убивают членов твоей семьи и именно поэтому ты не избежишь своей участи!

— Вздор!! — услышав об обвинении, старик действовал словно ничего об этом не знал и слышал впервые. На его шее вздулись от гнева вены, он взревел.

— Правда или ложь, но мы узнаем это, как только ты сдашься, — безэмоционально произнёс Лейлин. Яркий луч чёрного света пронзил небеса и ударил точно в голову огромного медведя.

Ба-бах!

Огромная голова медведя взорвалась словно арбуз.

— До тех пор, пока человек является потомком семьи Стюарт, у нас есть приказ убивать всех без исключения. Имущество также будет конфисковано. Мы получим бонус, эквивалентный стоимости конфискованного! — кричал Паркер. Чернокнижники жаждали достижений, а те, кто хотел нажиться на выполнении заданий, тут же устремились вперёд.

Видя, как Снупи убивает одного Мага за другим, некоторые из которых умирали на месте, Лейлин молча кивал головой.

Причина, по которой он принял на себя ответственность инфорсера, помимо приобретения огромного количества богатств, заключалось ещё и в боевом тренировочном полигоне.

Кровавое Магическое сражение и смерть продолжались в течение короткого времени. Через десять минут Паркер схватил Мага, который говорил от имени маркиза и привёл его к Лейлину.

— Кроме этого выжившего старика, все остальные члены семьи Стюарт уничтожены!

— Хорошая работа, — Лейлин опустил взгляд на Чернокнижника, лежащего на земле. В теле старика несомненно текла кровь Великой Кемоинской Змеи, но встретившись глазами с Лейлином, он начал дрожать.

— Ты чувствуешь негодование? Отчаяние? — подходя, Лейлин провоцировал старика. — Надеюсь, что в следующей жизни, прежде чем твоя душа будет уничтожена, ты станешь думать головой!

Стук!

Когда Лейлин закончил говорить, голова старика упала на пол, окрашивая окружающую землю в красный цвет.

— В общей сложности мы уже уничтожили три семьи с родословной Великой Кемоинской Змеи наряду с их ветками побочных семей. Думаю, в ближайшее время мы можем немного отдохнуть…

Стоя на краю свисающего утёса, Лейлин смотрел на результат разрушительной битвы, между Чернокнижниками и невольно вздыхал с облегчением.

— Лишь немного? — горько улыбнулся рядом стоявший Паркер.

После нескольких побоищ, репутация Лейлина распространилась повсюду. С его силой, с помощью которой он мог убивать Чернокнижников на пике кристально стадии, он сразу закрепил свой статус.

Вскоре, когда он начал безжалостно истреблять семьи и кланы, известие о том, что Лейлин стал инфорсером, распространилась ещё дальше. Поэтому, теперь его называли по-другому, "Аннигилятор".