Глава 151.2. Лу Уцзи напрашивается на неприятности

– Не пытайся спровоцировать между нами вражду. Возвращайся и скажи своему заместителю главы, что этот Цзян Чэнь – особо опасный преступник, связанный с делом, угрожающим государственной безопасности. Надеюсь, он поймет.

Вице-генерал Лу не посмел слишком грубо ответить Ши Сяояо. Все же это был старый монстр, который казался в разы опаснее той же старейшины Нин.

– Вице-генерал Лу, не нужно пугать меня вымышленной опасностью. Я своими глазами видел, как Цзян Чэнь убил ученика Северного Дворца. Сначала этот ученик Северного Дворца совершил кражу, а уже после Цзян Чэнь отреагировал на это. Это была оправданная самооборона, и он невиновен. Быстрее отпустите этого человека, или же мой Дворец Бесчисленных Сокровищ вмешается в это дело.

Фэн Янь тогда не стал свидетелем Цзян Чэня лишь из-за своей неуверенности.

Но теперь все стало иначе, поскольку его уверенность подкреплялась приказом Ши Сяояо.

– Вот же черт! Эй, солдаты! – генерал Лу махнул рукой. – Это важный стратегический пункт Гвардии Драконьего Клыка, избавьтесь от посторонних.

– Так точно!

Группа Гвардейцев Драконьего Клыка сразу же бросилась вперед, подобно стае волков и тигров схватив Фэн Яня, они тут же начали уводить его.

Фэн Янь громко выругался:

– Чертов наглец с фамилией Лу, неужели ты думаешь, что будучи лишь вице-генералом, сможешь заслонить собою все небо?

Как только Фэн Янь закончил ругаться, его рот тут же прикрыли.

Увидев, что его люди увели Фэн Яня, вице-генерал холодно улыбнулся Цзян Чэню:

– Похоже, я недооценил тебя. Подумать только, что у тебя есть связи даже во Дворце Бесчисленных Сокровищ. Тем не менее это дело должно стать последним в твоей жизни. Я повторю это еще раз, нет никого на небесах и на земле, кто смог бы спасти тебя.

Цзян Чэнь был глух к таким словам и потому никак не отреагировал на нападки вице-генерала Лу.

– Продолжай прикидываться глухим, парень. Когда этим делом займутся люди сверху, то проведут суд и поставят печать Гвардии Драконьего Клыка над приказом о твоей казни. И тогда я посмотрю, как ты будешь притворяться.

– А ты, Тянь Шао, сейчас в той же лодке, что и этот убийца. Тебя обвинят в укрывательстве и пособничестве преступнику. И когда придет время, мы взыщем все, что ты нам задолжал!

Тянь Шао холодно фыркнул, но печально вздохнул в своем сердце. Сами старейшина Южного Дворца и заместитель главы Дворца Бесчисленных Сокровищ пришли просить за Цзян Чэня, но все равно не смогли вызволить его из этого места.

Судя по всему, первый принц был предельно тверд в своем намерении сделать дело Цзян Чэня неопровержимым. Он решился убить Цзян Чэня, желая воспользоваться этим делом, чтобы подавить четвертого принца Е Жуна.

"Хватит! Довольно! Не зря говорят, что настоящий мужчина готов отдать свою жизнь за друзей. Я, Тянь Шао, очень благодарен четвертому принцу за его неоценимую помощь. Цзян Чэнь тоже хороший парень, и если мы вместе перенесем все эти невзгоды и одновременно погибнем, то на своем пути на тот свет я хотя бы буду не одинок".

***

– Что ты сказал? – брови Старейшины Нин взлетели вверх. – Этот Лу поступил так дико? Он осмелился разорвать записку, которую я написала собственной рукой, еще и сказал столь наглые слова?

– Да, он сказал, что у старейшины Южного Дворца нет права указывать, как следует вести свои дела Гвардии Драконьего Клыка. Он также сказал, что пока заправляет этим делом, он, вне зависимости от статуса, откажет всем, кто будет умолять его о снисхождении к Цзян Чэню.

Выдающаяся грудь старейшины Нин яростно вздымалась, и признаки гнева появились на ее очаровательном лице. Ее нефритовая ладонь в ярости хлопнула по ручке кресла:

– Эта тупая скотина не признает ни закона, ни повелений неба, творя полный беспредел, лишь опираясь на своего дядю. Когда я писала ему письмо, то соблюдала все правила этикета, выбирая самые вежливые слова. Я отнеслась к нему со всем уважением! И поскольку он не умеет ценить доброго к себе отношения, тогда я буду ждать, пока он сам не придет умолять меня!

Когда старейшина Нин закончила свою речь, она повысила голос:

– Чунь Лань, передай мой приказ и скажи всем нижестоящим, чтобы временно задержали снаряжение для Гвардии Драконьего Клыка. Кроме того, деньги, которые они полностью не заплатили за последние несколько раз, нужно взыскать с них в полном объеме не позднее завтрашнего полудня.

Старейшина Нин явно была в ярости:

– Как смеет это животное Лу презрительно смотреть на меня?! Что за гадкий тип! Интересно посмотреть, неужели он действительно хочет с помощью своей власти скрыть правду в столице?

Цяо Байши поспешил успокоить старейшину:

– Прошу, не надо гневаться, не надо. Старейшина, вы сами по себе бесценны. Не нужно опускаться до уровня этого грубого животного.

– Верно, ты прав. Я написала им письмо и пыталась уладить все мирным и честным путем без применения силы. Я даже проявила уважение к этому тупому животному, но оно отмахнулось от меня. Хорошо, тогда я буду сидеть здесь и ждать, когда они придут умолять меня о прощении!

***

Дворец Бесчисленных Сокровищ, двор Ши Сяояо.

– Что?! – Ши Сяояо подумал, что ослышался. – Повтори!

Фэн Янь сказал с поникшим лицом:

– Благородный господин, этот генерал Лу вел себя так напыщенно. Он не только не проявил к вам должного уважения, но также сказал: "Как вы можете делать что вам вздумается, пока Гвардия Драконьего Клыка ведет расследование?" После он заявил, что посторонние не могут вмешиваться в их дела. Ваш ученик возмутился и попытался воззвать к нему разумными доводами, однако он приказал своим людям вышвырнуть вашего ученика. Он был по-настоящему груб, и в его голосе не было и намека на почтение к вам, господин!

– Подлец! Животное! – кулак Ши Сяояо обрушился на каменный выступ, раскрошив его в пыль. – Это тупое животное по фамилии Лу случаем не тот самый племянник старика Ян? Отлично, просто замечательно. Даже старик Ян не смеет говорить со мной в таком тоне. Неужели у этого парня вырос рог на голове, что он так осмелел?

Фэн Янь печально проговорил:

– Он тесно связан с Северным Дворцом, и чтобы помочь людям Северного Дворца выпустить свой гнев, готов отомстить, прикрываясь служебным положением.

Ши Сяояо стиснул зубы:

– Мне плевать, что он злоупотребляет своей властью или несправедливо судит людей. Однако я испорчу жизнь любому, кто не проявляет ко мне должного уважения!

По своей натуре Ши Сяояо был эксцентричным и невероятно гордым человеком. И когда он выходил из себя, далеко не каждый человек был способен выдержать его гнев!




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление
Aa
Размер

Высота строк

Отступ

Режим чтения
Aa
Размер

Высота строк

Отступ

Ширина текста

Режим чтения