Настройки, закладки и тд
Оглавление
Добавить в закладки

Глава 116. Война за Пограничный город (часть 2).

Рыцари не могли сразу же броситься в атаку на полной скорости, в конце концов, их лошади хоть и были выносливыми, но долгое время поддерживать максимальную скорость не могли. Из-за этого рыцари принимались медленно увеличивать скорость езды на восьмистах метров до врага, и наращивали её до пятисот метров. Потом они ещё триста метров скакали на одной скорости, и только на расстоянии двухсот метров от врага пускали лошадей в галоп.

Теоретически в зоне поражения снаряда, выпущенного из двенадцатифунтовой пушки, было около 1300 метров, даже если ядра были цельными. Пушки Первой Армии же били на километр, может, это было связано с тем, что диаметр ствола у пушек был в два раза меньше, чем у обычных двенадцатифунтовых. Именно поэтому артиллеристам был отдан приказ не начинать стрельбу, пока враг не подойдёт на расстояние в 800 метров, именно на таком расстоянии можно было гарантировать, что ядро точно попадёт в цель. К тому же оно ещё и отскочит от земли, пролетев немного дальше. Результатом одного выстрела вполне может стать не только поврежденная линия вражеского строя, но и смерть нескольких целей.

Герцог, решив пустить наёмников в бой первыми, приказал своим рыцарям чуть отъехать в сторону, чтобы они подождали где-нибудь в безопасной зоне, до которой вражеские арбалетчики не смогли бы добить. Впрочем, с этого расстояния ещё можно было провести успешную рыцарскую атаку. Все знали, что наёмники это не особо мощная сила, поэтому рыцари в любой момент были готовы натянуть поводья и броситься вперёд. Впрочем, сейчас рыцари были очень удобной мишенью для артиллеристов.

Герцог и не сообразил, что, отправив своих рыцарей в сторону, он тем самым нечаянно ступил на территорию распланированного Роландом поля битвы. В то время как средняя дорога была плоской и просторной, по обе стороны от нее земля была покрыта травой, сорняками, какими-то лианами и прочей растительностью. Они, вроде, стояли просто посреди огромного поросшего травой поля, заваленного листьями. Впрочем, на самом деле это была очень непростая трава, там, внизу, под копытами лошадей своего часа ждали причудливо переплетённые лианы. Со стороны это походило на ровную дорогу, естественным образом окаймленную заросшими полями. Если вдруг кавалерия Герцога решит броситься в атаку, то из-за лиан под ногами лошадей, они могли бы передвигаться лишь медленным шагом. Растения очень четко отмеряли 1000 метров, и если с земли это было сложно углядеть, то летающая в высоте Молния, с точностью могла разглядеть эту своеобразную отметку.

Поле боя было умышленно разделено на несколько сегментов, и каждая из отметок, обозначающих дистанцию, была отличного от остальных цвета. Словно расчерченное линейкой поле позволяло артиллеристам особо не задумываться над углом выстрела, они просто должны были следовать цветовым командам, тогда как враги были подобны шахматным фигурам, двигающимся точно согласно воле гроссмейстера.

Первой с диким рёвом выстрелила пушка Вэнера.

Огромное количество газа, появившееся в результате детонации пороха, с чудовищной скоростью вытолкнуло ядро из дула. Оно летело со скоростью около четырех сотен метров в секунду, так что через две секунды оно было уже возле рыцарей. Впрочем, оно никого не задело, но, пролетев между двумя рыцарями, с громким звуком приземлилось на землю, поднимая в воздух землю и гравий, этим и чудовищным грохотом распугивая коней. Один из рыцарей не сумел вовремя отреагировать и свалился с лошади.

Следующие два ядра тоже не попали в цель и пролетели между рыцарями, просто подняв в воздух облако пыли.

Впрочем, четвёртой группе артиллеристов повезло, на пути полёта их ядра сначала никого не было, но потом там вдруг оказался рыцарь, не сумевший успокоить испуганную лошадь. Кинетическая энергия летящего ядра словно и не обратила внимания на то, что рыцарь был вообще-то в доспехах, оно моментально пробило тонкий слой металла, после чего в стороны разлетелись куски человеческой плоти. Не оставшееся в теле рыцаря ядро полетело дальше и, отскочив от земли, попало в другого рыцаря, оторвав ему ступню. Затем оно ударило одну из лошадей прямо в грудь, разбросав внутренние органы бедного животного.

Если бы рыцари отреагировали моментально, то артиллерии Роланда пришлось бы в ускоренном темпе менять угол наклона пушек. Но, к счастью, вся армия Герцога была в шоке от произошедшего. Рыцари не знали, что именно произошло, да они и увидеть-то ядро не смогли, так как оно летело слишком быстро, чтобы человеческий глаз мог его различить. К тому же приказа об атаке рыцарям никто не отдавал, поэтому они бессмысленно топтались туда-сюда, пытаясь прийти в себя и успокоить нервных лошадей.

И вновь группа Вэнера была первой, кто перезарядил пушку. Они были готовы к повторному залпу.

Это страшное оружие продемонстрировало, насколько хрупко человеческое тело и хваленая рыцарская броня, один удар металлическим шаром и всё, раны вылечить невозможно. Когда ядро попадало в человека, то не только калечило его, но ещё и вызывало фонтан крови, орошающей все вокруг. Только когда в рыцарей прилетели артиллерийские снаряды повторно, некоторые из них смогли смутно различить черные металлические шары, поражающие их спутников насмерть.

После второго залпа Герцог, наконец-то, смог сопоставить, что огонь, громкий рёв в лагере врага и странная атака на его людей как-то связаны между собой. Принц, должно быть, сумел как-то заполучить чудовищное оружие, которое било гораздо дальше арбалетов. Наверное, оно было чем-то наподобие крепостных требушетов. Герцог моментально приказал дуть в горны, он наивно предполагал, что если армия сумеет подойти ближе к позиции врага, то дальнобойное оружие Принца станет бесполезным.

Рыцари же, услышав горн, отреагировали совершенно по-разному. Некоторые из них и вправду рванули к Пограничному городу, другие всё ещё пытались успокоить лошадей, и ещё несколько рыцарей бросились назад. Беспорядка добавляли ещё и бестолковые наёмники, которые тоже забегали туда-сюда.

Как только основная масса рыцарей помчалась вперёд, артиллеристы заволновались, теперь им нужно было не только чистить дула и перезаряжаться, но и менять угол наклона пушек. В этот момент Молния, снова вернувшись к линии обороны, махнула красным флагом.

Красный цвет означал, что враг подобрался на расстояние в пятьсот метров. Шансы на успешное попадание ядра сейчас были около восьмидесяти процентов.

Вэнер завопил:

 - Угол верен! Быстро, зажигай запал! Запал!

Когда раздался очередной дикий рёв, Вэнер даже не обернулся посмотреть, попали ли они куда-то. Он сразу же бросился к раздающим ядра и заорал:

 - Картечь! Нам нужна картечь!

На собрании Его Королевское Высочество несколько раз подчёркивал, что как только артиллеристы увидят красный сигнал, то должны будут стрелять картечными ядрами. Если в тот момент пушки будут заряжены цельными ядрами, то нужно будет не медля выстрелить, и перезаряжаться. После этого нужно было подождать, пока враги подойдут на триста метров.

Картечные снаряды выглядели как оловянные банки, начинённые дробью размером в палец и металлическими стружками. В оловянном снаряде высверливали отверстие и заполняли его начинкой, затем закрывая отверстие деревянной заглушкой.

Когда Молния махнула фиолетовым флагом, все четыре пушки выстрелили практически одновременно.

Это был первый выстрел картечными снарядами, который сделал Вэнер, раньше они только отрабатывали заряжение. Его Высочество говорил, что нанесённые дробью раны вылечить очень сложно. Таким образом Вэнер впервые увидел, насколько страшный убийственный потенциал этих картечных снарядов.

Из-за огромного перепада давления олово практически сразу же после того, как вылетало из дула, разорвалось на мелкие кусочки. Маленькие железные шарики быстро летели вперёд, устроив приближающимся с трехсот метров рыцарям убийственный железный шторм. Кровь брызнула во все стороны, а покалеченные и убитые рыцари падали вниз вместе с лошадьми, словно срезанные колосья пшеницы. Некоторые железные шарики были настолько быстрыми, что пронзали тела рыцарей насквозь, и ранили едущих прямо за ними.

Те рыцари, которым посчастливилось пережить этот смертельный дождь, наконец добрались до дистанции, на которой могли пустить лошадей в галоп. Они думали только об одном, как бы побыстрее пробиться сквозь первую линию защиты этих трусов, которые прятались за своим чудовищным оружием, и убить их. На преодоление последних ста пятидесяти метров не ушло бы много времени, поэтому рыцари уже пригибались вниз, подгоняя лошадей до максимальной скорости.

Но эти жалкие сто пятьдесят метров превратились в непроходимую дистанцию, ещё один залп картечных снарядов полностью уничтожил воинственный дух рыцарей. На расстоянии в сотню метров маленькие железные шарики могли насквозь пробить два, а то и три тела. Пространство между пушками превратилось в кровавую баню. Из двадцати скачущих вперёд рыцарей не выжил никто, единственное их различие было в количестве поразивших их снарядов.

Рыцарская атака была полностью подавлена.

Понаблюдав за тем, как войска Роланда разделались с рыцарями Герцога, остальные рыцари дружно попытались на максимальной скорости молча покинуть поле боя.

Наёмники, увидев то, как сматываются рыцари, тоже не собирались идти в атаку, они привыкли рисковать жизнью за деньги, но открывшееся их взору зрелище заставило всех передумать. Теперь они бежали ещё быстрее, чем при начале атаки, правда, в обратную сторону.

Как только Герцогские войска оказались полностью деморализованы смертью рыцарей, ситуация вдруг вышла из-под контроля. Толпа воинов бросилась бежать, началась давка, и упавших людей просто затаптывали насмерть. О других никто не заботился, люди старались спасти лишь свою собственную жизнь, моля бога о том, чтобы он даровал им еще хотя бы пару ножек.

В этот момент на поле боя раздался партизанский марш, и пехота Роланда медленно двинулась вперёд.

Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть

Оглавление