Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 103. Жимолость и семейство Элков (часть 2).

- Что случилось? - поинтересовался Петров, подойдя поближе к говорящим.

- Сэр Халл, они разговаривают про лорда Пограничного города, - ответил кто-то, кто увидел на груди Петрова стебель жимолости. - Он конфисковал все принадлежащие нашим людям дома!

- Можешь называть меня Петров. Расскажи вкратце, что там случилось? - приказал Петров.

- Позвольте объяснить, мистер Петров, - его услышал Саймон и теперь, улыбаясь, приближался сквозь толпу. - Вот как-то так. Мы служим Герцогу, готовые отдать за него жизнь, поэтому я жил в Пограничном городе и заведовал шахтами. Каждую зиму мы забирали с собой простолюдинов из Пограничного города сюда, в крепость Длинной Песни, которую мы можем удержать во время нападения демонических тварей. Но в этом году один мой коллега, Корнелиус Флетчер, отправился в Пограничный город сразу после окончания Демонических Месяцев. Тамошний лорд сказал ему, что дом Корнелиуса был уничтожен горожанами, и что компенсации никакой выплачено не будет!

- Если ты не скажешь, что это был не твой дом, брошу тебя в тюрьму за дезертирство, и там ты будешь ждать, пока тебя повесят! - глумливо произнёс Саймон, подражая тону Четвёртого Принца. - Сэр, вы должны понять, что то, что Принц назвал "дезертирством", мы предпринимаем уже больше сотни лет!

Петров не мог удержаться, и представил себе юного Принца. Другие люди говорили, что Четвёртый Принц невыносим, но основываясь на опыте двух личных встреч, Петров мог точно сказать, что слабым противником Роланд Уимблдон не был. Его метод наказания за дезертирство устроил большой переполох. Впрочем, вторая сторона конфликта не пыталась как-то объяснить своих действий, она прикрывалась традициями. А Принц был не тем человеком, которого можно было убедить просто традицией.

"Он слишком давно отдалился от крепости Длинной Песни", - подумалось Петрову. Но поразмышляв ещё чуть-чуть, он запутался ещё больше, - "Принц что, не знал, что каждую зиму знать эвакуируется в крепость? Нет, такое просто невозможно. Он знал, но всё равно решил обвинить знать в преступлении, таким образом заставляя её сделать выбор. Но он всё же позволил Корнелиусу вернуться назад в крепость, чтобы тот рассказал о чудовищном поступке Принца. Ну и чего он хочет этим добиться?"

- Но он всё же пока ещё лорд Пограничного города, - заявил мужчина, которого ранее высмеял Саймон. - Он, как лорд, имеет полное право изменять законы на своей земле.

- Пограничный город всё ещё остаётся под юрисдикцией западных территорий! - холодно ответил Саймон. - Ты что, не подчиняешься Герцогу Райану? Он, как Герцог, обязан следить за шахтой, поэтому он назначил от своего имени смотрителей из знати! Но теперь Роланд отобрал все дома знати в своё пользование, чем открыто выступил против шести семей. Герцог Райан ни за что не останется в стороне, он не будет смотреть, как Роланд творит чёрт знает что!

- Вы разговариваете о человеке, который вздёрнул Дмитрия Хилла? - в разговор вдруг вклинился неизвестно откуда появившийся Рене. - Мой отец был в ярости!

- Юный лорд, - отсалютовал ему Саймон. - Да, именно про того человека мы и говорим. Теперь он ведёт себя ещё более дико. Боюсь, что только Герцог Райан сможет теперь остановить его, и, надеюсь, вы передадите мои слова Герцогу.

- Не волнуйся, Герцог Райан уже готов действовать и без этой причины, - Рене, казалось, совсем не заботит будущее. - Собственно, именно поэтому я и вернулся. В данный момент мой старший брат всё ещё в столице, заключает торговые договора, поэтому только я и могу повести в бой армию семьи Элк.

- Правда? Это замечательно! - счастливо заявил Саймон.

Петров нахмурился, с того самого момента, как он заявился в Пограничный город с торговым соглашением, и услышал от Принца пожелание остаться там на зимние месяцы, он знал, что этот день когда-нибудь да наступит. Но он не ожидал, что в этой битве будет принимать участие и его собственный друг. Наплевав на все взгляды, он притянул Рене поближе к себе и попытался отговорить его:

- Тебе не следует в это ввязываться, ты же с Принцем воевать собрался!

- Я знаю, что он принц. Принц Горы, - Рене похлопал Петрова по плечу. - Успокойся, Герцог Райан не причинит Принцу вреда. Может, как и в прошлом, тот сдастся сразу же, как увидит войска. Даже если и попытается сопротивляться, то против атаки нашей кавалерии те фермеры и шахтеры просто начнут разбегаться. Четвёртый Принц никогда не владел ни копьём, ни мечом, думаю, он даже волосок ножом срезать не сможет.

"Нет, я боюсь того, что это тебя Принц покалечит", - подумал Петров, но вслух ничего не сказал. Он знал, что другие ему ни за что не поверят, потому что он и сам себе-то с трудом верил. У Принца в армии только фермеры и шахтёры, а у Герцога - рыцари... Петров не знал, почему, но одна только мысль об этом его волновала.

- Мастер Петров, Ваш отец вас зовет, ему нужно о чём-то с Вами поговорить, - к Петрову вдруг подбежал светловолосый стюард и прошептал ему на ухо это сообщение.

- Я понял, - кивнул Петров и, наскоро попрощавшись с Рене, он взял карету и отправился назад в дом Жимолости.

- Отец, - Петров вошёл в кабинет и увидел, что его отец, Шалафи Халл, что-то писал за столом.

Услышав голос сына, граф не прекратил писать:

- Ты должен посчитать количество наших людей и их прибыль, затем доставить результаты мне. Потом я выделю солдат для весенней экспедиции, Герцог Райан уже послал приказ о сборе войск. Как только снег растает, мы и другие пять семей должны будем предоставить Герцогу рыцарей и наёмников, чтобы те отправились брать Пограничный город.

- Сколько людей мы должны выделить?

Граф, наконец, отложил ручку в сторону и поинтересовался:

- Что случилось? Раньше ты никогда не интересовался такими вопросами. - Он протянул руку к столу и взял конверт с письмом, из которого и прочитал, - Нам нужно послать, по крайней мере, двадцать пять рыцарей, вместе с их оруженосцами и лошадьми, естественно. А насчёт наёмников... Их нужно полностью вооружить. Ещё нам нужно послать около сотни простых людей, вооружённых простым оружием.

Петров сложил в голове цифры и обнаружил, что вместе с другими пятью семьями они смогут выделить Герцогу около тысячи солдат.

Вместе с собственными войсками Герцога получится такая сила, которая сможет подавить любую другую армию на западе.

Даже если крепость Длинной Песни не пришлёт людей из защиты, Пограничный город всё равно не устоит под натиском Герцога. В конце концов, там всего лишь две тысячи жителей.

- Отец, а ты не можешь держаться подальше от поля боя, пожалуйста? - пробормотал Петров.

- Что ты имеешь в виду, сын? - не понял граф.

- Я волнуюсь за твою безопасность.

- У Его королевского Величества всего лишь несколько рыцарей и охраны меньше, чем пятьдесят человек! У нас армия больше, чем в десять раз!

Теоретически это было именно так, но только вот граф-то принца не видел, а Петров видел.

- Но ... Отец, все говорили, что стена, сделанная из грязевой пасты и камней, скоро рухнет, но Принц возглавил строительство, и она все еще стоит. Они также сказали, что Пограничный город, использующий в качестве солдат только шахтеров и фермеров, не может остановить демонических зверей. Его Королевское Высочество не только сделал это, он даже смог защитить свой город до конца Демонических Месяцев, и в течение целой зимы никто не бежал из Пограничного города! - чем больше Петров говорил, тем больше нервничал. - И смотри: сейчас все думают, что Герцог Райан одержит лёгкую победу и раздавит Принца, словно муравья. Отец, а ты уверен, что это будет так легко, как ты вообразил?

- Достаточно! - Шалафи с силой ударил по столу кулаком. Он покачал головой, встал и подошёл к стене, на которой висели портреты его предков. - Ты всегда был больше бизнесменом, тебе нравилось продавать и покупать, а не скакать на лошади и воевать. Ну да ладно, ничего страшного. Но быть торговцем не значит быть трусом! Те торговцы, которые пересекают океан, каждый день рискуют своей жизнью! - завопил Шалафи, указывая пальцем на стену. - Взгляни на портреты! Твой дедушка, дедушка его дедушки, они все стали легендами во владении луком или мечом, они сами защищались от демонических тварей, бандитов и разбойников. А ты меня разочаровываешь, так бояться простого боя!

- Нет, отец, - Петров склонил голову, расхотев спорить. Но в его голове крутились совсем иные мысли:

"Ты говоришь про дедушку и прадедушку... Но взгляни на те грозные лица на портретах и потом на себя, с твоим-то двойным подбородком и огромным рыхлым пузом. Отец, ты правда думаешь, что всё ещё можешь справиться с луком?"




Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление