Глава 130. Рассвет Флоренции (часть 3).

 - Карто (까르또). Шалот. Мини-капуста и говядина фланка.

(П.р. Фланк стейк – это правильный стейк, то есть это кусок говядины или телятины, срезанный с туши молодого животного и отрубленный поперек волокон. Правда, при разделке туши этот вид мяса отрезают не со спины или реберной части, а с нижней (паховой) части живота. Это объясняет и значительно более низкую стоимость фланк стейков по отношению к другим стейкам, и некоторую жестковатость этого мяса.

Карто не знаю, что такое. Возможно, анлейтер ошибся в написании, или это какой-то неизвестный мне сленг. Если кто-то знает, что это такое. напишите в обсуждениях, пожалуйста!)

Чжо Мин Джун назвал все вкусы без колебаний. По правде говоря, подача сильно измельчённых ингредиентов сильно усложняет процесс их распознания. Однако он не мог ударить в грязь лицом. Люди в этом мире уже признали его как повара с абсолютным чувством вкуса. По крайней мере, его способности по распознаванию ингредиентов были лучшими в мире, нет, в истории.

"Раз уж они этого хотят..."

Он может разыграть это как шутку. Если говорить на чистоту, то, что повлияло на него, это слова Андерсона в Аэропорту. Или, точнее говоря. Старбук. Теперь он может залить фотку с блюдом и сказать привет. Хотя, в кулинарном плане он не выиграет, но ведь задача повара это не победа, а довольные клиенты.

Если он сможет увеличит диапазон, в котором он бы смог угодить клиентам, он посчитал, это может стать для него плюсом, как для повара. Но возвращаясь к событиям настоящим, когда Чжо Мин Джун называл измельчённые ингредиенты, в его голосе не было и тени сомнения.

Когда он назвал каждый ингредиент, лица всех присутствующих изменились. У Эмили было такое лицо, будто она, гордясь, смотрела на младшего брата, а Алан кивнул, будто бы зная заведомо, что всё так и будет.

Глаза Рэйчел горели, как и обычно, а у Андерсона было ревнивое лицо. Сейчас же, появился интерес в глазах Джереми... ну а Сера была поражена. Она вычеркнула все ингредиенты, которые были написаны на бумаге. Ни единой ошибки.

Это было невероятно. Даже если у него и абсолютное чувство вкуса, и если больше вкусовых рецепторов, чем у обычных людей, он был невероятен... смогли бы вы угадать, какие были ингредиенты, если они были измельчены чуть ли не в пыль?

* * * 

Сера.

 - ...Невероятно.

Ночь. Сера промямлила, смотря на себя в отражении. Эмили, которая была неподалёку, приняла самодовольную позу и напыщенно сказала.

 - Ну что, убедилась? Это его язык. Нам такого не дано.

 - Не то, чтобы я не верила... Я просто не думала, что это настолько точно....

 - Хотя, я и сама была удивлена. Ведь то, что было тогда и сейчас... Это уже совершенно на другом уровне.

Если честно, Эмили была обеспокоена. Она не знала, сможет ли кто-то узнать ингредиенты, которые были измельчены в порошок, даже если бы речь шла о Чжо Мин Джуне. Нет, она думала что ему это под силу, но всё равно была немного обеспокоена из-за сложности данной задачи.

Но сегодня всё беспокойство Эмили растворилось в пустоту. Ведь именно сегодня он воткнул последний гвоздь, подтверждая правду о своем абсолютном чувства вкуса. Фанаты Чжо Мин Джуна теперь будут с готовностью отстаивать его честь, ведь теперь они смогут больше доверять его вкусу. Эмили самодовольно покрутила пальцами свои волосы и посмотрела на Серу. Подавленность в её взгляде была довольно милой, но она не успокоилась.

 - Ты опечалена тем, что не смогла встать на роль ведущего актёра?

 - ... Не знаю. По началу я была взволнованна, но после того, что я сегодня увидела, все те ингредиенты... Я не знаю. Должна ли я сказать, что я чувствую себя будто никому не нужный музыкант, смотрящий на Бетховена? Эмили, как ты это выдерживаешь? Это чувство неполноценности.

 - Всё просто, не нужно на этом зацикливаться.

 - В смысле?

 - Есть люди, которые говорят, что Бетховен лучший, но дело в том, что так говорят не все. И это не потому что где-то он плохой. Просто, в этом мире называть кого-то лучшим просто бессмысленно.

 - Но даже так... Думать, что тебе отведена роль второго плана, или вообще третьего... Это немного печально.

Смотря на опечаленное лицо Серы, Эмили ухмыльнулась. Эмили выдавила немного крема на палец и размазала его по носу Серы. Та нахмурилась.

 - Что ты делаешь?

 - На твой вопрос уже давно есть ответ. В действительности, те, кого называли выдающимися гениями в мире музыки, специализируются на классической музыке. Вот ты слушаешь классику?

 - ... Не так уж и много.

 - Вот и тут также. Да, у Чжо Мин Джуна невероятно чувствительный язык, так что приписать его к гениям совершенно нормально, но только потому, что он гений, и его язык лучший, не значит, что он абсолютный стандарт для всех. Ведь предпочтения бывают разные. Нужно лишь показать свой цвет.

"Мой цвет сексуального эпикурейца." - Подумала Сера, а после размазала крем по носу и спокойно посмотрела на Эмили. Эмили шутливо улыбнулась.

 - Крем-то дорогой. Втирай тщательней.

 - ...Какая же ты гадкая.

 - И это ты говоришь той, кто избавил тебя от депрессии?

 - Вот почему ты ещё более гадкая. Ты хотела выглядеть круто, но как бы не так.

Сказала Сера, прикоснувшись к своему лицу. Рэйчел, наблюдая за этими двумя, ярко улыбнулась.

 - А вы довольно близки.

 - ...Ага, примерно также как Андерсон с Каей. Думаю, теперь я понимаю как чувствуют себя эти двое.

Непримиримо сказала Эмили. Сера спросила.

 - Теперь я понимаю, ту девушку, Каю, она тоже кажется удивительной. Кстати, что насчет неё?

 - У неё отличный талант. В кулинарии она лучшая. Насколько я помню, её чувство вкуса безупречно, и только Мин Джун смог её обойти в этом. Была даже такая ситуация, когда она попробовала ризотто Алана и в точности повторила его...

 - Ах, точно-точно, я тоже это заметила. А разве Кая не близка к абсолютному чувству вкуса?

 - Абсолютное чувство вкуса, которого не было ещё в истории до сих пор, и тут вдруг появляется аж у двух одновременно? Как интересно. В ресторан Алана мы пойдём завтра, вам нужно хорошенько отдохнуть. Это будет довольно тяжкое приключение.

Выражения лица Рэйчел, слушающую беседу этих двоих было напряженное. А всё потому, что она вспомнила слова Чжо Мин Джуна. "Некто, кто лучше подойдёт для учителя не я, а Кая". Но даже если она заинтересуется Каей, сразу же связаться с ней не получится из-за графика Великого Шеф-Повара.

"Если это так."

Рейчел встала. Эмили посмотрела на её плащ и спросила.

 - А куда вы идёте?

 - Ох, да просто решила пройтись.

Она пошла в комнату мужчин. После того как она нажала на дверной звонок, некоторое время спустя послышался голос Джереми.

 - Чего хочешь ты в этой комнате, где много мужчин, ночью?

 - Прекрати ты так странно говорить. Мин Джун спит? Если нет, скажи, что я его ищу.

 - Он вышел.

 - Тогда, он в комнате отдыха, в холле?

 - Нет.

После этого короткого ответа Рэйчел нахмурилась. Джереми раздраженно сказал.

 - Он вышел из отеля, с позволения Мартина. Он сказал, что ему надо с кем-то встретиться. Как же имя? Ну ты знаешь, это девушка. Я как-то позабыл имя.

 - Девушка?

 - Ну, ты её знаешь. Он целый час с ней в аэропорту болтал. Весело было на это смотреть.

Рэйчел выкрикнула.

 - Кая Лотос?

* * *

Это произошло после того, как он принял душ. Ему позвонили. "Я тоже во Флоренции. Ты можешь выйти?" После этого он тут же хотел ответить "Да", но вспомнил, что участвует в программе. Но сейчас уже настала ночь, и ему хотелось спать, так что смысла в программе особо сейчас не было...

Повезло, что Мартин уступчивый человек. Объяснив ситуацию и попросив у него разрешения на минутку выйти, Мартин, улыбаясь, дал положительный ответ.

 - Хорошо, сначала я думал послать с тобой оператора, но раз уж немного поздновато, то ладно. Что такого может произойти за ночь. Вы ведь ненадолго? Рекомендую не задерживаться. Ты ведь помнишь, что у нас завтра прямой эфир, так ведь?

 - ...Спасибо.

Хотя он и сказал это насмешливо, он всё равно собирался его отпустить.

Место, куда позвала его Кая, это мост Понте-Веккьо. Это был единственный мост, который остался тут со времён эпохи римлян. Когда Гитлер воевал против Англии, он, уходя из Флоренции, порушил все мосты, кроме Веккьо, так что, не приходится объяснять в чем его ценность и красота.

Гуляя тут, вы можете увидеть людей, прогуливающихся по магазинам, в которых продаются кольца с бриллиантами и просто золотые украшения. Желтый свет исходил от светильника на здании, а от озера отражался синий и белый свет луны.

Это было очень красиво. Хотя, он был здесь ранее во второй половине дня, тогда он не мог насладиться окружением, так как был сосредоточен на еде. Но, как бы там ни было, ночью Веккьо обладал одной характерной особенностью, по сравнению с днём.

Чжо Мин Джун осмотрелся. Тут было множество парочек, и он увидел одинокую женщину, которая стояла со скрещенными руками, но не была похожа на Каю. Она была в футболке с капюшоном и легкой кофточке. А также в черных джинсах, обтягивающих ноги. Хотя Кае подобное нравилось... Это не похоже на неё. Потому что волосы которые выглядывали из-под капюшона не черные, а коричневые.

 - ...Кажется её ещё нет.

В тот момент, когда он взял телефон и позвонил Кае. У женщины зазвонил телефон, у той самой мимо которой он прошел. Чжо Мин Джун остановился и оглянулся. Женщина достала свой мобильник и заговорила.

 - Да.

[Да.]

Тот же голос раздался в телефоне. Чжо Мин Джун подошел, ничего не говоря. Когда он подошел к ней на расстояние десяти шагов, он сказал.

 - Ты где? Я не вижу тебя.

Женщина осмотрелась, а когда увидела Чжо Мин Джуна, остановила взгляд на нём. Вскоре улыбка появилась на лице женщины, на лице Каи. Она заговорила, всё ещё держа телефон у уха.

 - Я на Понте-Веккьо. В центре, под лампой. Тут скульптура рядом, но я не знаю кто скульптор. Может быть Леонардо, а может быть Данте? А где ты?

 - Я тоже на Понте-Веккьо. Ты тепло оделась? Ночью довольно холодно.

 - Как видишь... нет, не оделась. Футболка с капюшоном и легкая кофточка.

 - Ты пришла одна?

 - Насколько я удивительна, что мне бы понадобились телохранители?

Ухмыльнувшись, сказала Кая. Чжо Мин Джун спросил.

 - И что нам тогда делать?

 - Хмм. Может мне подать тебе знак?

 - Какой?

 - Заклинание, наложенное на Золушку, рассеялось, когда колокол прозвенел 12 раз. Мы тоже можем позвонить в колокол. Я сейчас позвоню для тебя.

Кая поднесла телефон к лицу. А после прислонилась губами к месту, где расположен микрофон. С телефоном у уха он слышал её дыхание. И вскоре её губы достигли его.

Чмок. Это был лишь миг, но молчание было долгим... Ему казалось, что эхо до сих пор блуждало у него в ухе. Как колокол. Кая весело улыбнулась.

 - Магия, развеялась?


Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть