1. Ранобэ
  2. Во всеоружии
  3. Том 1

Глава 125

10

– Ты что, не знаешь, кто я? Я – папа Древиго! Я – отец семидесяти миллионов человек и посланник богини, самого священного существа в мире! И ты смеешь поднимать на меня свой грязный меч? Ты что, не боишься божественной кары!? – прокричал папа.

– Хрм-м, – выслушав речь Древиго, пробормотал Грид, – Не плюйся, когда разговариваешь.

– Ч-что? Ах ты, наглец!

Так его ещё никто не оскорблял. Сначала один из его самых верных паладинов помог предательнице, а теперь ещё и это? Папа был готов лопнуть от гнева.

– Я лично накажу тебя! Даже не думай, что сможешь выбраться отсюда живым!

– Ты постоянно упоминаешь наказание… Слушай, папа, или как тебя там. Это я пришёл, чтобы подвергнуть тебя наказанию. Разве ты этого ещё не понял? – поцокав языком, ответил Грид.

Недоволен сложившейся ситуацией был не только папа. Грид тоже ощущал праведный гнев, поскольку будь Древиго нормальным священнослужителем, он просто пришёл бы сюда, получил благословение и ушёл. Тем не менее папа оказался коррумпированным человеком, поставившим под угрозу существование всей Церкви Ребекки, в результате чего Гриду пришлось выполнять ещё и это чёртово задание.

"Рекомендательное письмо, которое я получил от своего тестя, оказалось бесполезным… Это действительно раздражает".

Рассерженный Грид сжал Дайнслейф, а затем обрушил его прямиком на папу. Однако и Древиго не собирался просто стоять на месте, моментально выпустив свою божественную силу.

Бу-ду-ду-дух!

Как только чёрная вспышка столкнулась с белой, произошёл мощный взрыв, из-за чего десять метров ковра было попросту сожжено.

"Мой меч был заблокирован?" – с неодобрением глядя на свой клинок, подумал Грид.

Его меч был усилен красной молнией и благословением Дамиана. Таким образом, тот факт, что ему не удалось пробиться сквозь магию папы, доказывал то, что защита Древиго была сильнее ударов Грида.

"Но ведь моя сила атаки намного превосходит ту, которой я обладал во время рейда на Малакуса. Он не смог бы остановить меня, даже если бы развернул трёхслойный щит".

Грид этого не понимал. Его повышенная Проницательность показывала, что папа обладает боевой мощью в двадцать четыре тысячи единиц. Учитывая боевую силу топ-игрока двести двадцать седьмого уровня в двенадцать с половиной тысяч, цифра в двадцать четыре тысячи не выглядела такой уж высокой. Итак, если брать во внимание одно лишь числовое значение, два Дамиана вполне могли бы тягаться с папой.

"Основываясь на этом… Во время рейда на Малакуса средняя боевая мощь игроков Гильдии Цедака была в двенадцать тысяч".

В рейде участвовали все семнадцать членов гильдии. И если объединить их, то общая боевая мощь должна была превышать двести тысяч. Но разве они не были подавлены Восьмым Слугой, даже обладая совокупной силой в двести тысяч?

Другими словами, Малакус должен был обладать не менее чем двумя сотнями тысяч единиц боевой силы, а потому стоящий перед Гридом папа, по логике, был в десять раз слабее Малакуса, поскольку обладал всего лишь двадцатью четырьмя тысячами очков. Однако после обмена ударами Грид понял, что Древиго намного превосходит Малакуса, что было достаточно любопытно.

"Что ж…"

Некоторое время поразмыслив над этим, Грид понял основную концепцию боевой мощи.

"Небольшой разрыв в боевой силе – это уже большая разница".

Именно так всё и было. Если боевая мощь одного человека превышала боевую мощь другого в два раза, это вовсе не значило, что два таких человека равнялись первому.

Иными словами, боевая мощь не рассчитывалась по формуле 1 + 1 = 2.

Предположим, что существо, наделённое силой атаки со значением "1", было муравьём, в то время как двумя единицами силы атаки обладал какой-нибудь богомол. Однако два муравья никогда не смогли бы одолеть богомола.

Вот почему в случае с боевой силой расчёт происходил следующим образом: 1 + 1 < 2.

Именно поэтому семнадцать членов Гильдии Цедака были односторонне подавлены Шестым Слугой Ятана.

– Суммировать боевую мощь бессмысленно: семнадцать собравшихся вместе кошек не смогут победить одного слона, в то время как папа – хищник, способный уничтожить целое слоновье стадо…

– Кошки? Слон? О чем ты говоришь? – непонимающе переспросил папа.

– Я – либо кошка, либо слон. И это прекрасная возможность понять, кто именно, – ухмыльнувшись, ответил Грид.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь. Ты сошел с ума?

– Не обращай внимания. Это я сам с собой.

Однако Грид не пал духом даже несмотря на то, что папа оказался намного сильнее Малакуса. Скорее, его кровь лишь вскипела от волнения.

– Так или иначе, у кошки достаточно клыков, чтобы перегрызть глотку даже слону!

Грид научился свободно использовать своё оружие во время рейда на Хранителя Лабиринта. Ну а отсутствие разрушительной силы можно было восполнить за счёт контроля.

Фжух! Фжух! Фжух!

Итак, Дайнслейф начал выписывать в воздухе настоящие пируэты, нанося каждую следующую атаку по совершенно другой траектории. Некоторые из них были колющими ударами, некоторые – нисходящими, а кое-какие и вовсе огибали папу, стремясь ранить его в спину. Если бы у папы не было повсюду своих глаз, он никогда не смог бы перехватить их все при помощи одной лишь магии.

Грид с удовлетворением улыбнулся, однако папа оказался более грозным противником, чем он предполагал. Древиго постоянно контратаковал своей божественной магией, перехватывая удар за ударом.

– У тебя ничего не выйдет!

Бу-ду-ду-дух!

Грохот от взрыва двух навыков перемешался с криком папы, при этом сопровождаясь поистине впечатляющим зрелищем. Белая энергия распространялась во все стороны, словно солнечный свет, отталкивая при этом чёрный, как смоль, клинок.

"Ух ты", – восхитился Грид, глядя на последствия этих столкновений, – "А он действительно силён".

Возможно, он чувствовал себя обескураженным или потерял волю к дальнейшему ведению боя? Нет, совсем наоборот.

– Хорошо! Я должен сделать всё возможное!

В "Satisfy" существовал один уникальный усиливающий навык, присущий лишь Преемнику Пагмы. И пусть он мог использовать его только на себя, эффект был попросту экстраординарным.

– Ярость Кузнеца!

Ярость Кузнеца активирована.

На ближайшие 20 секунд Ваша сила и скорость атаки будут существенно увеличены.

– Ха-а-а!

Бу-дум-м! Бу-дум-м!

Благодаря активированному навыку, скорость атаки Грида удвоилась, и его удары посыпались на Древиго, будто настоящий ливень.

Тем временем лицо папы слегка побледнело. Он постоянно выпускал божественный свет, но скорость использования данного заклинания не могла идти в ногу со скоростью ударов Грида. Таким образом, Древиго решил потратить часть своей маны и полностью окутать себя божественным сиянием, способным враз отразить все удары Грида.

Но результат оказался иным.

Гру-ду-ду!

Кузнец лишь усилил свои удары, из-за чего божественное сияние было всё-таки пробито, и папа пропустил несколько ударов.

– Ку-хак! Ты стал сильнее?

Магия света не могла выдержать силу клинка, и тело папы вынуждено было принимать на себя всё новые и новые удары. Центральный зал собора огласился страшным криком Древиго, в то время как перед Гридом продолжали появляться информационные окошки:

Вы нанесли 13 300 урона.

Вы нанесли 13 900 урона.

Вы нанесли 14 080 урона.

Активирован дополнительный эффект Лучших Рукавиц, в результате чего Вы дважды атаковали противника.

Вы нанесли 28 300 урона.

Критический удар!

Вы нанесли 31 050 урона.

Шкала Здоровья папы сокращалась невероятными темпами, и благодаря информации о нанесённом уроне Грид мог определить примерное количество общего Здоровья Древиго.

"Кажется, около трёхсот тысяч…"

Здоровье Хранителя Лабиринта колебалось в районе одной целой и двух десятых миллиона. Однако это был голем, а не человек. Папа же был обыкновенным человеком, а потому и присущее ему Здоровье было гораздо ниже, чем у монстров.

"Возможно, ещё двадцать ударов и ему конец".

Такими темпами Грид мог разобраться с папой даже без помощи Изабель.

– Пу-ха-ха-ха! Умри и оставь мне свои предметы! – предвкушая победу, рассмеялся Грид. Он атаковал и атаковал папу, пока его шкала Здоровья не опустилась до одной четверти. А затем действие Превосхождения и Ярости Кузнеца подошло к концу.

"Я должен покончить с ним здесь и сейчас!"

Папа был в предсмертном состоянии. Его белые одежды, вышитые золотыми нитями, уже давно были разорваны в клочья. Итак, Грид бросился к нему, в мгновение ока преодолев с десяток метров и активировав своё самое сильное умение.

– Фехтование Пагмы! Убийство!

Бу-ду-у-ух!

Подавляющее убийственное намерение подняло температуру в зале, а Дайнслейф окутался чёрным туманом. Но в тот момент, когда клинок пронзил грудь папы…

– Дыхание Богини…!

Древиго использовал какую-то магию, и его шкала Здоровья моментально заполнилась до отказа.

"Исцеление, которое восстанавливает сотни тысяч единиц Здоровья…?"

Однако на этом магический эффект заклинания не заканчивался. Вокруг папы развернулся зелёный полупрозрачный щит, полностью нейтрализующий все входящие удары.

"Это ещё что за навык? Чёрт, он что, рыцарь-хранитель?"

Папа использовал навык временной неуязвимости, характерный лишь рыцарям-хранителям! Итак, Грид был порядком удивлён такому повороту дел, в то время как сам Древиго злобно рассмеялся и произнёс:

– Божественное благословение богини полностью защищает моё тело и душу. Что бы ты не делал, тебе не навредить мне!

В основном папа был жрецом. Если Дочерей Ребекки можно было назвать вершиной всех паладинов, то папу – лучшим жрецом. Итак, его окровавленное тело восстановилось, после чего он использовал массовое лечение на тяжелораненых и выведенных из боя паладинах.

– Вы что разлеглись? Убить этого неверного!

– …

Паладинам не нравился папа. Они не хотели следовать воле столь злобного существа, из-за которого начала прогнивать вся Церковь. Однако насколько бы папа не был развращён, он всё ещё оставался посланником самой богини. Высокоранговые паладины были глубоко религиозными и не могли даже помыслить о том, чтобы пойти против воли папы. Итак, схватив оружие, они тут же бросились к Гриду.

– Дамиан, а ты что делаешь? Ты просто собираешься сидеть и смотреть? – спросил кузнец, нервно поглядывая на приближающихся врагов.

В конце концов Дамиан, с ужасом наблюдавший за этой бойней, всё-таки сумел восстановить свой дух и быстро извинился:

– Прости!

Человек сто пятидесятого уровня каким-то образом сумел подавить самого папу! Кем, чёрт побери, он вообще был!? Однако, несмотря на свой глубокий скептицизм и замешательство, Дамиан немедленно вступил в бой. Он должен был защитить Рин.

Дзын-н-нь! Дзын-н-нь!

Заблокировав меч одного из паладинов, Дамиан произвёл контратаку. Его клинок был острым и быстрым, а потому паладинам было сложно противостоять ему. А затем паладины начали покрываться кровью. Благодаря данному заданию Дамиан получил сильнейший усиливающий навык, а потому теперь он мог пойти даже против самых высокопоставленных паладинов Церкви.

Ни сам Дамиан, ни Грид не знали об этом, но теперь Дамиан был сильнее даже Тобана, занимавшего первое место в рейтинге паладинов. Возможно, при определённых усилиях, он смог бы одолеть всех находящихся в этом зале паладинов.

– Хорошо! Я оставлю это на тебя!

Грид решил, что Дамиана будет достаточно и вновь бросился к папе. Однако Древиго больше не собирался подпускать его к себе вплотную, а потому выпустил обильное количество магической силы, призванной остановить его.

Бу-ду-ду-ду-ду-дух!

Магическая бомбардировка была сосредоточена исключительно на Гриде. Кузнец изо всех сил стремился избежать этого, однако данная задача была чрезвычайно сложной, поскольку атаки папы производились со скоростью света.

Фжух!

– Айкх!

Один из белых лучей прошёл прямиком над головой испуганного Грида. А затем в него устремился второй луч, нацеленный прямиком в лицо.

Фжу-ух.

Для защиты Грид поспешно вытащил свой Божественный Щит. А затем перед ним появилось информационное окошко.

Прочность Божественного Щита уменьшилась на 78.

"Бред какой-то!"

Божественный Щит был знаменит своим высочайшим сопротивлением к чёрной магии. Однако даже без учёта данной особенности у Божественного Щита была отличная защита. Тем не менее всего одна атака папы уменьшила его прочность на одну восьмую.

"Если бы только у меня был легендарный…" – пожаловался он. Грид хотел как можно быстрее избавиться от этого проклятого папы и вернуть себе своё имущество.

– Неверный осмелился использовать нашу боевую экипировку!? За это ты будешь предан анафеме!

Фу-жух! Фжух! Фу-жу-жух!

Всякий раз, когда Грид продвигался на один шаг вперёд, в его щит врезался очередной луч света. Божественный Щит не мог справиться с таким давлением, из-за чего на нём начали появляться трещины.

Итак, это случилось, когда Грид сделал свой седьмой шаг. Папа подумал, что его следующая атака полностью разрушит щит Грида, однако кузнец не собирался терять столь дорогостоящий предмет.

Фжух!

И вот, как только вспыхнул очередной луч света, Грид быстро спрятал Божественный Щит и, вооружившись Идеальным Кинжалом, использовал Ветряной Удар. Закрученный ветер слегка исказил траекторию белой вспышки.

Бу-жух!

Часть Шлема Вождя Горных Орков была сломана, оголив лицо Грида. Тем не менее сам кузнец остался целым и невредимым.

"Сработало".

– Опять какие-то трюки? – сквозь зубы прорычал папа.

Древиго был вне себя от ярости, поскольку эта атака должна была снести голову Грида. А затем из ниоткуда появились два золотых диска, полностью заблокировав ему всю видимость.

– Э-экх!?

В тот момент, когда папа запаниковал, Грид использовал Быстрые Движения и всё-таки сумел приблизиться к своему противнику. А затем он активировал Фехтование Пагмы – Связь.

Фьу-фьу-фьу-фьу!

Скорость атаки кинжала была несравнимо выше по сравнению с двуручным мечом, а Быстрые Движения максимизировали его Ловкость.

Итак, благодаря совокупности этих факторов, Грид сумел развязать сразу двадцать две атаки. И пусть совокупный урон был меньше, чем при использовании Дайнслейфа, благодаря высокой точности папа не смог избежать ни одной атаки.

– Ку-ха-а-ак! Да как ты смеешь! – воскликнул папа, намереваясь произвести контратаку, нацеленную прямиком на сердце Грида.

Фу-жух!

– Не-е-е-е-е-ет! – прокричал Дамиан, увидев, как Здоровье Грида от одного удара упало более чем наполовину. Игроки, теряющие более сорока процентов своего Здоровья за раз, подвергались эффекту ошеломления и становились беззащитными. Другими словами, прямо сейчас Грид пребывал в смертельной опасности.

Дамиан хотел броситься к нему, чтобы исцелить и защитить, однако он не мог сдвинуться ни на метр, поскольку его со всех сторон окружали паладины.

"Это конец! Задание провалено! Рин погибнет!"

А в следующий момент произошло нечто странное: не использовав ни одного зелья, Здоровье Грида каким-то чудом начало восстанавливаться, а сам он не подвергся ни единому отрицательному статусу.

А затем этот странный кузнец хладнокровно погрузил свой кинжал глубоко в сердце папы.