6
1
  1. Ранобэ
  2. Во всеоружии
  3. Том 1

Глава 1543

6

В Интернете часто смеялись над теми, кто называл себя «топ-игроком» и сравнивал себя с Гридом, но реальное восприятие было другим. Значительное количество людей уважало топ-игроков и мечтало стать такими же, как они. В последнее время много кому удалось добиться этой цели. Как результат – появилось внушительное количество высокорейтинговых игроков.

В прошлом, по данным различных средств массовой информации, а также информации на главном сайте игры, топ-игроками считали игроков лучших в своём классе. Затем к данной категории начали причислять десятку, сотню, а то и вовсе – целую тысячу лучших в категории «воин», «маг» и так далее. Впрочем, такая градация была предназначена вовсе не для того, чтобы обесценить звание топ-игрока. По мере того, как повышался общий уровень игроков, разница между 1-ым номером в классе и, предположим, сотым, стала практически незначительной.

Да и в целом, количество игроков приближалось к 2,2 миллиардам. По сравнению с этим, сто тысяч было не таким уж большим числом. Это была супер-ультра-элитная группа из 0,0045% лучших игроков.

И двое сильнейших людей из этого числа стояли прямо здесь. Мастер Меча Крюгель, вышедший за пределы фехтования, и Лантиер Факер, использовавший все типы теней для создания солдат… Эти двое мужчин сражались против Чепарды, пока Касим, Глант и суккубы были заняты эвакуацией Лерай.

Цель заключалась в том, чтобы выиграть время. И так продолжалось до тех пор, пока Лерай не добралась до подвала. Она даже не думала о том, чтобы сразиться и победить Чепарду. Это было мудрое решение. Лягушка была подчиненной Баала и почти наверняка стояла на одном уровне с однозначными великими демонами.

– Квак.

Двигаясь по спирали, язык Чепарды проигнорировал прячущегося в тени Факера и атаковал Крюгеля. Каждый раз, когда этот язык касался меча Крюгеля, он вытягивался ещё дальше даже несмотря на то, что его постоянно разрубали. Казалось, он бесконечно длинный. Кроме того, язык Чепарды защищала скользкая слизь, которую сложно было пробить даже Мастеру Меча. Не используя специальное пламя, кое имелось только у огненных демонов, ему приходилось тратить на каждый удар немалое количество психической силы.

Язык Чепарды, безжалостно преследующий Крюгеля, головокружительным образом завладел внутренним пространством дворца. Он расползался, как паутина, сквозь довольно тесную спальню и внешний коридор, блокируя тем самым движения другой стороны.

– …

Не было никакой гарантии, что группа даже таких высокоранговых игроков, как они, могла добиться положительного результата. Ключом к сотрудничеству было взаимопонимание. Но Крюгеля и Факера нельзя было назвать близкими друзьями. Они мало что знали друг о друге. Единственное, что обнадёживало – это их индивидуальная компетентность.

Если бы данная битва транслировалась по телевизору, комментаторы наверняка бы тяжело вздыхали. Шансы на победу были низкими, но главная проблема заключалась в том, что они плохо сотрудничали друг с другом.

И вот, совершенно внезапно глаза Чепарды полезли на лоб. Лягушка думала, что ответом на её выпад будет косой удар, но Мастер Меча лишь подпрыгнул, не став атаковать язык. Он был похож на обезьяну, решившую выполнить несколько акробатических трюков.

На протяжении всей великой войны между людьми и демонами единственным наступательным средством, которое использовала Чепарда, был её язык. Этот язык заполонил пространство между потолком и стенами, превратившись в настоящую паутину, причём как наступательного, так и оборонительного типа.

Но Крюгель не был уверен в том, что у Чепарды отсутствуют другие атакующие средства.

Лягушки неспроста были естественными врагами быстрых и ловких мух. И вот, язык Чепарды начал трястись и распухать, пока не выпустил из себя светло-коричневый и крайне зловонный дым.

Это явление было предвестником самого настоящего ядовитого взрыва. Взрыва настолько мощного, что даже замок начал ходить ходуном. И это при том, что данное строение было практически несокрушимым.

Впрочем, вряд ли следовало ожидать чего-то меньшего от прямого подчиненного Баала.

Взрыв уничтожил практически весь интерьер: обои, ковры, мебель и фурнитуру. Единственной, кто не пострадал, была сама Чепарда. Чтобы спастись, Мастеру Меча и Лантиеру пришлось уйти в тени.

– Сбежали, крысы? – надменно квакнула Чепарда и двинулась к выходу в коридор. Жаба намеревалась выследить и покончить с Лерай. Её преследовал зеркальный демон, однако намного лучше было собственнолично убедиться в смерти этой наглой демоницы. Агнус оказался слабаком, а потому у неё попросту не было иного выбора, кроме как заняться этим вопросом лично.

– …?

Внезапно Чепарда вздрогнула от неожиданности. Окрасивший спальню черный пепел превратился в верёвку, которая обмоталась вокруг её ног. Чепарда повернула голову и увидела совершенно нетронутую спальню. Никаких признаков недавнего взрыва не было и в помине. Постельные принадлежности, мебель и ковры, которые должны были превратиться в пыль, также остались нетронутыми.

Чепарда с запозданием заметила, что последствия взрыва поглотили тени, а покрывавший спальню пепел на самом деле был кусками этих самых теней.

«Значит, проблемы будут не только с Вооружённым до зубов богом, но ещё и этим», – задумалась Чепарда. Нынешний Лантиер внёс Агнуса в список своих первоочередных целей, и с тех пор Подрядчик Баала начал падать всё ниже и ниже. Да, этот человек представлял угрозу. Убийственные способности Лантиера и его теневые техники были крайне опасны. Что касается личной компетентности…

По правде говоря, она выглядела не особо впечатляюще. Судя по всему, он лишь недавно унаследовал имя Лантиера и всё ещё не имел плавного контроля над тенями. По сравнению с Вооружённым до зубов богом, он был незначительной фигурой.

Но сегодня Факер начал переворачивать представление о себе. Сделав недействительным такое физическое явление, как взрыв, он получил возможность превзойти Лантиеров предыдущих поколений.

Настороженность Чепарды была вполне обоснованной. Только что Факер использовал навык «Жадность», которому обучился у Касима, чтобы проглотить взрыв, одновременно с этим развернув завесу теней. По крайней мере сейчас он сделал нечто, неподвластное предыдущему Лантиеру. Конечно, это стало возможным исключительно благодаря Крюгелю. Он воспользовался разрывом, когда Крюгель отвлёк внимание на себя, что и стало результатом идеального сотрудничества этих двух людей.

Крюгель и Факер доверяли друг другу. Данное доверие возникло из уважения, а не из дружбы. Никто из них не подвергал сомнению выбор и действия другой стороны. Они доверяли и отвечали друг другу. Так постепенно они стали понимать друг друга.

– Закройся и слушай меня, – пробормотал Крюгель, выходя из тени. В ответ Чепарда наклонила голову, не понимая, к чему это сказал Мастер Меча. А затем её лицо напряглось: лягушка поняла, что прозрачный меч Крюгеля, который во время боя вызывал огромные ударные волны, наконец-то успокоился. Она инстинктивно ощутила ещё одно зловещее предчувствие.

«Они пришли к взаимопониманию…».

У Крюгеля не было опыта взаимодействия с мифическими предметами. Поэтому он был внутренне взволнован сопротивлением, которое началось с того самого момента, как Меч Белого Тигра эволюционировал до мифического рейтинга. С древних времен Мастер Меча почитался как существо, способное использовать любое клиновидное оружие. Возможно, Меч Белого Тигра и напоминал собой родителей, которые его создали, но он был очень высокомерным и отказывался от прикосновений Крюгеля.

Это было довольно сильное потрясение для последнего. Как родитель, он был разочарован своим творением. Тем не менее, Крюгель был настоящим мастером. Он просто не ожидал, что ему придётся подавить волю клинка.

В любом случае, он был рад, что всё разрешилось.

– А теперь начнём, – сухо добавил Крюгель и разрубил язык жабы, целясь аккурат в её сердце. Он больше не избегал языка и не предпринимал никаких специфических прыжков. В этом просто отпала всяческая необходимость. Теперь он мог разрубать толстый, покрытый слизью язык, как редьку, не используя никаких навыков.

Крюгель двигался, используя простейшие движения. Он двигался вперёд, не сворачивая.

Изначально Мастер Меча и должен был действовать именно так. Он разрубал всё, что становилось на его пути, и продолжал движение к цели. Крюгель многократно рассёк толстый язык Чепарды, который изначально могли подавить только огненные демоны. Каждый раз, когда язык разрезался, происходил ядовитый взрыв, но Меч Белого Тигра просто-напросто поглощал эти взрывы.

И вот, в конце концов Чепарда кое-что поняла: «Вооружённый до зубов бог…! Это его творение!».

Этот человек опередил время. Мало того, что он сам вышел на совершенно несвойственный для человека уровень, так и снабдил остальных таким оружием, которое могло повергнуть даже личную гвардию Баала.

– Гриду наплевать на таких, как ты, – прочитав мысли Чепарды, холодно сказал Крюгель. Жаба хотела опровергнуть данное утверждение, но попросту не успела… Её голова отделились от тела и рухнула на землю. А затем возле неё тут же появилась тень Лантиера, схватила голову и выбросила в окно.

Следом полетело и тело жабы, которое Мастер Меча просто-напросто пнул в сторону окна.

– Ува-а-а-а-а-а-а-а! Вы-ы-ы-ы-ы-ы-ы! Тру-сы-ы-ы-ы-ы-ы!

Рев вылетевшей по частям Чепарды ещё долгое время эхом отзывался в пустых коридорах замка. Оказавшись снаружи, лягушке теперь оставалось только одно: ждать возвращения зеркального демона, оставшегося в замке один на один с врагами.

***

Воинов часто называли подлинными дебоширами. В качестве оружия они могли использовать всё, что только попадало им под руку. Это означало, что у них имелся навык «Мастерство Владения Оружием», а условие использования навыков не имело ограничений по оружию.

Однако задумка Грида не изменилось. Как и планировалось, он собирался передать Крису классовую книгу Цудана.

«Главным оружием Цудана был двуручный меч».

Навыки, которые открывались при достижении определенного уровня или выполнении классовых заданий, скорее всего, были по-настоящему мощными, особенно когда использовались с двуручным мечом. Итак, Преемник Пагмы попросту не видел иного варианта, кроме как отдать книгу Крису. Конечно, перед этим Грид всё проверил и выяснил, что не может «изучить» данную книгу.

Если бы мог – он бы сразу же овладел всеми доступными для этого класса навыками, однако система такой возможности ему не предоставила. По крайней мере без потери уже текущих классов.

«Крис же самый квалифицированный для этого человек».

Единственная оставшаяся проблема заключалась в том, сколько следовало за неё взять. У Грида не было желания владеть миллиардами долларов, как некий олигарх мирового уровня, но он всё ещё намеревался получить достойную цену. Он хотел дружить с Крисом до самой старости и беспокоился о том, что возникнет чувство отдаления, если он отдаст драгоценный предмет бесплатно, вызвав тем самым у последнего неисправимое чувство долга.

«Хм… 10 миллионов? Или это слишком дешево?»

Ценность легендарной книги по смене класса стала несколько иной, чем прежде. Путь получения легендарных классов был неясен, а их количество – ограничено. Шейхи с Ближнего Востока, чьи активы превышали сотни миллиардов долларов, выкладывали за каждую такую книгу по сто миллионов, что и стало основной причиной роста рыночной стоимости. Обычным людям было трудно это понять, но в мире существовало огромное количество богатых людей, пытающихся стать вторым Гридом при помощи денег.

«… Думаю, нужно взять за неё как минимум сотку».

Крис долгое время был топ-игроком и лордом крупного города. Он представлял Канаду и снимался во множестве шоу и рекламных роликов. Также он участвовал в различных соревнованиях и занимал призовые места. Грид был уверен, что у него найдётся сто миллионов долларов.

Ничего не подозревающий Грид даже не предполагал, что его экономическая концепция совершенно не соответствует обычной. Вокруг него было чересчур много богатых людей, да и он мог в любой момент мог стать олигархом.

«Что ж, поторопимся и поменяем ему класс».

Использование классовой книги означало, что уровень Криса, скорее всего, сбросится до 1-го. А поскольку самым ценным ресурсом в такой ситуации становилось время, Янгу должен был обеспечить надлежащее будущее своему вечному должнику… точнее, верному другу.

Его целью была Бездна. Поле боя, где разразился новый кризис.