1. Ранобэ
  2. Во всеоружии
  3. Том 1

Глава 1081

13

– А разве ты не хочешь стать императором?

Новобранцы становились воинами после трех лет боевой выучки. Они обретали способность понимать намерения своего противника, просто глядя на его движения. Итак, Гриду нетрудно было понять, что происходит, после того, как он провёл с Лауэлем несколько лет.

– Гроссмейстер, я не могу доверять тебе. Ты предал императора и встал на сторону Идана.

– Понятие "предательства" здесь не уместно. Я просто использовал своё право.

– Своё право?

Гроссмейстер был расположен к Гриду весьма благосклонно, а потому подробно рассказал свою историю:

– Давным-давно ко мне пришёл человек и предложил сделку. Он попросил меня сделать его императором. Он сказал, что если станет императором, то обязательно исполнит любое моё желание.

– Значит, этим человеком…

– Да, это был Сахаран. Я сделал его императором, но, по совпадению, он не смог сдержать своё обещание. Обещание, которое он не исполнил, должно было быть выполнено его потомками. Однако с течением времени императорская семья забыла о нём, – произнёс Зикфректор, окинув взглядом зал.

Под воздействием свободного земледелия тронный зал постепенно превращался в сельхозугодия. Идан и Пиаро сражались аккурат посреди созревших колосьев пшеницы и риса.

– Этот меч – знак того обещания. Сахаран отдал мне клинок, в котором была красная энергия, что ускорило его смерть. Затем он сказал мне, что если его семья нарушит соглашение, я докажу своё право при помощи этого меча и сам вознесусь на трон. Затем он предпринял некоторые действия, чтобы выполнить моё желание хотя бы в долгосрочной перспективе, – указав в сторону клинка Идана, добавил гроссмейстер. И Грид, выслушав столь миролюбивое пояснение, задал всего-навсего один вопрос:

– Кто ты?

– …!

Все, кто прислушивался к данному разговору, тут же замерли на своих местах. Люди давно задавались вопросом, чего хочет гроссмейстер. Узнав о его стремлениях, они смогли бы определить его личность. Однако Грид спросил напрямую, что было не совсем разумно. Присутствующие считали, что вопрос Преемника Пагмы будет попросту проигнорирован.

Именно это и случилось.

– …

Гроссмейстер и сам был слегка озадачен. Он ожидал услышать вопрос о том, чего он хочет, но никак не о том, кто он таков.

– Если я стану императором, ты ведь и без того попросишь меня исполнить твоё желание. Тем не менее я не могу заключать сделки с тем, кого не знаю, – пожав плечами, проговорил Ёну.

– Ху… Ху-ху-ху-ху! – рассмеялся гроссмейстер.

Он очень редко выражал свои эмоции, и даже Хуандер впервые видел, как Зикфректор смеялся. А ведь они провели бок о бок несколько десятилетий…

– … Единственный грешник из семи, – внезапно произнёс Зикфректор, чьи скучающие глаза пронзила печаль. – Я – инкарнация предателя, ослеплённого светом и закрывшего глаза на попавших в беду спутников, которые не смогли разглядеть тьмы. Вот кто я такой.

– …!?

Грид чувствовал себя так, будто его молнией ударило. Он прекрасно понимал, кто были те самые "ослеплённые светом и не способные разглядеть тьму".

"Семь злых святых…!"

Но это же было просто невозможно… Каким образом гроссмейстер мог быть кем-то из павших святых, которые несколько столетий назад были запечатаны между "землей и адом"? Грид ничего не понимал. Не понимали и остальные люди, владеющие информацией о семи злых святых в куда меньшем объёме, чем Преемник Пагмы.

– Я хотел исправить свой грех, а потому проделал большую работу. В попытке преодолеть ужасную скуку я скоротал время, выведя это тело в ряды трансцендентных. Я научился спасать инкарнации моих коллег, которые противостояли богам и, в отличие от меня, потеряли "силу прошлой жизни". Причина, по которой так много других рас на континенте было захвачено и подвержено экспериментам, была связана с необходимостью получить необходимый материал… Всё это было частью моего исследования. Однако вне зависимости того, сколько времени я тратил, мне ничего не удавалось изменить. Скука нарастала, а потому в самые важные моменты я нередко допускал ошибки. Тем не менее я знаю, в чём заключается главная причина неудачи моих коллег. Они не полагались на изгнанных богов.

– …?

Изгнанные боги? Замешательство Грида лишь усилилось. Непонимание других людей также росло. Никто и никогда напрямую не связывал гроссмейстера с семью злыми святыми, но с течением времени всё больше людей замечало, что гроссмейстер с самого начала был не похож на "человека".

– Я почувствовал большую надежду, когда узнал, что в тебе есть сила Тарена, – понизив голос, продолжил говорить гроссмейстер.

– …

– Ответ лежит в Бездне. Стань императором. Стань императором, исследуй Бездну и узнай местонахождение изгнанных богов. Вторая война семи злых святых спасёт мир от падших богов.

Активировано скрытое задание ★Предложение Шестого Зла★.

★Предложение Шестого Зла★

Шестое зло, Зик, осквернённое грехом лени, предлагает Вам стать императором.

Приняв его предложение, Вы станете правителем Сахаранской Империи!

Условия прохождения:

Принять предложение Зикфректора.

Награда:

Сахаранская Империя.

Вы хотите принять задание?

За всю свою жизнь Грид столкнулся с бесчисленным количеством скрытых заданий, но ещё никогда прежде ему не доводилось видеть столь масштабной награды. От него требовалось лишь сказать "да", и система вручила бы ему контроль над всей империей. Вот почему единственно верным ответом в такой ситуации был…

– Нет, спасибо, – покачал головой Преемник Пагмы, чем поверг Зикфректора в настоящий шок.

Гроссмейстер ожидал чего угодно: определённых условий, уточнений, но никак не отказа.

– Если я стану императором, то по всей империи начнутся восстания. Не думаю, что мне удастся в одиночку справиться с этим. Во-первых, я недостаточно компетентен, чтобы управлять такой большой страной, да и моих людей для этого слишком мало.

Если Грид, в чьих жилах не текла кровь первого императора, будет коронован, большая часть дворян восстанет, и начнётся эпоха бесконечных войн. Вооружённым до зубов придётся ежедневно участвовать в сражениях, в конце которых империя неизбежно развалится на десятки частей. При этом неизвестно, что случится с самим Королевством Вооружённых до зубов, правителя которого и сделают виновным в случившемся. Другими словами, существовал огромный риск потери абсолютно всего.

– На что стоит обратить внимание – так это на исследование Бездны, а не на управление империей. Империя вообще не вызывает беспокойства, – покачал головой гроссмейстер.

– Послушай себя со стороны, Зик! Исследование всяких дыр – это вообще не моё дело! – вскипел Грид. Да, он действительно уважал семь злых святых, которые ради человечества не побоялись сразиться с богами. Однако это ещё не означало, что он готов был ради них пожертвовать собой.

Да и вообще, Ёну не особо хотел связываться с семью злыми святыми. Обратив на себя гнев богов, он мог потерять всё за одну-единственную ночь. Вот почему после инцидента с Гексетием и выполнения задания "На Перекрестье Добра и Зла" он решил сохранять нейтралитет.

– Я останусь на стороне Хуандера, – нарочито громко произнёс Преемник Пагмы.

– … Отворачиваться от меня даже после познания правды, – прошипел Зикфректор, чьё лицо начало искажаться как у демона.

– Нет, я вовсе не хочу враждовать с тобой. Я просто собираюсь остановить изменника Идана, – поспешно ответил Ёну.

– Это обычная софистика. Идан – мой агент. Если ты не примешь моё предложение и пойдёшь против него, значит, пойдёшь и против меня.

– Кхм…

Ситуация и вправду складывалась прискорбно. Хорошие отношения с империей были действительно очень важны, но правильно ли отдавать им приоритет, настраивая против себя одного из злых святых? Возможно, Зикфректор – всего лишь воплощение могущественного существа, но его сила намного превосходила возможности Грида. Страшно было представить, что случится, если он решит напасть на Королевство Вооружённых до зубов.

Но вот, пока Грид ломал себе голову над тем, что ему делать, случилось следующее.

– Заткнись, Зикфректор! – закричал Идан, сбив с ног Пиаро. – Ты что, решил выбросить меня на помойку сразу же, как только появилась такая возможность? Я – твой агент, значит…? В таком случае ты должен был хотя бы посоветоваться со мной! Я не какая-то разменная монета!

В ответ на гнев Идана меч Сахарана начал выплёскивать ещё более разрушительную силу, чем раньше. Её мощь была настолько велика, что треснул даже серп Пиаро, сделанный из останков Белиал. Сила, поглощающая материалы по всей столице, наконец-то начала проявлять свои истинные способности. И Пиаро, всё ещё не достигший окончательного уровня Естественного Состояния, не мог противостоять ей. В этот момент Идан был достаточно силен, чтобы угрожать даже гроссмейстеру.

– Зикфректор! Я прикончу тебя, двуличная ты сволочь!

Это было весьма неожиданное развитие событий. У Ёну даже глаза на лоб полезли, когда он увидел, как принц бросился к гроссмейстеру. Затем Преемник Пагмы пришёл в себя и поспешил отскочить назад. Сделал он это вовремя, поскольку уже в следующее мгновенье клинок Зикфректора и меч Сахарана столкнулись, едва не взорвав императорский дворец. Гвардейцы, Красные Рыцари и даже волшебные машины были сбиты с ног мощной ударной волной.

"Вот чёрт!"

Сегодня Гриду определённо не везло. Но вот, в тот самый момент, когда он начал отплёвываться от попавшей в рот пыли…

– Хватайся! – раздался у него над ухом чей-то голос, а перед глазами появилась рука Ченслера, уже успевшего подхватить императора. В ответ Грид поспешно схватил его за руку, и тяжеловооруженный кавалерист одним мощным рывком вытащил их в соседнюю комнату, где уже ждал изрядно потрёпанный Пиаро.

А затем, как только император получил возможность подняться на ноги, он тут же поклонился Гриду, чем вызвал изрядные сомнения, действительно ли он император.

– Спасибо…

– Ваше Величество?!

Правитель Сахаранской Империи, хозяин Западного Континента, кланялся королю небольшого государства? Удивлён был не только Ченслер. Даже герцоги, которые имели максимальную близость с Гридом, были поражены. Естественно, изумился и Грид.

– Вооружённый до зубов король, ты этого не знаешь, но я был искренне благодарен тебе. Я каждый день чувствовал вину за то, что не прекратил войну против твоего королевства, – глядя поочерёдно то на Грида, то на Пиаро, произнёс Хуандер.

– …

Поддержание мира было далеко не глупым и односторонним желанием. И когда Грид узнал об этом, у него на сердце стало чуть легче.

– Мы не знаем, как долго Идан будет безумствовать! Если он вернёт себе здравый рассудок, то первым делом решит убить Ваше Величество. Вы должны как можно скорее уходить отсюда! – внезапно раздался голос Гренхаля.

Пока Идан связывал ноги гроссмейстеру, у них была отличная возможность убраться куда подальше. Вот на чём настаивал Гренхаль, однако император колебался.

– Бросить трон и убежать… Весь мир будет смеяться надо мной.

Умирать не было никакого смысла, но даже сейчас Хуандер заботился о своём имидже.

– Идан не сможет вечно управлять этой силой и скоро вынужден будет сдаться. Тогда нами займётся гроссмейстер. А для того, чтобы противостоять ему, нам следует покинуть дворец и реорганизовать силы, – попытался убедить его Ченслер.

– Тем не менее…

– Ваше Величество, пожалуйста, не упустите шанс поквитаться с предателями.

– … Ладно.

В конце концов, совместными усилиями им удалось победить упорство императора. А уже спустя несколько секунд Хуандер, два герцога, Бэйн, Ченслер и, наконец, Грид вместе с Пиаро, отправились в путешествие по секретному проходу, о котором было известно только императорам.