Глава 143. Люди над перекрестком (часть 3).

Даже после того, как Рэйчел долгое время рассказывала о вещах, связанных с ее рестораном, они продолжали беседовать. Когда ночь стала беспросветно темной и собралась превратиться в рассвет, Алан встал с места.

 - Мне пора уходить, это был хороший день.

 - А, подожди, пойдем вместе, я провожу тебя в гараж.

Эмили поспешно встала. Алан ухмыльнулся, но затем быстро спрятал довольное выражение лица. Когда они оба ушли, остальные продолжили сою беседу. Андерсон пристально посмотрел на Рэйчел, а Джереми и Сера разговаривали о чем-то своем. Когда ситуация так повернулась, только Кая осталась рядом с Чжо Мин Джуном.

Кая посмотрела на свой смартфон. Это не было сообщение, пришедшее от человека, который утверждал, что он ее отец. Во-первых, она даже не знала, было ли это правдой. И даже если бы это было так, она не хотела отвечать на него немедленно, чтобы не возникло ощущения, что она этого ждала. Кроме того, чтобы же это был за отец, который не за всю твою жизнь не позвонил тебе ни разу, и вдруг решил найти тебя после того, как ты стала знаменитой ... Она боялась, что он может похож на одного из тех подонков, что часто показывают по телевизору.

"Возможно, он просто не мог связаться... Нет, это не так. Кая, возьми себя в руки. Ты не можешь поддаваться слабости!"

Теперь, для того, чтобы попытаться избавиться от этих мыслей, Кае пришлось задуматься над словами, которые наполнили экран ее смартфона. Большинство из них были разговорами людей после прямой трансляции.

Эллисон Раскин: Италия. Честно говоря, я не думаю, что я ела вкусную итальянскую кухню. Но, конечно же, есть еще итальянская пицца, приготовленная в печи ... Интересно, это потому, что я американка? Но мне больше нравится американский стиль.

Сара Рубин: Итальянская пицца тоже вкусная! А все потому, что они насыпают туда в десять раз больше сыра.

Адам Джонс: @ Эллисон Раскин @ Сара Рубин. Вы просто больные, раз любите это.

Линда Кью: Мин Джун одновременно поймал четырех кроликов. Ресторан Мишлен, работа, трансляция, и Кая.

Кая Лотос: Вы уверены в последнем?

Линда Кью: @Кая Лотос Разве не все те, у кого есть глаза, уверенны в этом? Кстати, Ваш ник хорош.

Джонатан Роулинг: @Линда Кью @Кая Лотос Вы не знаете, действительно ли это она. Последний раз, когда у Каи брали интервью, она уделяла большое внимание интернет-реакциям.

Кая поспешно положила палец на кнопку удаления, но снова опустила его. Она думала, что если она удалит сообщение, они могут действительно заподозрить ее. Чжо Мин Джун наклонил голову к ней и кашлянул.

 - Я не знаю, почему людям нравится то, что другие так говорят.

 - Я тоже люблю это. Мне нравятся слова других людей.

 - Ты не говорила подобного обо мне... Хотя, ты немного проклинала Андерсона.

 - У многих есть стороны, которые они не хотят показывать другим людям. Однако пытаться скрыть их, говоря о других... Я бы не хотел чтобы на тебя смотрели с подобной точки зрения. 

Не было никакой необходимости добавлять такие слова, как, по крайней мере пере ней. Чжо Мин Джун мельком посмотрел на фотографии, которые появились на телефоне Каи. Это были кадры из прямого эфира. Был один, где Кая и Чжо Мин Джун молча смотрели друг на друга в центра фотографии, сделанный персоналом. Они не понимали этого в тот момент, но они чувствовали себя странно, глядя на ситуацию сейчас, уже на картинке.

Кая повернула голову. Когда их два неловких взгляда встретились, осталась только еще большая неловкость. Чжо Мин Джун посмотрел на кухню и сказал.

 - Ты не хотела бы устрой ночной перекус?

 - К-конечно. Хорошо, пойдем.

Хотя ее агент, конечно же, предупредил ее о диете, потому что ей предстояло сделать несколько снимков для журнала, эти слова были вскоре стерты из ее головы. Когда они встали, другие тоже посмотрели на них. Кая сказал неловко:

 - Мы собираемся сделать что-нибудь простенькое для перекуса. У вас есть какие-то заказы?

 - Ммм ... Было бы хорошо, если бы там был хлеб. У нас здесь есть печь?

 - В отеле нет печи, можно рассчитывать только на помощь сковородки. Может быть, панкейки или крепы? Я быстренько сделаю их.

Когда Кая это сказала и собиралась уйти. Андерсон открыл рот и сказал:

 - Хочешь, помогу?

 - О, Дуксам, я очень ценю твое предложение, но мне кажется, что в таком случае я буду лишней.

Она говорила нежным тоном, но на самом деле это была явная проблема. Не существовало не единой возможности, чтобы Андерсон нежно разговаривал с Каей. Да и она сама в этот момент смотрела на него такими холодными глазами, словно обещала, что не оставит его в покое, если он даже попытается встать. В конце концов Андерсон ухмыльнулся и откинулся на спинку дивана, и Кая отвернулась от Андерсона и проворчала: 

 - Этот Андерсон всегда показывает свои мерзкие стороны.

 - Разве?

 - Ты действительно спрашиваешь меня об этом, потому что не знаешь этого?

Чжо Мин Джун отвернулся.

 - Какой непослушный, - Кая ухмыльнулась и пробормотала себе под нос, а затем открыла холодильник. Было не понятно, является ли этот вариант обычным для данного отеля, или же все было подготовлено персоналом программы... Но внутри оказалось довольно много ингредиентов. Яйца, молочные продукты, сыр, консервы, порошок для горячего пирога и т. д. Кая открыла рот и спросила:

 - Что мне сделать? Панкейки или крепы?

 - Хм... Они немного не то.... что стоит есть по ночам, разве нет?

 - А есть ли что-то хорошее, что можно было бы съесть ночью?

 - Ничего другого в голову не приходит. Давай каждый сделает что-то одно? Я сделаю крепы, ты сделаешь панкейки. Кажется, тут хватит места, чтобы мы оба смогли работать

Кая посмотрела на плиту и кивнула. Она задавалась вопросом, было ли слишком мало места для них обоих, чтобы они могли стоять рядом, но это не имело особого значения.

Кая посмотрела в шкаф, а затем взялась за смесь для горячего пирога. Чжо Мин Джун посмотрел на это со странным выражением лица и спросил:

 - Ты же шеф-повар, как ты можешь использовать это?

 - Где-то есть правило, в котором говорится, что повара не могут использовать смеси?

Чжо Мин Джун достал ингредиенты, чтобы приготовить тесто, из холодильника. Даже если это называется ингредиентом, в них не было ничего необычного. Мука, ​​молоко, яйца. После взбивания яиц, нужно положить муку до такой степени, что она загустила тесто посильнее, а, когда вы медленно добавляете молоко, тесто постепенно становится нужной консистенции.

Но, конечно, если вы пошли по оригинальному рецепту, было бы хорошо дать ему отдохнуть в течение часа или, по крайней мере, получаса. Но, честно говоря, было очевидно, что в данном случае это будет лишь обременительным. Чжо Мин Джун расплавил масло на сковороде и ухмыльнулся.

 - Когда я создам свой ресторан, позже, мне нужно будет озаботиться отдельным пекарем.

 - Да, ведь даже если у тебя хороший навык в чем-то, то обычно так и происходит. Потому что когда становишься шеф-поваром, тебе уже будет недосуг заниматься подобными вещами.

 - Вот именно это меня всегда немного озадачивало. Я не понимал, почему человек с самым богатым опытом не работает на фронте. 

 - Ты говоришь так, словно уже изменил свое мнение.

 - Да, благодаря Учителю Рэйчел.

 - Учитель Рэйчел ... Ты действительно начал восхищаться ею.

Кая посмотрела на Рэйчел. В ее взгляде можно было разглядеть легкий намек на ревность. Чжо Мин Джун взглянул в глаза Каи и сказал:

 - Переверни его, а то панкейк сгорит.

 - Ой, да.

К счастью, панкейки были довольно хорошо приготовлены. Будучи восхитительного коричневого цвета снаружи, внутри они имели ярко-желтый цвет цыпленка, и именно потому они казались просто умопомрачительными. После приготовления четырех панкейков, идентичных по размеру, Кая приготовила панкейк, который на этот раз был лишь в половину от ладони. Она поджарила только одну сторону, а с другой, она поместила какой-то джем, крем и т. д. И сложила его как полумесяц, а затем поместила на него маленькие фрукты, такие как вишня и черника.

Креп Чжо Мин Джуна был проще, чем у Каи. Точнее говоря, его было быстрее готовить. Во-первых, он был намного тоньше по сравнению с горячим панкейком. Поэтому не занимало много времени, чтобы приготовить его, и на блины, приготовленными таким образом, можно было добавить несколько ингредиентов. Сыры и тонкие ломтики ветчины, базилика и песто ...или банан и шоколад, или клубника и сливки, и т.п.

Исключая тот факт, что вам приходилось делать тесто, не было лучшего блюда, чем креп, чтобы вкусно поесть. Нормальные люди чувствуют себя обремененными тем фактом, что им приходилось делать тесто, поэтому они часто не делали этого ... Но, честно говоря, это была самая подходящая вещь, чтобы перекусить с семьей, когда лень заморачиваться с большой готовкой.

 - ... Ты уже все сделал.

Кая с сожалением пробормотала. Смысл этого заключался в том, что время, которое они могли провести вместе на кухне, также закончилось. Чжо Мин Джун взглянул на Каю и сказал, слегка отступая:

 - Теперь ему нужно немного отдохнуть.

 - Это не стейк, зачем что-то подобное делать с панкейками или крепами?

 - Почему бы и нет? Чем абсурднее креативность шеф-повара, тем лучшие результаты он может принести. Нет. попробуем это в первую очередь.Аромат может быть странным, и ингредиенты, возможно, были не самыми лучшими...

Это было совсем не то, что Чжо Мин Джун, который мог узнать свежесть ингредиентов и оценку блюда через свою систему, должен был говорить. Кая посмотрела на Чжо Мин Джуна, он выглядел как-то беспомощно, но вскоре расслабился и сел на стул.

 - Прекрасно. Твоя софистика... Я дам ей возможность пройти.

 - Благодарю тебя за это.

Чжо Мин Джун налил кленовый сироп на панкейк, на котором уже было сливочное масло. Масло, которое было соответствующим образом расплавлено из-за теплоты горячего пирога, медленно распространяло эту жидкость. Аромат кленового сиропа с мгновение поборолся с ароматом масла, а затем смешавшись с ним, растекся по всему блину. Кая посмотрела на него мутными глазами и сказала:

 - Мама почти не готовила для нас, она обычно заставляла нас есть сыр или ветчину в нормальном состоянии. Дело не в том, что моя мама была плохой, а потому, что у нее не было сил. Но одно из блюд, которые моя мама для меня готовила, это панкейки. Это легко и просто.

 - Тебе нравилось? Я про панкейки.

 - Интересно, но я не знаю. Вообще-то, я, возможно, ненавидела их. Иногда казалось, что моя жизнь отражалась на вершине этого панкейка. Но я понимаю, что сейчас... Сейчас, глядя на панкейки ... Мне грустно, я хочу увидеть свою маму.

Говоря это, Кая придвинула к себе свое блюдо. Когда она нарезала панкейк, она делала это так, словно он был куском мяса. А потом положила кусочек в рот, аромат масла и уникальный сладкий аромат кленового сиропа ощущались так, словно таяли внутри панкейка. Она счастливо улыбнулась.

 - Попробуй, это вкусно.

 - Знаешь, я только что подумал о том, что это совершенно невероятно.

 - Что?

 - То, что я сижу за одним столом, что и Кая Лотос. Помнишь, как мы впервые встретились? Нет, как мы впервые заговорили? Тогда мы были на грани ссоры.

 - Почему ты говоришь о прошлом. Это так скучно. 

 - Я просто подумал. Точно так же, как ты думаешь о своей матери, глядя на блин, я также могу вспомнить прошлое в этом ключе.

Кая поцарапала часть блинчика, которая была немного подгоревшей, вилкой и ничего не сказала. Чжо Мин Джун разрезал блин, в котором были сыр и ветчина, и отдал его Кае.

 - Ты должна съесть сыр до того, как он снова затвердеет.

 - Где тот человек, который только что говорил о том, что мы должны дать ему отдохнуть?

 - Это был Чжо Мин Джун несколько минут назад, а не Чжо Мин Джун прямо сейчас.

 - Ха... Как удобно. Я запомню этим слова.

Чжо Мин Джун ухмыльнулся и положил креп в рот. Шесть очков. Тут не было ничего особо выдающегося, но даже в этом случае оценка была вполне приличной, просто верная основам. И это было вкусно. Во-первых, поскольку качество самого сыра было хорошим, в то время как аромат сыра широко распространился, ощущения, вызываемые ветчиной, чувствовались намного четче. Нечего было сказать об эластичности крепа. Глядя на Каю и втянув тянущийся сыр, как спагетти, Чжо Мин Джун медленно прожевал и сказал:

 - Если тебя что-то беспокоит, то ты всегда можешь мне сказать. В любое время.

 - Почему ты внезапно мне это говоришь?

 - Я не могу быть уверен, но в последний раз, когда ты смотрела на свой телефон, я был уверен, что у тебя какие-то проблемы.

Кая просто посмотрела на креп и сыр, который тянулся от него к ее рту.

Сурп.

Кая всосала сыр с целующим звуком. Она покачала головой с горькой улыбкой на губах.

 - Как много трудностей в мире? Я не хочу по каждому поводу обращаться к тебе. Я уже говорила об этом в прошлый раз.

 - Я не говорил тебе рассказывать мне все. Если это действительно трудно выдержать, мне бы хотелось, чтобы ты сказала мне. Только в этом случае.

 - Хорошо, я сделаю это, если мне станет очень сложно. Но сейчас не время. Это еще не так сложно. Я немного истощена физически, но это потому, что я не могла нормально поспать в прошлую ночь из-за кое-кого.

 - В этом ты не одинока. Я сейчас тоже чувствую сонливость.

 - Ты хочешь спать? ... А, я знаю это твое выражение. Ты думал о чем-то странном.

Не выдержав сонного взгляда Каи, Чжо Мин Джун отвернулся и прокашлялся, как будто что-то застряло у него в горле. Чжо Мин Джун торопливо открыл рот, стараясь скрыть смущение:

 - П-подумай вот над чем... Ты уже определилась с тем, что будешь делать дальше? Я имею в виду, что ты будешь делать после того, как закончится работа с Великим Шеф-Поваром?

 - Я не знаю. Пока предложение Рэйчел будет одним из моих вариантов. Что ты хочешь, чтобы я сделала?

 - Это же очевидно, мне бы хотелось, чтобы ты пошла со мной в ресторан учителя Рэйчел. Это, конечно же, будет подходящим для тебя времяпрепровождением. Учитель Рэйчел ... Она из тех, кого не очень-то легко понять...

 - Судя по тому, как ты продолжаешь говорить о своей учительнице, создается впечатление. что она просто удивительная...

Кая завуалировала последние слова. Она смотрела в спину Чжо Мин Джуна с неловким выражением на лице. Чжо Мин Джун посмотрел ей в глаза. И тут же сглотнул. За их спинами Сера и Андерсон смотрели на них так, словно словно перед ними открывалась абсурдная картина. Андерсон спросил:

 - Это действительно вкусно, когда вы едите только вдоем?

* * *

Кая и Чжо Мин Джун, готовящие и общающиеся наедине, не стали основной темой группы. И это не потому, что это было не смешно. Эмили, которая выходила проводить Алана, не возвращалась, пока солнце не поднялось.

 - Вы хорошо провели время?

 - Фу, не дразни меня! Ничего не произошло.

Эмили покраснела от единственного вопроса, но все же ответила. Это было похоже на то, как Чжо Мин Джун провел ночь с Каей.

Но в отличие от случая между Чжо Мин Джуном и Каей, они не могли уделить достаточного внимания инциденту Эмили. Время для отъезда в аэропорт было близко. И время, когда они могли быть вместе, было ограничено. Вот почему, когда они расселись в автобусе, который вез их в аэропорт, они устроились так близко друг к другу, как будто они были любовниками, и не отдалялись.

Но даже так. они не могли замедлить ход времени. Рейс Каи был раньше, чем у них, и Чжо Мин Джуну оставалось только проводить ее до посадки. Он сказал ей приглушенным голосом:

 - Желаю хорошего перелета!

 - …Когда мы сможем встретиться?

 - Я не знаю, я просто надеюсь, что встреча произойдет как можно быстрее.

 - Я хочу сказать кое-что, и мне кажется, что я должна. Хотя ты можешь сказать, что это неважно...

Кая положилась на свою удачу. Не трудно понять, что это могло означать, но речь шла не только о Чжо Мин Джуне. Глядя на обеспокоенное выражение лица Каи, можно было точно узнать, что ее рот хотел произнести. Даже будучи трехлетним ребенком, вы вряд ли бы ошиблись.

 - Но я не думаю, что это подходящая ситуация. Когда мы окажемся в более спокойной ситуации... тогда я и хочу тебе это сказать. И я думаю, что это будет в следующий раз, когда мы встретимся. 

 - Тогда мне нужно только скрестить пальцы и ждать?

 - Интересно, тебе не нужно скрещивать пальцы, но я думаю, что было бы хорошо чистить зубы.

На слова Каи Чжо Мин Джун только улыбнулся и сказал:

 - Ну тогда я точно буду отбеливать зубы. (п.р. Простите. Но тут и правда какая-то чушь...может быть, это устойчивые выражения? Я не нашла вариантов.)

Когда он закончил говорить это, Кая обняла Чжо Мин Джуна. Хотя камера записывала, она не возражала. Так они показали все, что могли показать. Если бы у них не было этого момента, они почувствовали, что сожаление в их сердцах станет слишком глубоким.

Больше они ни о чем не говорили. Потому что все, что они не могли выразить словами, было сделано этим объятием.

 - Тогда я пойду...

Это были последние слова. Кая подошел к выходу, а затем исчезла, уходя в своем направлении. Чжо Мин Джун медленно повернулся. Кая продолжала идти своим путем. Ей пришлось. Чжо Мин Джун достал билет со своего нагрудного кармана и посмотрел на него. Программ Голод. Последний пункт назначения был написан жестким почерком.


Горячие клавиши:

Предыдущая часть

Следующая часть