1. Ранобэ
  2. Власть книжного червя
  3. Власть Книжного Червя. Часть 3: Приемная дочь герцога. Том 4

Новое платье

30

— Госпожа Розмайн, не желаете ли пройти в покои директора приюта? — спросил Фран. — Моника уже ушла, чтобы встретить компанию «Гилбе́рта».

Чтобы определиться с покроем, сегодня они принесли с собой дешёвую ткань, которую собирались закрепить на Бригитте и соответствующе разрезать. Возможно, это была лишь игра моего воображения, но когда мы шли на встречу, Бригитта казалась немного взволнованной. Я тоже волновалась, так как с Коринной должна была прийти и Тули.

Я снова увижу Тули и Лутца. Хе-хе-хе.

***

— Доброе утро. Благодарю вас за ожидание.

К моменту нашего появления представители компании «Гилбе́рта» уже ждали нас в комнате директора приюта. Пришли Бенно, Лутц, Коринна, Тули и несколько швей-помощниц. Этот список мы утверждали заранее, но я всё равно удивилась тому, как легко может закончиться свободное место в комнате. Честно говоря, тут было немного тесновато.

Закончив обмен стандартными приветствиями, я обратилась к Монике:

— Давайте перейдём в другую комнату, чтобы мы могли как можно скорее приступить к раскрою. Фран, я оставляю мужчин на тебя.

Я направилась к потайной комнате, ведя за собой Бригитту, Коринну и Тули, а также швей, несущих ткань и инструменты.

— Пожалуйста, пройдите в эту комнату, — сказала я, открыв дверь — Моника, ты тоже можешь присоединиться к нам.

— Как пожелаете.

Так как предстояла примерка для дворянки, входить в потайную комнату разрешалось только женщинам. Пока Бригитта раздевалась и готовилась, швеи активно занимались своим делом, растянув большой кусок ткани на ширме у входа, чтобы никто не мог заглянуть внутрь, даже если дверь в комнату окажется открыта.

Бригитта вернула своим доспехам форму магического камня и с помощью швей разделась до нижнего белья. Затем она превратила ещё один магический камень, который принесла с собой, в нечто вроде обтягивающего всё тело трико. Это должно было позволить подогнать платье прямо на ней, не беспокоясь о том, что булавки вонзятся в кожу.

— Это основа для рыцарского доспеха, сделанная из магического камня. Все студенты учатся делать такую после поступления в дворянскую академию, — объяснила Бригитта, показывая на свой наряд. — Даже те рыцари, что кажутся совершенно незащищёнными, под своей нарядной одеждой на самом деле носят подобную, чтобы быть готовыми сражаться в любой момент.

Похоже, дворяне носили под одеждой что-то наподобие кевларового жилета. В менее мирных герцогствах такие носили даже слуги и служащие, чтобы защититься от внезапных нападений. Тот факт, что от меня не требовали носить что-то подобное, несмотря на принадлежность к герцогской семье, показывал, насколько мирным был Эренфест.

Думаю, Бригитте не нужны бюстгальтер или бо́ди*, когда у неё есть такое обтягивающее трико, да?

Став дворянкой, я не успела провести достаточно времени наедине со старшими женщинами, например с Эльвирой, а потому не знала, какова ситуация с нижним бельём у взрослых дворянок. Но если они все одеты в обтягивающие трико из магического камня, то могу предположить, что они не нуждались в поддерживающем нижнем белье. У простолюдинок, вероятно, была более продвинутая одежда в этом плане, учитывая, что я уже видела такие вещи, как корсажи, облегающие тело.

Эм-м… даже не знаю. Это кажется немного… неправильным. Это не очень сексуально — быть одетой в твёрдый магический камень поверх панталон.

Моё чувство прекрасного основано на жизни, проведённой как Урано, так что, возможно, не следует применять его к этому миру, но я всё равно считаю, что длинноногие красавицы лучше всего смотрятся в чулках на поясах с подвязками, а не в раздутых панталонах. Ранее подобные мысли никогда не приходили мне в голову, так как я была слишком маленькая для сексуального нижнего белья, и даже во времена Урано я никогда не думала носить подобное, но теперь я полностью уверена, что этому миру может потребоваться революция в области нижнего белья.

В любом случае, мысль о таких горячих и прекрасных телами девушках в старомодных, на мой взгляд, панталонах просто удручала. Однако на данный момент я должна позаботиться о том, чтобы у женщин-рыцарей были юбки, которые не станут задираться при резких движениях, поскольку именно по этой причине они считали необходимым носить такие длинные безвкусные панталоны. Не было смысла изобретать сексуальное нижнее бельё, если оно лишит их возможности сражаться.

Практичность или сексуальность? Сложный вопрос.

Тем временем, пока я в компании мыслей о нижнем белье других людей ушла в свой собственный мирок, Коринна и её швеи начали прикладывать к Бригитте ткань. Они складывали её в соответствии с рисунками на дощечках, отрезали лишнее или делали оборки там, где это было необходимо. Тули подавала им булавки, приносила новые куски ткани и внимательно следила за всем, что делали опытные швеи. Я мысленно подбадривала её, радуясь тому, что она пыталась изучить как можно больше.

Пусть мне и было любопытно понаблюдать, как платье Бригитты постепенно начинает обретать форму, но не могла же я всё время просто смотреть на швей. Процесс займёт довольно много времени, и я могу зайти к ним позже, когда всё будет почти готово.

— Моника, не могла бы ты сообщить мне, когда раскрой закончится? Мне нужно обсудить некоторые вопросы с Бенно.

— Как пожелаете.

***

Моника открыла мне дверь, и я вышла из потайной комнаты. На втором этаже покоев находились только Бенно, Лутц, Фран, Гил и Дамуэль, а это означало, что я могу не притворяться и вести себя как обычно. Когда я села, Фран подал мне чай.

— Я присоединюсь к вашему обсуждению, пока раскрой не будет закончен, — сказала я, потягивая чай и жестом показывая Бенно, что он может продолжать.

— Во-первых, я хотел бы выразить мою глубочайшую благодарность, — начал Бенно. — Благодаря вашей поддержке, госпожа Розмайн, я сейчас веду больше дел с дворянами, чем когда-либо.

Сказанное вслух не совпадало с выражением его красновато-карих глаз, которые, казалось, говорили: «Я по уши в делах, смертельно устал, и это всё твоя вина». Как торговец, он, вероятно, был счастлив увеличить продажи и установить новые связи с дворянами, но также правда и то, что он очутился на шаг ближе к смерти от переутомления.

— Эм-м, господин Бенно… У меня сейчас всё равно нет настроения разгадывать эвфемизмы. Если у вас есть что-то на уме, пожалуйста, можете не скупиться на слова, — сказала я, прекратив отыгрывать роль дворянки и оглядев всех в комнате.

Бенно посмотрел на Франа и Дамуэля и тоже прекратил отыгрыш роли.

— И что ты хочешь услышать? — спросил Бенно.

— У меня сложилось впечатление, что в последнее время я перегрузила компанию «Гилбе́рта» работой. Если вы сочтёте, что нагрузка на вас слишком велика, я могу распределить её по другим компаниям.

— Так, слушай. Во-первых, мне не нужна подобная жалость. Во-вторых, ты заставишь всех думать, что разрываешь отношения с нами, идиотка. Ты всерьёз собираешься повторить ту же ошибку, которую недавно совершила с Инго? Ты хочешь поставить под угрозу будущее компании «Гилбе́рта»?

— Конечно нет!

— Независимо от того, насколько я занят, я ни с кем не поделюсь этой работой. Вбей это себе в голову и никогда не забывай.

Как выяснилось, уменьшение нагрузки на Бенно делу не поможет. Последнее, чего он хотел, это чтобы начали распространяться слухи о том, что компания «Гилбе́рта» лишилась покровителя.

— Я понимаю, что у вас есть общее прошлое, но, пожалуйста, постарайтесь придерживаться правил приличия, — сказал Фран, нахмурившись.

Бенно и я обменялись взглядами и пожали плечами.

— Госпожа Розмайн, я нижайше прошу вас и дальше продолжать оказывать компании «Гилбе́рта» своё великодушное покровительство.

— Разумеется.

— Тогда перейдём к делу… Госпожа Розмайн, когда мы были в Хассе, вы сказали, что хотите сотрудничать с гибом Илльгнером. Могу ли я узнать подробности? — спросил Бенно и слегка прищурился.

Под действием его взгляда я почувствовала себя неуютно. Бенно словно говорил мне: «Ты серьезно пытаешься взвалить на меня ещё больше работы?». Ну, раз он сам только что предупредил меня не отдавать работу другим компаниям, то у меня не осталось иного выбора, кроме как загрузить его ещё больше.

— Как выяснилось, Илльгнер — гористый регион, богатый лесом, и там много видов деревьев, с которыми я не знакома. Я хотела бы посетить его, чтобы попробовать создать новые виды бумаги.

— Другими словами, вы собираетесь делать бумагу в Илльгнере?

— Да. Для этой цели я планировала привлечь Лутца, Гила и нескольких служителей, знакомых с изготовлением бумаги. Надеюсь, это не будет проблемой?

Бенно нахмурился.

— С этим возникнут сложности. Мы не можем отправить Лутца в столь важную поездку без кого-то ещё из компании «Гилбе́рта», но у меня нет подходящих кандидатур. Я лично не могу отправиться в такое дальнее путешествие, учитывая рост количества сделок с дворянами, и Марк тоже не может, поскольку он единственный человек кроме меня, который способен вести дела с дворянами.

Другие его сотрудники пока ещё не готовы вести себя должным образом перед дворянином-землевладельцем. И хотя я не была знакома с положением дел в компании «Гилбе́рта», но могла предположить, что у них мало подходящих для такой работы людей, учитывая, что при продаже товаров в замке им пришлось прибегнуть к помощи служителей.

— А Отто не может вести дела с дворянами?

В письме от папы упоминалось, что, как только Отто закончит с бюджетом на этот год, он уволится и вернётся в торговлю. Учитывая, что весенний молебен уже прошёл, и стояла середина весны, Отто сейчас должен быть среди помощников Бенно.

— Отто очень неплох в обычной торговле, но он ещё не обучен манерам, необходимым для работы с дворянами.

— Но у него не должно быть проблем с низшими дворянами, правильно? Ему доверяли общаться с ними, когда он работал у ворот. Самое главное — это привыкнуть к новой среде. Он мог бы начать с низших дворян и постепенно продвигаться дальше.

Даже папа мог нормально общаться с дворянами, проходившими через ворота. Дворяне определенно будут ожидать от торговца больше, чем от солдата, но я была уверена, что Отто справится с этим, стоит ему немного привыкнуть.

— Почему бы не начать с объединения Марка и Отто в одну команду? При необходимости вы можете оказать им поддержку, а самому взять ученика, — предложила я.

К текущему моменту даже мне удалось достаточно научиться дворянским манерам, чтобы не иметь проблем в обществе. Если Отто серьезно отнесётся к учёбе, он, вероятно, сможет научиться, как правильно вести себя с высшими дворянами после всего одного сезона тренировок. Ну, при условии, что для него найдётся хороший учитель.

Бенно посмотрел на меня и Франа, а затем, ненадолго задумавшись, прикрыл глаза.

— Не могли бы вы научить Отто и его помощника Тео манерам дворян, как учили Леона работать официантом?

— Фран, что ты об этом думаешь? — спросила я.

Он участвовал в обучении Леона, а поскольку в храме только служители, обученные Фердинандом, членом семьи герцога, могли научить манерам для работы с дворянами, из моих слуг только Фран и Зам подходили для этой работы.

— Что ж, у меня может найтись время для этого, так как Зам скоро официально станет вашим слугой, — размышлял Фран. — Я как раз планировал научить Николу и Монику этикету, и, полагаю, не возникнет проблем, если Отто и Тео присоединятся к ним в покоях директора приюта. Но я смогу научить лишь этикету и не более того.

Бенно в ответ слегка пожал плечами.

— Знаний этикета будет вполне достаточно. Всё же обычно у простолюдинов нет реальной возможности научиться правильно приветствовать дворян, разговаривать и вести с ними дела.

В прошлом Бенно упоминал, как трудно было найти кого-то, кто мог бы научить его манерам дворян. Даже наличие кучи денег необязательно поможет в поиске. Соответственно, в качестве платы за предоставление такого бесценного учителя я сама могла попросить помощи двух его бесценных работников.

— И в качестве платы за это, я прошу вас отправить Марка и Лутца со мной в Илльгнер, как только Отто и Тео научатся манерам дворям.

— Как пожелаете.

Итак, Фран взял на себя обязанность обучать Отто и Тео. Через Лутца мы дадим им знать, когда можно будет начинать.

— И последнее, — сказал Бенно. — Лутц, Гил, дайте свой отчёт госпоже Розмайн.

— Хорошо, — ответили оба и повернулись в мою сторону.

Затем они обменялись друг с другом довольными ухмылками, вернули своим лицам серьезноё выражение и снова повернулись ко мне, чтобы дать отчёт.

— Новый печатный станок, разработанный Заком и созданный Инго и Иоганном, был завершён.

— А-ах! — воскликнула я, чуть не слетев со стула от этой новости.

Фран быстро положил руки мне на плечи, чтобы удержать меня. Он с улыбкой посадил меня обратно и велел оставаться на месте. Извини, Фран… Я была так взволнована, что на мгновение полностью забыла об образе утонченной дворянки.

— Госпожа Розмайн, мы хотели бы, чтобы вы пронаблюдали за ходом испытаний. Что бы вы порекомендовали для пробной печати?

Как бы мне ни хотелось сорваться, чтобы увидеть станок своими глазами, мне этого просто не позволят. Сейчас они ждали от меня рукопись для печати.

— Госпожа Розмайн, у вас есть идеи на этот счёт? — снова спросил Лутц, намекая, что все ждут от меня ответа.

Я наклонилась вперёд и ответила:

— Новый печатный станок не для книжек с картинками, а для книг с обилием текста. Поэтому я хотела бы напечатать книгу с большим количеством текста для детей, которые переросли книжки с картинками.

Я могла бы использовать истории о рыцарях, привычные в обществе дворян, чтобы написать интересные и простые для понимания истории о том, какую работу выполняют рыцари. Кроме того, я могла бы попросить Вильму нарисовать прекрасные иллюстрации с Фердинандом в качестве модели, чтобы привлечь женскую аудиторию, тем самым убив двух птиц одним камнем. Всё, что мне требуется сделать, это добавить в начале классический отказ от ответственности: «Эта история — выдумка. Любое сходство с реальными людьми, живыми или мертвыми, или с реальными событиями чисто случайно». Так я могла не опасаться жалоб Фердинанда.

— А Инго закончил работу над кассой* для хранения литер, столом для набора, наборной верста́ткой* и межстрочными разделителями*? И что насчет Иоганна? Закончил ли он пробельный материал и шпоны*? — спросила я, вспомнив о более мелких, но столь же важных для процесса печати, вещах.

Лутц гордо кивнул.

— Все сделано. Кроме того, мы заказали более чем достаточно чернил. Как только у нас будет рукопись, мы сможем приступить к работе.

Ура! Хвала богам!

— Какие прекрасные новости! — радостно сказала я. — Я как можно скорее должна научить вас пользоваться печатным станком и верстаткой. Наверное, вы уже поняли, что касса с литерами довольно тяжёлая. Незачем нести эту тяжесть в мои покои, поэтому я сама пойду в мастерскую и всех вас научу!

— Госпожа Розмайн, это немного… — начал Фран, пытаясь остановить меня, но я покачала головой.

— Я хочу использовать эту возможность, чтобы хотя бы один раз пройти весь путь от набора к печати. Я понимаю, что не должна что-либо делать сама, но я так давно работаю над созданием печатного станка, что хочу быть первой, кто прикоснется к нему, — заявила я, решительно сжав кулаки.

В конце концов Фран сдался, недовольно покачав головой. Гил пожал плечами, зная, что дороги назад для нас уже нет, а Лутц просто скрестил руки на груди.

— Я думаю, что Фран и господин Дамуэль должны допустить в мастерскую только некоторых избранных, предоставив госпоже Розмайн возможность делать всё так, как она пожелает, — предложил Лутц. — В любом случае, рано или поздно ей пришлось бы научить нас пользоваться всем тем, что она заказала.

— Лутц! Я знала! Ты понимаешь меня лучше, чем кто-либо!

Я прижала руки к груди, тронутая его добротой, только чтобы затем услышать от него, что позволив мне сделать так, как я хочу, они могут успокоить меня, прежде чем я начну делать что-то странное.

Хм-м… Может, он слишком хорошо меня знает.

— Как только у меня будет готова рукопись, мы сможем сразу же приступить к пробному запуску печатного станка, — взволнованно сказала я.

— Пожалуйста, успокойтесь, госпожа Розмайн. Так вы наверняка упадёте без сил, — вежливо предупредил меня Лутц.

— Интересно, если мы начнём печатать прямо сейчас, успеем ли мы подготовить книгу к летней церемонии звёздного сплетения?

Поняв, что я не слушаю его, Лутц перешёл с вежливого языка на грубый и пригрозил:

— Успокойся. Серьёзно, ещё немного и ты потеряешь сознание. И если ты упадёшь сейчас, то они никогда не дадут тебе прикоснуться к печатному станку.

Я ахнула, поняв, что он говорит абсолютно серьёзно.

— Что угодно, только не это.

Когда я сделала глубокий вдох, чтобы взять себя в руки, загорелся магический камень у двери потайной комнаты.

— Госпожа Розмайн, это сигнал от Моники, — сказал Фран.

— Очень хорошо. Я посмотрю, как они.

***

Войдя в потайную комнату, я обошла импровизированную ширму, чтобы взглянуть на Бригитту. Платье из дешёвой ткани держалось на её фигуре только с помощью крошечных булавок, но это определенно было то самое платье с американской проймой без рукавов. И, возможно из-за того, что ткань не была окрашена, оно выглядело как свадебное.

— Ох, как чудесно! Бригитта, оно невероятно тебе идёт!

Платье было как небо и земля по сравнению с тем, что она носила в прошлом году. Я обошла Бригитту, рассматривая её сверху донизу. В основном платье соответствовало дизайну, который я нарисовала, но моё внимание привлекли несколько неудачных мест, получившихся, вероятно, из-за того, что Коринна и её швеи впервые делали что-то подобное.

— Дайте подумать… Коринна, подтяните платье вот здесь, чтобы сильнее подчеркнуть линию груди. Также вам нужно поправить заднюю часть юбки, чтобы она выглядела скорее вот так, — объясняла я.

Коринна переместила булавки, чтобы немного изменить фасон платья и то, как оно сидело на Бригитте. Настоящее платье будет скроено из совсем другой ткани, но в основе своей оно повторит то, с чем мы сейчас работаем, а потому все выглядели очень серьезными.

В верхней части платья ткань плотно облегала фигуру Бригитты, прекрасно подчеркивая изгибы тела от груди до бёдер. От талии вниз уходили оборки, делая её длинную юбку, для которой использовалось большое количество ткани, визуально ещё шире. Поскольку Бригитта — рыцарь, дизайн должен был подчеркивать лёгкость передвижения. Поэтому платье сделали так, чтобы оно казалось лёгким и воздушным, несмотря на количество использованной ткани.

— Бригитта, платье не слишком тесное? — спросила я.

— Нисколько. Мне нравится, что на плечах нет ткани, благодаря чему я могу свободно двигать руками. Не говоря уже о том, что в опасной ситуации я могу просто накрыть их бронёй из магического камня.

Несмотря на то, как прелестно выглядело платье, она всё равно полностью сосредоточила своё внимание на том, насколько удобно ей будет во время сражения. Я даже не знала, мне похвалить её за это или умолять хоть ненадолго притвориться более женственной. Как бы я ни хотела, чтобы она использовала это платье, чтобы найти себе хорошего партнёра для брака, она, похоже, совсем не думала о таком.

— Могу ли я пригласить сюда Дамуэля? Бригитта, лично я считаю, что это платье очень тебе к лицу, но мне хотелось бы услышать мнение дворянина.

— Безусловно. Ещё я хотела бы спросить мнение других женщин-рыцарей, — ответила Бригитта.

Так или иначе, непохоже, чтобы она возражала против этой идеи, поэтому я вышла из потайной комнаты.

— Дамуэль, не мог бы ты ненадолго зайти со мной?

— Могу ли я спросить, зачем?

— Мы будем признательны за мнение мужчины. Скажи, пожалуйста, что ты думаешь о платье Бригитты.

Дамуэль в ответ лишь удивлённо моргнул.

— Я знаю, что Бригитта в любом случае наденет это платье, поскольку его придумала лично я, но нет никакого смысла делать что-то, что не понравится дворянам-мужчинам. Я хотела бы услышать твоё откровенное и личное мнение как мужчины, чтобы мы могли продолжать без каких-либо сомнений. Мы не можем позволить Бригитте опозорить себя только лишь из-за моего необычного вкуса и странного чувства стиля. Разве ты не согласен?

Дамуэль ненадолго застыл, прежде чем согласно кивнуть. В каком-то смысле с моими выходками он был знаком лучше многих и знал, что мои взгляды и вкусы были довольно своеобразны. Если мои действия могли поставить Бригитту в неловкое положение, я бы предпочла, чтобы он сказал мне об этом сейчас.

— Дамуэль здесь. Мы можем зайти, Бригитта?

— Да, я готова.

Я снова вошла в потайную комнату, но на этот раз за мной следовал Дамуэль. В тот момент, когда мы обошли ширму, он тихонько вздохнул и застыл. Услышав вздох, я обернулась и удивлённо посмотрела на него.

— Дамуэль?

Он не ответил. Его глаза были широко открыты от потрясения, а взгляд настолько прикован к Бригитте, что, казалось, скоро начнёт прожигать в ней дыры. Затем из его слегка приоткрытого рта вырвался тихий выдох. Он моргнул несколько раз, словно увидел нечто настолько поразительное, что не мог поверить своим глазам, а его губы медленно растянулись в улыбке.

Ох, думаю, я только что стала свидетелем того самого момента, как кто-то влюбился. Даже Коринна и швеи догадались, что Дамуэль застыл, так как втрескался по уши, и, тепло посмотрев на него, начали улыбаться. Мне казалось, я даже слышала, как они говорят: «Без сомнения, весна это время, когда прорастают чувства».

У меня появилось желание просто стоять и улыбаться вместе с ними, но ещё я хотела подтолкнуть Дамуэля начать говорить. На мой взгляд, его чувства были настолько очевидны, что с тем же успехом он мог бы просто признаться в них.

— Итак, Дамуэль, что ты думаешь? — спросила я, потянув его за плащ.

— Что?! Я, э-э... — невнятно пробормотал Дамуэль.

Он немного пошатнулся из-за натянутого плаща, удивлённо взглянул на меня и быстро перевёл взгляд на Бригитту.

— Хм. Оно... А-а... Оно кажется довольно красивым, я думаю.

«Ну же, не стесняйся! Будь смелее и сделай ей комплимент! Давай! Постарайся!» — молча подбадривала я его, однако Дамуэль оказался безнадёжен. Он отвёл взгляд, не в силах смотреть на Бригитту. Все остальные не сводили с него взгляд и ждали, скажет ли он хотя бы что-то, но он продолжал молчать. Он всё так же неподвижно стоял, и лишь его взгляд нервно бегал по комнате.

— Госпожа Розмайн создала это платье специально для меня, но как ты думаешь, подойдет ли оно и для других женщин-рыцарей? — спросила Бригитта, глядя вниз и разглядывая своё платье.

— Может быть. Я думаю, ну… — неуверенно пробормотал Дамуэль и снова умолк.

В конце концов, после небольшой паузы, он осмелился на лёгкий кивок. Я хотела, чтобы он почётче выразил своё мнение, но любовь так сильно размягчила его мозг, что, похоже, конкретно этот рыцарь сломался и отныне бесполезен.

— Кажется проблем нет. Давайте остановимся на этом дизайне. Дамуэль, пожалуйста, покинь комнату, чтобы мы могли закончить примерку, — сказала я, решив, что сейчас лучше сдаться и выгнать его.

Когда дверь закрылась, я обернулась и с тревогой посмотрела на Бригитту. Истинные чувства Дамуэля оказались настолько очевидны, что вряд ли она не заметила.

— Эм, Бригитта…

— У Дамуэля всё было на лице написано, не так ли? Впервые мужчина смотрел на меня подобным образом, поэтому, должна признаться, я сейчас немного волнуюсь, — сказала она, смущенно улыбнувшись.

Нет-нет, Бригитта. Ты действительно прекрасна. Мужчины определенно уже смотрели так на тебя раньше. Просто ты никогда не замечала этого, потому что они не показывали этого так очевидно, как Дамуэль.

Возможно также, она этого не замечала, потому что была слишком занята мыслями о своей семье, землях Илльгнера и своей эффективности в бою. Или, возможно, она обращала внимание только на человека, с которым была помолвлена.

— Бригитта, насчёт Дамуэля…

— Я считаю, что он хороший и в целом добросовестный мужчина. Он не слишком чопорный, наверняка из-за того, что является вторым сыном и не имеет титула, и я не верю, чтобы он когда-либо задумывался о попытке захватить Илльгнер. Более того, госпожа Розмайн, сам факт того, что он рыцарь, которому вы очень доверяете, делает его ценным активом для Илльгнера, — ответила она.

Когда я удивлённо моргнула, услышав, как позитивно Бригитта отзывается о Дамуэле, она одарила меня сверкающей улыбкой.

— Но разрыв между уровнями нашей магической силы слишком велик, а потому его кандидатура в качестве жениха просто невозможна.

Она категорически отвергла его, причём сделала это с улыбкой. Но её слова напомнили мне, как Фердинанд однажды упомянул, что родители должны иметь схожий уровень магической силы, если хотят иметь детей. По этой причине я не смогла бы выйти замуж за простолюдина. В благородном обществе романтика и любовь подавлялась разницей в магической силе, а потому слишком большой разрыв мог положить конец роману ещё до того, как он мог начаться.

Явно, что Дамуэль влюбился в Бригитту, но она практически сразу отвергла его. Это слишком грустно.

Я знала, что моё благословение постепенно увеличивало магическую силу Дамуэля, но не знала, как сильно она выросла и насколько должна ещё вырасти, чтобы Бригитта передумала. Возможно ли, что он сможет заслужить внимание Бригитты, если будет стараться упорнее? Я думала над этим, но у меня самой не имелось романтического опыта, а понимание культуры дворян, в лучшем случае, пока было очень слабое. Скорее всего, если я начну лезть в чужую личную жизнь, то ничего хорошего из этого не выйдет, так что мне нужно просто тихо подбадривать его со стороны.

Дамуэль, если ты сможешь каким-то образом сократить разрыв в магической силе между собой и Бригиттой, у тебя будет шанс… Так что сделай всё, что в твоих силах!

  1. бо́ди (англ. bodysuit) — вид обтягивающей нижней одежды, закрывающей верхнюю часть туловища, похож на купальник или комбинацию майки и трусиков.https://ru.wikipedia.org/wiki/Боди_(одежда)
  2. касса — деревянный ящик с ячейками, используемый для хранения литер, применявшихся в высокой печатиhttps://ru.wikipedia.org/wiki/Касса_(наборное_производство)
  3. наборная верста́тка — инструмент типографского наборщика, применяемый при наборе шрифта или правке, представляет собой металлическую пластину, обрамлённую с 4 сторон стенками, одна из которых подвижна вдоль продольной оси пластины.https://ru.wikipedia.org/wiki/Наборная_верстатка
  4. межстрочный разделитель (реглет) — типографский пробельный материал изготавливаемый из дерева и служащий для обеспечения интервала между строками.https://i.pinimg.com/originals/3b/8b/09/3b8b09c4accd4c9ccd380fb167245777.jpg
  5. шпон — типографский пробельный материал в виде тонких, легко изгибающихся пластинок, используемый при изготовлении печатных форм способа высокой печати. Шпон не достигает высоты шрифта. Предназначен для увеличения промежутков между строками (интерлиньяжа) при ручном наборе.https://ru.wikipedia.org/wiki/Шпон_(полиграфия)