1. Ранобэ
  2. Отброс графской семьи
  3. Том 1

Глава 18.1. Лицезрение Дракона (часть 1)

10

- ... Дракона?

- Да.

- Я видел нечто подобное однажды.

"Похожее, ага, как же! Ври больше!"

Кэйл знал, о чём говорил Чхве Хан, когда говорил о "подобном".

Лес Тьмы. Он говорил о злобных монстрах в глубинах Леса Тьмы. Среди этих ужасающих монстров были существа, которые застряли где-то между ящерицами и драконами.

Чхве Хан убил этого монстра "дракона", как только продвинулся со средней ступени на заключительную стадию Искусства Тёмного Разрушения.

- Серьёзно? Каким он был?

Кэйл сделал вид, что не знает о событиях, произошедших с собеседником, и задал ему вопрос с видимым интересом. Чхве Хан был единственным человеком в комнате Кэйла сейчас.

- ... Это был монстр.

- Что значит "монстр"?

- Его внешний вид, его сила, всё. Это был монстр во всех аспектах.

- Вот как?

Кэйл кивнул и продолжил говорить. Но его действия и слова совершенно взаимоисключали друг друга.

- Значит, ты не видел дракона.

- Простите?

- Драконы похожи на людей.

Клак.

Кэйл поставил чашку с лимонадом, который был и кислым, и сладким, на стол. Затем он ответил на любопытный взгляд Чхве Хана, который неотрывно смотрел на него:

- Драконы, Зверолюди, Дварфы, Эльфы, они все похожи на людей. Почему? Потому что у них также есть эмоции и жажда жизни.

Этот вопрос не был для Кэйла особенно важен. Главный для него момент начинался здесь.

- Тем не менее...

Чхве Хан, возможно,заметил внезапное изменение в поведении своего "благодетеля". Он сел прямо и сосредоточился на том, что собирался сказать Кэйл.

- Такое существо попало в объятия тьмы, едва родившись. Единственно, что в настоящее время освещает тьму его жизни, это факелы, Он ещё даже никогда не видел света солнца. Как ты думаешь, можно ли это существование назвать жизнью?

Тук.

Кэйл постучал по столу указательным пальцем.

- Он вынужден стать существом без толики рационального мышления.

Тук.

Он снова постучал по столу.

- Ему приходится страдать в одиночестве, без семьи или кого-либо, на кого можно было бы опереться.

Тук.

Взгляд Чхве Хана вздрагивал каждый раз, когда палец Кэйла опускался на стол. Кулаки Чхве Хана сжались под столом до такой степени, что можно было увидеть, как на их поверхности вспучиваются вены. Кэйл не знал об этом, продолжая:

- Каждый день он подвергается пыткам и жестокому обращению, оставаясь наедине с болью, и так будет до тех пор, пока он жив.

Выражение лица Чхве Хана стало напряжённым. В его глазах показался гнев. Кэйл знал, что Чхве Хан будет так реагировать. Не существовало хорошего человека, который бы не рассердился, услышав подобную историю. Он также должен был понимать, почему Кэйл в первую очередь рассказал эту историю.

Юноша сделал ещё один глоток лимонада, прежде чем закончить рассказ:

- И это несчастное существо находится поблизости.

В комнате повисло напряжённое молчание. Кэйл взглянул в окно, прежде чем медленно перевести взгляд на Чхве Хана. Он не знал, о чём думал Чхве Хан, но всё его тело было окружено кровавой аурой.

"Он злится на то, что над драконом издеваются, потому что сам является хорошим человеком?"

В отличие от гипотезы Кэйла, Чхве Хан в настоящее время вспоминал десятилетия, когда он должен был самостоятельно выживать в Лесах Тьмы.

Вот почему молчание продолжалось какое-то время. Наконец, Чхве Хан поднял взгляд на Кэйла и спросил.

- Вы спасёте его и попытаетесь приручить?

- Ты сошёл с ума?

- Извините?

Кэйл действовал рефлекторно, когда в шоке ответил вопросом на вопрос. Чхве Хан также был потрясён тем, что Кэйл поставил под сомнение его здравомыслие.

- Почему я должен пытаться приручить его?

Кэйл махнул рукой, отчего Чхве Хан почувствовал смущение.

Не было никакого способа, чтобы дракон, которым помыкали люди, согласился бы служить человеку. На самом деле, вероятнее всего, он был преисполнен ненависти и отвращения ко всем людям. Даже если этот человек был тем, кто его спас.

Драконы считают, что они стоят выше всех существ, включая людей. Это естественный инстинкт для драконов, поэтому, даже не имея опыта общения с любым другим Драконом на протяжение всей своей жизни, он всё равно будет ощущать именно это.

Вот почему Драконы не могут расти под контролем людей. Такое отношение делает невозможным одомашнивание и обучение Драконов без применения пыток и издевательств, чтобы сломить его разум.

- Драконы рождаются чрезвычайно высокомерными. Но, самое главное, если я решу вырастить Дракона...

Кэйл почувствовал это. Он ощущал, что столкнётся с множеством неприятных инцидентов, если решит приручить Дракона.

На Восточном и Западном континентах насчитывалось менее двадцати Драконов. Приручить одного из этих существ? Это было бы почти то же самое, что сказать: "Я буду в центре всех событий на континентах".

Это был также дракон, которому было суждено умереть. Было бы лучше, если бы он ушёл в свой маленький мир, никоим образом не принимая участия в чьем-то пути вверх.

Кэйл был определённо настроен против этого Дракона, присоединившегося к нему. Едва он сумеет избавиться от сдерживающих его оков маны, этот четырёхлетний Дракон будет жить намного лучше, чем Кэйл. Не зря же его сородичи назывались Королями Мира.

- Тогда?

- Почему ты задаешь такой очевидный вопрос?

Кэйл рассмеялся над вопросом Чхве Хана, прежде чем ответить:

- Пусть это существо живёт свободной и мирной жизнью. Разве дракон не должен жить именно так?

- Я понимаю.

Сжатые кулаки Чхве Хана медленно начали расслабляться.

- Значит, мы будем спасать этого дракона?

- Да, поэтому мне нужна твоя помощь.

- Всё. Я действительно сделаю всё, чтобы помочь.

Кэйл был обеспокоен тем, что Чхва Хан слишком переусердствует, а потому торопливо покачал головой.

- Не нужно переходить границы. Я тоже не собираюсь никого убивать, если это будет возможно. Мы будем делать всё как можно тише.

- Кэйл-ним, Вы действительно...

Чхве Хан начал говорить с восхищением, но Кэйл посмотрел на часы, прежде чем отмахнуться и сказать то, чего его собеседник никак не ожидал услышать:

- Иди и скажи Рону, чтобы он подготовил выпить на первом этаже.

- Разве это нужно?

Кэйл собирался в первую очередь выпить.

Он начал пить, хотя ещё была лишь середина дня. Чхве Хан просто сидел с замешательством на лице, озираясь по сторонам. Все, кроме него, выглядели абсолютно спокойными.

В окружении этой мирной атмосферы Кэйл Хэнитьюз выпивал бутылку за бутылкой. Пунцовый цвет его лица становился всё ярче, и каждый, кто наблюдал за ним, знал, что юноша пьян.

- Можно ли позволять ему столько пить?

Чхве Хан посмотрел на Ганса, который стоял рядом, и задал интересующий его вопрос. Заместитель дворецкого Ганс доставал еду для Ангэ и Пхи, которые всё ещё оставались в своей кошачьей форме. Он всё ещё не знал, что эти малыши были из Кошачьего Племени. Лишь спустя время он ответил на вопрос Чхве Хана.

- Да! В его руках ничего нет. Таким образом, это совершенно безопасно! Молодой Мастер обещал, что не будет бросаться бутылками!

Чхве Хан говорил о безопасности Кэйла, но Ганс говорил о собственной безопасности. Чхве Хан просто заткнулся, увидев, что разговор зашёл в тупик, и отошёл от Ганса. Лучше было оставить заместителя, когда он был увлечён котятами. Вместо этого Чхве Хан посмотрел на Кэйла, чтобы убедиться, что тот в безопасности.

- Хозяин, Ваш алкоголь на вкус отличный! Гораздо лучше, чем я ожидал!

Кэйл, похоже, не знал, что Чхве Хан смотрит на него. Вместо этого он сосредотачивался на том,чтобы просто продолжать хвалить алкоголь. Они пили уже два часа. Были некоторые, кто не пил, на случай, если что-то случится. Но большинство посланников наслаждались праздничной атмосферой.