Глава 119. Выкуп (часть 1).

Петров сидел у себя за столом. Не отдавая себе отчёта в своих действиях, он задумчиво теребил в руках кусок пергамента, на котором была написана вечерняя программка здешнего театра. В спокойные времена Петров выбрал бы какую-то драму, позволив экономке оплатить депозит, и с удовольствием бы пригласил Аурелию на представление.

Но сейчас он даже слова прочесть был не в состоянии.

Сегодня шёл седьмой день экспедиции, и если бы всё прошло гладко, то отец Петрова ещё вчера бы заявился в крепость вместе с Герцогом и его свитой. Что же произошло, почему армия задержалась? Может, у них устали лошади и пришлось остановиться на привал? Или Герцог решил провести пару дней в завоёванном Пограничном городе? Петров старался себя успокоить, но всё равно чувствовал, как внутри него росло огромное напряжение.

Четвёртый Принц Роланд Уимблдон произвёл на Петрова сильное впечатление. Парень не понимал, почему Король дал такую нелестную характеристику Принцу. Плохой характер, дендизм, некомпетентность, невежество и отсутствие желания обучаться или получать полезные навыки... Четвёртый Принц, которого он знал, был полностью лишён этих плохих качеств. Поэтому Петров волновался всё сильнее и сильнее. Он боялся, что Принц легко одолеет Герцога в бою.

- Мастер Петров, - крикнул дворецкий. - Из крепости доставили письмо!

Письмо из крепости?

- Неси сюда, - приказал Петров.

Не успев распечатать конверт, Петров уже был в ужасе от осознания того, кто прислал письмо.

Оно пришло от Четвёртого Принца, Роланда Уимблдона!

Герцог Осмонд Райан использовал вооруженные силы для нападения на территорию, находящуюся под властью Короля, тщетно пытаясь начать восстание. Кроме того, герцог уже был казнен на поле битвы, и теперь Крепость Длинной Песни снова находится под властью Королевства.

"Неужели Герцог проиграл?" - сердце Петрова пропустило удар.

Также были казнены несколько особо рьяных последователей Герцога из его охраны, а оставшиеся в живых были признаны виновными. Обычно предательство королевской семьи наказывается смертью, но благодаря великодушию Его Высочества, к смерти за свои преступления был приговорён только их лидер, но прощать остальных мы не собираемся. Мы будем обращаться с пленными мятежниками согласно правилам войны, и будем держать их в заключении, пока их не выкупят. Местом обмена выступит крепость Длинной Песни. Список людей, за которых может быть внесен выкуп, следует ниже.

Этот документ был очень странным. Он не был написан в обычной для дипломатических бумаг форме, но при этом там всё было кристально ясно: Герцог поднял восстание и проиграл, и если кто-то захочет выкупить пленных, пусть раскошеливается.

Когда Петров принялся читать список имён пленников, то заметил, что имя его отца написано в самом верху.

- Хиди! - завопил он дворецкому. - Готовь повозку, я еду в замок!

***

Территория графа Хонисакла лежала на востоке от крепости, поэтому Петров добрался до замка только лишь спустя полчаса. Замок лорда был полон людей, так называемых "патрульных", которых Петров никогда раньше не видел. Они не были одеты в сверкающую броню, да и плащи с повязками не носили. Зато все, как один, держали в руках какие-то странные дубинки со штыками на конце. Они просто стояли двумя аккуратными рядами, высоко задрав голову и выпятив грудь, демонстрируя всем свою мощь.

Петрова впустили в сады только после того, как он представился. Стража не забыла приставить к нему сопровождающего.

Парень уже множество раз бывал в этих местах, но сегодня всё ощущалось так, словно он здесь впервые. Стоящая в коридорах стража была абсолютно чужой, никто ему не улыбался, даже когда Петров здоровался, стражники просто безразлично смотрели на него и отводили взгляд. Перед дверью в главный зал Петрова остановил какой-то рыцарь.

- Представься.

- Петров Халл, - хмуро представился Петров. Ему не понравился приказной тон, в котором с ним разговаривал рыцарь. - Для тебя я лорд Халл.

- Ясно, - казалось, рыцарь совсем не поверил Петрову. Он взглянул на лист, который до этого держал в руке. - Шалафи Халл, граф Хонисакл, это твой...

- Отец.

- Меня зовут Картер Ланнис, я главный рыцарь Четвёртого Принца. Сначала пройдём со мной в соседнюю комнату, мы должны убедиться, что при тебе нигде нет оружия, даже скрытого на теле.

Петрова внимательно обыскали и, не найдя оружия, отобрали у него только Медальон Божественной Кары.

- Это же не оружие, - заявил Петров.

- Конечно, нет, - кивнул рыцарь. - Вернём после переговоров.

Петров ошалело открыл рот, но быстро оправился и закрыл его.

"Они и вправду отдадут камень назад?!"

Его камень был одним из самых мощных, и стоил примерно пятьдесят золотых роялов, поэтому Петров даже решил, что ему потом вернут какой-нибудь дешёвенький, а этот оставят себе.

"Неважно, - подумал он. - Пусть будет частью выкупа".

Когда Петрова, наконец, запустили в тронный зал, он увидел, что на троне сидит Четвёртый Принц и что-то записывает. Принц поднял голову, смерил Петрова удивлённым взглядом и рассмеялся:

 - Ну вот мы снова и встретились, мистер посол!

Знакомое лицо и голос слегка расслабили Петрова, поэтому он даже отсалютовал принцу:

 - Глубочайшее уважение, Ваше Королевское Высочество.

- Садись, - предложил Роланд, махнув рукой на стул. - Ты, скорее всего, хочешь знать, что случилось? Не беспокойся, твой отец не ранен, он сдался самый первый.

- Спасибо за Вашу доброту, Ваше Высочество, - быстро заговорил Петров. - Я не знаю, сколько именно денег вы потребуете в качестве выкупа, но я могу отдать все наши деньги, только чтобы отца освободили.

- Да не нужны мне деньги, - отмахнулся Роланд. - Мне нужен скот и люди.

Скотом выкуп платить было в порядке вещей - даже пятьдесят лет назад, во время конфликта Лордов, проигравшие платили овцами и коровами, Петров очень часто читал об этом в книгах. Но... Люди? Что бы это значило?

 - Ваше Королевское Высочество! Коровы, овцы, лошади... Этого добра на территории Хонисакл полно, но вот люди...

- Ну тут всё очень просто. Мне нужны кирпичники, каменщики, плотники, фермеры, простые рабочие и так далее, - Роланд протянул Петрову свиток. - Можешь заплатить нам согласно вот этой вот таблице. Возле каждого наименования стоят цифры. Ты должен заплатить общей стоимостью в три тысячи этих цифр, - Роланд довольно улыбнулся. Большинство пойманных рыцарей принадлежали графу Хонисаклу, поэтому выкуп был самым большим.

Петров раскатал пергамент на столе.

Там были написаны названия всех домашних животных и всех нужных Принцу профессий, и рядом с каждым названием стояла цифра.

Крупный рогатый скот - 3, овца - 2, каменщик - 10

И так далее. Петров моментально понял, что именно от него хочет Принц.

"Цена" за его отца равнялась либо тысяче коров, либо трём сотням каменщиков. Конечно, территория графа Хонисакла не могла поставить ни тысячу коров разом, ни столько каменщиков. Но с этой таблицей и с указанными в ней пунктами и "ценами", он мог составить самые разные комбинации объектов для выкупа. Довольно подкованный в торговле Петров быстро оценил, насколько утонченной была эта схема, и сколько возможностей ему предоставил этот список. Хватит и пары дней, чтобы высчитать наименьшие убытки для своего состояния, и при этом достичь необходимой Принцу "суммы".

- Ваше Королевское Высочество, я могу...

- День. У тебя только один день, - Роланд показал Петрову указательный палец. - Но день тебе только на решение, я же понимаю, что столько животных ты и за три дня не соберёшь. Но лично я не могу оставаться в крепости так долго, я тут максимум неделю просижу, а потом уеду назад в Пограничный город.

- Один день же... - Петров шокировано уставился на Роланда. - Погодите-ка... Вы сказали, что уезжаете?

Если Принц не лгал в своём письме, то Герцог и вправду пал на поле боя, и сейчас крепость Длинной Песни принадлежала Роланду. Но сам Роланд только что заявил, что хочет отсюда уехать... Зачем ему возвращаться в тот маленький, богом забытый Пограничный городок?! Нет, пока это было неважно. Важно вот что: а кто будет управлять крепостью Длинной Песни, когда Принц отсюда уедет? Мысли Петрова застопорились, неужели кто-то из детей Герцога унаследует трон? Впрочем, слегка поразмыслив, он пришёл к выводу, что такое невозможно, они вполне могли бы начать собирать армию, чтобы отомстить за отца, а такого Принц допустить не мог. Был ли в крепости кто-то, кто мог принять на себя управление? Ну, кроме семьи Райан и остальных пяти знатных семейств?

- Да, - кивнул Роланд. - Я соберу ваши выкупы и вернусь к себе.

Вдруг Петрову на ум пришла чудовищно смелая мысль, и как только он её осознал, то отделаться от неё уже не смог.

- Ваше Королевское Высочество, - заговорил было он, но вдруг у него в горле пересохло, и пришлось шептать. - А есть ли аналогичная "цена" у всей крепости Длинной Песни?


Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть