4
1
  1. Ранобэ
  2. Власть книжного червя
  3. Часть 2: Ученица храма. Том 2

Ритуал исцеления

Закончив отчитывать рыцарей, главный священник развернулся, взмахнув плащом, и сказал:

— Майн, нужно закончить ритуал, пока лекарство действует.

Затем он коснулся правой перчатки и превратил камень в белого льва. Остальные рыцари тоже поднялись и создали собственных ездовых зверей.

— Иди сюда, — сказал главный священник, протягивая мне руку.

Я постаралась подойти к нему как можно более грациозно и протянула руки. Когда он поднял меня, я сразу схватилась за поводья, чтобы не потерять равновесие. Главный священник, ловко запрыгнув на льва, сел позади меня и, подняв руку, скомандовал:

— Отправляемся!

Когда он схватил поводья, скульптура белого льва начала двигаться, словно ожив. Лев широко расправил крылья и взлетел, направляясь к кратеру, где ранее неистовствовал гигантский тро́мбэ. Второй тромбэ, который вырос благодаря моей крови, практически не поглотил магическую силу из почвы, а потому землю исцелять не требовалось. А вот от гигантского тро́мбэ остался огромный кратер, и если не провести ритуал исцеления, чтобы наполнить землю магической силой, то там даже трава не будет расти.

— Прости, я подверг тебя опасности, — послышался сзади тихий голос главного священника.

Видимо, из-за того, что мы находились в воздухе, сейчас ему не нужно было беспокоиться о том, что другие могли услышать его.

— Я не хотел, чтобы ты пострадала или столкнулась с такой злобой. Более того, я даже не предполагал, что может возникнуть ситуация, когда лекарство потребуется просто для того, чтобы дать тебе на время достаточно сил для проведения ритуала. Это моя вина, я не принял во внимание, что рыцари могут ослушаться моего приказа.

Голос главного священника был полон сожаления и разочарования. Рыцари сопровождения, что должны были защищать меня, стали причиной моего ранения, и главный священник сожалел, что вообще решил приставить их ко мне. Вот только он не был виноват ни в том, что Шикико́за повёл себя неподобающе, ни в распространении главой храма клеветнических слухов обо мне, ни в моём слабом, из-за пожирания, здоровье.

— Главный священник, но это ведь не ваша вина.

— Ошибаешься. Я обязан заботиться о тебе, — заявил он.

Учитывая, что моя магическая сила была необходима храму, тот факт, что я простолюдинка, не имел значения. Поэтому главный священник и считал своей работой заботиться обо мне. Он был слишком ответственным, а потому предпочитал взвалить всё на себя, вместо того, чтобы оставить работу на кого-либо другого.

— Майн, лекарство работает?

— Да.

— Хорошо. Я прекрасно знаю, что ритуал — большая нагрузка на тело. Тем не менее очень важно, чтобы ты продемонстрировала рыцарскому ордену, что способна выполнять свои обязанности священницы-ученицы. Я буду рядом. Поэтому, покажи всем, что ты достойна носить синие одежды. Продемонстрируй свою незаменимость как для храма, так и для рыцарского ордена в восстановлении земли. Если рыцари признают твою ценность, то это поможет защитить тебя в будущем.

Поскольку для того, чтобы защитить меня, главный священник заявил, что я в первую очередь священница-ученица, а не простолюдинка, мне нужно выполнить свою работу максимально хорошо, чтобы ни у кого не осталось сомнений, что я занимаю своё положение по праву.

— Вот только я чувствую неуверенность… Я буду проводить ритуал впервые, а потому беспокоюсь, действительно ли у меня всё получится.

Я знала, что мне нужно провести ритуал, но боялась, что не справлюсь. Всё-таки это мой первый раз.

После моих слов главный священник хмыкнул.

— Тебе не о чем беспокоиться. Я подготовлю сцену так, чтобы у рыцарского ордена не осталось иного выбора, кроме как принять тебя.

— А-а?

— Я не начинаю сражений, которые не могу выиграть.

Его голос прозвучал так холодно, что я даже вздрогнула. Было ощущение, что гнев главного священника от того, что всё пошло не по его плану, ещё не угас.

— Эм-м… Дамуэль был добр ко мне и пытался помочь. Он даже заступился за меня перед Шикико́зой, поэтому, пожалуйста, не будьте с ним строги.

***

Гигантский тро́мбэ оставил после себя огромный круг земли, на котором ничего не росло. Сверху он напоминал громадную красно-коричневую тарелку, брошенную посреди леса.

— Кажется, здесь достаточно места, чтобы основать поселение, когда после ритуала растения снова вырастут.

— Если поселение будет находиться в таком месте, то священникам и дворянам будет трудно посещать его во время весеннего молебна и праздника урожая. А без весеннего молебна земля через какое-то время перестанет быть плодородной, — объяснил главный священник.

Действительно, священникам и дворянам окажется трудно добираться до поселения, находящегося в глубине леса, не говоря уже о жителях, которые захотели бы отправиться за чем-нибудь в другой город.

Крылатый лев опустился где-то в центре кратера, после чего главный священник снял меня с ездового зверя и поставил на землю. Затем один за другим приземлились остальные рыцари и превратили ездовых зверей обратно в камни на тыльной стороне латных перчаток.

После того как все рыцари выстроились в ряд, они сняли шлемы и опустились на колено. Похоже, что наблюдать за ритуалом в шлемах было неуважительно по отношению к богам. Главный священник тоже снял шлем и положил его к ногам. Земля, на которой мы стояли, была совсем не той чёрной и влажной землёй, которую можно увидеть в лесу. Она была красно-коричневой и сухой, как на школьной спортивной площадке.

— Главный священник, возьмите, — сказал Арно, протягивая посох, который был немного выше взрослого мужчины.

Главный священник забрал посох — божественный инструмент и символ богини воды Фрютрены. Этот посох был необходим для проведения ритуала. В навершии золотого посоха сиял в свете солнца большой полупрозрачный магический камень зелёного цвета. Место, за которое обычно держали посох, украшали маленькие магические камни, большинство из которых были непрозрачны, что свидетельствовало о том, что в посохе накоплено немало магической силы.

— Шикико́за, — выкрикнул главный священник.

Из строя рыцарей тут же выбежал Шикико́за, позвякивая доспехами. Главный священник вручил ему посох богини и объявил:

— Ритуал проведёшь ты.

Шикико́за в замешательстве моргнул. Главный священник холодно посмотрел на него, а затем преувеличенно вздохнул.

— Ты не выполнил свои обязанности рыцаря сопровождения. Разве это не означает, что у тебя должно быть ещё немало магической силы? Первоначально я сам планировал показать, как нужно проводить ритуал, но из-за твоего дурачества у меня не осталось магической силы в запасе.

«Это ложь! — мысленно запротестовала я. — У вас определённо ещё много магической силы!»

Приготовленное им невероятно горькое лекарство, от которого немел язык, было невероятно действенным. По словам главного священника, ради эффективности он пожертвовал вкусом. Я не верила, что после того, как главный священник сам пил это лекарство, у него не было в запасе магической силы.

— Неужели ты не способен это сделать? Покажи Майн силу настоящего дворянина.

Главный священник насильно вручил Шикико́зе посох богини. Шикико́за, казалось, был сбит с толку этим неожиданным приказом, но стоило ему поймать на себе мой взгляд, как он выпрямился и зло уставился на меня.

— О богиня воды Фрютрена, что приносит исцеление и перемены. О двенадцать богинь, которые служат ей… — уверенным голосом начал произносить молитву Шикико́за.

В то же время большой камень в посохе начал сиять, а земля вокруг Шикикозы, начиная с того места, в которое упирался посох, стала окрашиваться в чёрный, и из неё начали пробиваться зелёные ростки.

— Ух ты! — непроизвольно выкрикнула я.

Я совершенно не ожидала, что, просто взяв божественный инструмент и произнеся молитву, можно добиться того, что цвет земли изменится. Это напоминало сцену из образовательной телепередачи про науку, которую я видела во времена Урано.

Земля, наполняясь магической силой, продолжала изменять цвет, а трава прорастать, вот только, когда круг достиг радиуса примерно в десять метров, его расширение остановилось.

— Этого недостаточно. Продолжай, — недовольно произнёс главный священник, не позволяя Шикикозе отпустить посох.

Насколько я понимала, посох будет вытягивать из Шикикозы магическую силу, пока тот не разожмёт руки. Я видела, что Шикико́за из-за поглощения магической силы был на грани потери сознания. Наконец, он упал на колени.

— Хм-м. Несмотря на всё твоё высокомерие, ты оказался способен лишь на столь посредственный результат. Как вижу, рыцарскому ордену настолько не хватает людей, что приходится брать к себе даже таких, как ты.

Даже не взглянув на повалившегося Шикико́зу, главный священник вырвал из его рук шатающийся посох, после чего поманил меня.

— Осталась только ты, Майн. Пора выполнить свою работу.

Я уверенно поставила ноги на ширину плеч и крепко схватила большой посох, чтобы тот не упал. Шикико́за показал пример, как нужно проводить ритуал, а потому я уже не боялась, что сделаю что-то не так. Кроме того, главный священник намекал, что мне следует выпендриться, так что я решила использовать как можно больше магической силы. Сжимая посох, я опустила глаза, глубоко вздохнула и влила в посох магическую силу. При этом я открыла крышку воображаемой коробки с магической силой, которую обычно держала плотно закрытой, и позволила ей свободно течь в моё тело. Почувствовав, как магическая сила хлынула в меня, а затем устремилась к посоху в поисках выхода, я начала молиться.

— О богиня воды Фрютрена, что приносит исцеление и перемены. О двенадцать богинь, которые служат ей. Прошу вас, услышьте мою молитву и даруйте мне свою божественную силу, чтобы исцелить вашу сестру, богиню Гедульрих, которую ранили те, кто служит злу.

Зелёный магический камень в посохе начал ярко сиять, а моя магическая сила закружилась вокруг меня, создав ветер, который трепал волосы. Он оказался достаточно сильным, чтобы развевались рукава и подол моих одежд.

— Я молюсь, чтобы наполнилось всё вокруг отзвуками священной мелодии. Прошу вас, ниспошлите мне исцеляющее благословение и наполните всё вокруг божественным цветом.

Моя магическая сила текла в посох, изливаясь через магический камень. Круг чёрной земли начал резко расширяться, а свежая зелень тут же принялась прорастать.

— Ты можешь остановиться. Этого более чем достаточно, — сказал главный священник.

После его слов я остановила поток магической силы и вновь заперла её в коробке. Посох сразу же перестал сиять. Только сейчас я заметила, что весь кратер был покрыт травой, которая доходила мне до лодыжек.

— Главный священник, это всё, что мне требовалось сделать?

— Да, теперь земля наполнена магической силой… — ответил главный священник, а затем чуть слышно добавил. — На самом деле, ты сделала даже слишком много.

Я в замешательстве наклонила голову, однако главный священник лишь покачал головой, а затем повернулся к рыцарскому ордену. Я тоже повернулась и увидела, что на лицах всех рыцарей читалось потрясение, словно они увидели что-то невообразимое. Они взирали на меня с широко открытыми глазами, а у некоторых даже отвисли челюсти.

Я не понимала, что происходит. «Почему они все так на меня смотрят?» — думала я. Мне велели выпендриться, а потому я старалась изо всех сил, но может ли так быть, что в итоге я перестаралась? Мне было неловко от их пристальных взглядов, а потому я хотела спрятаться за спину главного священника. Вот только он сам встал передо мной и, прочистив горло, произнёс:

— Это священница-ученица, которая получила одобрение храма и герцога. Есть ли кто-нибудь, кто не согласен с этим решением?

Рыцари пришли в себя и молча опустили глаза. Никто из них даже не пытался смотреть на нас. Значило ли это, что возражений нет? Я удивлённо моргнула, а главный священник кивнул.

— Похоже, возражений нет. Хорошо, — подытожил главный священник, хмыкнув.

Лишь после этого рыцари подняли на нас глаза. Вот только их взгляды сверкали как у плотоядных зверей, нашедших себе добычу. В них не осталось и крупицы прежнего удивления.

— Ой?! — тихо пискнула я.

Я приложила все силы, чтобы не вскрикнуть от испуга. Все рыцари смотрели на меня. Я застыла под тяжестью стольких голодных взглядов, чувствуя себя добычей. Мне казалось, что стоит сейчас сделать хоть что-то не то, как меня сожрут. Я ощущала себя лягушкой, на которую смотрит змея.

С подка́шивающимися ногами я осторожно скользнула в сторону, чтобы полностью спрятаться за главным священником.

— Я забыл упомянуть, что эта священница-ученица находится под моей опекой, — сказал главный священник. — Я полагаю, вы все понимаете, что это означает.

После его слов хищные взгляды рыцарей сразу же исчезли. Я с облегчением погладила себя по груди, хотя, честно говоря, не понимала, какой же смысл кроется за словами главного священника.

— Хорошо. А теперь нам пора возвращаться, — объявил главный священник.

В то время как я, моргая, стояла в замешательстве, рыцари принялись готовиться к отбытию. Арно забрал божественный инструмент у главного священника, а Фран удостоверился, что со мной всё в порядке. Рыцари снова надели шлемы, создали ездовых зверей и приготовились к отлёту.

***

— Майн, подойди, — позвал меня главный священник.

Он и Карстед стояли рядом с рухнувшим Шикико́зой. Сдерживая желание подбежать к главному священнику, я шла неспешно и грациозно.

— Майн, хочешь ли ты что-либо потребовать от ордена за случившееся? — спросил главный священник, бросив взгляд на валяющегося Шикико́зу.

Он спрашивал об этом, поскольку я была жертвой, но по выражению его лица я могла понять, что главный священник хотел, чтобы я сказала «нет». Вот только я не собиралась идти у него на поводу.

— Да, хочу.

Стоило мне так ответить, как главный священник сильно нахмурился и впился в меня взглядом. И пусть я отчётливо понимала, чего он от меня хотел, но решила проигнорировать его недовольство.

— Я прошу новые церемониальные одежды.

Видимо, моя просьба оказалась для главного священника и Карстеда столь неожиданной, что от удивления оба округлили глаза. Для наглядности я развела руками, позволив им хорошенько разглядеть мои одежды, в которых сейчас зияли дыры, а изорванные рукава трепал ветер.

— Пожалуйста, закажите такие же одежды, как эти. Они были совершенно новые и стоили очень дорого. У такой простолюдинки как я, нет столько денег, чтобы можно было подготовить ещё одни церемониальные одежды.

— Понятно. Они, действительно, сильно изорваны, — понимающе ответил Карстед, горько улыбнувшись.

А вот главный священник после моих слов задумался, а затем с подозрением посмотрел на меня.

— Что ты имела ввиду, говоря, что они должны быть такими же, как эти?

— Эти одежды сшили на заказ так, чтобы я могла продолжать носить их даже, когда подрасту. Вот только они оказались изорваны прежде, чем я смогла выполнить свой первый ритуал.

Пусть моё положение и не было особо бедственным, но я всё же решила несколько преувеличить его.

— Вижу, даже такие юные девочки обожают одежду, — сказал Карстед, рассмеявшись. — Хорошо, я закажу тебе новые церемониальные одежды.

Карстед пообещал, что подготовит мне новые одежды в качестве наказания для себя, Шикико́зы и Дамуэля. Этого для меня было вполне достаточно.

— Я премного благодарна вам. Если вы закажите новые одежды в компании «Гилбе́рта», то они смогут изготовить их такими же, как эти. И поскольку я не могу участвовать в ритуалах без церемониальных одежд, прошу вас поторопить их, чтобы одежды успели закончить к зиме.

— К зиме? Могу я узнать, почему? — спросил Карстед, приподняв бровь.

Главный священник потёр висок и ответил:

— Зимой в храме проводится ритуал посвящения магической силы. Если у неё не будет церемониальных одежд, то глава храма и другие священники, несомненно, станут насмехаться над ней, говоря, что простолюдинка даже не в силах подготовить себе соответствующее одеяние. Их не будет волновать, что Майн не подготовила одежды не по собственной вине.

Я согласно кивнула, поскольку и сама боялась такого развития событий. Может быть, рыцарский орден, знающий обстоятельства случившегося, и не будет возражать, если в случае появления нового тромбэ мне придётся проводить ритуал в рваных одеждах, но для зимнего ритуала мне требовался подходящий наряд.

— Понял. Я позабочусь о новых одеждах, — заверил меня Карстед. — Что-нибудь ещё?

— Всё, что мне нужно — новые церемониальные одежды. Думаю, будет лучше, если всё остальное вы решите сами, в соответствии с правилами рыцарского ордена. Я не хотела бы навлекать на себя ещё больше недовольства.

— Хм. Мудрое решение. Тогда я позабочусь обо всем остальном согласно порядкам ордена, — удовлетворённо ответил Карстед, кивнув.

В знак благодарности я опустилась на колено и склонила голову.

***

— Вот же! Почему в ваших одеждах такие большие дыры?! Они ведь были совершенно новые! — закричала Делия, увидев мои изорванные одежды.

— Фран, что случилось с госпожой Майн?! — воскликнула Розина, пошатнувшись и прикрыв ладонью рот.

— Много чего произошло, но ввиду того, что это касается дел рыцарского ордена, мне не позволено рассказывать о случившемся, — ответил Фран, давая понять, что ничего не скажет.

Я поспешно переоделась, чтобы Лутц не увидел мои изорванные одежды, но, как оказалось, он уже знал, что я попала в беду. Лутц пришёл в храм вскоре после того, как я вернулась в храм. Стоило ему увидеть меня, как он бросился навстречу.

— Майн! Я рад, что ты в порядке!

Лутц немедленно проверил тыльную сторону моей ладони, а затем убедился, что у меня нет лихорадки или других ран. Каким-то образом он знал подробности того, что со мной случилось.

— Лутц, откуда ты всё это знаешь? — удивлённо спросила я.

— Внезапно в моей голове прозвучала твоя мольба о помощи, а затем появилось видение того, что с тобой происходит. Пусть я и хотел помочь, вот только понятия не имел, где ты находилась. Я очень испугался за тебя.

Судя по объяснению Лутца, мысленная трансляция того, как меня оплетал тромбэ, продлилась до того момента, когда главный священник превратил чёрную стрелу в сияющую волшебную палочку и исцелил рану на руке. В итоге, не зная, спасли меня или нет, Лутц очень сильно переживал.

— Лутц, прости, что напугала.

— Тебе не за что извиняться, это ведь ты попала в беду, а не я… Но в любом случае, что это было?

Я пришла к выводу, что причиной таинственного явления, которое испытал Лутц, был тот синий свет*. Я посмотрела на руку, где ранее было кольцо. В настоящее время я уже вернула его главному священнику. И всё же, даже так в моей голове сразу же всплыли картины произошедшего сегодня.

— Майн, я просто рад, что ты в безопасности, — продолжил Лутц, крепко обняв меня, отчего его голос прозвучал рядом с ухом.

Почувствовав искреннее беспокойство Лутца, к которому не имели отношения ни мой статус, ни количество магической силы, ни ожидания от меня, я смогла наконец расслабиться. Я знала, что он всегда поддержит меня, как и я всегда буду готова поддержать его.

— Благородное общество действительно страшное, — пробормотала я, крепко цепляясь за Лутца.

***

Естественно, после выполнения запроса от рыцарского ордена я оказалась прикованной к постели. Я провалялась несколько дней, но в это время года такое не было чем-то необычным, а потому моя семья не обратила внимания на внезапную болезнь. В это время я думала, что было бы хорошо, если бы ещё и главный священник не взваливал на себя ненужные обязанности, говоря что-то вроде «это моя ответственность».

К тому времени, когда я смогла встать с постели, за окном ощущалась поздняя осень. Погода стала достаточно холодной для того, чтобы можно было заниматься изготовлением бумаги на реке.

— По пути домой мне нужно будет зайти в компанию «Гилбе́рта», — предупредила я ожидающего у ворот Франа, как только пришла в храм.

— Госпожа Майн, главный священник просил проводить вас к нему, как только вы придёте. Кажется, он хочет обсудить какой-то неотложный вопрос. Вам следует отложить практику фешпи́ля.

Переодевшись в своих покоях в синие одежды, я направилась в комнату главного священника. Честно говоря, сегодня у меня было огромное желание практиковаться в игре на фешпи́ле, однако я, тяжело передвигая ноги, боязно шла на встречу с главным священником.

— Ох, Майн? Полагаю, Фран передал моё сообщение? Следуй за мной.

Выглядя немного более серьёзным, чем обычно, главный священник отправился в потайную комнату. Я не сомневалась, что он будет отчитывать меня. Чувствуя себя как-то нехорошо, я, поглаживая живот, прошла за ним в потайную комнату.

Когда я как обычно попыталась подвинуть лежащие на скамейке документы, главный священник протянул руки и сказал:

— Давай я заберу их.

Собрав лежащие на скамейке документы, я передала их главному священнику. Он положил документы на стол и как обычно придвинул стул. Однако в этот раз он держал что-то вроде искусно украшенной диадемы, в центре которой располагался красный драгоценный камень, а также бутылочку, достаточно маленькую, чтобы спрятать в ладони.

— Майн, выпей это, — сказал главный священник, разжав руку, и протянул мне бутылочку.

Стекло было толстым и не очень прозрачным, тем не менее я видела, как внутри колеблется красная жидкость.

— Что это?

— Лекарство, которое я приготовил. Оно улучшит движение магической силы внутри тебя. Это нужно, чтобы я мог воспользоваться вот этим магическим инструментом. Даже если лекарство окажется горьким, терпи, но выпей.

Он сунул бутылочку прямо мне под нос, давая понять, что не примет отказа. Вот только мне совершенно не хотелось пить это лекарство. Я ещё не забыла, насколько ужасный вкус был у предыдущего. Видя мои колебания, главный священник прищурился, а его губы изогнулись в лёгкой ухмылке.

— Или ты предпочитаешь, чтобы я зажал тебе нос и насильно влил лекарство в горло?

Он говорил совершенно серьёзно. Главный священник был человеком, который, не моргнув глазом, сделал бы что-то подобное, если бы посчитал необходимым.

Замотав головой, я взяла у него бутылочку с красным лекарством и робко поднесла её ко рту. Я беспокоилась, каким на этот раз окажется вкус, но, по крайней мере, оно не пахло. Подумав, что если пить медленно, то мне станет нехорошо, если вкус окажется плохим, я набралась решимости и выпила содержимое разом.

— А-а? — удивилась я.

Я не почувствовала никакой горечи. Честно говоря, лекарство оказалось немного сладким.

— Главный священник, оно совсем не горькое. Наоборот, оно сладкое и вкусное. Я была бы очень рада, если бы вы сделали лекарство для восстановления таким же вкусным.

Когда я протянула главному священнику пустую бутылочку, вспоминая, насколько же горьким оказалось то лекарство для восстановления, у него от удивления округлились глаза.

— Оно было сладким?

— Да. А что, не должно?

— Ну ладно… Сейчас это не важно. Надень это и убедись, что камень соприкасается с твоим лбом.

Главный священник вручил мне золотую диадему с красным камнем. Понимая, что спорить бессмысленно, я осторожно взяла её и надела на голову, чтобы камень оказался на лбу. Как и магическое кольцо, диадема уменьшилась в размерах, чтобы идеально прилегать к голове.

— Главный священник, вы сказали, что это магический инструмент, верно?

— Да. Ранее я попросил герцога одолжить мне его, и вот, этот магическим инструмент, наконец, прибыл.

— А для чего он используется? А-а-у… — спросила я, зевнув.

Стоило мне надеть диадему, как на меня навалилась сильная сонливость. Сознание помутнело, а глаза начали закрываться.

— А-а? Почему я такая сонная…

— Просто ложись и засыпай. Не нужно сопротивляться, — донеслись до меня слова главного священника.

Несмотря на то, что я хорошо его слышала, мне потребовалось время, чтобы понять, что именно он говорил. Ну а поскольку он сказал, что мне не нужно сопротивляться, я решила лечь поудобнее и позволить сонливости одолеть меня. Вытащив шпильку и сняв обувь, я легла на скамейку и начала проваливаться в сон.

— Спокойной ночи… — сказала я напоследок.

Засыпая, я почувствовала, как пальцы главного священника убрали мне чёлку. Кажется, он был достаточно близко ко мне, поскольку его слова звучали так, словно он шептал их на ухо.

— Это магический инструмент, который позволяет заглянуть в воспоминания преступников или свидетелей. Обычно он используется только для тяжких преступлений, требующих вмешательства самого герцога. Я воспользуюсь им, чтобы увидеть мир снов, о котором ты говорила.

  1. Вопрос: что представляет из себя та мысленная трансляция, которую видел Лутц, когда Майн просила у него помощи, оказавшись опутанной тромбэ.Ответ: Это явление возникает, когда человек, сопротивляется смерти и, сжав магическую силу, просит о помощи. Обычно это происходит в момент смерти в бою, во время казни или чего-то подобного. Дворяне рассматривают это как волю человека, находящегося на грани смерти.Власть книжного червя. Фанбук №2.