1. Ранобэ
  2. Во всеоружии
  3. Том 1

Глава 579.1

10

– …!

Выбежавший из дворца король Аслан усомнился в исправности своего зрения. Великий демон действительно был уничтожен. Один из правителей самого ада, который мог уничтожить всё человечество, был избит горсткой людей…

И вот, осмотрев окрестности недоверчивым взглядом, вскоре Аслан обнаружил Грида.

– Сила легендарных людей, которая может уничтожить даже великих демонов…! Почему! Почему ты использовал эту силу как инструмент для восстания!? – воскликнул он голосом, преисполненным гнева, обиды и безумия.

Король Аслан хотел сделать своё королевство сильнее. Он искренне не понимал, почему Грид решил стать мятежником.

– Пусть ты и не знаешь этого, но я всегда хотел дружить с тобой! Я действительно сделал всё возможное, чтобы относиться к тебе хорошо! Тогда почему? Почему ты до самого конца игнорировал меня!?

Король Аслан нуждался в силе Грида и в последние несколько месяцев делал всё возможное, чтобы с ним помириться. Но, в конце концов, на его старания не обратили ни малейшего внимания.

– Почему ты не сохранил верность своему королевству!? – чуть ли не плача, прокричал король.

Сам же Преемник Пагмы молча посмотрел на него, после чего медленно произнёс:

– А что, должен был?

– …!

– Посмотри на всю эту ситуацию с моей точки зрения. Ты убил принца Рена и взвалил всю вину на меня. И после этого я должен был с благодарностью принимать все твои подачки? Таков был твой план?

– Это… У меня не было другого выбора.

– Верно. Потому что ты – грязная собака, убившая старшего брата из-за желания стать королём, а затем оклеветавшая другого человека. Ты – обычный мусор, который пытается корчить из себя жертву.

– …

В определённой степени слова Грида были абсолютной правдой. Король, чьи злодеяния нанесли его королевству лишь вред, не заслуживал быть королём. Итак, Аслан больше не мог спорить. Его давние обиды на Преемника Пагмы исчезли, ведь тот заставил его осознать то, что всё это время крылось глубоко в его душе.

– Так или иначе, нам с тобой изначально не суждено сидеть в одной лодке, – добавил Ёну. Зачем он создал Вооружённых до зубов? Причина была простой. Чтобы вместе с остальными талантливыми людьми получить доступ к огромным ресурсам.

Его бесконечные стремления не могли ограничиться одним лишь городком и парой деревушек.

– Если бы не инцидент с принцем Реном, ты бы уже стоял предо мной на коленях.

Грид с самого начала решил, что поглотит Вечное Королевство. И произошло это сразу же после вторжения големов в Рейнхардт, когда он отказался приносить клятву в своей верности королевской семье.

Итак, Грид без колебаний обнажил свой клинок и указал им на Аслана.

– Давайте закончим с этим здесь и сейчас.

А затем, когда он произнёс эти слова…

Дзын-н-нь!

Дзын-н-н-н-нь!

Все стоявшие рядом Вооружённые до зубов последовали его примеру, вытащив своё оружие. Эти движения были произведены абсолютно синхронно, и на какое-то мгновенье перед дворцовыми вратами воцарилась полная тишина. А спустя несколько мгновений… до ушей всех присутствующих донеслись крики местных жителей, которые толпились чуть поодаль.

– Верни нам нашу дочь!

– Верни мне мою сестру!

– Убейте короля!

– Аслан не король!

Все эти люди были родственниками тех невинных девушек, которых принесли в жертву ради призыва великого демона. Жители Рейнхардта вот уже несколько часов проклинали Аслана, не в силах подавить свою боль и гнев. Все они стали жертвами настолько чудовищного поступка, который просто невозможно было понять.

Однако кое-что рейнхардтцы всё-таки поняли. Аслан был недостаточно квалифицированным человеком, чтобы называться королём. И они намеревались раскрыть эту правду всему миру.

Люди отвернулись от Аслана и просили Грида осуществить их волю, убив преступника. Однако…

– Аслан, я не такой, как ты.

Если первое место в сердце Грида занимала жадность, то второе – сострадание к слабым.

Но вот, как только Преемник Пагмы подошёл к Аслану, на его пути встал Чуксли. Это был первый меч Вечного Королевства, глядя на которого Грид горько улыбнулся и произнёс:

– Аслан – преступник, который убил законного преемника короля Висбадена, принца Рена. Кроме того, он принёс в жертву тысячи невинных людей, чтобы вызвать великого демона. Есть ли причина защищать его?

– Нет никаких причин. Просто такова моя судьба.

С самого своего рождения и по текущий момент Чуксли жил исключительно для того, чтобы защищать членов королевской семьи. Так его воспитали, а потому он попросту не мог думать о чём-то другом.

– Даже если это не тот король, который должен восседать на троне…

Он не мог от него отвернуться.

Итак, с грустным взглядом Чуксли винил свою судьбу, которой не мог противостоять. И Грид, увидев это, невольно подумал:

"Я должен его заполучить".

Именной NPC, который был абсолютно лоялен своему господину. Кроме того, обладающий титулом Великого Мечника. Его ценность была неоспорима, и со временем Чуксли вполне мог стать столь же полезным, как Пиаро, Асмофель, Стикс и Кролик.

Следовательно…

– Что ж, в таком случае я перепишу твою судьбу, – провозгласил Преемник Пагмы, моментально переодевшись в Трёхслойку.

А затем он жестом приказал своим товарищам не вмешиваться в бой и ринулся вперёд.

– На этот раз всё будет по-другому! – выкрикнул Чуксли, устремившись ему навстречу.

Темпы роста именных NPC были чуть выше темпа роста игроков. Таким образом, Чуксли был уже в несколько раз сильнее, чем во время вторжения принца Рена на территорию Рейдана.

Он без труда заблокировал тяжелейший удар Полным Провалом, а затем тут же контратаковал, оставив на груди Грида глубокий порез.

– Братик! – воскликнула Руби, шокированная тем, что Грид начал истекать кровью. Но как только она собралась использовать Лечение, Пиаро тут же остановил её.

– Это битва моего господина.

Чтобы убить дракона, ему нужно было самому стать драконом.

– Людям не должно вмешиваться в битву драконов. Просто наблюдай за ним.

– …?

Руби не совсем понимала, что имел в виду Пиаро. Тем не менее она смогла взять под контроль своё сердце и продолжила молча смотреть, как Здоровье Грида быстро сокращается. А тем временем сам Пиаро окинул девушку весьма и весьма уважительным взглядом, сочтя её поистине достойным человеком.